Замѣтки объ особенностяхъ Пасхальнаго богослуженія.

Въ виду наступающаго праздника св. Пасхи, считаемъ благовременнымъ припомнить и сгруппировать разъясненія, данныя въ разные годы частію редакціею нашего епархіальнаго органа, частію редакціями другихъ періодическихъ духовныхъ изданій («Церковныхъ Вѣдомостей», «Церковнаго Вѣстника» и иноепархіалыныхъ Вѣдомостей), – относительно нѣкоторыхъ частностей пасхальнаго богослуженія, – особенно не предусмотрѣнныхъ или не вполнѣ опредѣленныхъ церковныъ уставомъ. Для краткости мы ограничимся лишь общими замѣчаніями по вопросамъ о пасхальномъ богослуженіи, – предоставляя желающимъ прочитать болѣе подробныя разъясненія по процитованнымъ источникамъ.

Пасхальную полупощницу не слѣдуетъ совершать въ траурныхъ ризахъ, которыя замѣняются бѣлыми уже въ Великую субботу на литургіи, при пѣніи «Воскресни Боже», – въ знакъ того, что съ слѣдующаго затѣмъ чтенія евангелія, повѣствующаго о чудѣ воскресенія Господа, занимается заря свѣтлаго пасхальнаго праздника («Литов. Епарх. Вѣд.» 1894 г., № 14-й; «Руков. для сел. паст.» 1895 г. № 14-й).

Въ концѣ этой полунощницы (при пѣніи ирмоса 9-й пѣсни канона Великой субботы: «Не рыдай Мене, Мати») плащаница переносится съ средины храма на престолъ, гдѣ и остается до праздника Вознесенія Господня. Но для этой цѣли слѣдовало бы всѣмъ церквамъ имѣть особую небольшого размѣра плащаницу, съ изображеніемъ на ней одного только Спасителя, лежащаго во гробѣ. Плащаница эта должпа быть написанною на шелковой матеріи, или на полотнѣ безъ всякихъ вышивокъ и съ гладкою поверхностью для безопасной постановки на ней богослужебныхъ сосудовъ.

Преосвященный Димитрій, бывшій епископъ Подольскій (нынѣ Тверскій), сообщаетъ, что при обозрѣніи церквей Подоліи, въ періодѣ отъ Пасхи до Вознесенія Господня, ему приходилось видѣть на престолахъ благоукрашенныя плащаницы, на бархатѣ, вышитыя золотомъ и серебромъ, съ выпуклыми изображеніями Спасителя и предстоящихъ предъ Его гробомъ. Нѣкоторыя изъ плащаницъ были большаго размѣра противъ престола, вслѣдствіе чего глава Спасителя оказывалась наклоненною на лѣвую сторону престола, а ноги Его па правую сторону, что производитъ тяжелое впечатлѣніе. Выпуклости вышитыхъ на плащаницѣ ликовъ Спасителя и предстоящихъ предъ Его тѣломъ святыхъ препятствуютъ правильной и устойчивой постановкѣ чаши и дискоса во время литургіи, и при малѣйшей неосторожности можно пролить св. дары изъ чаши; притомъ же дорогія и богатоукрашенныя плащаницы отъ частаго обращенія съ ними, скоро портятся, на что приходится слышать жалобы со стороны жертвователей («Церк. Вѣстн.» 1892 г. № 14-й).

Указомъ Св. Сѵнода 10 іюня 1835 г. запрещено производить во время службы въ праздникъ св. Пасхи и въ другіе особые дни стрѣльбу изъ огнестрѣльныхъ орудій («Церк. Вѣд.» 1898 г. № 10-й).

Въ церковномъ уставѣ говорится, что предъ пасхальной утренею священнослужители облачаются во весь свѣтлѣйшій санъ, т. е. въ полное и самое лучшее облаченіе. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ существуетъ обычай, чтобы на каждой пѣсни пасхальнаго канона, священникъ и діаконъ перемѣняли облаченія (т. е. до 7 разъ); но этотъ обычай не имѣетъ никакого основанія въ уставѣ и напрасно редакція «Руковод. для сельск. паст.» въ 1889 году приписала ему знаменованіе неоднократныхъ явленій Господа по воскресеніи Его изъ мертвыхъ. Священнослужители и безъ переоблаченія напоминаютъ на пасхальной утрени объ явленіяхъ воскресшаго Господа, совершая частное кажденіе по всему храму. Многократная же смѣна облаченій можетъ только развлекать молящихся и утомлять священнодѣйствующихъ. Въ 1892 году Подольскій Преосвященный, не одобривъ этого обычая, замѣтилъ, что онъ вызывается суетнымъ желаніемъ показать богатство церковной ризницы, или же удовлетворить честолюбію жертвователей, желающихъ въ Пасху видѣть на священникѣ облаченія, ими пріобрѣтенныя. Если церковь имѣетъ много хорошихъ облаченій, можно употреблять ихъ поперемѣнно въ слѣдующіе дни недѣли («Церк. Вѣстн.» 1892 г. № 14-й).

Въ началѣ пасхальной утрени стихира: «Воскресеніе Твое, Христе Спасе», во многихъ мѣстахъ поется (трижды) священнослужителями въ алтарѣ еще при затворенныхъ царскихъ вратахъ, въ означеніе того, что «ангелы (какъ говоритъ Москов. Митроп. Филаретъ) узнали и прославили воскресеніе Христово прежде человѣковъ; ибо человѣки узнали оное вначалѣ отъ ангеловъ» (Пенз. Епарх. Вѣд.» 1891 г. № 8-й). Послѣ троекратнаго пѣнія въ алтарѣ: «Воскресеніе Твое, Христе Спасе», царскія двери отворяются и ими священнослужители выходятъ для крестнаго хода. Подъ сѣверными же дверями, чрезъ которыя, по указанію устава, на первый день Пасхи долженъ быть выходъ съ крестнымъ ходомъ, нужно разумѣть, какъ видно изъ контекста рѣчи, не алтарныя двери, а двери, ведущія изъ храма въ притворъ: «исходитъ настоятель со іереи въ притворъ сѣверными дверьми»[1]. Въ церквахъ, неимѣющихъ сѣвернаго входа, выходъ долженъ быть чрезъ занадныя двери, которыя, по выходѣ изъ храма, тотчасъ затворяются. Ходъ бываетъ отъ запада на югъ, востокъ и сѣверъ. Возвратившись къ западнымъ (затвореннымъ) вратамъ, настоятель дѣлаетъ предъ ними начальный возгласъ всенощнаго бдѣнія: «Слава святѣй» и проч.

Положенныя на утрени во время шестопсалмія молитвы въ пасхальную утреню свящепнику не слѣдуетъ читать, да и времени для нихъ нѣтъ, такъ какъ шестопсалміе не читается.

Пѣніе пасхальнаго канона не рѣдко сокращается до крайнихъ предѣловъ, до того, что чудныя, восторженныя пѣснопѣнія поются по одному разу и притомъ крайне спѣшно. Этотъ способъ отправленія пасхальной службы особенно разнился въ городахъ – въ угоду интиллигентамъ, тяготящимся продолжительными службами. Нѣкоторые священники ставятъ себѣ какъ бы въ заслугу умѣнье быстро совершать пасхальную службу, какъ бы гордятся тѣмъ. Требованіе устава о пѣніи «на 12-ть» тропарей пасхальнаго канона въ приходскихъ церквахъ можетъ показаться обременительнымъ, но слѣдовало бы по крайней мѣрѣ пѣть ирмосы каждой пѣсни канона по 3 раза (причемъ 1-й разъ должны пѣть священнослужащіе, затѣмъ пѣвчіе а въ 3-й разъ, по окончаніи пѣсни, священнослужители съ пѣвчими), тропари же пѣсней канона пѣть хотя по два раза съ припѣвомъ: «Христосъ воскреси изъ мертвыхъ».

Послѣ пѣнія ирмоса каждой пѣсни полагается по церковному уставу кажденіе алтаря и всего храма. Во время кажденія священнику слѣдуетъ держать въ лѣвой рукѣ не одинъ трикирій (хотя бы онъ былъ съ изображеніемъ воскресенія Христова), но и крестъ («Пенз. Епарх. Вѣд.» 1890 г. № 8-й).

Положенное на утрени 1-го дня Пасхи слово св. Іоанна Златоуста священникъ не долженъ замѣнять своимъ какимъ бы то ни было поученіемъ («Церк. Вѣстн.» 1888 г. № 28-й).

Такъ какъ по чинопослѣдованію пасхальнаго богослуженія, въ дни св. Пасхи не отправляются седьмичння службы, посвященная на каждый день седьмицы особымъ святымъ и свящ. воспоминаніямъ, то священнику, готовящемуся ко св. причащенію, въ эти дни нѣтъ побужденій читать каноны безплотнымъ силамъ, Іоанну Предтечѣ и др., назначенные церковнымъ уставомъ въ соотвѣтствіе съ каждодневными богослуженіями. Ему довольно прочитать съ вечера пасхальный канонъ вмѣсто канона Іисусу Сладчайшему и канонъ ко св. причащенію съ молитвами. Въ «Правилѣ ко Св. Причащенію» (Моск. Сѵнод. Типогр., 1893 г.) говорится: «Вѣдомо буди, яко во св. седьмицу Пасхи вмѣсто вечернихъ и утреннихъ молитвъ поются часы Пасхи; вмѣсто же канона Господу Іисусу и параклисиса Богоматери чтется канонъ Пасхи съ богородичны его, прочій же по днемъ седьмицы опускаются» («Церк. Вѣд.» 1898 г. № 13-й; «Церк. Вѣстн.» 1897 № 14-й).

Входныя молитвы предъ литургіею въ святую недѣлю обычаемъ принято совершать слѣдующимъ образомъ. По обычномъ началѣ («Благословенъ Богъ нашъ»), читается «Христосъ воскресе»... трижды; затѣмъ покаянные тропари: «Помилуй насъ Господи, помилуй насъ», «Господи помилуй насъ» и «Милосердія двери»... замѣняются чтеніемъ пасхальныхъ пѣснопѣній: «Предварившая утро яже о Маріи» и «Аще и во гробъ снисшелъ еси безсмертне». Дальше: «Пречистому Твоему образу покланяемся благій», «Милосердія сущи источникъ, милости сподоби насъ, Богородице»; молитва: «Господи ниспосли руку твою» и проч.

Предъ началомъ литургіи вмѣсто обычныхъ молитвъ: «Царю Небесный», «Слава въ вышнихъ Богу» и «Господи устнѣ мои отверзеши» во дни пасхальной недѣли читается (съ воздѣтыми руками) «Христосъ воскресе» – трижды[2].

Обычай читать евангеліе въ первый день Пасхи на равныхъ языкахъ имѣетъ ту цѣль, чтобы каждый изъ присутствующихъ въ храмѣ могъ слышать пасхальное евангеліе на своемъ родномъ языкѣ. Сообразно съ этою цѣлію въ приходахъ съ кореннымъ православно-русскимъ населеніемъ священникъ, по словамъ «Руков. для сел. паст.» (1888 г.) можетъ читать евангеліе на русскомъ языкѣ (діаконъ – непремѣнно на славянскомъ), въ приходахъ же съ инородческимъ населеніемъ (напр. мордвы, какъ у насъ), на языкѣ послѣдняго, если, конечно, священникъ знакомъ съ нимъ. Впрочемъ это не обязательно для священника и онъ можетъ читать евангеліе въ первый день Пасхи на славянскомъ языкѣ, какъ и діаконъ. Относительно того, на сколько частей и какъ раздѣлять евангеліе на литургіи въ первый день св. Пасхи, – опредѣленнаго правила нѣтъ. По сообщенію «Церковнаго Вѣстника» (1888 г. № 33-й), въ церквахъ столичныхъ и при архіерейскомъ служеніи чаще всего дѣлятъ это евангеліе на три части: 1) отъ стиха 1-го до 5-го включительно; 2) отъ 6-го до 13-го включительно и 3) съ 14-го до конца, – что вполнѣ соотвѣтстуетъ естественному теченію мыслей въ пасхальномъ евангеліи.

На первый день Пасхи, въ концѣ литургіи (послѣ заамвонной молитвы) должно быть совершаемо освященіе артоса по чину, изложенному въ тріоди. Въ субботу свѣтлой седьмицы артосъ, по прочтеніи положенной молитвы раздробляется и раздается присутствующимъ во храмѣ[3]. Но запрещается хранить артосъ весь годъ для какого-либо суевѣрія (Ук. Св. Сѵнода., отъ 15 іюня 1723 года).

Послѣ литургіи въ первый день Пасхи совершается освященіе брашенъ, мясной пищи, сыра и яицъ (красныхъ). Объ освященіи ихъ въ цвѣтной тріоди сказано: «Вѣдомо же буди и се, яко мясъ православніи христіане къ церкви не приносятъ, но въ домъ ко іерею». Далѣе замѣчается: «яйца же и сыръ принесенныя поставляются въ притворѣ, въ церковь же отнюдь не подобаетъ вносити». Въ сельскихъ приходахъ, въ которыхъ притворы или паперти при церквахъ малы, прихожане, во избѣжаніе тѣсноты, могли бы ставить свои приноси (сыръ, яйца, мясо) въ церковной оградѣ, вокругъ церкви, рядами, – гдѣ священникъ послѣ литургіи и освящалъ бы ихъ положенными молитвами и окропленіемъ св. воды.

На вопросъ: «Въ пасхальную седьмицу, когда положенъ благовѣстъ и звонъ "красный", можно ли служить въ день двѣ литургіи?» – въ «Церковномъ Вѣстникѣ» (1895 г. № 45-й) данъ такой отвѣтъ: «Вопрошающій, очевидно смущенъ тѣмъ обстоятельствомъ, что къ первой, или ранней литургіи принято благовѣстить рѣдко, а не "красно", но насколько извѣстно, порядокъ этотъ на пасхальной седьмицѣ почти нигдѣ не соблюдается».

Вечерня въ 1-й день Пасхи имѣетъ слѣдующія особенности: настоятель (одинъ, а не всѣ священнослужащіе) облачается въ полное облаченіе (Тѵпиконъ, послѣд. вечера Пасхи); входъ бываетъ съ евангеліемъ, и потомъ читается евангеліе о явленіи Господа апостоламъ въ тотъ вечеръ сущу поздѣ (Іоан. 20, 19-25). Евангеліе читаетъ самъ пастоятель въ алтарѣ, обратясь къ народу (Пос. къ изуч. уст. богосл. правосл. церкви, – свящ. Никольскаго, изд. 3-е, стр. 620).

Если во время пасхальнаго «славленья» по домамъ прихожанъ поется водосвятный молебенъ, то, по окончаніи водосвятія, кропить священною водою долженъ іерей, но не діаконъ (ср. послѣд. мал. освящ. воды). При погруженіи св. креста въ воду на водоосвященіи слѣдуетъ пѣть не: «Христосъ воскресе», – что не указано уставомъ, – но тропарь: «Спаси, Господи, люди Твоя».

На молебнахъ въ св. Пасху Тѵпикономъ (20 гл.) положено читать евангеліе отъ Луки зачало 114-е, а въ примѣчаніи къ Слѣдованной Псалтыри указано первое воскресное евангеліе, отъ Матѳея, зачало 116-е. У насъ едва ли не повсемѣстно, читаютъ послѣднее евангеліе, но не погрѣшитъ іерей, если на пасхальномъ молебнѣ прочитаетъ евангеліе, указанное Тѵпикономъ. То и другое евангелія имѣютъ одинаковое содержаніе, повѣствуя объ явленіи воскресшаго Спасителя апостоламъ.

Какъ совершать таинство елеосвященія во дни пасхальной седьмицы? Несомнѣнно, что чинопослѣдованіе таинства должно быть измѣнено сообразно съ временемъ. По своему составу, елеосвященіе имѣетъ сходство съ молебномъ, посему чинъ таинства на Пасху слѣдуетъ совершать съ измѣненіями, указанными уставомъ по отношенію къ совершенію молебна въ пасхальную недѣлю. Эти измѣненія приложимы, главнымъ образомъ, къ первой части таинства, – именно: «По возгласѣ: аминѣ: Христосъ воскресе, яко же предъизъявися въ началѣ утрени» (см въ цвѣтн. тріоди). Далѣе но чину елеосвященія ектенія: «паки и паки миромъ Господу помолимся». Вмѣсто «аллилуіа», и покаянныхъ тропарей пропѣть: «Предварившія утро яже о Маріи». Ирмосы канона должны быть пасхальные: «Воскресенія день», но тропари – изъ канона на елеосвященіе, такъ какъ они по своему содержанію и характеру приспособлены къ состоянію болящаго, и не могутъ быть ни чѣмъ инымъ замѣняемы[4]. По 6-й пѣсни – кондакъ и икосъ Пасхи. – Вторая часть таинства (освященіе елея) и третья (помазаніе елеемъ болящаго), какъ существенныя, должны совершаться и на Пасху безъ измѣненій, за исключеніемъ отпуста, который слѣдуетъ сдѣлать, конечно, по пасхальному чину.

Чинъ пасхальнаго отпѣванія священниковъ, составленный Московскимъ Митрополитомъ Филаретомъ, помѣщенъ въ нашихъ Епарх. Вѣдомостяхъ за 1891-й годъ (№ 8-й). Но въ нѣкоторыхъ мѣстахъ вмѣсто заупокойныхъ апостоловъ и евангелій, указанныхъ чиномъ, на пасхальной недѣлѣ, читаются апостолы, положенные во дни свѣтлой недѣли, а евангелія – первыя пять изъ числа утреннихъ воскресныхъ евангелій. Отпустъ на отпѣваніи священниковъ (какъ и мірянъ), бываетъ, конечно, пасхальный, – что требуется общею торжественностью пасхальнаго богослуженія. – Звонъ долженъ быть не погребальный, а какой полагается на Пасху.

Существующій въ нѣкоторыхъ мѣстахъ обычай, по которому умершихъ во дни Пасхи, по опущеніи гроба въ могилу, вмѣсто посыпанія землею, кропятъ богоявленской водой, – обычай не правильный. Въ чинѣ пасхальнаго погребенія ясно сказано, что іерей еще до отпѣванія «кропитъ св. водою тѣло умершаго и ковчегъ (т. е. гробъ) его, и абіе влагаютъ е въ немъ». По окончаніи же отпѣванія предписывается погребать «мощи, вся дѣйствующе и глаголюще въ мірскомъ погребеніи написанная». Но въ «Послѣдованіи погребенія мірскихъ человѣкъ», по указаніи порядка отпѣванія и перенесенія тѣла къ могилѣ, говорится: «архіерей же, или священникъ, вземъ персть лопатою, крестовидно мещетъ верху мощей, глаголя: Господня земля и исполненіе ея».

Заупокойныхъ литій во дни Пасхи, какъ по особому назначенію послѣднихъ, такъ и на основаніи прямого запрещенія церковнаго устава, не должно быть совершаемо. Въ уставѣ Великаго четверга запрещается совершать заупокойную литію до недѣли Ѳоминой. Такое же запрещеніе читаемъ въ Номоканонѣ, въ которомъ (п. 169) говорится: «Панихиды по умершимъ отправлять повсягодно, кромѣ первой седьмицы, святой и прочихъ воскресныхъ праздниковъ».

О богослужебныхъ особенностяхъ за время съ недѣли Апостола Ѳомы до праздника Св. Троицы помѣщена была статья въ № 8-мъ «Пенз. Епарх. Вѣд.» за прошлый 1898-й годъ.

 

Н. С.

«Пензенскія Епархіальныя Вѣдомости». 1899. № 8. Ч. Неофф. С. 322-332.

 

[1] Такъ объясняется это укаааніе церк. устава и въ «Церковномъ Вѣстникѣ» (1896 г. № 13-й). Большіе храмы, древне-греческіе, а потомъ и древне-русскіе имѣли притворы съ трехъ сторонъ: сѣверной, западной и южной, и соотвѣтственно тому трое дверей. Нынѣ многія церкви имѣютъ только одинъ входъ – съ западной стороны.

[2] По нашему личному мнѣнію, ни для кого, конечно не обязательному, чтеніемъ «Христосъ воскресе» слѣдовало бы предъ литургію на Пасху намѣнять только молитву «Царю Небесный», – употребленіе которой прекращается со дня св. Пасхи до праздника Св. Троицы. Но славословіе· «Слава въ вышнихъ Богу» и молитву: «Господи, устнѣ мои отверзеши», можно бы произносить и на Пасху. Литургія есть символическое воспроизведеніе важнѣйшихъ событій изъ жизни нашего Господа – Искупителя. Ангельское славословіе, произносимо предъ началомъ литургіи, напоминаетъ о первомъ изъ таковыхъ событій – рождествѣ Христовомъ; слѣдовально имѣетъ самую тѣсную связь съ содержаніемъ литургіи. Въ такомъ же близкомъ отношеніи къ литургіи стоитъ и молитва ея совершителя: «Господи, устнѣ мои отверзеши, и уста моя возвѣстятъ хвалу твою». По примѣру Іисуса Христа, на тайной вечери прежде всего вознесшаго хвалу и славу Отцу Своему, совершеніе евхаристіи открывается хвалебно-благодарственною (евхаристическою) молитвою, а потому предъ началомъ литургіи, совершающій оную и молится объ отвервепіи своихъ устъ для достойнаго прославленія Господа и Его великихъ спасительныхъ дѣяній. – Литургія, даже и на Пасху подвергается вообще немногимъ измѣненіямъ.

[3] Нашъ Преосвященнѣйшій Архипастырь въ первую же Пасху, по своемъ перемѣщеніи на Пензенскую каѳедру, узнавъ, что освященіе артоса совершается въ Пензѣ только въ соборѣ и монастыряхъ, сдѣлалъ распоряженіе, чтобы артосъ освящался полежительно по всѣмъ церквамъ, какъ требуется церковнымъ уставомъ («Пенз. Епарх. Вѣд.» 1894 г., № 9, ч. неофф., стр. 406.).

4 «Самар. Епарх. Вѣд.» 1897 г. № 6-й.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: