Новосвмуч. Епископъ Митрофанъ (Краснопольскій) – Поученіе въ недѣлю 26-ю.

Безумне, въ сію нощь душу твою истяжутъ отъ тебе (Лк. 12, 20).

 

И подлинно, какъ иначе назвать какъ небезумнымъ того человѣка, который среди общаго тлѣнія и разрушенія на землѣ думаетъ создать себѣ могущество прочное, несокрушимое, положивъ въ основу его то, что менѣе всего способно дать опору и утвержденіе. Изъ всѣхъ вещей земныхъ богатство является едва-ли самымъ ненадежнымъ пріобрѣтеніемъ. Не даромъ Слово Божіе относительно богатства говоритъ, что оно течетъ, указывая тѣмъ на его непостоянство и непрочность. «Уже-ли, говоритъ св. Iоаннъ Златоустъ, мы не знаемъ изъ опыта ничтожества богатства? Представимъ себѣ бывшихъ до насъ богачей. Не сонъ-ли всѣ ихъ блага? Не тѣнь-ли и цвѣтъ, не потокъ-ли протекающій? Не повѣсть-ли и басня? Вотъ такой-то былъ богатъ: гдѣ же теперь его богатства? Сгибло и истлѣло». И какимъ жалкимъ и безпомощнымъ оказался въ нуждѣ самъ богачъ? Богатство отучило его отъ труда, привило ему различныя разорительныя привычки, ставшія его второй природой. Что ему дѣлать, не имѣя средствъ проводить прежнюю пустую, роскошную жизнь? Какъ часто обнищавшемъ богачамъ приходилось повторять слово неправеднаго домостроителя, также задумавшагося надь своимъ будущимъ: копати не могу, просити стыжуся (Лк. 16, 3).

Но обычно опускаясь все ниже и будучи рабами своихъ страстей, они научаются и просить, и уничижаться и пресмыкаться. Величіе и благородство, нрава отнюдь не являются необходимой принадлежностью или свойствомъ богатства, а скорѣе на оборотъ: богачи, въ дни своего могущества, привыквувъ услаждаться лестію и съ презрѣніемъ относиться къ неимущимъ бѣднымъ своимъ кліентамъ, подобострастно выпрашивающимъ себѣ милости, теряютъ и самое пониманіе истиннаго благородства, которое покоится не на внѣшнихъ преимуществахъ, а на внутреннемъ высокомъ предназначеніи человѣка и можетъ часто въ большей степени принадлежать бѣдному, чѣмъ зазнавшемуся богачу. Не Богъ-ли избра, говорилъ Апостолъ, нищыя міра богаты въ вѣрѣ и наслѣдники царствія, еже обѣща любящимъ Его (Іак. 2, 5). Какъ послѣ этого невысоко достоинство людей, опирающихся въ своемъ высокомѣріи и спѣсивости на тлѣнное и скоропреходящее богатсво! Жалкіе рабы ничтожнаго кумира, они мнятъ себя обладателями высокихъ преимуществъ и съ настойчивостью, которую лучше назвать наглостію открыто требуютъ себѣ особеннаго вниманія и почета и не только въ чисто житейскихъ отношеніяхъ, но даже пытаются внести это преимущество и въ область церковныхъ отношеній, которыя должны строиться на иныхъ высшихъ началахъ.

Такое открытое предпочтеніе богатыхъ предъ бѣдными даже въ христіанскихъ собраніяхъ отмѣчаетъ еще св. ап. Іаковъ въ своемъ посланіи и слѣдовательно оно имѣло мѣсто даже въ первенствующей церкви. Конечно, съ теченіемъ времени такое ничѣмъ неоправдываемое неравенство нисколько не измѣнилось, а можетъ быть еще и усилилось, какъ равно не измѣнилось и поведеніе богачей, о которыхъ тотъ же апостолъ пишетъ: не богатіи ли насилуютъ вамъ, и тіи влекутъ вы на судища (Іак. 2, 6). Имѣя въ виду такихъ безжалостныхъ, гордыхъ и заносчивыхъ богачей, слишкомъ полагающихся на свое могущество, св. ап. Павелъ заповѣдуетъ своему ученику Тимофею: богатымъ же въ нынѣшнемъ вѣцѣ запрещай не высокомудрствовати, ниже уповати на богато погибающее, но на Бога жива, дающаго намъ вся обильно въ наслажденіи (Тим. 6, 17). Такимъ именно самонадѣяннынъ является и нынѣшній приточный богачъ, который въ ослѣпленіи отъ полученнаго прибытка думаетъ устроить свою жизнь такъ, что бы она была однимъ сплошнымъ наслажденіемъ: разорю житницы моя и большая созижду и соберу ту вся жита моя и благая моя и реку души моей: душе, имаши многа блага, лежаща на лѣта многа: почивай, яждь, пій, веселися (Лк. 12, 18-19). Но онъ несчастный или безумный, какъ называетъ его евангеліе, забылъ одно, что этихъ многихъ лѣтъ у него можетъ и не быть, что быть можетъ въ эту же ночь возьмутъ у него душу и вмѣсто задуманнаго пира жизненнаго онъ долженъ будетъ предстать на грозный судъ Божій, чтобы отдать отчетъ во всѣхъ своихъ земныхъ дѣяніяхъ. Пусть помнитъ богачъ это, что съ нимъ вмѣстѣ предстанутъ предъ Богомъ всѣ имъ обиженные, разоренные и угнетенные имъ, которые возопіютъ къ Владыкѣ на безчеловѣчіе и жестокость богача и умножатъ его вину предъ Богомъ и сдѣлаютъ его безотвѣтнымъ предъ Нимъ. Мы знаемъ, какая участь, какой приговоръ ожидаетъ безжалостнаго: судъ безъ милости нссотворившему милость (Іак. 2, 13). Тако собирали себѣ, а не въ Бога богатѣяй (Лк. 12, 21).

Но тоже слово Божіе, которое сурово осуждаетъ безжалостныхъ жестокихъ богачей, указываетъ изъ этой же среды и иныхъ людей, которые свое богатство сдѣлали орудіемъ великихъ благодѣяній и тѣмъ стяжали себѣ вѣчные кровы. Богатство не осуждается само по себѣ ибо и оно отъ Бога и слѣдовательно дано для пользы людей и дѣлается таковымъ, если получаетъ правильное употребленіе. Осуждается только неправильное пользованіе богатствомъ, когда человѣкъ, забывая дающаго вся Бога, себя единственно считаетъ источникомъ своего благополучія, надмѣвается тѣмъ и ожесточается въ сердцѣ своемъ, становясь совершенно нечувствительнымъ къ нуждѣ и страданіямъ ближнихъ. Идеалъ библейскаго богача совершенно противоположный и указанъ въ слѣдующихъ словахъ Псалмоиѣвца: расточи, даде убогимъ, правда его пребываетъ во вѣкъ (Пc. 111, 9). Въ поясненіи этихъ словъ св. Iоаннъ Златоустъ говоритъ: «я не осуждаю тѣхъ, которые имѣютъ дома, поля, деньги, слугъ, а только хочу, чтобы они владѣли всѣмъ этимъ осмотрительно и надлежащимъ образомъ. Какимъ надлежащимъ образомъ? Какъ слѣдуетъ господамъ, а не рабамъ, т. е. владѣть богатствомъ, а не такъ, чтобы оно обладало вами, употреблять, а не злоупотреблять». Злоупотребляетъ же своимъ богатсвомъ, очевдино, тотъ, кто дѣлаетъ его орудіемъ своихъ страстей и иногда таковыхъ, что о нихъ намъ, христіанамъ не слѣдуетъ и говорить: такъ они гнусны и отвратительны. Для такихъ порочныхъ людей богатство въ собственномъ смыслѣ становится угліемъ, которое они собираютъ на главу свою. Возвеселистеся на земли, говорилъ о нихъ апостолъ, и насладистеся, упитаете сердца ваша аки въ день заколенія (Іак. 5, 5). Напротивъ правильно смотритъ на свое богатство и вѣрно пользуетъ его тотъ, кто помнитъ завѣтъ праведнаго: тебѣ оставленъ есть нищій и сиру ты буди помощникъ. Въ лицѣ ихъ богатый пріобрѣтаетъ для себѣ должинкомъ самого Господа, сказавшаго: понеже сотвористе единому сихъ братій моихъ меньшихъ, Мнѣ сотвористе (Мѳ. 25, 40). Съ какимъ радостнымъ, торжествующимъ лицомъ предстанетъ предъ Богомъ такой праведникъ, окруженный нищими и убогими, которымъ онъ служилъ и которые теперь за него будутъ просить и молить Господа. Такъ облегчается путь въ Царствіе небесное богатымъ, если они удержатся отъ пристрастія къ нему и дадутъ ему правильное назначеніе.

И такъ, обращаясь къ богатымъ, скажемъ имъ: хочете ли вы, чтобы богатство ваше было не въ погибель вамъ, а стало путемъ въ Царствіе небесное, не подражайте безумію евангельскаго богача и не забывайте, что богатство и непрочно и крайне опасно. Подражайте милосердію Отца небеснаго, дающаго всѣмъ нелицепріемнѣ и не поношающаго (Іак. 1, 5); будите милосердны, якоже и Отецъ вашъ милосердъ есть (Лк. 6, 36). Посмотрите, сколько кругомъ горя, страданій и нужды, которыя все умножаются и ростутъ. Тяжелая, жестокая война сдѣлала многихъ несчастными, разорила, обездолила, лишила кормильцевъ, оставила безъ крова и жилища. Кровью обливается сердце при видѣ этихъ несчастныхъ. И неужели же найдутся люди, которыо намѣренно станутъ закрывать очи, чтобы не видѣть всего этого и не слышать воплей несчастныхъ? Но къ стыду нашему есть такіе безжалостные люди и при томъ чаще изъ среды тѣхъ, которые въ собственномъ смыслѣ распухли отъ невѣроятныхъ прибытковъ, собранныхъ отъ общественнаго бѣдствія. Обезумивъ отъ такой наживы, они, подобно евангельскому богачу, готовы повторять, что добытое ими должно служить имъ, что заботиться о несчастныхъ жертвахъ войны дѣло Правительства. Да развѣ оно не заботится, развѣ не они на свои средства содержитъ большинство благотворительныхъ и просвѣтительныхъ учрежденій, обслуживающихъ нужды разоренныхъ отъ войны. Но вѣдь средства Правительства не безграничны, они напряжены до крайности и оно уже не знаетъ, куда надо ихъ тратить: на оборону и защиту страны отъ врага, или на нужды внутри страны, гдѣ на нашихъ глазахъ ростутъ колоссальныя богатства отдѣльныхъ лицъ и учрежденій, которыя могли-бы и должны отъ избытка своего удѣлить неимущимъ и облегчить казну, которая можетъ не выдержать чрезмѣрнаго напряженія. А вѣдь казенный сундукъ не чужой для насъ, а свой, нашей страны и если онъ оскудѣетъ, то оскудѣетъ вся страна, остановится ея жизнь.

Надо намъ понимать эту простую истину и во время прійти на помощь правительству въ дѣлѣ борьбы съ нуждой и лишеніями, вызванными войной. Не будемъ же закрывать своихъ глазъ отъ окружающей нужды, не станемъ отмахиваться отъ нея, но пойдемъ и послужимъ нашимъ несчастнымъ братьямъ. Среди горя общественнаго не станемъ предаваться пиршествованіямъ и увессленіямъ, которымъ теперь не мѣсто, и не время. Пресыщенные и веселящіеся пусть не забываютъ грозныхъ словъ Господа, сказанныхъ приточному богачу: въ сію нощь душу твою истяжутъ отъ тебе (Лк. 12, 20). Аминь.

 

Епископъ Митрофанъ.

 

«Астраханскія Епархіальныя Вѣдомости». 1916. № 32-34. Отд. Неофф. С. 605-609.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: