• Михаилъ Николаевичъ Грифцовъ – О страданіяхъ Сына человѣческаго.

    Михаилъ Николаевичъ Грифцовъ –  О страданіяхъ Сына человѣческаго.

    Считаемъ нужнымъ оговориться во избѣжаніе недоумѣній. Говоря о страданіяхъ Іисуса Христа, мы разумѣемъ Его чисто человѣческую природу какъ-бы въ отрѣшеніи отъ Его Божества. Авт.

    Геѳсиманскій подвигъ – одинъ изъ величайшихъ моментовъ въ земной жизни Іисуса Христа какъ по своей обстановкѣ, такъ и по своему значенію и содержанію. Уединенная мѣстность, мрачное небо, глубокая ночь, горячія слезы и кровавый потъ, – все это такія явленія, которыя, вевольно приковывая къ себѣ вниманіе, вызываютъ каждаго здравомыслящаго на глубокія и долгія размышленія. Въ самомъ дѣлѣ, какъ объяснить и понять то обстоятельство, что Iисусъ Христосъ, – этотъ всевластный Царь сердца человѣческаго, этотъ Повелитель бездушной природы, Раздаятель всѣхъ высшихъ благъ прооящимъ у Него, Властитель жизни и смерти, не знающій никакихъ препятствій въ достиженіи Своихъ высшихъ цѣлей, неуязвимый никакими тонкими кознями человѣческими, вполнѣ свободный отъ всѣхъ недостатковъ, присущихъ людямъ, совершеннѣйшая святость, единородный и, возлюбленный Сынъ Божій, – вдругъ по непонятнымъ причинамъ не только для слушателей Его задушевныхъ, святыхъ бесѣдъ, но даже для Его избранныхъ учениковъ, которыхъ Онъ нерѣдко посвящалъ въ тайны царства Божія, – идетъ въ уединенное мѣсто, вдали отъ всѣхъ и всего, три раза повергается лицомъ на землю, проливаетъ слезы, мучится, изнываетъ, кровавый потъ струями изливаетъ съ Своего лица на землю, и, по-видимому, до того ослабѣваетъ подъ какимъ-то гнетомъ, что проситъ, умоляетъ Своего Отца избавить Его отъ тяжелаго бремени, – избавить отъ чаши: «Отче Мой, аще возможно, да мимо идетъ отъ Мене чаша сія»!.. Подобная просьба понятна въ устахъ слабаго, ограниченнаго, грѣшнаго человѣка, который, дѣйствительно, находясь каждую минуту подъ игомъ грѣха и жостокихъ житейскихъ оковъ, можетъ ослабѣвать, изнывать въ борьбѣ съ собою и со всѣмъ его окружающимъ; но, по-видимому, непонятна въ устахъ Того, Кто говоритъ о себѣ во всеуслышаніе – «князь міра сего ничего не имѣетъ во Мнѣ.., кто обличитъ меня въ неправдѣ»?.. Казалось бы даже, что Iисусу Христу естественнѣе всего обратиться къ Богу съ величайшею признательностію и благодарностію за Свой быстрый успѣхъ на землѣ. Имя Его было на устахъ у всѣхъ усердныхъ слушателей, оно извѣстно было и въ мірѣ языческомъ, – дѣло Его проповѣди распространялось не по днямъ, а по часамъ, на Него смотрѣли, какъ на величайшую личность, для которой все возможно – и исцѣлить неизлѣчимую болѣзнь и воскресить мертваго однимъ словомъ; Ему оказывали необыкновенную любовь, царскія почести, даже въ одно время евреи, подъ обаяніемъ Его чудныхъ словъ и дѣлъ, хотѣли провозгласить Его своимъ царемъ. Это ли незавидный жребій человѣка здѣсь на землѣ? Не должна ли была и душа исполниться восторга и сердечной радости и глубокой благодарности къ Богу? Наконецъ, Iисусъ Христосъ зналъ, что Онъ на то родился и на то пришелъ, чтобы пострадать и умереть за людей, – какимъ же образомъ, зная все это прежде, теперь Онъ проситъ, умоляетъ Отца объ избавленіи Его отъ принятія чаши? Какъ понять это моленіе о чашѣ? Въ чемъ заключалась тяжесть ея? Какъ и чѣмъ объяснить эти горячія слезы и кровавый потъ Iисуса Христа? Для насъ этотъ вопросъ – первой важности, – къ удовлетворительному рѣшенію котораго побуждаетъ нравственная потребность каждаго христіанина, хоть сколько-нибудь понимающаго свое названіе и немного размышляющаго о своемъ назначеніи. Вѣдь интересуетъ же насъ жизнь великихъ людей и мы, часто встрѣчая въ ней нѣкоторыя противорѣчія, усиливаемся объяснитъ и понятъ ихъ своимъ умомъ; но всѣ величайшіе геніи ничто въ сравненіи съ Основателемъ христіанства, – даже при изслѣдованіи Его чисто человѣческой природы.

    03 May 2024 читать далее


  • Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и Церковь (1914).

    Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и Церковь (1914).

    «Тайно родился еси въ вертепѣ, но небо Тя всѣмъ проповѣда, якоже уста звѣзду предлагая, Спасе» – поетъ св. Церковь въ навечеріе Христова Рождества. Великая тайна благочестія: Богъ явился во плоти – была именно тайной. О рожденіи Бога на землѣ проповѣдывали небеса, но эта проповѣдь была величественной и молчаливой, потому что устами небесъ была звѣзда. То событіе, которое теперь празднуетъ весь христіанскій міръ, оно прошло въ свое время почти совсѣмъ незамѣченнымъ. Развѣ зналъ греко-римскій міръ, развѣ чувствовалъ даже міръ іудейскій, что гдѣ-то въ пещерѣ, въ Виѳлеемѣ, само Божество, воплотившись, соединилось «неслитно и нераздѣльно, неизмѣнно и неразлучно» съ естествомъ человѣческимъ? Да и скоро ли обратило человѣчество свое вниманіе на величайшее событіе въ своей исторіи? Прошли не годы, а столѣтія до того времени, когда высокіе умы стали богословствовать о воплощеніи и о его значеніи для человѣчества.

    Младенецъ возрасталъ, но мы не знаемъ Его святого дѣтства. Лишь апокрифическія евангелія стараются заполнить тридцатилѣтнюю пустоту и наполняютъ ее чудеснымъ. Божественное достоинство Младенца ясно обнаруживается въ событіяхъ, о которыхъ говорятъ апокрифы, но обо всемъ этомъ молчатъ Евангелія.

    Въ Евангеліяхъ, наоборотъ, мы видимъ постоянное какъ бы сокрытіе Божества. Христосъ былъ на землѣ «Богъ таящійся». Онъ проситъ молчать о Своихъ чудесахъ. Онъ никогда не говоритъ о Себѣ: Я – Богъ.

    Еще въ вертепѣ совершилось «Божественное примѣшеніе» къ естеству человѣческому. Христосъ уже вышелъ на дѣло благовѣствованія. Собраны были и «ловцы человѣковъ». Они оставили рыбарскія сѣти, но уже погрузили въ море человѣчества свои евангельскія сѣти. А Божество ихъ Учителя лишь чувствуется, но еще не сознано во всей глубинѣ его значенія. Воплощеніе Бога и значеніе этого воплощенія все еще остается въ тайнѣ.

    12 January 2024 читать далее


  • Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и смиреніе (1913).

    Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и смиреніе (1913).

    При современномъ охлажденіи церковнаго общества къ храму Божію едва ли многіе въ полной мѣрѣ чувствуютъ, какъ Церковь празднуетъ воспоминанія «Воплощенія Господа и Бога и Спаса нашего Іисуса Христа». Развѣ одна только особенность еще не забыта: ирмосы «Христосъ рождается» начинаютъ пѣть въ церкви болѣе чѣмъ за мѣсяцъ до самаго праздника. А вѣдь Церковь цѣлыя недѣли посвящаетъ приготовленію къ празднику. Въ приходскихъ храмахъ приближеніе великаго праздника мало замѣтно, потому что уставъ церковный тамъ потерялъ всю свою прелесть, свое глубокомысленное богословіе; праздникъ тамъ наступаетъ почти сразу. Не говорю уже о томъ, что въ жизни мірянъ приближеніе праздника сказывается лишь въ умноженіи хозяйственныхъ заботъ и хлопотъ. Подлинную стихію церковной жизни теперь можно уловить почти въ однихъ только монастыряхъ, особенно въ лаврахъ, гдѣ не пропускается ни одного канона, ни одной стихиры, но эти пѣсни церковныя громогласно (напр., въ Кіевской Лаврѣ) оглашаютъ своды храмовъ и наполняютъ своимъ содержаніемъ сознаніе всѣхъ присутствующихъ. Поэтому сознаніе вѣрующихъ тамъ отрывается отъ земли не на одинъ день или не на нѣсколько лишь часовъ, какъ въ храмахъ приходскихъ, нѣтъ, оно отрывается отъ земли еще задолго до праздника и держится на высотѣ духовнаго подъема, духовнаго восторга почти цѣлую недѣлю. Только Свѣтлое Христово Воскресеніе Церковь празднуетъ не менѣе свѣтло. Но въ нѣкоторомъ отношеніи рождественская служба даже превосходитъ пасхальную, а если и не превосходитъ, то носитъ все же совершенно особенный характеръ. Пасхальная служба, это – одна торжественная, радостная, ликующая пѣснь Церкви воскресшему Господу. Рождественская служба – особенная стихія богословія. Во всемъ кругѣ церковнаго-богослужебныхъ книгъ нельзя указать болѣе обильной догматическимъ содержаніемъ службы, чѣмъ именно служба рождественская. Здѣсь въ краткихъ, но сильныхъ выраженіяхъ заключена основная идея христіанства – обновленіе тлѣннаго естества человѣческаго воплощеніемъ Сына Божія.

    12 January 2024 читать далее


  • Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе (1912).

    Рождество Христово и Распятие. Икона. Синай. XIV в.

    «Другіе не придаютъ никакого значенія снисществію Сына Божія и домостроительству Его воплощенія, которое апостолы возвѣстили и пророки предсказали, что черезъ это должно осуществиться совершенство нашего человѣчества. И такіе должны быть причислены къ маловѣрамъ». Такія слова читаемъ мы въ недавно открытомъ въ Эривани на армянскомъ языкѣ сочиненіи св. Иринея Ліонскаго – «Доказательство апостольской проповѣди» (гл. 99). Эти слова великаго церковнаго богослова 2 вѣка, снова раздавшіяся уже въ нашемъ 20 вѣкѣ, не содержатъ-ли въ себѣ нѣкотораго укора и обличенія для современнаго религіознаго сознанія? Вѣдь какое множество людей должно теперь причислить къ маловѣрамъ за то, что они слишкомъ умаляютъ значеніе «домостроительства воплощенія» и даже готовы не придавать этому воплощенію никакого значенія? Вѣдь для современнаго религіознаго сознанія особенно характерно то, что оно желаетъ быть христіанскимъ безъ Христа, Сына Божія. Ему нужно христіанское ученіе, но оно мало знаетъ воплотившагося Сына Божія. Вся сущность дѣла Христова исчерпывается Его ученіемъ, и Онъ Самъ лишь «великій учитель», наряду съ Буддой, Сократомъ, Конфуціемъ, Толстымъ. «Я, пишетъ Толстой въ предисловіи къ Женевскому изданію «Краткаго изложенія Евангелія», смотрю на христіанство, какъ на ученіе, дающее смыслъ жизни... а потому для меня совершенно все равно: Богъ или не Богъ былъ Іисусъ Христосъ» (стр. 9. 11). Несмотря на такое пренебреженіе Толстого къ личности Христа – Спасителя, его многіе готовы однако считать «истиннымъ христіаниномъ». Значитъ недорога такимъ людямъ Божественная личность Спасителя и не отзывается болью въ ихъ сердцѣ кощунственное низведеніе ихъ Спасителя въ разрядъ простыхъ людей, хотя бы и великихъ?

    12 January 2024 читать далее


  • Проф.-протоіерей Іоаннъ Петропавловскій – Значеніе крестной жертвы Спасителя.

    Проф.-протоіерей Іоаннъ Петропавловскій – Значеніе крестной жертвы Спасителя.

    Слово крестное погибающимъ убо юродство есть, а спасаемымъ намъ сила Божія есть. Мы проповѣдуемъ Христа распята, іудеемъ убо соблазнъ, еллинномъ же безуміе. Самимъ же званнымъ іудеемъ же и еллинномъ Христа Божію силу и Божію премудрость. (1 Кор. 1, 18. 23-24).

    Такъ говорилъ апостолъ, когда только-что начала распрострняться христіанская проповѣдь въ мірѣ. Съ того времени прошло уже много вѣковъ, но, къ сожалѣнію, и для мудрости нашего вѣка, какъ для мудрости древне-іудейской и еллинской, проповѣдь о Христѣ, распятомъ на крестѣ, представляется соблазномъ и безуміемъ. Въ самомъ дѣлѣ, прислушайтесь къ тому, что говорятъ въ наше время, и вы встрѣтитесь съ такими разсужденіями: «самое важное, безспорноцѣнное и притомъ существеннѣйшее въ христіанствѣ, это – его нравственное ученіе. Моралью христіанства мы должны дорожить, на ней должны воспитывать наши юныя поколѣнія, ее всесторонне проводить въ нашу жизнь, частную и общественную. Но что такое догматы христіанства? Не представляютъ ли они собой чего-то темнаго, непонятнаго, нѣчто мистичное, не поддающееся ни доказательству, ни объясненію и совершенно чуждое всякаго жизненнаго значенія, всякаго отношенія къ нравственно-практической дѣятельности человѣка? Поэтому въ самомъ лучшемъ случаѣ необходимо предоставить безусловно свободному рѣшенію человѣка – принимать ихъ или не принимать, вѣрить въ нихъ или не вѣрить, словомъ – считать ихъ необязательными для христіанства. Любить Бога и ближнихъ, быть милосердымъ, смиреннымъ, кроткимъ, безкорыстнымъ и т. д. – это, говорятъ намъ современные мудрецы, мы понимаемъ и въ этихъ требованіяхъ видимъ безспорно благую вѣсть, истинное евангеліе христіанства. Но къ чему догматы? Какая нужда и польза крѣпко стоять за что-либо мистичное и отвлеченное, напримѣръ, за ученіе объ искупленіи рода человѣческаго крестною смертію Христа?» Такъ и современная намъ мудрость разсуждаетъ не лучше древне-іудейской и еллинской; такъ и для мнимыхъ христіанъ, христіанъ лишь по имени, но іудеевъ или еллиновъ по духу, мыслямъ и чувствамъ, распятый Христосъ – соблазнъ и безуміе, крестное слово – юродство или глупость.

    01 October 2023 читать далее


  • Крестъ какъ предметъ поклоненія.

    Крестъ какъ предметъ поклоненія.

    Взоры всего христіанскаго міра обращены на крестъ, на немъ же распяся Христосъ. Ежегодно лучшая часть человѣчества переживаетъ ужасы той смерти, которая послужила источникомъ новой истинной жизни. Страшно и поразительно было зрѣлище на Голгоѳѣ, и ежегодно проливаются потоки слезъ при одномъ воспоминаніи объ этомъ событіи. Но теперь оно уже не имѣетъ и сотой доли того ужаса, съ которымъ смотрѣли на него современники, еще не знавшіе, что эта позорная смерть была лишь средствомъ къ высшему торжеству правды надъ ложью, добра надъ зломъ. Мы смотримъ на Голгоѳу уже какъ на источникъ своего избавленія, и самый крестъ, бывшій нѣкогда позорнымъ и ужаснымъ орудіемъ казни, для насъ является символомъ спасенія и предметомъ благоговѣйнаго чествованія и почитанія. Небезполезно поразмыслить, какъ могъ совершиться этотъ изумительный переворотъ во взглядѣ на одну и ту же вещь и какимъ образомъ крестъ изъ позорнаго и ужаснаго предмета могъ превратиться въ предметъ благоговѣйнаго лобзанія и поклоненія.

    22 April 2022 читать далее


  • Протоіерей Павелъ Матвѣевскій – Молитвенный подвигъ въ саду Геѳсиманскомъ.

    Протоіерей Павелъ Матвѣевскій – Молитвенный подвигъ въ саду Геѳсиманскомъ.

    Матѳ. 26, 36-46. Марк. 14, 32-42. Лук. 22, 40-46. Іоан. 18, 1. 2.

    По окончаніи первосвященнической молитвы, въ которой Господь нашъ Іисусъ Христосъ предалъ учениковъ Своихъ и всѣхъ вѣрующихъ всеблагому промышленію Отца небеснаго, Онъ перешелъ, въ сопровожденіи св. Апостоловъ, на восточную сторону потока Кедрскаго, на западный склонъ горы Масличной, куда въ послѣднее время Онъ обыкновенно удалялся послѣ цѣлодневной проповѣди въ храмѣ (Лук. 21, 37). Здѣсь находилось селеніе, носившее названіе Геѳсиманіи, съ большимъ тѣнистымъ садомъ оливковыхъ деревьевъ[1]. Но Всевѣдущій зналъ, что Онъ пришелъ теперь, въ обычное мѣсто уединенія, не для отдохновенія, а для новаго тягчайшаго подвига.

    22 April 2022 читать далее