О трудности служенія пастырей Православной Церкви (+Молитвы Пастыря).

Пастыри Христовой Церкви, обязанные, по заповѣди св. Апостола Павла, внимать себѣ (Дѣян. XX, 28), безпрерывно заботиться, при помощи Божіей, о неукоризненности своего поведенія и святости жизни, въ тоже время должны внимать всему своему стаду, т. е. должны тщательно руководить пасомыхъ на пути къ вѣчному спасенію: должны служить при духовномъ ихъ возрожденіи въ жизнь вѣчную, и назидать въ вѣрѣ, любви и упованіи христіанскомъ; должны охранять ихъ отъ соблазновъ міра и навѣтовъ духа злобы; врачевать недуги души и язвы совѣсти и, содѣлавъ такимъ образомъ, благодатію Христовою, живыми храмами Духа Святаго, приготовить къ переходу въ міръ высшій и лучшій (Ефес. IV, 11. 12). Дѣло не легкое, обязательство трудное, назначеніе и великое и не безопасное для пастырей Церкви! Міряне могутъ спастись, могутъ погибнуть одни своею душею; между тѣмъ судьба души пастырской неразрывно связана съ судьбою каждой души въ паствѣ: крови грѣшника взыщу отъ руки твоея (Іезек. III, 18. XXXIII, 8), глаголетъ всѣмъ и каждому изъ пастырей Церкви Богъ святый и страшный.

Чтобы этотъ отзывъ о многотрудномъ опасномъ званіи пастырей Церкви не показался кому-либо слишкомъ уже строгимъ и преувеличеннымъ, обратимся къ опыту и предоставимъ дѣлу говорить самому за себя.

Извѣстно, что легкость или трудность всякаго званія и обязанностей, съ нимъ соединенныхъ, при короткомъ, съ нашей стороны, ознакомленіи съ ними, почти всегда болѣе или менѣе зависятъ: отъ краткости или продолжительности времени нужнаго для ихъ исполненія, отъ единства или разнообразія дѣйствій, имъ усвоенныхъ; и наконецъ отъ стеченія благопріятныхъ или неблагопріятныхъ обстоятельствъ, среди коихъ доводится не рѣдко тому или другому дѣйствовать изъ насъ. Но съ какой стороны ни посмотришь внимательно на служеніе пастырей и учителей св. Церкви, неминуемо придешь къ заключенію, что нѣтъ труднѣе ихъ служенія и обязанностей.

Въ самомъ дѣлѣ, почти каждому званію въ благоустроенномъ обществѣ назначены опредѣленное время и часы для занятій. Наступилъ срокъ – и дѣло кончено или не кончено – отлагается до другой поры, а труженикъ предается покою. И воинъ и земледѣлецъ, служитель правосудія и купецъ и наставникъ и питомецъ, рабъ и свободъ, – словомъ почти всѣ, съ рѣдкимъ, быть можетъ, исключеніемъ, ведутъ условную чреду между трудомъ и бездѣйствіемъ, между покоемъ и безпокойствомъ. Только служитель алтаря Господня долженъ постоянно быть на своей стражѣ: долженъ постоянно, или подвизаться, или готовиться къ подвигу. Онъ обязанъ быть подлѣ пасомыхъ непрестанно, какъ кормилица подлѣ колыбели питомцевъ своихъ (1 Сол. II, 7); обязанъ послѣ служенія во храмѣ, большую часть дня, а не рѣдко и ночи даже, проводить, то за изученіемъ закона Господня, коего взыщутъ, по слову Пророка, от устъ (Малах. II, 7), то за приготовленіемъ поученій для прихожанъ, ввѣренныхъ его водительству, дабы они въ этихъ поученіяхъ, какъ дѣти въ груди своей матери, могли найти драгоцѣнное млеко для утоленія жажды душъ и сердецъ своихъ. И ни на кого не можетъ онъ сложить съ себя этой обязанности, самой многотрудной и существенной въ его служеніи (1 Кор. I, 17), не можетъ сложить, не подвергая себя упреку за нарушеніе заповѣди Апостольской: проповѣдуй слово, настой благовременнѣ и безвремеинѣ, обличи, запрети, умоли со всякимъ долготерпѣніемъ и ученіемъ (2 Тим. IV, 2).

Еще хорошо, еслибы благопопечительный пастырь, разумнѣ разумѣвающи свое стадо (Притч. XXVII, 23), послѣ проповѣданія слова Божія во храмѣ и исполненія другихъ обязанностей своего служенія, могъ имѣть, по крайней мѣрѣ, въ своемъ домѣ духъ спокойный: онъ легко, быть можетъ, забылъ бы тогда и трудъ свой и тяготу своего званія; но мы знаемъ по опыту, что нѣтъ почти дня, въ который бы и дома добрый пастырь не былъ озабоченъ при мысли о томъ, что дѣлается въ его приходѣ и паствѣ. Даже и тогда, какъ покоится тѣло, душа пастыря не можетъ быть не озабочена: она бдитъ и, переносясь на крылахъ любви изъ дома въ домъ пасомыхъ, видитъ въ одномъ изъ нихъ сварливость и гнѣвъ, въ другомъ – сребролюбіе; въ томъ распутство, въ этомъ пьянство отвратительное; здѣсь она видитъ, что нѣтъ вѣры, а тамъ безпрестанно злословятъ; изъ этого дома почти никогда не ходятъ въ церковь, а вотъ въ этомъ не знаютъ ни слова о вѣрѣ; здѣсь не хотятъ простить, тамъ не хотятъ удовлетворить обиды. Словомъ, умному оку бодрствующаго пастыря представляются во многихъ домахъ и семьяхъ его прихожанъ дѣла, по выраженію св. Ап. Павла, плотская яже суть: прелюбодѣяніе, блудъ, нечистота, непотребство, вражда, ссоры, зависть, гнѣвъ, распри, разногласіе, ереси, ненависть, убійства, пьянство, и подобн. (Гал. V, 12. 20. 2 Кор. XII, 20)... Можно себѣ представить, каковъ, послѣ сего, долженъ быть покои истиннаго пастыря, коему заповѣдалъ Господь: изнемогшаго поднять, и болящаго уврачевать, и сокрушеннаго обязать, и заблуждшаго обратить и погибшаго взыскать (Иез. XXXIV, 4), взыскать, хотя-бы иной изъ дѣлателей беззаконія былъ уже въ челюстяхъ адскаго льва, взыскать и спасти, если не любовію, то страхомъ отъ огня восхищающе (Іуд. I, 23)!....

Уже по этимъ не легкимъ опытамъ безпокойства и напряженной дѣятельности можно судить: каково положеніе въ мірѣ пастырей Церкви, проникнутыхъ чувствомъ своего долга. Еще болѣе представится оно труднымъ, при взглядѣ на многосложную ихъ дѣятельность.

Тогда какъ отцы и матери семействъ обязаны заботиться о воспитаніи и образованіи собственныхъ только дѣтей, пастыри Церкви обязаны пещись въ своихъ приходахъ и паствахъ о благоустройствѣ каждаго семейства, обязаны носить въ своемъ сердцѣ каждое дитя, каждаго отца и мать, каждаго семьянина (Числ. XI, 12; 2 Кор. VII. 3). И такъ какъ имъ должно спасать всѣхъ, не взирая на разность понятій, нравовъ, привычекъ, то они обязаны быть, по слову св. Апостола Павла, всѣмъ вся, да всяко нѣкія пріобрящутъ (1 Кор. IX, 22), т. е. они должны приспособляться къ пріемлемости всѣхъ и каждаго, являться поперемѣнно въ разныхъ видахъ: обязаны измѣнять не только голосъ и языкъ, но даже нравъ свой и характеръ (2 Кор. XI, 7). То должны они быть тверды до строгости; то кротки и снисходительны, какъ-бы до слабости (1 Сол. II, 7). То обязаны они раскрывать все богатство милосердія Божія и казаться исполненными упованія до того, чтобы брать на себя все, что устрашаетъ робкія души и производитъ въ нихъ отчаяніе; то окружать себя грозою Синая и Хорива, дабы потрясти сердца тѣхъ, кои отъ долговременной привычки къ злу сдѣлались какъ-бы безчувственными, кои вовсе почти не думаютъ ни о небѣ, ни о Богѣ. Какъ благодать дѣйствуетъ на сердца безчисленными способами; такъ и пастыри – орудіе благодати, обязаны давать своей любви, своей ревности различныя движенія, смотря по расположенію и потребности каждаго. Преуспѣваютъ-ли пасомые въ добродѣтеляхъ? Пастыри обязаны возвышаться съ ними, открывая при этомъ взорамъ ихъ богатство премудрости и вѣденія, сокровенное въ Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ. Обращаются ли они назадъ? И пастыри должны какъ-бы отступать вмѣстѣ съ ними, дабы такимъ образомъ войти въ ихъ слабости, сострадать немощамъ ихъ (1 Кор. III, 1. 2. 2 Кор. XI, 22). Однихъ они должны согрѣвать и укрывать, подобно кокошу, подъ своими крилами; надъ другими парить, какъ орлы надъ птенцами, чтобы такимъ образомъ научить ихъ свободному полету въ горняя. Не говоримъ уже о томъ, сколько требуется отъ пастырей Церкви мѣръ предосторожности и благоразумія, чтобы, по выраженію св. Апостола Павла, ни едино ни въ чемъ же дати претыканіе, дабы не порицали за это самое ихъ служеніе (2 Кор. VI, 3). «Священникъ, говоритъ св. Златоустъ, долженъ смотрѣть тысячію глазъ; потому что живетъ не для себя одного, а для множества людей...»[1]. Худые поступки простолюдина, хотя бы они и явны были, никому не наносятъ опасной раны. Но стоящіе на высотѣ священническаго достоинства во первыхъ всѣми видимы, во вторыхъ самыя неважныя погрѣшности ихъ представляются велики въ глазахъ другихъ людей. Ибо всякую погрѣшность измѣряютъ всѣ не мѣрою самаго дѣйствія, но достоинствомъ погрѣшающаго. Посему священникъ долженъ отвсюду оградить себя сими, подобно адаманту, крѣпкими оружіями: непрерывною бдительностію, всегдашнею трезвенностію жизни, неонустительнымъ назираніемъ того, чтобы не оставалось какое-нибудь мѣсто нагимъ и незащищеннымъ, и врагъ, замѣтивъ оное, не нанесъ смертельнаго удара»[2].

Все это показываетъ, что служители алтаря Господня суть служители безсмѣнные, стражи неусыпающіе, что Евангеліе и Церковь, внушая имъ быть солію земли и свѣтомъ для міра (Матѳ. V, 13. 14), – обрекли ихъ всецѣло пользамъ пасомыхъ и дѣлу спасенія ихъ.

Правда, не всѣ пастыри исполняютъ свои обязанности во всей ихъ обширности: многіе изъ нихъ, исполняя оныя кое-какъ, очень мало заботятся о томъ, получаютъ, или нѣтъ, какую-либо пользу душевную отъ служенія ихъ прихожане. Но таковымъ пастырямъ, млекомъ питающимся, и волною одѣвающимся, и тучное закаляющимъ, а овецъ не пасущимъ (Езек. XXXIV, 3), нисколько отъ этого не легче: вмѣсто заботъ, причиняемыхъ святою ревностію о благѣ паствы, они, бѣдные, не говоря уже о безчестіи, коему подвергаютя за нерадѣніе, со стороны общаго мнѣнія и начальства, должны мучиться, какъ и нерѣдко мучатся, угрызеніями совѣсти, должны волей-неволей терзаться при мысли, что за всѣ души, отъ ихъ небреженія погибшія, неминуемо подвергнутся они ужасной отвѣтственности въ свое время отъ Пастыреначальника Христа. «И если мы, говоритъ св. Златоустъ, представляя себѣ, что должны отдать отчетъ за себя, трепещемъ, какъ-бы не надѣясь уже взбѣжать вѣчнаго огня: то чего должно ожидать тому, кто будетъ отвѣтствовать за столь многихъ людей? Что сіе справедливо, послушай блаженнаго Павла, или Самого Христа, говорящаго устами Павла: повинуйтеся наставникомъ вашимъ и покаряйтеся: тіи бо бдятъ о душахъ вашихъ, яко слово воздати хотяще (Евр. XIII, 17). Или маловажна сія угроза? Нѣтъ!...»[3]. Такимъ образомъ и въ этомъ отношеніи званіе пастырей Церкви представляется далеко не безъ трудностей, кои невольно возбуждаютъ въ душѣ грустныя чувствованія съ тревожнымъ, притомъ, опасеніемъ за судьбу ихъ; особенно когда представишь себѣ: сколько должны, при исполненіи своихъ обязанностей, всѣ и каждый изъ пастырей препобѣждать затрудненія, со стороны часто неблагопріятныхъ для нихъ обстоятельствъ, съ коими они бороться должны въ жизии, какъ корабль въ открытомъ морѣ съ волнами!...

Мню бо, говорилъ св. Апостолъ Павелъ, яко Богъ ны посланники послѣднія яви, яко насмертники, зане позоръ быхомъ міру и Ангеломъ и человѣкомъ (1 Кор. ІV, 9).... якоже отреби міру быхомъ всѣмъ попраніе доселѣ (1 Кор. IV, 13). Но во всемъ представляюще себе яко Божіи слуги, въ терпѣніи мнозѣ, въ скорбѣхъ, въ бѣдахъ, тѣснотахъ (2 Кор. VI, 4). Въ трудѣ и подвизѣ, во бдѣніихъ множицею, во алчбѣ и жажди, въ пощеніихъ многащи, въ зимѣ и наготѣ (2 Кор. XI, 27). Укоряеми благословляемъ: гоними терпимъ: хулимы утѣшаемся (1 Кор. IV, 12. 13). Гоними, но не оставляеми: низлагаемы, но не погибающе... присно бо живіи, въ смерть предаемся Іисуса ради, да и животъ Іисусовъ явится въ мертвеннѣй плоти нашей (2 Кор. IV, 9. 11). Вотъ краткое изображеніе тѣхъ обстоятельствъ, среди коихъ болѣе или ненѣе должны дѣйствовать и нынѣшніе пастыри Церкви, истинные преемники Апостоловъ по духу! Правда, нѣтъ теперь у насъ, по милости Божіей, открытыхъ гоненій на Вѣру: нѣтъ ни цѣпей, ни мечей, ни костровъ, коими губили проповѣдниковъ истины, во времена первенствующей Церкви; однакожъ и въ наши времена доводится нерѣдко подвергаться огорченіямъ и озлобленіямъ разнаго рода ревнителямъ благочестія, пастырямъ по сердцу Божію, со стороны людей не богобоязненныхъ. Посмотрите: развѣ нѣтъ такихъ домовъ, изъ коихъ охотно бы изгнали служителей алтаря, еслибы отъ этого не удерживало иныхъ приличіе? Развѣ мало семействъ, поставившихъ себя въ такое отношеніе къ служителямъ Церкви, что всякое, съ ихъ стороны, усердіе по необходимости должно оставаться безполезнымъ? Развѣ мало въ наше время и такихъ даже, кои, влаясь и скитаясь всякимъ вѣтромъ во лжи человѣчестѣй (Ефес. IV, 14), открыто говорятъ, что они могутъ пасти и спасти себя сами, безъ законныхъ пастырей Церкви и коихъ, при этомъ, поносятъ и рекутъ всякъ золъ глаголъ на нихъ лжуще (Матѳ. V, 11)? Сколько есть пастырей Церкви, кои по опыту знаютъ истину сказаннаго нами, и въ сердцахъ коихъ тѣмъ больше скопляется горести, чѣмъ они сильнѣе проникнуты убѣжденіемъ, что внѣ Церкви нельзя спастись овцамъ этимъ, заблуждающимъ и однакожъ не внемлющимъ гласу ихъ! Мы не говоримъ уже о томъ, что пастыри Церкви, не смотря ни на зной, ни на холодъ, ни на разстояніе мѣста и трудности пути, обязаны посѣщать домы пасомыхъ, для утѣшенія ихъ въ скорбяхъ, для подкрѣпленія въ искушеніяхъ, для совершенія различныхъ у нихъ требъ, оставляя нерѣдко свои, самыя иногда необходимыя занятія. Умалчиваемъ о вопіющей нуждѣ многихъ изъ нихъ въ самомъ необходимомъ, для содержанія семействъ, для воспитанія и образованія дѣтей, дорогихъ и милыхъ сердцамъ ихъ, о той нуждѣ, которая, искушая терпѣніе ихъ, служитъ нерѣдко, по немощи человѣческой, къ нарушенію, съ ихъ стороны, обязанностей ихъ высокаго званія. Не касаемся и чувствъ, заботъ, нужды и страха, кои, особенно въ нашъ разборчивый вѣкъ, не могутъ не волновать и не смущать ихъ души, при мысли о томъ: что должны они сказать въ назиданіе своимъ чадамъ о Господѣ и какъ сказать? И многіе ли знаютъ объ этой борьбѣ, которая возникаетъ въ душѣ инаго пастыря, между требованіемъ долга и яснымъ сознаніемъ своихъ недостатковъ всякій разъ, когда ему нужно являться на каѳедрѣ – съ опасеніемъ, что его ожидаетъ неумолимый судъ народа и весьма часто, въ слѣдствіе разныхъ вкусовъ и предубѣжденій – осужденіе? Не можемъ однакожъ не остановиться вниманіемъ нашимъ, по крайней мѣрѣ, на одномъ, болѣе другихъ замѣчательномъ изъ обстоятельствъ служенія ихъ, какъ напримѣръ: во время, такъ называемыхъ, повальныхъ болѣзней, эти служители Христовы (1 Кор. IV, 1), оставивъ свои семьи на волю Божію, день и ночь должны проводить среди мертвыхъ и умирающихъ, непрестанно имѣть въ виду носящійся предъ ихъ глазами призракъ смерти съ картиною скорби и отчаянія; видѣть – въ одномъ мѣстѣ жену, оплакивающую своего мужа, въ другомъ мать рыдающую по своимъ дѣтямъ, и чадъ – по родителямъ своимъ; слышать всѣ вопли эти, видѣть всѣ сіи слезы и осушать ихъ не иначе, какъ мѣшая съ ними свои слезы!... Согласитесь, что положеніе пастыря въ такую пору болѣе, чѣмъ затруднительно: оно слишкомъ тяжко для сердца и едва выносимо!....

Все это показываетъ, что званіе пастырей Церкви далеко не таково, какимъ представляется поверхностному взгляду: оно тягостнѣе всѣхъ званій въ мірѣ, по причинѣ продолжительности и разнообразія, соединенныхъ съ нимъ дѣйствій, успѣхъ коихъ, между тѣмъ, не обезпечивается вполнѣ ни временемъ, ни усердіемъ и подвигами со стороны пастырей Церкви; потому что ни насаждаяй, есть что, ни напяяй, но возращаяй Богъ (1 Кор. III, 7).

Молимъ же вы, братіе, знайте труждающихся у васъ, и настоятелей вашихъ о Господѣ и наказующихъ вы: и имѣйте ихъ по преизлиха въ любви за дѣло ихъ (1 Сол. V, 12. 13). Пусть они – Богу споспѣшницы (1 Кор. III, 9) – съ радостію творятъ, среди васъ, это Божіе дѣло, а не воздыхающе: нѣсть бо полезно вамъ сіе (Евр. XIII, 17).

 

А. Г.

«Духовная Бесѣда». 1859. Томъ. 7. № 32. С. 181-190.

***

МОЛИТВЫ ПАСТЫРЯ:

I.

Молитва въ скорби душевной[4].

Господи Іисусе Христе! Помози ми: се бо тяжкимъ уныніемъ одержимь-есмь: житейскія бѣды и напасти, многообразныя нужды и печали обуреваютъ мя и гнетутъ, даже до конца прискорбна есть душа моя. Не отлучайся мене, Свѣте Незаходимый, но всегда во мнѣ пребывай, ибо безъ Тебе – скорбь и тѣснота, съ Тобою же – упокоеніе и радость. Сотвори Всемогущею Силою Твоею, да отбѣжитъ отъ мене темный облакъ смущающихъ мя мыслей и огорченій, да исчезнетъ печаль и туга стѣсненнаго моего сердца. Господи! Да не введетъ мя въ уныніе и да не смущаетъ мя тягота грѣховная, и да въ Тебѣ Спасѣ нашемъ оправдаюся, ибо Ты еси «очищеніе о грѣсѣхъ нашихъ» (1 Іоан. II, 2), пострадавый на крестѣ грѣхъ – ради нашихъ. Да не смущаютъ мя и (да не разстроятъ) житейскія бѣды и напасти, мірскія заботы и попеченія, ибо Ты еси Единъ Благій и Человѣколюбецъ, давый утѣшеніе вѣрнымъ рабомъ Твоимъ, глаголя: «не имамъ тебе оставити, ниже имамъ отъ тебе отступити» (Евр. XIII, 5); «еда забудетъ жена отроча свое... аще ли же, и забудетъ, но Азъ не забуду Тебе» (Ис. XLIX, 15). – На Тя Единаго надѣятися зоветъ ны Апостолъ Твой, глаголя: «смиритеся подъ крѣпкую руку Божію, да вы вознесетъ во время, всю печаль вашу возвергше Нань, яко Той печется о васъ» (1 Петр. V, 6-7).

Господи! Се азъ, многогрѣшный, всю печаль мою, вся заботы и попеченія моя возверзаю на Тя Спасителя моего, и стеня вопію Ти: яви ми Твою благовременную помощь во всѣхъ напастѣхъ и нуждахъ моихъ яже Самъ вѣси, и вся устрой ко благу по Святѣй и Спасительнѣй Волѣ Твоей. (Да не подавляетъ мене тягота и нужда дней сихъ, и) да не смущаютъ мя людскія обиды и огорченія; прости вся сія долги ближнимъ моимъ, а мя грѣшнаго помилуй. Прости моя согрѣшенія, и не лиши мене отнюдь Твоего заступленія и Твоего благословенія благостыннаго, да возмогу со дерзновеніемъ глаголати: «Господь – мнѣ Помощникъ, и не убоюся; что сотворитъ мнѣ человѣкъ»?! (Евр. III, 6). О, Милосердный Господи! Вонми скорбящей души моей, умири и избави ю (и отъ унынія отведи). Сохрани мя подъ кровомъ Твоея благости во вся дни живота моего, и Самъ управи жизнь мою ко спасенію, по Святѣй и Всемогущей Волѣ Твоей, молитвами Владычицы Богородицы и всѣхъ святыхъ Твоихъ. Аминь.

II.

Молитва священника о помощи Божіей[5].

Господи Іисусе Христе, Боже нашъ! Благодарю Тя, яко сподобилъ еси мя недостойнаго пріяти великій даръ священства и быти служителемъ въ Церкви Твоей. Даждь убо ми, Господи, въ священномъ семъ достоинствѣ благочестно пожити, въ молитвахъ прилежати и всѣми добродѣтельми Тебѣ во вся дни живота моего благоугождати. Божественную же литургію и прочія церковныя службы сподоби мя совершати благоговѣйно, съ твердою вѣрою, въ чистѣмъ и смиреннѣмъ сердцѣ; ниспосли мнѣ Твою благодатную помощь въ молитвахъ моихъ. Отжени отъ мене всякое житейское попеченіе и всякія мысли праздныя, суетныя, безполезныя; огради немощную душу мою отъ насильства діаволя и отъ навѣтовъ злыхъ и лукавыхъ духовъ, нападающихъ на мя и смущающихъ совѣсть мою помыслы скверными и хульными; да падутъ сіи хульніи помыслы на главу стужающаго ми врага – діавола; азъ-бо Тебѣ – Господу моему-отъ всего сердца покланяюся, почитаю и славословлю Тя.

Ей, Владыко Господи! да обрящу у Тебе и азъ, многогрѣшный, сугубую благодать – усердно, пламенно,[6] свято молитися, якоже подобаетъ и о нихже потребно есть. Осѣняй благодатію Святаго Твоего Духа и сердца всѣхъ людей, Тебѣ молящихся; смиряй умы и сердца гордыхъ и надменныхъ, мудрыхъ вѣка сего, покоряя ихъ Божественному Слову Твоему; вразумляй недугующія невѣріемъ, маловѣріемъ и прочими гибельными заблужденіи, и даруй имъ сердцемъ уразумѣти истину и спасительность Святыя Православныя Церкви: смягчай сердца коснѣющихъ во грѣсѣхъ и страстѣхъ, наставляй ихъ на путь покаянія и исправленія жизни.

Силою Духа Твоего Святаго укрѣпляй и усовершай во всѣхъ насъ вѣру истинную, непостыдную, надежду твердую; любовь нелицемѣрную, чистую, святую, съ прочими дарованіи духовными, Тебѣ въ правдѣ пріятными; обновляй, возсозидай люди Твоя! Господи! азъ немощенъ есмы но да совершается сила Твоя въ немощехъ моихъ; азъ грѣшенъ есмь, но «идѣже умножися грѣхъ, ту преизобыточествова благодать», по слову апостола Твоего (Рим. V, 20). Сія Божественная Благодать да пребываетъ во мнѣ неотступно, и да помогаетъ ми въ дѣлѣхъ высокаго пастырскаго служенія сего: да даруетъ ми силу и крѣпость возносити Тебѣ молитвы и моленія о людѣхъ Твоихъ съ сыновнимъ дерзновеніемъ, всеобъемлющею любовію, отъ всего сердца; да даруетъ ми разумъ и премудрость, во еже учити люди Твоя вѣрѣ и заповѣдемъ Твоимъ; да помогаетъ ми усвояти умомъ и сердцемъ Твое Божественное ученіе и дѣломъ и исполняти е, яко да «образъ буду вѣрнымъ словомъ, житіемъ, любовію, духомъ, вѣрою, чистотою» (1 Тим. IV, 12). Аминь.

III.

Молитва священника о скорбящихъ и бѣдствующихъ[7].

Владыко Господи, даровавый ми по милости Твоей великую благодать священства и сподобивый мя возносити Тебѣ молитвы и моленія о людѣхъ Твоихъ! Услыши нынѣ молитву мою о всѣхъ людѣхъ – скорбящихъ и бѣдствующихъ, изнемогающихъ отъ унынія и печали; даруй имъ Твою благодатную помощь, комуждо ихъ благопотребную! (Наипаче же даруй мнѣ (самому), маловѣрному и недостойному рабу Твоему, сердцемъ вѣдати благодатное осѣненіе сіе, да возмогу послужити нуждамъ и скорбямъ, немощныхъ и нерадивыхъ, духовныхъ чадъ моихъ). Посѣти милостію Твоею болящія различными недуги, воздвигни ихъ отъ одра болѣзни, даруй имъ здравіе душевное и тѣлесное, – и Твоею всесильною благодатію вразуми прочее время жити по волѣ Твоей, во всякомъ благочестіи и чистотѣ. А имже судилъ еси прейти отъ житія сего, симъ посли христіанскую кончину – безболѣзненную, непостыдную, мирную, Святыхъ и Животворящихъ Таинъ причастную. Заступи, спаси и помилуй всѣхъ страждущихъ отъ житейскихъ бѣдъ и золъ, отъ навѣтовъ и обидъ злыхъ человѣкъ, отъ належащія нужды и лишеній, и отъ внезапныхъ напастей и искушеній. Даруй имъ силы и крѣпость благодушно терпѣти посылаемыя испытанія; избави ихъ отъ всякія скорби, туги, нужды и гнѣва; излей въ сердиа Ихъ отраду и успокоеніе, и настави возносити всѣмъ сердцемъ молитвы Тебѣ – Всемогущему Спасителю нашему: да въ Тебѣ обрящутъ истинный покровъ и защиту отъ врагъ видимыхъ и невидимыхъ, и отъ всякаго злаго обстоянія.

Яви, Господи, Твою милость и благоволеніе нищимъ людемъ: вдовицамъ, сирымъ, убогимъ и всѣмъ страждущимъ отъ скудости и нужды; обрати къ нимъ сердца богатыхъ и сильныхъ міра сего, да исполнятся жалости и милосердія. Воспламени ихъ къ обильному и доброхотному подаянію милостыни, къ исполненію дѣлъ благотворенія, къ заступленію и помощи меньшимъ братіямъ, труждающимся и обремененнымъ. Нищихъ же и бѣдствующихъ Твоею всесильною благодатію подкрѣпи, вразуми, защити, отъ всякаго зла сохрани; (охрани ихъ отъ грѣховнаго ропота, сѣтованій, и унынія); даруй имъ имѣти сугубое утѣшеніе и радость въ общеніи съ Тобою – Источникомъ истиннаго блаженства, да всѣмъ сердцемъ взыщутъ небесныхъ Твоихъ благъ, яже уготовалъ еси любящимъ Тя.

– Господи, Боже щедротъ и всякія утѣхи! Вразуми всѣхъ людей Твоихъ: сильныхъ міра сего и уничиженныхъ, благородныхъ и худородныхъ, богатыхъ и убогихъ, – всегда пребывати въ крѣпцѣй, нелицемѣрнѣй, святѣй любви. Да по слову Твоему, «кійждо насъ ближнему угождаетъ во благое къ созиданію» (Римл. XV, 2); да «не высокая мудрствующе, но смиренными ведущеся», потщимся вси являти «въ вѣрѣ нашей добродѣтель, въ добродѣтели же разумъ, въ разумѣ же воздержаніе, въ воздержаніи же терпѣніе, въ терпѣніи же благочестіе, въ благочестіи же братолюбіе, въ братолюбіи же любовь», яже есть «исполненіе закона», «соузъ совершенства» (Римл. XII, 16; 2 Петр. I, 5-7; Римл. XIII, 10; Колосс. III, 14). Аминь.

IV.

Молитва священника о духовнымъ чадѣхъ и всѣхъ людѣхъ[8].

Господи Іисусе Христе, поставивый мя, яко служителя Церкве, возносити Тебѣ молитвы о людѣхъ Твоихъ, проповѣдати имъ Слово Твое и наставляти ихъ на путь истины и спасенія! Услыши и пріими молитву мою о духовныхъ чадахъ моихъ и всѣхъ людѣхъ, – вмѣсто (должнаго) моего пастырскаго попеченія о ихъ спасеніи.

Господи! Се нѣціи, увлекаеміи гибельными мудрованіи лжеучителей, уклонишася отъ истинныя вѣры и не исповѣдаютъ Тебѣ быти «Бога во плоти». Просвѣти, Господи, помраченный умъ людей сихъ, да увѣдятъ, яко Ты учиши во святѣмъ Евангеліи, яко Имѣяй Божественную власть; да уразумѣютъ, яко истины Твоего ученія запечатлѣни суть Божественною мудростію; да познаютъ Твою Божественную силу, явленную не точію въ Тебѣ, но и въ подвизѣхъ святыхъ Твоихъ, и въ судьбахъ Церкве Твоея, – и да вси вѣру имутъ, яко Ты еси истинный Сынъ Божій, «Богъ во плоти» (1 Тим. III, 16), пришедый въ міръ спасти родъ человѣческій.

Господи! Ты реклъ еси во святѣмъ Евангеліи: «созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ Ей» (Матѳ. XVI, 18). Вопреки симъ Божественнымъ словесемъ Твоимъ, нѣціи въ гордыни своей отрицаютъ Церковь Твою, не пріемлютъ святыхъ апостольскихъ преданій, отметаютъ установленная Тобою таинства, не почитаютъ святыхъ угодниковъ Твоихъ, хулятъ святыя иконы, яже Церковь употребляетъ въ напоминаніе о Тебѣ и о святыхъ Твоихъ. Смири, Господи, гордыню и противленіе людей сихъ, отъими «лежащее на сердцѣ ихъ покрывало» (2 Кор. III, 15), да вѣдятъ, яко множество мучениковъ кровію своею запечатлѣша истину Православныя Церкве; многочисленный ликъ святителей утверди ученіе Ея, яко святое и Божественное безчисленіи же сонми преподобныхъ и праведныхъ, просіявшихъ святостію житія въ Христовой Церкви, воспріяша во спасительнихъ Таинствахъ обильныя дары благодати Твоея. Да уразумѣютъ вся сіи врази святыя Церкве Твоея, и да обратятся отъ заблужденія пути своего въ разумъ Твоея Божественныя истины, юже незимѣнно содержитъ, основанная Тобою, Православная Церковь. Вразуми, Господи, и хулителей святыхъ иконъ, да вѣдятъ, яко иконы сія многажды, молитвами вѣрныхъ рабовъ Твоихъ, явиша силою Твоею истинныя знаменія и чудеса, (наипаче же во дни наши – въ дивномъ и явственномъ обновленіи ликовъ священныхъ изображеній Церкве Твоея), – якоже и древле «главотяжи и убрусцы отъ пота тѣла» Апостола Твоего Павла, «наносимыя на недужныя», даша имъ чудесныя исцѣленія (Дѣян. XIX, 12).

Господи! Се мнози, возлюбивше нынѣшій вѣкъ, пекутся токмо о благахъ земныхъ, не помышляютъ о смерти и жизни будущей, не страшатся Твоего суда и наказанія и, вознерадивше о молитвѣ и благочестіи христіанстѣмъ, ищутъ воспріяти вся блага точію въ жизни сей. Просвѣти, Господи, помраченный житейскими сластьми умъ людей сихъ, да уразумѣютъ непостоянство благъ земныхъ и пустоту плотскихъ наслажденій, ведущихъ ко грѣху; да познаютъ (и да отвергутъ) суету міра и яже въ мірѣ; исправи и обнови ихъ сердце, да въ чувство воспріимутъ истины Твоего Божественнаго ученія; да сподобятся испытати великое благо молитвы и общенія съ Тобою во спасительныхъ Твоихъ Таинствахъ, – и да непрестанно пекутся о Твоемъ благоугожденіи. – Вкорени въ нихъ, паче же въ присныхъ моихъ, страхъ Твой Божественный, и Твоею Всесильною Благодатію содѣлай ихъ исполненныхъ вѣры, любве и благихъ дѣлъ; даждь имъ память смертную, да непрестанно помышляютъ о своей кончинѣ, о Страшнѣмъ Твоемъ Судѣ и о жизни будущей, ей же не будетъ конца. Настави и укрѣпи ихъ шествовати къ своему спасенію тѣснымъ путемъ воздержанія и обузданія плоти, путемъ молитвы и блаючестія, ибо «пространная врата и широкій путь вводитъ въ пагубу, и мнози суть входящіи имъ», а «узкая врата и тѣсный путь вводитъ въ животъ, и мало ихъ есть, иже обрѣтаютъ его» (Матѳ. VII, 13-14).

Господи! Се мнози (и въ порученныхъ мнѣ чадъ Церкве Твоея, почитающихъ себе православными), сластьми житейскими ходяще, вдаша себе «въ страсти безчестія» (Рим. I, 26), и «въ похоти многи несмысленны и вреждающія, яже погружаютъ ихъ во всегубительство и погибель» (1 Тим. VI, 9); овіи одержими суть страстію піянства, иніи плѣнени духомъ гордыни, друзіи суть раби блуда и «страсти похотнѣй» (1 Сол. IV, 5); иніи недугуютъ сребролюбіемъ, лихиманіемъ, злобою, срамословіемъ, завистію, злонравіемъ и прочими страстьми, противными Святѣй Волѣ Твоей. Умягчи, Господи, сердца людей сихъ, и даждь имъ слезное покаяніе и сокрушеніе о своихъ грѣсѣхъ, въ нихже многажды впадоша; даждь имъ истинное отъ грѣховъ къ Тебѣ обращеніе, всели въ сердца ихъ любовь къ Божественному Слову Твоему, (въ богодухновенныхъ писаніяхъ святыхъ апостолъ и пророковъ Твоихъ мірови возвѣщенному), еже есть истинный свѣтъ, указующій намъ путь спасенія; укрѣпи немощныя силы ихъ на преодолѣніе борющихъ ихъ страстей и на преспѣяніе въ дѣлѣхъ благихъ.

Одержимымъ страстію піянства даруй познати неразуміе и гибельность страсти сея, научи ихъ воздержанію и трезвости; помози непрестанно памятствовати святыя словеса Твоя: «внемлите себе, да не когда отягчаютъ сердца ваша объяденіемъ, піянствомъ и печальми житейскими» (Лук. XXI, 24). Одержимыя духомъ гордыни научи смиренію и даруй имъ слѣдовати Твоему наставленію: «болій въ васъ да будетъ всѣмъ слуга, и иже аще хощетъ въ васъ быти старѣй, да будетъ всѣмъ рабъ; иже бо вознесется смирится; а смиряяй себе вознесется» (Матѳ. ХХIII, 11-12; Марк. X, 44). Недугующимъ похотною страстію даруй цѣломудріе и чистоту помысловъ, да познаютъ и да возлюбятъ сердцемъ благо жизни чистыя и непорочныя; «блудъ же и всяка нечистота ниже да именуется въ насъ, якоже подобаетъ святымъ» (Ефес. V, 3).

Сребролюбцы и лихоимцы вразуми, да вѣдятъ, яко «сребролюбіе есть корень всѣхъ злыхъ» (1 Тим. VI, 10) и «лихоиманіе есть идолослуженіе» (Колос. III, 5); научи ихъ благотворенію и щедрости, да въ сихъ благихъ дѣлѣхъ обрящутъ истинную радость и веселіе духовное. Имущій злобу на ближняго, да убоятся Божественныхъ словесъ Писанія, яко «всякъ ненавидяй брата своего человѣкоубійца есть» (1 Іоан. III, 15); – и да тщатся всегда имѣти чистую, святую любовь ко всѣмъ людемъ, памятствуя, яко сія любовь есть «исполненіе закона», «соузъ совершенства» (Рим. ХIII; 10; Колос. III, 14). Недугующіи срамословіемъ, (паче же блудною руганью уста своя и душу сквернящія), да повинутся наставленію Апостола: «слово гнило да не исходитъ изъ устъ вашихъ» (Ефес. IV, 29). Одержиміи злонравіемъ и прочими гибельными страстьми (изрядно же въ присныхъ моихъ, духовныхъ и плотскихъ), да убоятся Божественныхъ словесъ Писанія: «не льстите себе: ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодѣи... ни лихоимцы, ни татіе, ни піяницы, ни досадители, ни хищницы царствія Божія не наслѣдятъ» (1 Кор. VI, 9-10); да обратятъ ихъ словеса сіи къ покаянію и исправленію жизни. О, Господи Милостивый! Осѣни Твоею Божественною благодатію сердца всѣхъ людей сихъ, (наипаче же вѣрныхъ чадъ Церкве Твоея Святыя), да возносятъ Тебѣ, яко бдящій раби Твои, теплыя молитвы, да воспріемлютъ во святыхъ таинствахъ обильныя дары благодати Твоея, да поживутъ прочее по волѣ Твоей, и тако спасеніе да улучатъ.

Яви, Господи, Твою сугубую милость вѣрнымъ рабомъ Твоимъ, тщащимся пребывати въ чистотѣ и честнѣмъ жительствѣ; сохрани ихъ, яко «зѣницу ока», отъ всякаго зла; помози имъ во всякомъ дѣлѣ блазѣ, ниспосли на нихъ Твое Небесное Благословеніе благостынное; даруй имъ паче и паче преуспѣвати во всякомъ благочестіи и чистотѣ; сподоби ихъ паче и паче познавати Тя – Источника благостыни и неизреченныя радости – во Святыхъ и Животворящихъ Тайнахъ Твоихъ, (яже съ любовію, усердіемъ и достойнымъ приготовленіемъ пріимати во спасеніе себѣ) и да ничтоже отлучитъ мъ отъ любве Твоея!

О, Милосердный Господи! Со всѣми помилуй и мя, многогрѣшнаго раба Твоего: прости вся моя безчисленная согрѣшенія, ниспосли и на мя Твое небесное благословеніе благостынное; даруй ми вся сія блага духовныя, яже просихъ другимъ; помози ми, подкрѣпи, вразуми, защити мя, ибо безъ Тебе ничтоже есмь. Твоею Всеосвящающею Благодатію и Всемогущею Силою влецы мя къ Тебѣ непрестанно, влецы – и всего мя Твоего быти сотвори; да яко же здѣ, милостію Твоею, призвалъ еси мя во Твое общеніе, тако и въ жизни будущей, молитвами Богородицы и всѣхъ святыхъ, сподоби ма недостойнаго – быти съ Тобою, и возносити Тебѣ, купно съ Отцемъ и Святымъ Духомъ, молитвы и славословія, во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

Епископъ Димитрій. Домашній молитвословъ для усердствующихъ. Харбинъ, Братство имени св. Іоанна Богослова при Богословскомъ Факультетѣ Института св. Владимира, 1943 C. 239-241, 249-262.

 

[1] См. слово о Священствѣ въ XLII части Христіанское Чтеніе за 1831 годъ, стр. 33.

[2] Тамъ же на стр. 32 и 33.

[3] Въ концѣ III слова о Священствѣ, тамъ же на стр. 67 и 62.

[4] И въ этой молитвѣ хорошо молящемуся, особенно пастырю, молиться и о всей своей паствѣ.

[5] Хорошо эту молитву читать въ четвергъ.

[6] Можно читать здѣсь: отъ сердца пламенно, усердно.

[7] Хорошо эту молитву читать по вторникамъ.

[8] Хорошо эту молитву читать по пятницамъ.

 

Сост. Ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: