• «Что Тебе принесем, Христе». Иконография праздника Собора Богоматери.

    «Что Тебе принесем, Христе». Критская икона (1785 г.) 

    Нажмите на картинку для получения высокого качества.

    Этот иконографический сюжет является иллюстрацией четвертой стихиры Великой Вечерни праздника Рождества Христова: «Что Ти принесем, Христе, яко явился eси на земли яко Человек нас ради? Каяждо бо от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит: Ангели – пение; небеса – звезду; волсви – дары; пастырие – чудо; земля – вертеп; пустыня – ясли; мы же – Матерь Деву. Иже прежде век, Боже, помилуй нас».

    В стихире исповедуется что всякое сотворенное Словом Божиим творение приносит Ему свой дар. Сам Собор Пресвятой Богородицы является, наиболее древним из всех богородичных праздников, так как он был установлен в опровержение несторианства в V в., последователи которого отказывались именовать Пресвятую Деву Богородицей. Церковь Православная в стихире отвечает что Дар рода людского – Дева Мария. В среде человечества созрела и возросла Та Единственная, Которая удостоена стать Матерью Превечного Бога. Официально празднование Собора Пресвятой Богородицы было установлено на Шестом вселенском соборе в 681 г.: «Божественное от Девы рождение, яко безсеменно бывшее, исповедуя безболезненным, и сие всему стату проповедуя, подвергаем исправлению творящих, по неведению, что либо не должное. Понеже убо некие, по дне святаго рождества Христа Бога нашего, усматриваются приготовляющими хлебное печение, и друг другу передающими, аки бы в честь болезней рождения всенепорочныя Девы Матери: то мы определяем, да не совершают верные ничего таковаго. Ибо не есть сие честь Деве, паче ума и слова, плотию родившей невместимое Слово; аще ея неизреченное рождение определяют, и представляют по примеру обыкнновеннаго и нам свойственнаго рождения. Аще убо отныне усмотрен будет кто-либо тако творящий: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен» (79-е правило).

    08 January 2022 читать далее


  • Замѣтка: Объ изображеніи святителя Іоасафа Бѣлоградскаго на иконахъ.

    По завѣтамъ православной Церкви, иконы должны писаться согласно установившимся и принятымъ Церковью образцамъ и согласно историческимъ свидѣтельствамъ о жизни и дѣятельности того или иного святого, а не быть плодомъ измышленія иконописцевъ. Эту мысль выразилъ VІІ-й Вселенскій соборъ, «не замысломъ живописца создаются иконы, но въ силу ненарушимаго закона, преданія Вселенской Церкви». Соборъ 1667 г. и Святѣйшій Сѵнодъ также осуждали произволъ въ отношеніи писанія свв. иконъ: «да престанетъ всякое суемудріе неправедное и дерзостный обычай, по которому всякъ собою безъ свидѣтельства пишетъ» иконы (опредѣленіе Святѣйшаго Сѵнода отъ 31 августа 1722 г. – Полн. Собр. пост, и распор, по Вѣд. Прав. Испов. т. II, № 777). Въ виду этого вопросъ объ исторически-правильномъ изображеніи святителя Іоасафа на иконахъ имѣетъ не только историческій, но и спеціально-церковный интересъ.

    Выясненіемъ означеннаго вопроса, по предложенію высокопреосвященнаго Питирима, архіепископа Курскаго, занималась Курская церковная историко-археологическая коммиссія. Она собрала обширный матеріалъ, который помогъ ей правильно рѣшить означенный вопросъ.

    23 December 2021 читать далее


  • Евгений Владимирович Логвинов – Похвала Богородице с явлением Богородицы апостолам в преломлении хлеба и Софией Премудростию Божиею (Иконографический анализ изображения)

    Евгений Владимирович Логвинов –  Похвала Богородице с явлением Богородицы апостолам в преломлении хлеба и Софией Премудростию Божиею (Иконографический анализ изображения)

    Данное сообщение посвящено анализу одного сложного иконописного извода, являющегося характерным примером русского «иконографического богословия» (термин о. Сергия Булгакова[1]) православной культуры второй половины XVI – первой половины XVII в.

    Иконография этого извода представляет собой соединение в одно целое трех самостоятельных композиций: «Похвалы Богородице», «Явления Богородицы апостолам в преломлении хлеба в третий день по Успению» и «Софии Премудрости Божией». Каждая композиция при этом является примером различных «жанровых ассоциаций» (термин Г. К. Вагнера). Первая – гимнографическая, вторая – церковно-историческая, третья – символическая.

    Примеры рассматриваемого иконографического типа немногочисленны, однако и тех, которые известны, достаточно, чтобы говорить о нем как об устойчивом иконографическом изводе, бытовавшем в русской иконописи конца XVI – начала XVII в., а не как о случайном «самомышлении» иконописца. Анализ данного извода будет проводиться по преимуществу на примере иконы местного ряда иконостаса сольвычегодского Благовещенского собора, проходившей в 80-х гг. реставрацию в ВХНРЦ им. И. Э. Грабаря (Кат. 28).

    27 August 2021 читать далее


  • Протоіерей Петръ Лебединцевъ – Софія-Премудрость Божія въ иконографіи сѣвера и юга Россіи (+Подборка икон).

    Протоіерей Петръ Лебединцевъ – Софія-Премудрость Божія въ иконографіи сѣвера и юга Россіи (+Подборка икон).

    Икона Софіи-премудрости Божіей, не встрѣчающаяся на православномъ востокѣ и неизвѣстная неправославному западу, существуетъ во многихъ церквахъ Россіи, а преимущественно въ тѣхъ, которыя посвящены имени Софіи-премудрости Божіей. Отличаясь нѣкоторыми частностями въ своемъ составѣ, она имѣетъ два главныхъ вида или типа, въ иконахъ новгородской и кіевской.

    Съ новгородской иконой Софіи-премудрости Божіей сходны иконы того жe имени, находящіяся въ архангельскомъ и вологодскомъ софійскихъ соборахъ. Съ кіевской иконой сего имени сходна храмовая икона тобольскаго софійскаго собора. Всѣ прочія иконы Софіи-премудрости Божіей, находящіяся въ различныхъ храмахъ Новгорода, Москвы и другихъ великороссійскихъ городовъ, представляютъ собою варіанты храмовой иконы новгородскаго софійскаго собора съ разными добавленіями, иногда довольно неудачными. Находя излишнимъ вдаваться въ исчисленіе оттѣнковъ иконы Софіи-премудрости Божіей, измышленныхъ нашими иконниками XVI и XVII вѣка, остановимъ вниманіе на двухъ главныхъ ея видахъ: на храмовыхъ иконахъ новгородскаго и кіевскаго каѳедральныхъ соборовъ.

    27 August 2021 читать далее


  • Владиміръ Петровичъ Соколовъ – Иконографія св. князя Владимира.

    Историческая наука даетъ намъ полную характеристику св. князя Владимира. Это цѣльная, глубокая славянская натура христіанина, князь твердый въ своемъ рѣшеніи, дальновидный и осторожный въ исполненіи. Христіанинъ въ жизни и мудрецъ въ дѣятельности. Великій на царскомъ престолѣ и равноапостольный среди просвѣтителей Руси.

    Но если личность князя Владимира сохранена исторіей, то его историческое лицо затерто безжалостной рукой времени и игрой прихотливой народной фантазіи. Народныя былины, окружая своего любимца ореоломъ богатыря, нигдѣ не обмолвились о его внѣшнемъ видѣ. Онѣ величаютъ его ласковымъ, Краснымъ солнышкомъ, стольно-Кіевскимъ князь-Владимиромъ, но нигдѣ не даютъ ни малѣйшаго намека на его портретныя черты. Церковное преданіе также не запомнило образа своего святого и равноапостольнаго князя. Ипатьевская лѣтопись, упоминая впервые о немъ, какъ святомъ въ 1254 году, и Лаврентьевская, замѣчая первый разъ о празднованіи его памяти, какъ святого, въ 1264 году, молчатъ объ его внѣшнемъ видѣ. Древнѣйшія рукописи, стѣнопись и иконопись почти не знаютъ изображеній этого князя до 16-го вѣка. Изображеніе равноапостольнаго князя въ русской иконописи появляется и быстро широко распространяется въ 16 вѣкѣ[1] вмѣстѣ съ цѣлымъ рядомъ князей и княгинь земли русской, какъ своеобразный панегирикъ иконописи изъ эпохи митрополита Макарія и Грознаго княжескому престолу и оргинальная проповѣдь величія княжеской власти.

    27 July 2021 читать далее


  • Иконография первоверховных апостолов Петра и Павла (+Подборка икон).

    Иконография первоверховных апостолов Петра и Павла (+Подборка икон).

    Каменный рельеф IV в. из Национального археологического музея в Аквилее (Италия)

    Парные изображения Первоверховных апостолов, интерпретирующеся как образ Церкви, известные с IV в. Иногда апостолы изображаются держащими модель храма или предстоящими Кресту. К редкому варианту иконографии относится фреска в церкви Спаса м-ря Жича в Сербии (ок. 1309-16), где апостолы представлены здесь как столпы Церкви – ап. Павел изображен держащим на голове кодекс Евангелия, а ап. Петр с моделью храма. С раннехристианского времени известен иконографический тип «Объятия апостолов Петра и Павла» («Поцелуй мира»). Принято считать, что эта иконография показывает завершение происходившего в Антиохии спора между апостолами. Петр считал поначалу, что благовествовать ему следует прежде всего среди иудеев, а новообращенным необходимо принимать и исполнять иудейские традиции. Павел, проповедь которого была обращена прежде всего к язычникам, считал ненужным для христиан обрезание и прочие иудейские обряды (см. Гал. 2).

    11 July 2021 читать далее


  • Замѣтка: Объ иконописныхъ изображеніяхъ св. Іоанна Предтечи, Крестителя Господня (+Подборка икон).

    Замѣтка: Объ иконописныхъ изображеніяхъ св. Іоанна Предтечи, Крестителя Господня (+Подборка икон).

    Понятно то глубокое благоговѣніе среди христіанъ къ священной памяти величайшаго изъ пророковъ, какимъ всегда пользовался Предтеча и Креститель Господень Іоаннъ, о которомъ Самъ Спаситель въ бесѣдѣ съ Своими учениками сказалъ, что «изъ рожденныхъ женами не возсталъ большій Іоанна Крестителя» (Матѳ. 11, 11; Лук. 7, 25). Понятно, что и письменныя изображенія св. Предтечи должны были появиться у христіанъ весьма рано. Древніе художники христіанскіе старались запечатлѣть въ памяти не только черты лица того, кто стоялъ на рубежѣ Ветхаго и Новаго Завѣтовъ, но изображали и всѣ важнѣйшія событія изъ жизни и дѣятельности св. Іоанна Крестителя. Иконографическія изображенія Предтечи выработались и стали извѣстны среди христіанъ очень рано[1]. Древие-христіапскіе художники, судя по сохранившимся иконописнымъ изображеніямъ, главнымъ источникомъ и основаніемъ для иконографіи Предтечи всегда полагали, какъ и слѣдовало, евангельскія повѣствованія объ образѣ его жизни, характерѣ и дѣятельности.

    О жизни Предтечи, хотя и кратко, говорится у всѣхъ четырехъ евангелистовъ. Вездѣ онъ изображается, какъ аскетъ и подвижникъ, проводящій жизнь въ пустынѣ, не пьющій вина и сикера, проповѣдующій покаяніе и крестящій въ Іорданѣ во имя грядущаго Мессіи[2]. По свидѣтельству евангелистовъ, онъ носилъ грубую одежду изъ верблюжьяго волоса и кожанный поясъ, питался акридами и дикимъ медомъ. Въ зрѣломъ возрастѣ св. Іоаннъ является на берегахъ Іордана проповѣдникомъ покаянія и приближенія царства небеснаго и въ знакъ покаянія креститъ въ Іорданѣ во имя грядущаго Мессіи, говоря, что идущій за нимъ будетъ крестить Духомъ Святымъ и огнемъ (Матѳ. 3, 2, 11; Мрк. 1, 8; Лук. 3, 16). За строгую подвижническую жизнь современники принимали св. Іоанна за Мессію и вѣрили, что, послѣ смерти отъ руки Ирода, онъ снова воскресъ въ лицѣ Спасителя (Іоан. 1, 20, 25; 3, 28; Дѣян. 13, 25; Матѳ. 14, 1-2, 16, 14, Лук. 9, 7-9). Таковы основанія для правильной иконографіи Предтечи.

    06 July 2021 читать далее