Петръ Геѳсиманскій – Ἐξ ἀναστάσεως νεκρῶν (Неточный переводъ словъ ап. Павла измѣняетъ и суживаетъ широкій кругозоръ его мысли: Рим. 1, 4).

Начиная свое благовѣстіе Римлянамъ, ап. Павелъ прежде всего устанавливаетъ взглядъ на лицо Господа нашего Іисуса Хріста. «Избранный къ благовѣстію Божію», онъ опредѣляетъ характеръ этого благовѣстія тѣмъ, что его «прежде обѣщалъ Богъ чрезъ пророковъ своихъ, въ писаніяхъ святыхъ». А предметомъ благовѣстія служитъ Сынъ Божій, «Который родился отъ сѣмени Давидова по плоти, и открылся Сыномъ Божіимъ, въ силѣ, по духу святыни, чрезъ воскресеніе изъ мертвыхъ» (Рим. 1, 2-4).

Мы обращаетъ вниманіе на послѣднія слова и, слагая ихъ съ греческимъ подлинникомъ посланія, находимъ въ нихъ существенную разницу. Хрістосъ открылся Сыномъ Божіимъ «чрезъ воскресеніе изъ мертвыхъ», а по греческому тексту – ἐξ ἀναστάσεως νεκρῶν. Вся сила разности заключается въ опущеніи предлога έκ, который оказался вставленнымъ и въ русскомъ (изъ) и славянскомъ (отъ) переводѣ. Русскій переводъ читаетъ «воскресеніе изъ мертвыхъ», славянскій – «воскресеніе отъ мертвыхъ», а греческій текстъ просто говоритъ «воскресеніе мертвыхъ».

Ап. Павелъ въ данномъ случаѣ доказываетъ Божество Іисуса Хріста фактомъ воскресенія Его изъ мертвыхъ. Но вопросъ въ томъ, какъ онъ смотритъ здѣсь на этотъ фактъ? «Воскресеніе изъ мертвыхъ» и «воскресеніе мертвыхъ» – два существенно различныхъ факта: первый относится къ личному воскресенію Христа, а второй – къ общему воскресенію всѣхъ при второмъ пришествіи Хріста на землю.

Такое существенное различіе между тѣмъ и другимъ выраженіемъ мы встрѣчаемъ во всѣхъ книгахъ Новаго Завѣта, какъ Евангеліяхъ, такъ и посланіяхъ апостоловъ. Въ однихъ случаяхъ воскресеніе Хріста сливается съ общимъ воскресеніемъ всѣхъ, а въ другихъ случаяхъ оно выдѣляется, какъ основа, причина и залогъ послѣдняго. Но въ тѣхъ и другихъ случаяхъ фактъ воскресенія Хріста, какъ бы его ни понимали, говоритъ о Божествѣ Его. Хрістосъ лично воскресъ изъ мертвыхъ, значитъ, Онъ Богъ. Но въ лицѣ Хріста воскресли и всѣ вѣрующіе въ Него: Онъ воскресъ для воскресенія всѣхъ; и разъ самымъ фактомъ Своего воскресенія Онъ показалъ Свое Божество, то конечная цѣль Его страданій, смерти и воскресенія не можетъ остаться безъ осуществленія. «Онъ Начатокъ, первенецъ изъ мертвыхъ, πρωτότοκος ἐκ τῶν νεκρῶν» (Кол. 1, 18; Апок. 1, 5). «Онъ есть глава тѣла Церкви» (Еф. 1, 22-23; 4, 15; 5, 23; Кол. 1, 18). Отдѣлить главу отъ тѣла невозможно. А потому въ Его воскресеніи – въ Немъ и съ Нимъ – воскресли и всѣ, хотя окончательная реализація этого воскресенія – дѣло будущаго.

Такимъ образомъ, въ разсматриваемомъ мѣстѣ изъ посланія къ Римлянамъ ап. Павелъ не только доказываетъ Божество Іисуса Хріста фактомъ воскресенія Его изъ мертвыхъ, но и раскрываетъ конечную цѣль самаго воскресенія Его, сливая два момента въ одинъ моментъ въ актѣ искупленія, какъ причину и неизбѣжное слѣдствіе. Ставя такъ дѣло, онъ осмысливаетъ, т. е. выражаетъ весь смыслъ и значеніе самаго факта воскресенія Хріста, конечною цѣлію котораго является всеобщее воскресеніе мертвыхъ. Греческій подлинникъ словъ ап. Павла открываетъ предъ нами глубокій и необъятный горизонтъ міросозерцанія его, обнимающій собою все домостроительство спасенія человѣчества и представляющій весь этотъ актъ какъ единое, гармонически стройное и недѣлимое дѣло. Русскій же переводъ, выставляя личное воскресеніе Хріста изъ мертвыхъ, суживаетъ этотъ взглядъ апостола, приковываетъ мысль читателя къ единичному факту и не даетъ пока видѣть въ немъ все необъятное и вѣчное значеніе его. Въ русскомъ переводѣ чувствуется какая-то незаконченность мысли апостола. А вслѣдствіе того и самая аргументація апостола утрачиваетъ всю полноту своей силы. По русскому переводу не достаетъ самаго существеннаго въ раскрытіи системы хрістіанства: для чего же воскресъ Хрістосъ? Какая конечная цѣль Его воскресенія? Чѣмъ оправдывается и вызывается самый фактъ воскресенія Его? Этотъ историческій актъ проявленія Божества въ лицѣ Хріста и чрезъ все дѣло Хріста получаетъ всю свою неотразимую силу и значеніе только въ полной системѣ домостроительства вѣчнаго спасенія человѣчества, Пояснимъ коротко: по русскому переводу Хрістосъ воскресъ. Но что изъ того, что Онъ воскресъ? На этотъ-то вопросъ и даетъ намъ отвѣтъ греческій текстъ словъ ап. Павла. За подтвержденіемъ всего сказаннаго обратимся къ самому ап. Павлу и другимъ писателямъ Новаго Завѣта.

Въ посланіяхъ ап. Павла мы всюду замѣчаемъ строгое разграниченіе мыслей въ выраженіяхъ: «воскресеніе изъ мертвыхъ» и «воскресеніе мертвыхъ». И эти два факта ставятся имъ въ самую тѣсную связь между собою, въ причинную зависимость одного отъ другого, или, вѣрнѣе сказать, сливаются въ одинъ общій моментъ, такъ что одинъ не мыслится безъ другого, одинъ заключается въ другомъ. Въ первомъ посланіи къ Коринѳянамъ въ 15 главѣ ап. Павелъ, доказывая всеобщее воскресеніе мертвыхъ, основываетъ непреложность этой истины на исторической достовѣрности факта воскресенія Хріста. И тамъ, гдѣ Онъ говоритъ о личномъ воскресеніи Христа, употребляетъ предлогъ ἐκ – изъ, а гдѣ рѣчь идетъ о всеобщемъ воскресеніи мертвыхъ, этотъ предлогъ опускается. Такъ, въ 12 и 13 ст. онъ говоритъ: «Если о Хрістѣ проповѣдуется, что Онъ воскресъ изъ мертвыхъ – ἐκ νεκρῶν: То какъ нѣкоторые изъ васъ говорятъ, что нѣтъ воскресенія мертвыхъ – ἀνάστασις νεκρῶν οὐκ ἔστιν? Если нѣтъ воскресенія мертвыхъ; то и Хрістосъ не воскресъ». «Но Хрістосъ воскресъ изъ мертвыхъ – ἐκ νεκρῶν, первенецъ изъ умершихъ (первенецъ умершихъ – безъ предлога). Ибо какъ смерть чрезъ человѣка, такъ чрезъ человѣка и воскресеніе мертвыхъ – ἀνάστασις νεκρῶν» (ст. 20-21).

Такимъ образомъ, о личномъ воскресеніи Хріста апостолъ говоритъ съ предлогомъ ἐκ – изъ, а о всеобщемъ воскресеніи – безъ предлога. И представляя эти два факта раздѣльными въ историческомъ ихъ проявленіи, онъ, въ то же время, сливаетъ ихъ въ одно неразрывное цѣлое въ ихъ внутреннемъ значеніи и причинной зависимости.

Въ томъ же самомъ посланіи къ Римлянамъ, откуда мы взяли слова ап. Павла для иллюстраціи неточности перевода на русскій языкъ, вездѣ онъ употребляетъ предлогъ ἐκ, когда говоритъ о личномъ воскресеніи Хріста изъ мертвыхъ. Такъ, въ 24 ст. 4 гл. онъ говоритъ: «вмѣнится и намъ, вѣрующимъ въ Того, Кто воскресилъ изъ мертвыхъ – ἐκ νεκρῶν – Іисуса Хріста, Господа нашего». Въ 4 ст. 6 гл. мы читаемъ: «Итакъ, мы погреблися съ Нимъ крещеніемъ въ смерть, дабы, какъ Хрістосъ воскресъ изъ мертвыхъ – ἠγέρθη ἐκ νεκρῶν – славою Отца, такъ и намъ ходить въ обновленной жизни». И «если мы умерли со Хрістомъ; то вѣруемъ, что и жить будемъ съ Нимъ, зная, что Хрістосъ, воскресши изъ мертвыхъ – ἐγερθεὶς ἐκ νεκρῶν, уже не умираетъ, смерть уже не имѣетъ надъ Нимъ власти» (ст. 8-9). Личная смерть и воскресеніе Хріста есть и наша смерть со Хрістомъ и воскресеніе во Хрістѣ. Дѣйствительно, «мы умерли... тѣломъ мертвыхъ – τῷ ἐκ νεκρῶν ἐγερθέντι» (7 гл. 4 ст.). Въ 8 гл. 11 ст. апостолъ еще яснѣе, сливая, разграничиваетъ факты употребленіемъ того же предлога ἐκ въ приложеніи только къ личному воскресенію Хріста: «Если Духъ Того, Кто воскресилъ изъ мертвыхъ ἐκ νεκρῶν – Іисуса, живетъ въ васъ: то Воскресившій Хріста изъ мертвыхъ – ἐκ νεκρῶν – оживитъ и ваши смертныя тѣла Духомъ своимъ, живущимъ въ васъ».

Отмѣтимъ еще одно важное мѣсто изъ рѣчи ап. Павла предъ царемъ Агриппой, гдѣ онъ съ особенною яркостію выражаетъ свой взглядъ на воскресеніе Хріста и вѣрующихъ. «Моисей и пророки говорили, что Хрістосъ имѣлъ пострадать и, возставъ первый изъ мертвыхъ – πρωτότοκος ἐκ τῶν νεκρῶν, возвѣстить свѣтъ народу и язычникамъ» (Дѣян. 26, 23). Мы обращаемъ здѣсь вниманіе на особенность построенія рѣчи апостола: Хрістосъ – «первый изъ воскресенія мертвыхъ», первый во всеобщемъ воскресеніи, которое уже началось Его личнымъ воскресеніемъ. Мы видимъ, что предлогъ перенесенъ на другое мѣсто, и получилось именно то, съ чего мы начали свои разсужденія, т. е. то же широкое и глубокое пониманіе имъ тайны воскресенія Хріста, какое онъ выразилъ въ 4 ст. первой главы къ Римлянамъ.

Для полноты дѣла укажемъ всѣ тѣ мѣста, гдѣ говорится о личномъ воскресеніи Хріста, съ употребленіемъ предлога ἐκ – изъ. Вотъ эти мѣста: Лк. 24, 46; Петр. 1, 3; Мѳ. 17, 9; 9, 9; Мр. 9, 10; 12, 25; Ін. 2, 22; 21, 14; Дѣян. 3, 15; 4, 10; 10, 41; 13, 30, 34; Рим. 4, 24; 10, 7, 9; Гал. 1, 1; Еф. 1, 20; Кол. 2, 12; 1 Сол. 1, 10; 2 Тим. 2, 8; 1 Петр. 1, 21.

Въ евангеліяхъ, вмѣсто ἐκ, съ глаголомъ ἐγείρο употребляется нерѣдко предлогъ ἀπὸ – отъ. Таковы мѣста: Мѳ. 27, 64; 28, 7; 14, 2.

О личномъ воскресеніи другихъ лицъ, кромѣ Хріста, не исключая имѣющаго быть въ послѣдній день: Ін. 12, 1; Лк. 9, 7; 16, 31; Мр. 6, 14; Евр. 11, 19; Лк. 20, 35; Дѣян. 17, 31; 4, 2.

Воскресеніе Хріста выставляется ап. Павломъ, какъ удостовѣреніе, со стороны Бога, – того, что «Онъ будетъ праведно судить вселенную» (Дѣян. 17, 31).

Когда же ап. Павелъ гововитъ о всеобщемъ воскресеніи мертвыхъ, то онъ опускаетъ предлогъ ἐκ или ἀπὸ. Такъ, предъ синедріономъ ап. Павелъ въ оправданіе себя говоритъ: «за чаяніе воскресенія мертвыхъ – ἀναστάσεως νεκρῶν – меня судятъ» (Дѣян. 23, 6).

Въ Ареопагѣ аѳиняне, «услышавъ о воскресеніи мертвыхъ – ἀνάστασιν νεκρῶν – одни насмѣхались» и пр. (Дѣян. 17, 32). Саддукеевъ спрашиваетъ Хрістосъ въ храмѣ Іерусалимскомъ: «О воскресеніи мертвыхъ – περὶ δὲ τῆς ἀναστάσεως τῶν νεκρῶν – не читали ли» (Мѳ. 22, 31)? Остальныя мѣста отмѣчаемъ одними цитатами: Лк. 14, 14; Дѣян. 24, 15, 21; 1 Кор. 15, 42; Евр. 6, 2.

Мы представили всѣ мѣста изъ Новаго Завѣта, гдѣ встрѣчается слово «воскресеніе» съ предлогомъ и безъ предлога, и, надѣемся, читатель пойметъ существенное различіе русскаго перевода и греческаго подлинника словъ ап. Павла, разсмотрѣнныхъ нами. Если священные писатели оказались слишкомъ точными и строгими въ употребленіи словъ съ предлогомъ или безъ предлога, то, безъ сомнѣнія, они видѣли существенную разницу въ самомъ смыслѣ ученія и широтѣ міросозерцанія, что мы и старались показать въ своей статьѣ. И настоящій очеркъ убѣждаетъ насъ быть особенно внимательными къ каждой черточкѣ греческаго текста Евангелій и Посланій апост., потому что пренебреженіе къ такимъ кажущимся мелочамъ сопровождается сокращеніемъ горизонта зрѣнія автора, обезличеніемъ его идеи, затемненіемъ мысли и извращеніемъ смысла. Греческій языкъ не такой языкъ, гдѣ можно бы безнаказанно распоряжаться, – не говоримъ уже о глагольныхъ формахъ, – ничтожными даже частицами. А если такъ, то желающій изучить Свящ. Писаніе долженъ начать съ основательнаго изученія греческаго языка и въ переводѣ держаться точнаго смысла.

 

Геѳсиманскій П.

 

«Рязанскія Епархіальныя Вѣдомости». 1913. № 2. Отд. Неофф. С. 67-72.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: