• Заупокойная ектенія по Аѳонскому диптиху.

    Заупокойная ектенія по Аѳонскому диптиху.

    «Помилуй насъ, Боже, по велицѣй милости Твоей молимтися услыши и помилуй. Еще молимся объ упокоеніи душъ усопшихъ рабовъ Божіихъ Благочестивѣйшихъ Государей, Императоровъ, Императрицъ, Царей, Царицъ, Великихъ Князей, Княгинь, Святѣйшихъ Православныхъ Патріарховъ, Преосвященныхъ Митрополитовъ, Архіепископовъ, Епископовъ, Священно-Архимандритовъ, Игуменовъ, всего священническаго, діаконскаго и иноческаго чина и всего причта церковнаго, ктиторовъ и благодѣтелей сея св. обители и сродниковъ ихъ, Православныхъ воиновъ и всѣхъ за Вѣру и Отечество на брани убіенныхъ и рабовъ Божіихъ (–имя рекъ–) и о всѣхъ, заповѣдавшихъ намъ недостойнымъ молитися о нихъ, о иже внезапною смертію умершихъ, безъ исповѣди и пріобщенія Св. Таинъ, сиротъ и нищихъ, не имѣющихъ ближнихъ молитися о нихъ. Всѣхъ Самъ помяни, Господи, по милости Твоей, праотецъ, отецъ и братій нашихъ здѣ лежащихъ и повсюду Православныхъ Христіанъ, и о еже проститися имъ всякому согрѣшенію вольному же и невольному». Далѣе ектенія изложена какъ и у насъ.

     

    «Руководство для сельскихъ пастырей». 1885. Т. 3. №№ 52-53. С. 572.

    10 June 2022 читать далее


  • Протоіерей Андрей Хойнацкій – Вѣчная память (Въ назиданіе равно мірскимъ и духовнымъ лицамъ).

    Протоіерей Андрей Хойнацкій – Вѣчная память (Въ назиданіе равно мірскимъ и духовнымъ лицамъ).

    – «Вѣчная, вѣчная память»!... Какія это глубокія, трогательныя слова! – Сколько въ нихъ чувства, душевной теплоты, сердечности!!!...

    Такъ разсуждала одна благочестивая женщина, возвращаясь однажды съ нами изъ кладбища, послѣ похоронъ близкой намъ обоимъ, знакомой особы...

    – «Вѣчная, вѣчная намять»... еще звучало въ ушахъ нашихъ, вмѣстѣ съ грохотомъ первой земляной глыбы, брошенной на гробъ въ могилѣ, – и на самомъ дѣлѣ какою-то теплою грустью слова эти отражались въ душѣ, заставляя ее не то плакать, не то мольбою обращаться ко Господу, чтобы въ немъ искать успокоенія и утѣшенія въ драгоцѣнной потерѣ, только что понесенной въ лицѣ усопшаго.

    – Но неужели провозглашеніе «вѣчной памяти» должно возбуждать въ насъ одни только чувства? Нѣтъ ли въ этихъ словахъ смысла столь же глубокаго, не заключается ли въ нихъ мыслей и думъ, столь же трогательныхъ и знаменательныхъ, сколько заключается въ нихъ чувства, теплоты и сердечности?...

    10 June 2022 читать далее


  • Христіанская скорбь объ умершихъ (Изъ поученія Димитрія, архіепископа Херсонскаго).

    Христіанская скорбь объ умершихъ (Изъ поученія Димитрія, архіепископа Херсонскаго).

    Господь Іисусъ Христосъ входилъ въ городъ Наинъ. Во вратахъ города встрѣтило Его самое печальное зрѣлище: выносили на погребеніе умершаго юношу, единственнаго сына бѣдной вдовы. Жестокая, безутѣшная скорбь бѣдной матери не могла не привлечь къ себѣ сострадательнаго взора премилосердаго Господа: «и видѣвъ ю Господъ, милосердова о ней, и рече ей: не плачи» (Лук. 7, 13). Вслѣдъ за симъ Онъ остановилъ несшихъ погребальный одръ и воззвалъ всемогущимъ, божественнымъ гласомъ: «юноше, тебѣ глаголю, востани. И сѣде мертвый, и начатъ глаголати».

    Кому и изъ насъ не доводилось терпѣть самыя дорогія утраты и проливать надъ могилами самыя горькія слезы? Кто не провожалъ ко гробу отца или матерь, сына или дочь, мужа или жену, брата или сестру, друга или благодѣтеля? Въ подобныхъ случаяхъ мы не въ правѣ ни желать, чтобы Господь воскрешалъ нашихъ умершихъ, ибо это противорѣчило бы закону правды Божіей, по которому не изъятъ былъ отъ смерти никто изъ святыхъ, даже Сама Матерь Божія. Но для всѣхъ подобныхъ случаевъ намъ осталось утѣшительное слово Спасителя: «не плачи».

    10 June 2022 читать далее


  • Протоіерей Кириллъ Перевозниковъ – Естественный законъ въ духовномъ мірѣ. Смерть.

    Протоіерей Кириллъ Перевозниковъ – Естественный законъ въ духовномъ мірѣ. Смерть.

    Едва ли есть въ мірѣ другое, болѣе популярное и въ то же время болѣе таинственное и непостижимое явленіе, чѣмъ смерть.

    Безъ отдыха «смерть жатву жизни коситъ», и трудно найти человѣка, который бы не видѣлъ этой царицы ужасовъ, занесшей свою губительную косу надъ кѣмъ-либо изъ близкихъ ему лицъ. Одного она лишила отца, матери, брата или сестры, у другого отняла сына, мужа, жену или любимаго друга. Каждый день, каждый часъ, даже, болѣе того, каждую минуту гдѣ-нибудь раздаются предсмертные стоны, льются незримыя слезы, звучатъ погребальные напѣвы, разносятся тоскливые звуки похороннаго звона. Каждый день мы видимъ смерть, или слышимъ о ней. Но, при каждомъ новомъ фактѣ смерти, при каждомъ новомъ столкновеніи съ нею, она одинаково поражаетъ насъ своею таинственностію, повергаетъ въ величайшее недоумѣніе. И для юноши, едва начинающаго жить, и для старика, готоваго переступить послѣднюю грань жизни, смерть, по справедливому замѣчанію Фабера, есть «невѣдомая страна, неизслѣдованная область». «Поэзія, говоритъ Друммондъ, касается, чтобы только на мгновеніе попарить надъ нею и отшатнуться съ ужасомъ. Исторія знаетъ ее только, какъ всемірное явленіе. Философія находитъ ее въ числѣ тайнъ бытія, какъ единственную великую тайну небытія. Всѣ вклады въ этотъ страшный вопросъ отличаются существенной неопредѣленностью, и всѣ пути, по которымъ, стараютоя приблизиться къ нему, какъ бы затуманены непроницаемымъ мракомъ».

    10 June 2022 читать далее


  • Павелъ Петровичъ Забелинъ – Обрядъ поминовенія усопшихъ.

    Павелъ Петровичъ Забелинъ – Обрядъ поминовенія усопшихъ.

    I.

    Основаніе, по которому совершается православною Церковію поминовеніе усопшихъ.

    Обрядъ поминовенія усопшихъ, соблюдаемый Православною Церковію, основанъ на ученіи самого Іисуса Христа, Который въ обличеніи саддукеевъ, невѣрующихъ воскресенію мертвыхъ и отвергающихъ истину вѣчной жизни, сказалъ: «Богъ не есть Богъ мертвыхъ, но живыхъ, у Него всѣ живы» (Ев. Лук. XX, 37-38). И такъ умирающіе, по слову Самого Господа, переходятъ только въ другую вѣчную жизнь, участь которой зависитъ отъ временной жизни, дѣлаются чрезъ смерть свою только причастниками новой жизни, не переставая жить за гробомъ и имѣть духовный союзъ съ живущими на землѣ. Во Іисусѣ Христѣ Господѣ нашемъ соединены неразрывными узами всѣ, – святые на небесахъ, живущіе на землѣ и умершіе, и суть разные только члены одного духовнаго тѣла Христова – Церкви. Всѣ члены Церкви Христовой, какъ живущіе на землѣ, такъ и живущіе за гробомъ, соединены союзомъ святой любви, которая смертью не уничтожается, а еще болѣе усиливается (Ев. Лук. XVI, 27-30). По чувству любви, непрерываемой тѣлесною смертію, всѣ могутъ ходатайствовать и ходатайствуютъ взаимно другъ за друга, – живущіе за живущихъ (Іак. V, 16), умершіе за живыхъ (2 Макк. ΧV, 12; Ев. Лук. XVI, 27-30) и наконецъ живущіе за умершихъ (2 Макк. XII, 46).

    10 June 2022 читать далее


  • Николай Ивановичъ Зарницкій – О происхожденіи и значеніи заупокойной кутьи въ христіанской Церкви.

    Николай Ивановичъ Зарницкій – О происхожденіи и значеніи заупокойной кутьи въ христіанской Церкви.

    Кутьей или коливомъ, употребляемымъ при поминовеніи усопшихъ, особенно при панихидахъ, называются сваренныя зерна пшеницы, украшенныя различными плодами: черносливомъ, изюмомъ, миндалями и коринками. Иногда сверхъ сего коливо украшается лавровыми вѣтвями. Такимъ образомъ, по своему составу кутья напоминаетъ собою, древнія языческія приношенія на могилы для жертвы и покорма усопшимъ. Извѣстно напр., что во времена Овидія душамъ усопшихъ приносились между прочимъ хлѣбныя зерна, смоченныя въ винѣ, и не связанные пучки фіалокъ[1]. Кромѣ того медъ, на которомъ иногда приготовляется кутья, снова возводитъ нашу мысль къ древнему языческому обряду возливать на могилу медъ[2]. Изъ свидѣтельства же блаж. Августина можно, по-видимому, заключать, что христіанскія приношенія на могилы и по значенію имѣли сходство съ языческими. «Ставятся, говоритъ онъ, на гробы покойниковъ кушанье и питье въ томъ мнѣніи, что души усопшихъ станутъ вкушать эти приношенія»[3].

    Всѣ эти черты сходства, по-видимому, заставляютъ искать начало заупокойной кутьи въ язычествѣ. Но это только по-видимому. Блаж. Августинъ, напр., въ приведенномъ мѣстѣ говоритъ не о томъ, съ какимъ значеніемъ христіанскія приношенія введены были Церковію, а о томъ, какое значеніе придавала церковному обряду грубая масса. А это двѣ вещи различныя. Толпа могла перенести свои языческія воззрѣнія и на обрядъ чисто христіанскаго происхожденія. Другое дѣло – воззрѣніе самой Церкви. Тотъ же блаж. Августинъ, когда говоритъ о заупокойныхъ приношеніяхъ съ точки зрѣнія на нихъ Церкви, пишетъ слѣдующее: «древніе христіане имѣли обычай хлѣбы, мясо и вино на могилы умершихъ приносить не для того, чтобъ души ихъ, какъ Манихеи ложно злословятъ, тѣмъ умилостивить или насытить, но чтобъ церковные служители, и сверхъ того нищіе, всѣмъ тѣмъ бывъ удовольствованы, къ принесенію молитвъ за усопшихъ возбудились»[4]. Изъ этихъ словъ блаж. Августина ясно, что христіанскія приношенія имѣли совершенно иное назначеніе съ языческими. Остаются внѣшнія черты сходства тѣхъ и другихъ, которыя, конечно, въ извѣстныхъ случаяхъ могутъ свидѣтельствовать о генетической связи, но не всегда.

    10 June 2022 читать далее


  • Благословенія христіанства въ старости и въ смерти.

    Благословенія христіанства въ старости и въ смерти.

    Переходя въ позднѣйшій возрастъ, когда жизнь человѣка ограничивается болѣе тѣснымъ кругомъ и когда большей части радостей этого міра приходится сказать послѣднее «прости», когда члены начинаютъ отказываться отъ услугъ и слабѣющія чувства напоминаютъ о приближеніи времени полнаго ихъ успокоенія, большая часть людей съ ужасомъ думаютъ о часѣ, когда дряхлая ихъ хижина совершенно распадется въ пыль. Многіе испытываютъ страхъ при мысли уже и о послѣдней ступени въ лѣстницѣ жизни. Они думаютъ только объ увѣчности тѣла, о неспособности къ наслажденіямъ, о разлукѣ, постоянно становящейся все болѣе и болѣе неизбѣжною. Между тѣмъ должно бы быть пріятно послѣ долгой напряженной дневной работы успокоиться и обозрѣть содержаніе, исторію ея. Чѣмъ тяжелѣе была работа, чѣмъ жарче грѣло солнце, тѣмъ отраднѣе закатъ его. Никакія воспоминанія не сладостны столь, какъ воспоминанія путешественника; никакія размышленія не плодовиты столь, какъ умный взглядъ на благодатные пути прошлаго, оставшіеся позади насъ, на горы чрезъ которыя мы перешли, на пустыни которыми прошли мы, на пропасти чрезъ которыя провела насъ вѣрная любящая рука Божія. Вожделѣнное чувство объемлетъ путника, когда онъ послѣ бѣдствій въ открытомъ бурномъ морѣ вступаетъ наконецъ въ тихую мирную гавань. Не менѣе осчастливливающее, но гораздо глубочайшее чувство и тогда наполняетъ человѣка, когда онъ, послѣ долгой и мучительной борьбы, съ очищенною вѣрою вступаетъ въ поздѣйшій и высшій возрастъ. Достигая его христіанинъ останавливается наконецъ на твердой почвѣ. Его вѣра очистилась въ плавильномъ горнѣ скорбей. Вѣчная любовь требовала отъ него все новыхъ и новыхъ жертвъ; воспитывающая, освящающая сила все — Святаго Духа проникала во внутреннѣйшее сердца и его жизнь; все шире и полнѣе сія сила очищала сердце до глубочайшихъ его основаній и весь человѣкъ наконецъ получалъ возможность быть тѣмъ, чѣмъ долженъ быть: онъ получалъ возможность любить Бога и только въ Немъ находить полное удовлетвореніе.

    10 June 2022 читать далее