Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и смиреніе (1913).

При современномъ охлажденіи церковнаго общества къ храму Божію едва ли многіе въ полной мѣрѣ чувствуютъ, какъ Церковь празднуетъ воспоминанія «Воплощенія Господа и Бога и Спаса нашего Іисуса Христа». Развѣ одна только особенность еще не забыта: ирмосы «Христосъ рождается» начинаютъ пѣть въ церкви болѣе чѣмъ за мѣсяцъ до самаго праздника. А вѣдь Церковь цѣлыя недѣли посвящаетъ приготовленію къ празднику. Въ приходскихъ храмахъ приближеніе великаго праздника мало замѣтно, потому что уставъ церковный тамъ потерялъ всю свою прелесть, свое глубокомысленное богословіе; праздникъ тамъ наступаетъ почти сразу. Не говорю уже о томъ, что въ жизни мірянъ приближеніе праздника сказывается лишь въ умноженіи хозяйственныхъ заботъ и хлопотъ. Подлинную стихію церковной жизни теперь можно уловить почти въ однихъ только монастыряхъ, особенно въ лаврахъ, гдѣ не пропускается ни одного канона, ни одной стихиры, но эти пѣсни церковныя громогласно (напр., въ Кіевской Лаврѣ) оглашаютъ своды храмовъ и наполняютъ своимъ содержаніемъ сознаніе всѣхъ присутствующихъ. Поэтому сознаніе вѣрующихъ тамъ отрывается отъ земли не на одинъ день или не на нѣсколько лишь часовъ, какъ въ храмахъ приходскихъ, нѣтъ, оно отрывается отъ земли еще задолго до праздника и держится на высотѣ духовнаго подъема, духовнаго восторга почти цѣлую недѣлю. Только Свѣтлое Христово Воскресеніе Церковь празднуетъ не менѣе свѣтло. Но въ нѣкоторомъ отношеніи рождественская служба даже превосходитъ пасхальную, а если и не превосходитъ, то носитъ все же совершенно особенный характеръ. Пасхальная служба, это – одна торжественная, радостная, ликующая пѣснь Церкви воскресшему Господу. Рождественская служба – особенная стихія богословія. Во всемъ кругѣ церковнаго-богослужебныхъ книгъ нельзя указать болѣе обильной догматическимъ содержаніемъ службы, чѣмъ именно служба рождественская. Здѣсь въ краткихъ, но сильныхъ выраженіяхъ заключена основная идея христіанства – обновленіе тлѣннаго естества человѣческаго воплощеніемъ Сына Божія.

Вотъ, напр., безподобный ирмосъ канона на повечеріи въ день предпразднества, невѣдомый, къ сожалѣнію, храмамъ приходскимъ:

«Не дивися нынѣ, о Мати, видящи яко Младенца, Егоже изъ чрева прежде денницы роди Отецъ: возставити бо и сопрославити человѣческое падшее естество пріидохъ явственно, вѣрою и любовію тя величающе».

Какъ въ этихъ краткихъ словахъ, такъ и во всей рождественской службѣ раскрывается именно указанная основная идея христіанства, изъ которой должно выходить все христіанское богословіе. Въ нашемъ школьномъ схоластическомъ богословіи этой великой идеѣ воплощенія для возстановленія падшаго человѣческаго естества не отведено подобающаго ей мѣста, но въ богословіи величайшихъ отцовъ и учителей Церкви эта именно идея лежала въ основѣ всего. Смотрите, напр., слово св. Аѳанасія Великаго «О воплощеніи Бога Слова и о пришествіи Его къ намъ во плоти». Этой идеей жила древняя Церковь болѣе напряженно, нежели Церковь нашего времени. За эту идею она боролась, за нее страдала, грозными анаѳемами поражая измѣнниковъ.

Но въ современномъ религіозномъ сознаніи эта идея отходитъ отъ своего царскаго мѣста, а порою эта основная идея истиннаго религіознаго сознанія пропадаетъ совершенно. Многіе ли могутъ сказать теперь съ Василіемъ Великимъ: не могу покланяться твари, потому что я самъ имѣю повелѣше стать богомъ! Отрицаніе воплощенія, отрицаніе Божественнаго достоинства Господа Іисуса Христа немыслимо въ членѣ Церкви и всякій отрицатель, конечно, уже тѣмъ самымъ отпалъ отъ Церкви. «Кто лжецъ, если не тотъ, кто отвергаетъ, что Іисусъ есть Христосъ? Это антихристъ, отвергающій Отца и Сына» (1 Іоан., 2, 22). Эти слова перваго Богослова, возлежавшаго на персяхъ Воплотившагося Сына Божія, нужно бы какъ можно чаще повторять въ настоящее время, когда люди такъ много говорятъ объ евангеліи, объ ученіи Христа, но не хотятъ знать въ Немъ Воплотившагося Единороднаго Сына Божія. О Христѣ говорятъ какъ о великомъ человѣкѣ, о великомъ Учителѣ и думаютъ, что этого вполнѣ достаточно. Остальное-де неважно. Можно быть христіаниномъ и безъ всего прочаго. Пусть же знаютъ таковые слова сына Громова, что всякое отрицаніе воплощенія дѣлаетъ человѣка антихристомъ, величайшимъ лжецомъ.

Прислушиваясь къ біенію современнаго религіознаго пульса, невольно замѣчаешь, что въ этомъ смыслѣ антихристъ воцаряется въ религіозномъ сознаніи. На камень, лежащій въ основаніи Церкви, за послѣднее время устремились высокія волны идей научныхъ. Въ области новозавѣтной науки за послѣднее время особенно много новыхъ или обновленныхъ идей появляется отъ сравнительнаго изученія религій. Новѣйшія монументальныя открытія расширяютъ наше знаніе древняго Востока и при свѣтѣ этого знанія начинаютъ обсуждать Евангеліе. Нѣкогда съ Востока шли волхвы-мудрецы на поклоненіе Младенцу Богочеловѣку и несли въ своихъ сокровищницахъ злато, ливанъ и смирну. Изъ тѣхъ же странъ, откуда шли нѣкогда волхвы, идутъ теперь въ Европу иные мудрецы. Ѣдутъ цѣлыя научныя экспедиціи, снаряженныя и правительствами и частными людьми, въ громадныхъ сокровищницахъ везутъ онѣ свою добычу. Не злато, ливанъ и смирна въ этихъ сокровищницахъ, въ нихъ то цѣлыя глыбы каменныя, то обломки камней съ таинственными письменами. Прочтутъ ученые люди въ музеяхъ Европы эти таинственныя письмена и не поклонятся родившемуся Младенцу. Звѣзда Востока ведетъ науку отъ Виѳлеема. Сравнительное изученіе восточныхъ религій завершается ничѣмъ инымъ, какъ именно отрицаніемъ Воплощенія Сына Божія.

У Кесаріи Филипповой Христосъ спрашивалъ учениковъ Своихъ: за кого люди почитаютъ Сына Человѣческаго? Они сказали: один за Іоанна Крестителя, другіе за Илію, а иные за Іеремію, или за одного изъ пророковъ. Онъ говоритъ имъ: а вы за кого почитаете Меня? Симонъ же Петръ, отвѣчая, сказалъ: Ты – Христосъ, Сынъ Бога Живаго. Вопросъ былъ данъ о достоинствѣ Мессіи, Спасителя міра. Въ отвѣтѣ учениковъ устами Петра дана вся христологія Церкви. Спаситель міра есть воплотившійся Единородный Сынъ Божій. Эта христологія была новой. Плоть и кровь іудейскаго религіознаго сознанія не могла открыть истины воплощенія. Но за кого почитаете Іисуса Христа вы, представители современнаго сравнительнаго изученія религій? О, за кого угодно, только не за воплотившагося Сына Божія. Онъ – Будда, Онъ – Мардукъ, Аттисъ, Адонисъ, Онъ – Митра, богъ волхвовъ, Онъ – Одинъ изъ восточныхъ боговъ, Онъ – кто хотите, только не Сынъ Бога Живаго. Въ новѣйшихъ трудахъ, гдѣ сравнительное изученіе религій прилагается къ оцѣнкѣ Христа и христіанства, всегда найдется отдѣлъ подъ заглавіемъ: «до-христіанскій Іисусъ». Христіанство могло появиться и безъ Христа, достаточно было нѣсколько собрать, смѣшать и почистить восточные миѳы, въ которыхъ данъ уже въ своихъ основныхъ чертахъ Іисусъ. Не Христосъ создалъ христіанство, но христіанство создало Христа. И вотъ вамъ миѳологическія теоріи Смиса, Древса, Іенсена, съ такимъ азартомъ рекламируемыя «союзомъ монистовъ» по всей Германіи. Доказывается ни мало, ни много то, что Іисуса Христа никогда на землѣ и не было. Іисусъ, это – лишь олицетворенный восточный миѳъ. Вотъ два тома Артура Древса подъ заглавіемъ: «Миѳъ Христа». Вокругъ нихъ цѣлый рой брошюрокъ подъ заглавіемъ: «Жилъ ли Іисусъ?» Книгу Древса перевели было и на русскій языкъ, но она была конфискована всего мѣсяца полтора назадъ. Либеральная пресса пролила крокодиловыя слезы о гоненіяхъ на науку. Здѣсь-де ничего опаснаго не было; была одна чистая наука. Да, чистая наука, занимающаяся агитаціей противъ христіанства, наука, созданная диллетантами, какъ ихъ назвалъ «богословское величество» германской науки Адольфъ Гарнакъ, самъ шумѣвшій не такъ давно своими либеральными лекціями о «сущности христіанства».

Религіозное сознаніе древней Церкви было возмущено аріанствомъ, которое все же воплощенія не отрицало. Но вотъ является нѣчто худшее аріанства, отрицаютъ даже дѣйствительность земной жизни Христа, и въ православномъ государствѣ газеты плачуть: зачѣмъ конфисковали книгу А. Древса: Миѳъ о Христѣ! А религіозное созданіе протестантства, породившаго изъ нѣдръ своихъ новое достойное себя чадо, содрогается мало: на защиту миѳологической теоріи становятся даже пасторы. Волнуется, пожалуй, больше общество, чѣмъ «іерархія». Вотъ, напримѣръ, что пишетъ человѣкъ, наблюдавшій публичный диспутъ пасторовъ съ монистами по вопросу объ историческомъ существованіи Іисуса Христа: «на эстрадѣ, гдѣ рѣшался вопросъ объ историческомъ существованіи Спасителя, было все спокойно: монисты и пасторы, дружески перешептывались между собою, кушали бутерброды, пили пиво»... (Свящ. Н. Л. Сахаровъ. «Богословскій Вѣстникъ», 1911, т. 3, стр. 777).

Ну, мыслима-ли подобная картина во время перваго вселенскаго собора, когда св. Аѳанасій Великій обличалъ нечестивыхъ аріанъ! Тамъ былъ подвигъ души, ея борьба за свою жизнь, ибо имѣющій Сына Божія имѣетъ жизнь, а не имѣющій Сына Божія не имѣетъ жизни (1 Іоан. 5, 12). А здѣсь... здѣсь лишь «академическій» споръ съ пивомъ и бутербродами сытыхъ и самодовольныхъ буржуевъ.

Почему же такое отношеніе къ воплощенію Сына Божія? Думается, что корни этого отношенія глубоко заложены въ нравственномъ самосознаніи современнаго человѣка. Это самосознаніе прежде всего гордо. А что значитъ вѣровать въ воплощеніе? Это значитъ прежде всего исповѣдать, что раньше естество человѣческое было добро зѣло. Такимъ вышло изъ рукъ Творца. Человѣческая свобода принесла грѣхъ, разстройство въ естество, началась «междоусобная брань въ человѣческомъ естествѣ», какъ пишетъ одинъ св. отецъ. Злоупотребленіемъ своей свободы человѣкъ такъ развратилъ свое естество, что ему остается воскликнуть: окаяненъ я, бѣдный я человѣкъ! Не могу самъ себя спасти. Нужно намъ новое твореніе, нужно влитіе новыхъ благодатныхъ силъ. Это именно должно сказать все человѣчество, чтобы вѣровать въ воплотившагося Сына Божія. Такое смиренное сознаніе, такое смиренное исповѣданіе своей немощи, своей вины предъ дѣломъ руки Божіей, – въ духѣ ли оно современнаго человѣка? Но вѣдь современное сознаніе пропитано идеей эволюціи, идеей прогресса, т. е. той самой идеей, которая какъ разъ можетъ питать гордость человѣческую. Христіанство требуетъ смиреннаго сознанія. Былъ совершенный Адамъ мой прародитель, а я, человѣчество, внесло лишь грѣхъ и тлѣніе. Къ смиренію зоветъ Церковь, когда называетъ предкомъ нашимъ Адама. Но эволюція? Но происхождевіе отъ обезьяны? Какъ ни скромно оцѣнивать себя, но все же нельзя не подумать съ нѣкоторой гордостью: все же я не обезьяна, все же во мнѣ прогрессъ реализовался. Такъ, эволюція, называя нашимъ предкомъ обезьяну, питаетъ человѣческую гордость. Если равнять себя съ обезьяной, можно гордиться прогрессомъ, но если подумать о безгрѣшномъ Адамѣ, внѣшній прогрессъ потеряетъ цѣну. Прогрессъ внѣшній, но и утонченіе грѣха въ одно и то же время. Если человѣчество поступательно идетъ впередъ, то мы можемъ надѣяться на себя. Мы сами себя создаемъ. А Церковь какъ разъ говоритъ обратное. «Мы не могли бы сдѣлаться нетлѣнными и безсмертными, если бы Нетлѣнный и Безсмертный не сталъ прежде тѣмъ, что и мы». Вѣровать въ воплощеніе, это значитъ исповѣдовать, что безъ Бога все человѣчество – ничто.

Церковь чрезъ вѣка несетъ идеалъ обоженія. Этотъ идеалъ очень высокъ, но онъ многаго требуетъ отъ человѣка, онъ немыслимъ безъ воплощенія, онъ заставляетъ человѣка прежде всего смириться. Человѣчество отрекается отъ этого высокаго идеала и ему не нужно воплощеніе Сына Божія. Безконечно приниженный идеалъ жизни позволяетъ человѣку говорить о прогрессѣ, даетъ возможность гордиться своими успѣхами. Эти именно два ряда идей составляютъ два міросозерцанія: Церковное и не-церковное. Церковное – происхожденіе отъ совершеннаго Адама, паденіе, необходимость воплощенія, – смиреніе. Не-церковное – происхожденіе отъ обезьяны, прогрессъ, ненужность и отрицаніе воплощенія, – гордость. Признаніе воплощенія неразрывно связано съ смиреніемъ. Гордость борется съ воплощеніемъ, какъ съ ненужнымъ.

Участвуя въ торжественномъ церковномъ празднованіи Христова Рождества, мы должны воскликнуть:

Смирись, гордый человѣкъ, и вѣруй въ воплощеніе Единороднаго Сына Божія!

 

Профессоръ Московской Духовной Академіи Архимандритъ Иларіонъ.

 

«Московскія Церковныя Вѣдомости». 1913. № 51-52. С. 1028-1033.

 

См. также:

Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе (1912).

Архіепископъ Иларіонъ (Троицкій) – Воплощеніе и Церковь (1914).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: