Николай Николаевичъ Воейковъ – Св. Патріархъ Фотій по новѣйшимъ изслѣдованіямъ.

Византія была потрясена жестокой борьбой съ иконоборцами, кончившейся осужденіемъ ихъ VII-мъ Вселенскимъ Соборомъ. Послѣ пораженія еретиковъ, возникъ вопросъ: какъ поступать съ ними? Были сторонники безпощадной борьбы – «акрибійцы». «Икономы» стояли за снисходительное къ нимъ отношеніе.

«Акрибійцы» поддерживали суроваго патріарха Игнатія, выбраннаго въ 846 году; «икономы» стояли за ученаго богослова Фотія. Они нѣсколько разъ чередовались на Константинопольской каѳедрѣ, въ зависимости отъ мѣропріятій императора и враждующихъ партій.

Фотій былъ однимъ изъ образованнѣйшихъ богослововъ своего вѣка. По настойчивой просьбѣ Императора Михаила III, онъ вынужденъ былъ принять монашество и въ 858 году былъ возведенъ на патріаршій престолъ вмѣсто удаленнаго Императоромъ Игнатія. Когда Фотій, по древнему церковному обычаю, увѣдомилъ прочихъ патріарховъ о своемъ восшествіи на престолъ, въ томъ числѣ папу, въ Римѣ рѣшили использовать случай, чтобы вмѣшаться въ греческія дѣла. Властолюбивый папа Николай 1-й, раздѣлялъ притязанія своихъ предшественниковъ на міровую гегемонію папскаго престола, права на которую усматривали въ своевременно появившихся документахъ «Дарственная грамота Константина Великаго» и «Лжеисидоровы Декреталіи», признанныхъ позже самой Римской церковью фальшивыми.

Николай I принялъ сторону Игнатія. Въ 860 г. онъ отправилъ въ Константинополь двухъ легатовъ, съ письмами къ Императору и къ Патріарху, въ которыхъ просилъ «вернуть» римской церкви слѣдующія территоріи, принадлежащія Константинополю: Эпиръ, Иллирію, Македонію, Ѳессалію, Ахаію, Дакію, Мизію, Дарданію, Калабрію, Апулію и Сицилію. Папа намекалъ, что отъ возврата этихъ территорій будетъ зависитъ признаніе Фотіего сана. Взглянувъ на карту, поражаешься смѣлости папы, потребовавшаго себѣ добрую часть греческаго патріархата.

Въ маѣ 861 года, въ Константинополѣ состоялся соборъ изъ 318 епископовъ съ участіемъ папскихъ легатовъ въ присутствіи Михаила III. Низложеніе Игнатія было подтверждено, причемъ легаты подписались подъ рѣшеньемъ. Папа, къ которому «акрибійцы» направили апелляцію на соборъ, разгнѣвался на легатовъ. Въ 862 году онъ отправилъ всѣмъ патріархамъ Востока окружное посланіе, въ первый разъ требуя отъ нихъ признанія главенства римской каѳедры, со ссылками на слова Христа Св. Петру: «ты – Петръ и на семъ камнѣ...». Дѣло Фотія онъ требовалъ на судъ римской каѳедры. Не дожидаясь отвѣта, папа созвалъ свой соборъ въ Римѣ въ 863 году и, осудивъ Константинопольскій Соборъ 861 года, осудилъ и Фотія, предавъ его анаѳемѣ.

Императоръ написалъ въ 864 г. протестующее посланіе. «Всѣ твои разглагольствованія о преимуществахъ римскаго престола – пустая болтовня» – писалъ онъ: «ты бы долженъ за честь принять приглашеніе подать свой голосъ къ умиротворенію константинопольскихъ смутъ, а не по грубой ошибкѣ считать себя судьей дѣлъ церковныхъ... Фотій признанъ прочими восточными патріархами и потому же можетъ быть называемъ пастыремъ незаконнымъ». Папа отвѣчалъ Императору, повторяя, что преимущества Рима даны не какимъ-либо соборомъ, а самимъ Спасителемъ. Въ отношеніи патріарха тонъ посланіи былъ мягче. Папа предлагалъ Фотію и Игнатію пріѣхать въ Римъ, чтобы онъ могъ разобрать ихъ дѣло. По мнѣнію католическаго историка, о. Жюжи, смягченіе было вызвано т. наз. «болгарскимъ вопросомъ».

Патріархъ и Игнатій, разумѣется, въ Римъ не поѣхали. Тѣмъ временемъ, князь Болгарскій Борисъ, будучи нрава честолюбиваго, сталъ просить у Императора царскій титулъ, а у патріарха – независимую отъ Константинополя іерархію. Подстрекаемый латинянами, Борисъ рѣшилъ круто порвать съ Византіей, и, въ августѣ 866 года, его послы одновременно появляются въ Римѣ и у нѣмецкаго императора Людовига въ Регенсбургѣ, прося прислать въ Болгарію латинскихъ епископовъ и священниковъ. Просьба Бориса была принята въ Римѣ съ величайшей готовностью: она зародила надежды на хотя бы частичный возвратъ папѣ древняго Иллирикума, котораго требовалъ Николай I въ своемъ первомъ посланіи къ Михаилу III въ 860 году («Schisme Bysantin», par М. Jugie, p. 110).

Не имѣя больше нужды церемониться, папа отправилъ въ Константинополь рѣзкое посланіе. Онъ призывалъ Императора уничтожить свое послѣднее письмо и подчиниться Риму, угрожая въ противномъ случаѣ, предать суду и его самого и всѣхъ «отвѣтственныхъ лицъ». По адресу Фотія, вновь съ Игнатіемъ вызывавшагося въ Римъ, сыпалась брань. («L’Epoque Carolingienne», par Е. Amann, p. 430).

Римскіе миссіонеры, прибывъ въ Болгарію, принялись отмѣнять установленные греками церковные обряды, замѣняя ихъ латинскими. Греческіе священники были выгнаны изъ страны. Храмы, ими освященные, переосвящались, а надъ крещеными заново совершалось таинство мѵропомазанія. Бенедиктинскій ученый о. Мерсенье отмѣчаетъ, что латинизація Болгаріи проводилась по приказу папы, который считалъ, что «повсюду, гдѣ церковные порядки отличаются отъ римскихъ – они предосудительны». («Qu’est-ce que l’Orthodoxie?» par Ρ. P. Dumont, Mercenier, Lialine, p. 62).

Греческіе священники, воочію убѣдились въ томъ, что латиняне стали насаждать среди болгаръ неслыханныя новшества, напримѣръ: безбрачіе священниковъ, разрѣшеніе въ посты употреблять молочную пищу и яйца, установленіе поста въ субботніе дни и, наконецъ, еретическое ученіе объ исхожденіи Св. Духа не отъ Отца только, но и отъ Сына, («filioque»).

Безпримѣрное властолюбіе Николая неожиданно вызвало противодѣйствіе въ средѣ западнаго епископата. Епископы Теудогаудъ Трирскій и Гинтеръ Кельнскій, обратились съ жалобой къ Фотію, кромѣ того, отправивъ папѣ отъ своего имени: сатирическое посланіе, извѣстное подъ названіемъ «Діаволъскихъ Капитуловъ» («Capituli Diabolic»). Изъ этого можно заключить, что Фотій былъ популяренъ на Западѣ и что теорія папскаго абсолютизма еще не успѣла завоевать германскія государства.

Къ этому времени относится сочиненіе Фотія: «Тѣмъ, кто утверждаютъ, что Римъ является Первой Каѳедрой». Вотъ выдержки изъ этого труда: «...Если вы приведете мнѣ въ доказательство (главенства Рима) извѣстный текстъ: «Ты – Петръ...»: то знайте, что не для церкви, находящейся въ Римѣ, были сказаны эти слова. Нѣтъ, такое толкованіе является презрѣннымъ и подлинно іудейскимъ, какъ ограничивающее Божью Благодать нѣкоторыми странами и мѣстностями, въ то время какъ дѣйствіе Ея должно простираться на весь міръ. Что же касается словъ: «на семъ камнѣ», то у кого же хватитъ дерзости отнести ихъ къ римской церкви? Вѣдъ совершенно ясно, что они касаются Камня Исповѣданія, возвѣстившаго Божественность Христа и, черезъ него – Вселенской Церкви, распространенной по всей землѣ и основанной согласно Апостольскимъ Правиламъ. Объ этой самой Церкви говорится въ святѣйшемъ и честнѣйшемъ «Символѣ Вѣры», произносимомъ нами при возношеніи Святыхъ Даровъ: «Вѣрую во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь». Мы не говорили: въ петрову или римскую церковь, какъ это понимаетъ заносчивое римское невѣжество... Если бы Римъ былъ первой каѳедрой, потому что ея первымъ епископомъ былъ «корифей», то первенство должно было бы скорѣе принадлежатъ Антіохіи, такъ какъ Петръ былъ епископомъ антіохійскимъ до того какъ сталъ римскимъ. Если же Риму дается первенство изъ-за Первоверховнаго Апостола, то было бы гораздо справедливѣе дать его Іерусалиму, изъ-за Того, Кто первымъ получилъ въ этомъ градѣ мученическій вѣнецъ – изъ-за Господа и творца Петра и всѣхъ насъ, Который Самого Себя принесъ въ жертву для искупленія міра». («Lettres de Photius» par J. N. Valletas, Londres, 1864, p. 567-571).

Ссылаясь на 3-е Правило II-го Вселенскаго Собора и на 28-е правилоIV-го Вселенскаго Халкидонскаго Собора, Фотій доказывалъ, чисто человѣческій характеръ происхожденія почетнаго первенства римской каѳедры: папа – первый среди равныхъ primus inter pares – не въ силу евангельскихъ текстовъ, а примѣнительно къ значенію Рима, какъ столицы.

Въ томъ же году Фотій написалъ и разослалъ окружное посланіе ко всѣмъ восточнымъ каѳедрамъ, приглашая соборно обсудить поведеніе папы и римскаго духовенства.

Патріархи сочли, доводы Фотія настолько вѣскими и обоснованными, что въ маѣ 867 года въ Константинополѣ былъ созванъ съ ихъ участіемъ Соборъ, на которомъ Николай I былъ единогласно признанъ недостойнымъ священнаго сана и преданъ анаѳемѣ, о чемъ въ Римъ было рѣшено отравить посланіе. Соборъ этотъ рѣшилъ и утвердилъ слѣдующее:

1. Вселенскіе Соборы являются высшимъ церковнымъ авторитетомъ для всѣхъ Церквей, въ томъ числѣ и римской.

2. Соборы могутъ созываться и помимо согласія папы.

3. Теорія о папской непогрѣшимости является выдуманной еретической.

4. Ученіе о происхожденіи Св. Духа отъ Отца и Сына является еретическимъ.

Три первыхъ рѣшенія явились прямыми ударами по «Лже-Исидоровымъ Декреталіямъ».

Вскорѣ послѣ этого папа Николай I скончался (13-го ноября 867 г.). Впослѣдствіи римская церковь признала его Святымъ нарекла «Великимъ».

Незадолго до этого въ Константинополѣ произошелъ переворотъ: Михаилъ III палъ жертвой заговора и былъ убитъ, властъ взялъ Василій Македонянинъ, причастный къ этому убійству. Явившись на слѣдующій день въ храмъ Св. Софіи, онъ палъ просить Фотія признать новую династію. Патріархъ отказался. Тогда Василій приказалъ его схватить, лишить сана и отправить въ ссылку. Патріархомъ сдѣлался вновь Игнатій, который незамедлилъ отправить въ Римъ новому папѣ – Адріану II (867-872) льстивое посланіе, въ которомъ онъ осуждалъ дѣйствія и рѣшенія Константинопольскаго Собора 867 года, осудившаго Николая І-го, и поносилъ Фотія.

Вѣсть объ исчезновеніи столь опаснаго соперника обрадовала Римъ. Было рѣшено созвать въ 869 году соборъ въ храмѣ Св. Петра. Соборъ этотъ анаѳематствовалъ Фотія и сжегъ рѣшеніе собора, содержавшее анаѳему папѣ Николаю, Рѣшено было созвать въ Константинополѣ новый соборъ для того чтобы добиться отмѣны всѣхъ рѣшеній, вынесенныхъ въ 867 году. («L’Epoque Carolingienne», par Е. Amann, p. 484-488).

Папскіе легаты прибыли въ столицу въ сентябрѣ 869 г. и 5-го октября открылся соборъ подъ предсѣдательствомъ легатовъ. Обстоятельства слагались какъ нельзя лучше, чтобы соборъ явился «реваншемъ» за «оскорбленіе» нанесенное папѣ въ 867 году. Легаты разсчитывали, кромѣ того, распространить впослѣдствіи авторитетъ папы и въ другихъ патріархатахъ. Несмотря на столь радужныя перспективы и сильную поддержку императора, соборъ открылся съ ... двѣнадцатью императорскими чиновниками, вмѣсто епископовъ, къ которымъ позже примкнуло столько же епископовъ-акрибійцевъ, сторонниковъ Игнатія и враговъ Фотія. Только на 10-мъ засѣданіи, страхомъ и хитростями, удалось этотъ ничтожный составъ увеличить, но соборъ не достигъ и трети числа отцовъ, собранныхъ Фотіемъ («Schisme Byzantin» par М. Jugie, p. 116). Это не помѣшало Риму его окрестить въ ХIII-мъ вѣкѣ «VIII-мъ Вселенскимъ»! Легатамъ удалось кое какъ добиться признанья 27-ми правилъ, которыя почти всѣ были направлены противъ Фотія и его сторонниковъ, а остальныя осуждали вмѣшательство свѣтской власти въ церковныя дѣла (id. p. 118).

И все же соборъ разочаровалъ легатовъ. Во-первыхъ, пришлось обойти молчаніемъ осужденіе соборомъ 867 года римскихъ новшествъ, включая «filioque». Виной этого молчанія были аргументы Фотія, оказавшіеся настолько вѣскими и неопровержимыми, что даже враги Фотія, акрибійцы, не говоря уже о легатахъ – не рѣшились ихъ оспаривать. Пришлось, скрѣпя сердце, удовольствоваться торжественнымъ сожженіемъ актовъ собора 867 объявленіемъ Фотія «новымъ Діоскоромъ», «изобрѣтателемъ новыхъ догматовъ» и, наконецъ, отлученіемъ его отъ Церкви. Насильно приведенный на 5-е и 7-е засѣданіе, Фотій отказался отвѣчать на вопросы. На 6-мъ засѣданіи, на вопросъ Императора, на немъ присутствовавшаго: признаютъ ли сторонники Фотія, позванные на это засѣданіе, осужденіе его? – Захарія, Митрополитъ Халкидонскій отвѣтилъ: «Церковныя правила выше папы Николая и всѣхъ Патріарховъ» и въ смѣлой рѣчи оправдялъ бывшаго патріарха; Іоаннъ, Митрополитъ Ираклійскій сказалъ: «Кто анаѳематствуетъ своего епископа, да будетъ проклятъ!». А Евсхимонъ, Митрополитъ Кесаріи Кападокійской: «Мы не пріемлемъ опредѣленій, противныхъ разуму и канонамъ». Вообще греческій епископатъ отнесся враждебно къ легатамъ и къ политикѣ, въ отношеніи Рима, Императора Василія. Самъ Василій былъ недоволенъ соборомъ, убѣдившись, что легатамъ не удалось внести мира въ церковную жизнь.

Главное же разочарованіе Риму пришло отъ болгаръ. Царь разгнѣвался на римскую церковь и обратился вновь къ Константинополю. Латинское духовенство было изгнано изъ Болгаріи. Въ 870 году, по окончаніи вышеописаннаго собора, делегаты Бориса были приглашены во дворецъ вмѣстѣ съ Игнатіемъ, папскими легатами и тремя восточными мѣстоблюстителями. Тамъ они обратились къ Императору и Патріарху съ просьбой принять Болгарію въ греческій патріархатъ и вернуть византійскихъ священниковъ. Къ великому негодованію легатовъ, Императоръ и Патріархъ не могли сдержать своего торжества и дали посламъ Царя свое согласіе.

Легатамъ пришлось смириться. Къ довершенію ихъ неудачъ, они на обратномъ пути въ морѣ попали въ плѣнъ разбойникамъ, которые отняли у нихъ акты собора. Только черезъ шесть мѣсяцевъ папа и западный Императоръ смогли выкупитъ легатовъ и вернуть ихъ въ Римъ.

Таковъ былъ «искупительный» анти-фотіевскій соборъ 869-870 г., который долженъ былъ стать тріумфомъ для папы. Въ Римѣ выслушали доклады несчастныхъ легатовъ съ негодованіемъ. Адріанъ II написалъ Василію письмо, въ которомъ горько жаловался ему на оскорбленія, причиненныя легатамъ и на неблагодарность Патріарха Игнатія, проявленную въ «произвольномъ рѣшеніи вмѣшаться въ болгарскія дѣла». Василій ничего не отвѣтилъ Адріану. Въ Болгарію была отправлена миссія въ составѣ архіепископа и десяти архіереевъ.

Моральнымъ побѣдителемъ оказался опальный и трижды отлученный Римомъ Фотій.

Послѣ смерти Адріана II папой сталъ Іоаннъ VIII (872-882), которому до извѣстной степени удалось загладить ошибки своихъ двухъ предшественниковъ.

Въ 878 году скончался патріархъ Игнатій. Василій во время собора 869-70 г. могъ убѣдиться въ огромной популярности Фотія и приверженности къ нему всего епископата. Онъ предложилъ ему снова стать патріархомъ. Противъ Фотія осталась лишь незначительная группа сторонниковъ покойнаго Игнатія, неукротимыхъ акрибійцевъ.

Не зная еще о смерти патріарха, папа въ апрѣлѣ 878 года отправилъ въ Константинополь двухъ легатовъ съ письмомъ къ Игнатію, прося его вывести греческое духовенство изъ Болгаріи. Каково же было удивленіе легатовъ при видѣ Фотія на патріаршемъ престолѣ. Они запросили Римъ относительно своей миссіи, прося его возстановить миръ между двумя церквами.

Папа искалъ помощи Императора противъ угрожавшихъ Италіи Сарацинъ, а также герцога Сполетскаго, захватившаго почти всю римскую область, и курія дала легатамъ предписаніе, признать Фотія, если онъ возвратитъ Риму Болгарію, а сторонникамъ Игнатія даже пригрозить анаѳемой, если они не признаютъ Фотія патріархомъ.

Въ ноябрѣ 879 года Патріархъ Фотій устроилъ соборъ въ Св. Софіи (879-880), на которой были приглашены легаты. Участниками собора явились 383 епископа. Соборъ полностью оправдалъ всѣ дѣйствія Фотія и торжественно подтвердилъ «Символъ Вѣры». Папа Іоаннъ прислалъ письмо Фотію, въ которомъ приравнивалъ къ Іудѣ всякаго кто дерзнетъ измѣнить «Символъ». Сознаваясь, что нѣкоторые на Западѣ допустили прибавку, онъ полагалъ, что благоразуміе требовало осторожно и постепенно идти къ ея устраненію («Histoire Ecclésiastique» par l'abbé Fleury, t. XI, p.p. 330, 443).

Объ этомъ папа увѣдомилъ и Короля Святополка Моравскаго, приказавъ Св. Меѳодію, епископу Моравскому, придерживаться «единственнаго правильнаго исповѣданія Символа Вѣры, признаннаго шестью Вселенскими Соборами».

Вновь признанный всѣми, включая и Римъ, законнымъ патріархомъ, Фотій первымъ правиломъ Софійскаго Собора постановилъ слѣдующее: «Въ преимуществахъ, принадлежащихъ святѣйшему престолу римской церкви и ея предсѣдателю, совершенно да не будетъ никакого нововведенія, ни теперь. ни впредь».

Подъ конецъ своей жизни, Фотію суждено было снова сдѣлатъся жертвой политическихъ интригъ: преемникъ Василія, Левъ VI, добился его низложенія въ 886 году и заточилъ въ монастырь, гдѣ онъ и скончался въ 891 г. Церковь причислила Фотія къ лику святыхъ, какъ стойкаго борца за чистоту Православной Вѣры.

Въ 1950 году о Патріархѣ Фотіи появилась книга на французскомъ языкѣ извѣстнаго ученаго іезуита о. Ф. Дворника[1]. Въ заключеній онъ пишетъ слѣдующее: «...Изъ нашего изслѣдованія слѣдуетъ, что къ личности Фотія, этого великаго Патріарха и Отца Восточной Церкви со стороны Запада были проявлены въ продолженіи всѣхъ этихъ вѣковъ презрѣніе и недостатокъ христіанской любви. Обязанность историка – не только подчеркнутъ эти ошибки, но и возстановить честь пострадавшаго за нихъ. Это – долгъ исторіи по отношенію къ Патріарху Фотію».

Приводя эти строки, критикъ труда о. Дворника, о. Ф. Де Рэжисъ. іезуитъ, бывшій Директоръ «Руссикума» въ Римѣ, добавляетъ: «Патріархъ Фотій скончался въ полномъ единеніи съ Римскимъ престоломъ». (см. газету «За Правду», Б. Айресъ, № 127 отъ 3.ХІ.51).

Мало освѣдомленный читатель, прочтя эти строки, можетъ вообразить, что Фотій отказался передъ смертью отъ убѣжденій, защитѣ которыхъ онъ посвятилъ всю свою жизнь. Мы видѣли, что, напротивъ, папа Іоаннъ VIII, дѣйствительно, примирился со Вселенской Церковью, признавъ Фотія законнымъ патріархомъ. Папа сдѣлалъ еще больше, признавъ «сообщниками Іуды» приверженцевъ еретической прибавки «filioque» къ «Символу Вѣры».

Католическіе историки различно оцѣниваютъ папу Іоанна VIII. Кардиналъ Бароній, извѣстный историкъ ХVІ-го вѣка, строго порицаетъ этого папу за его довѣрчивость и «чрезмѣрную снисходительность» къ Фотію, доходя, даже, до весьма страннаго заключенія: поведеніе маститаго Іоанна VIII въ отношеніи Фотія, якобы зародило въ массахъ легенду о томъ, что папа Іоаннъ былъ папессой Іоанной!!! – о. Дворникъ справедливо сѣтуетъ на пристрастность нѣкоторыхъ римскихъ писателей...

О. Жюжи, авторъ «Византійской Схизмы», вышедшей въ 1941 году, старается доказать, будто папа Іоаннъ и его легаты, были введены въ заблужденіе неточными переводами актовъ собора съ греческаго на латынь и что въ этомъ повинны греки. Между тѣмъ, всѣ акты были перевезены въ Римъ легатами въ августѣ 880 г. и только тамъ ихъ стали переводить на латинскій языкъ для куріи, въ то время, какъ посланіе папы къ Фотію, отвергающее «filioque», было прописано въ мартѣ 880 г. въ заключеніе соборныхъ дѣяній.

Другой историкъ – аббатъ де Феллеръ – защищая гипотезу злонамѣренной интимидаціи и даже подкупа римскихъ легатовъ Патріархомъ Фотіемъ, пишетъ, что «папа, узнавъ объ этой мерзости Фотія – анулировалъ соборъ 879 года и одновременно анаѳематствовалъ фальсификатора – Фотія». («Dictionnaire Historique» par de l'Abbé F. X. De Feller, 1792, t. V, p. 104, article: «Jean VIII»).

Всѣ подобныя истолкованія показываютъ насколько фактъ примиренія Іоанна съ Фотіемъ, противникомъ не только «filioque», но и теоріи папской гегемоніи – мѣшалъ римскимъ писателямъ, эту теорію защищавшимъ.

Болѣе безпристрастно изложеніе этого періода бенедиктинскимъ ученымъ о. Мерсенье. По его мнѣнію, Іоанна VIII побудили къ примиренію въ одинаковой мѣрѣ и угроза мусульманъ Италіи и искреннее желаніе наладить миръ съ Византіей. О. Мерсенье подчеркиваетъ, что вплоть до Стефана VІ (885-892) всѣ папы, за исключеніемъ Марина, пребывали въ молитвенномъ общеніи съ Константинопольской Каѳедрой. Со своей стороны, о. Жюжи, замѣчаетъ, что Адріанъ III (884-885) даже «торжественно увѣдомилъ Фотія о своемъ избраніи, чѣмъ заслужилъ дружественную замѣтку въ его книгѣ «Тайноводство о Св. Духѣ». («Schisme Byzantin» par M. Jugie, p. 133.)

Въ заключеніе своего разсказа о Фотіи, о. Мерсенье пишетъ: «Короче говоря, «Фотіевское дѣло» сводится къ очень рѣзкой ссорѣ между нимъ и Николаемъ І-мъ и къ схизмѣ продлившейся нѣсколько мѣсяцевъ (съ конца 866 г. по сентябрь или октябрь 867 г.) («Qu’est-ce que l’Orthodoxie?», p. 71).

Такъ понимая дѣло, мы можемъ присоединиться къ удовлетворенію, высказанному о. де Режисъ, допуская, что, до смерти Св. Фотія, римская церковь подлинно не оторвалась еще отъ Вселенскаго Православія. Подъ этимъ угломъ зрѣнія можемъ порадоваться и тому, что въ лицѣ о. Дворника современная католическая наука перестала искажать обликъ Патріарха Фотія и очищаетъ его память отъ оскорбленій, выпавшихъ на долю этого Отца Церкви отъ Анастасія Библіотекаря, Баронія, Дефеллеръ и другихъ.

 

Н. Воейковъ.

 

«Православная Русь». 1952. № 22. С. 10-13.

 

[1] Первоначально вышла въ 1948 г. на английском языке как: «The Photian Schism: History and Legend» (Cambridge 1948). – ред.

 

О святителе см. также:

Святитель равноапостольный Фотій Великій, Исповѣдникъ, Патріархъ Константинопольскій.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: