Акаѳистъ Божіей Матери въ субботу 5-й недѣли Великаго поста.

Двадцать четыре икосы из Акафиста Богородице. Критская икона. Нач. XVI в. (Собрание Велимезиса - тут, тут)

Суббота пятой недѣли, или точнѣе седмицы Великаго поста обыкновенно называется Похвальною. Такое названіе дается ей по причинѣ молебнаго пѣнія, совершаемаго на утреннемъ богослуженіи въ похвалу Божіей Матери, которое у насъ извѣстно подъ именемъ акаѳиста.

«Акаѳистъ» слово греческое (оно составлено изъ отрицательной частицы ά-не и κάθιστος отъ καθίζω – сижу) и по русски переводится несѣдаленъ. Иначе говоря, акаѳистъ есть такое молебное пѣніе, которое надобно совершать непремѣнно стоя, а не сидя. Извѣстно, что не всѣ молитвословія, входящія въ составъ христіанскаго богослуженія, имѣютъ одинаковую важность по своему содержанію, и потому не всѣ совершаются вѣрующими въ одинаковомъ положеніи. Нѣкоторыя молитвословія св. Церковь дозволяетъ вѣрующимъ, немощи ихъ ради, совершать сидя (называются они обыкновенно – сѣдальны, каѳизмы); а нѣкоторыя, вслѣдствіе особенной ихъ важности по содержанію, могутъ быть совершаемы вѣрующими не иначе, какъ стоя. Въ числу послѣднихъ принадлежитъ между прочимъ и то молебное пѣніе, которое совершается на утреннемъ богослуженіи въ субботу пятой седмицы Великаго поста и которое обыкновенно называется акаѳистомъ{1}. Независимо отъ своего содержанія, въ которомъ прославляется Божія Матерь, какъ заступница человѣческаго рода, и воспѣвается таинство воплощенія Бога Слова, акаѳистъ этотъ имѣетъ весьма важное значеніе вслѣдствіе особенныхъ историческихъ обстоятельствъ, которыя послужили основаніемъ и поводомъ къ составленію его. Вотъ эти обстоятельства:

Въ царствованіе греческаго императора Ираклія, въ 626 г., на византійскую имперію напали персы-огнепоклонники и безпрепятственно достигли до Хризополя (Скутари). Путь ихъ ознаменованъ былъ страшнымъ опустошеніемъ; истребляя все огнемъ и мечемъ, они разрушали христіанскіе храмы и христіанъ принуждали покланяться солнцу. Императоръ Ираклій, не вступая въ прямую борьбу съ ними, сверхъ всякаго чаянія персовъ, вторгнулся въ ихъ страну, съ цѣлію отвлечь ихъ отъ греческой имперіи. Но это удаленіе императора изъ столицы подвергло ее новой опасности. Скиѳы, или авары, узнавъ объ отсутствіи Ираклія, съ своей стороны напали на греческую имперію; ихъ челноки покрыли море, а сухопутныя войска двинулись сушею къ Константинополю. Окруженные врагами съ суши и съ моря, жители столицы подвергались тѣмъ большей опасности, что не имѣли съ собою даже царя, который бы защитилъ ихѣ. Народъ скорбѣлъ, но не падалъ духомъ; его утѣшалъ патріархъ Сергій и убѣждалъ просить помощи у Бога. «Бодрствуйте чада, говорилъ онъ смущенному народу, совершая крестный ходъ по стѣнамъ города и укрѣпляя духъ защитниковъ его, – возложимъ на единаго Бога надежду спасенія нашего, и отъ всей души простремъ къ Нему свои руки и взоры Онъ разсѣетъ бѣдствія, насъ окружающія, и разрушитъ всѣ замыслы враговъ нашихъ». Враги подступали въ одно время съ двухъ сторонъ, съ суши и моря; но патріархъ не терялъ надежды на спасеніе, и упованіе его не посрамило. Взявъ нерукотворенный образъ Господа и Спаса нашего Iисуса Христа и чудотворную икону Его пречистой Матери, извѣстную подъ именемъ Одигитріи{2}, а также драгоцѣнную ризу Пресвятой Дѣвы Маріи, хранившуюся въ константинопольскомъ Влахернскомъ храмѣ, и животворящее древо Креста Господня, патріархъ Сергій вторично совершилъ крестный ходъ вокругъ города и, достигши залива, взялъ ризу Богоматери и погрузилъ въ тихія воды его. Непосредственно послѣ этого море взволновалось, разсѣяло и потопило флотъ непріятельскій, а нападавшіе съ суши авары и персы были въ то же время поражены и прогнаны. Жители Константинополя, вполнѣ сознавая, что своимъ спасеніемъ отъ враговъ они обязаны заступленію Божіей Матери, цѣлую ночь приносили небесной Заступницѣ во Влахернскомъ храмѣ похвальныя и благодарственныя пѣсни. Нѣсколько послѣ въ воспоминаніе этого событія составленъ былъ тотъ акаѳистъ Божіей Матери, который поется у насъ на утреннемъ богослуженіи въ субботу пятой седмицы Великаго поста. Составителемъ его признаютъ діакона великой константинопольской церкви Георгія Писиду, который въ стихахъ описалъ войны Ираклія съ персами и нападеніе аваровъ, или скиѳовъ на столицу греческой имперіи{3}.

Первоначально пѣніе этого акаѳиста совершалосъ только въ константинопольской Влахернской церкви; но съ IX в. оно было внесено въ уставъ монастырей св. Саввы и студійскій, а затѣмъ и въ тріодь постную, и такимъ образомъ вошло въ практику сначала церкви греческой, а потомъ и русской. Впрочемъ русская церковь, сверхъ того, имѣетъ еще особенное побужденіе къ прославленію Божіей Матери въ несѣдальномъ пѣніи Ей. Извѣстно, что въ 866 г., въ царствованіе греческаго императора Михаила III, въ то время, когда онъ отправился съ войскомъ противъ агарянъ, скиѳскій народъ-руссы, подъ предводительствомъ своихъ князей Аскольда и Дира, на двухъ стахъ ладіяхъ подступили моремъ къ Константинополю и привели въ трепетъ жителей столицы, точно такъ же, какъ и предки ихъ авары въ VII в. Но и руссы, подобно аварамъ, были отражены и побѣждены такимъ же чудеснымъ образомъ: буря, внезапно поднявшаяся на морѣ отъ погруженія въ него патріархомъ Фотіемъ ризы Богоматери, разсѣяла суда ихъ и почти всѣхъ потопила въ морѣ, за исключеніемъ самихъ Аскольда и Дира, которые, увидѣвши въ этомъ необычайномъ пораженіи всемогущество христіанскаго Бога, по возвращеніи въ Кіевъ, приняли св. крещеніе. Такъ какъ этимъ обращеніемъ Аскольда и Дира положено было начало христіанства на Руси, именно вслѣдствіе чудеснаго заступленія Богоматери за христіанъ, то церковь русская, памятуя, что она своимъ началомъ обязана Божіей Матери, постоянно на утреннемъ богослуженіи воспѣваетъ ей благодарственную пѣснь (Взбранной Воеводѣ) за избавленіе отъ злыхъ, т. е. отъ бѣдъ языческаго зловѣрія{4}. Она поется у насъ въ заключеніе перваго часа, которымъ оканчивается утреннее богослуженіе, при началѣ дня (по восточному исчисленію), потому что послѣ воспоминаемаго въ этой пѣсни событія прешла ночь, исчезъ мракъ язычества и занялась заря, начался день, свѣтъ христіанства на Руси{5}.

Акаѳистъ Божіей Матери состоитъ изъ двоякаго рода пѣсней, изъ коихъ однѣ краткія, называемыя кондаками, а другія подробнѣйшія, называемыя икосами; первыхъ въ акаѳистѣ тринадцать, а послѣднихъ двѣнадцать. Въ первомъ кондакѣ кратко излагается причина и побужденіе въ составленію акаѳиста. «Мы, рабы Твои, какъ избавленные отъ бѣдъ, возносимъ Тебѣ, Богородица, поборающей по насъ Военачальницѣ, пѣсни побѣдныя, благодарственныя; Ты же, какъ имѣющая державу непреоборимую, отъ всякихъ напастей освободи насъ, да взываемъ къ Тебѣ: радуйся Невѣста неневѣстная»! За исключеніемъ этого перваго кондака, оканчивающагося ангельскимъ привѣтствіемъ Богородицѣ: радуйся, всѣ остальные 12-ть оканчиваются псаломскою пѣснію: аллилуіа; икосы же всѣ оканчиваются такъ, какъ первый кондакъ: радуйся Невѣста неневѣстная! И тѣ, и другія пѣсни, т. е. кондаки и икосы слѣдуютъ однѣ за другими попарно. Начальныя буквы ихъ, или акростихъ, за исключеніемъ перваго кондака, составляетъ греческій алфавитъ, всѣ двадцать четыре буквы по порядку, отъ А до Ω. Въ славянскомъ переводѣ, какъ и въ русскомъ, этого нельзя было выдержать, но и здѣсь первый икосъ начинается буквою А (Ангелъ предстатель), а послѣдній кондакъ буквою О (О всепѣтая Мати!).

Каждый икосъ состоитъ изъ двухъ частей, изъ коихъ первая заключаетъ въ себѣ истины историческія и догматическія, а вторая мысли и чувствованія, возбужденныя первыми; такимъ образомъ первая часть икоса служитъ основаніемъ для второй. Вторая всегда состоитъ изъ двѣнадцати стиховъ или лучше полустишій, начинающихся ангельскимъ привѣтствіемъ Богородицѣ: радуйся! Каждые два стиха или полустишія большею частію составляютъ собою цѣлое, выражая то одну мысль, но въ разныхъ выраженіяхъ, то двѣ мысли, сходныя между собою, то двѣ мысли, поставленныя въ нѣкоторой противоположности{6}. Стихи икосовъ такъ же, какъ и начальнаго кондака, написаны риѳмованными стихами, и при томъ съ созвучными словами не только на концѣ, но и въ срединѣ каждаго двустишія; наконецъ въ каждыхъ двухъ соотвѣтственныхъ стихахъ всегда находится одинаковое количество слоговъ.

Разсматриваемый со стороны своего содержанія, акаѳистъ Божіей Матери можетъ быть раздѣленъ на двѣ части. Первыя двѣнадцать пѣсней, отъ перваго икоса до седьмаго кондака включительно, имѣютъ основаніе историческое, а послѣднія двѣнадцать содержанія догматическаго и нравоучительнаго. Въ первой части излагается исторія воплощенія и первоначальной жизни Сына Божія на землѣ, начиная событіемъ благовѣщенія и кончая срѣтеніемъ. Событія эти излагаются въ хронологическомъ порядкѣ, за исключеніемъ только бѣгства въ Египетъ, которое поставлено прежде срѣтенія Господа Іисуса во храмѣ праведнымъ Симеономъ, тогда какъ должно бы быть на оборотъ. Исторія воплощенія Сына Божія излагается въ первой половинѣ икосовъ и кондаковъ непрерывно; на чемъ сочинитель остановился въ икосѣ, съ того начинаетъ въ кондакѣ и т. д. Въ первомъ икосѣ напр. говорится о посланіи ангела Гавріила къ Пресвятой Дѣвѣ Маріи съ вѣстію о рожденіи отъ Нея Искупителя міра, а во второмъ кондакѣ содержится обращенный Ею вопросъ къ Гавріилу по поводу необычайнаго благовѣстія: «Святая, видя себя въ чистотѣ, смѣло говоритъ Гавріилу: странное слово твое неудобопріятнымъ представляется душѣ моей; ибо какъ о чревоношеніи отъ безсѣменнаго зачатія говоришъ ты»? Во второмъ икосѣ продолжается тотъ же разговоръ Пресвятой Дѣвы съ ангеломъ: «Дѣва, желая увѣдать недовѣдомое, воззвала къ служителю (таинства): какъ, скажи мнѣ, возможно изъ нѣдръ чистыхъ родиться Сыну? Онъ же со страхомъ отвѣчалъ ей» (этотъ отвѣтъ находится въ слѣдующемъ, третьемъ кондакѣ, и представленъ уже исполнившимся): «тогда сила Вышняго осѣнила къ зачатію непознавшую брака». Въ третьемъ икосѣ говорится о посѣщеніи Пресвятою Дѣвою Маріею Елисаветы и о взыграніи при этомъ младенца въ утробѣ послѣдней. Въ четвертомъ кондакѣ воспоминается о томъ, какъ цѣломудренный Іосифъ смутился чудеснымъ зачатіемъ, и какъ былъ вразумленъ (ангеломъ) и узналъ о зачатіи отъ Св. Духа. Въ четвертомъ икосѣ говорится о пастыряхъ, пришедшихъ на поклоненіе родившемуся Спасителю. Въ пятомъ кондакѣ и икосѣ разсказывается исторія путешествія волхвовъ къ родившемуся Царю съ дарами, по указанію необыкновенной звѣзды. Въ шестомъ кондакѣ говорится о возвращеніи волхвовъ въ Вавилонъ не чрезъ Іерусалимъ, какъ желалъ того Иродъ, а инымъ путемъ, вслѣдствіе чего коварство его не удалось. Въ шестомъ икосѣ повѣствуется о бѣгствѣ Спасителя во Египетъ, или точнѣе о томъ, что совершалось тамъ по прибытіи Спасителя. Наконецъ въ седьмомъ кондакѣ разсказывается о томъ, какъ принесенный во храмъ младенецъ Іисусъ познанъ былъ Симеономъ какъ совершенный Богъ. Во второй части акаѳиста отъ седьмаго икоса и до тринадцатаго кондака, преимущественно изображается таинство божественнаго воплощенія и значеніе его для людей. При этомъ кондаки воспѣваютъ воплотившагося Господа, изображая обиліе дарованной Имъ благодати, а икосы воспѣваютъ Божію Матерь, Ея высочайшія совершенства и необыкновенное величіе предъ Богомъ, а также разнообразныя благодѣянія, оказанныя уже и постоянно оказываемыя Ею всѣмъ вѣрующимъ. Послѣдній, тринадцатый кондакъ заключаетъ молитвенное обращеніе къ Божіей Матери, чтобы Она избавила всѣхъ, прославляющихъ Ее, не только отъ временныхъ всевозможныхъ бѣдъ, но и отъ вѣчнаго мученія въ будущей жизни.

Всматриваясь ближе въ содержаніе пѣсней, входящихъ въ составъ молебнаго пѣнія Божіей Матери, въ которыхъ Она воспѣвается подъ разными ветхозавѣтными символами и образами, нельзя не замѣтить, что эти пѣсни имѣютъ близкое сходство съ нѣкоторыми молитвами св. Ефрема Сирина къ Пресвятой Богородицѣ{7}, четвертою, пятою, седьмою и девятою. Сходство это замѣчается не только въ содержаніи, въ мысляхъ, но даже въ формѣ построенія акаѳиста и въ самыхъ выраженіяхъ, которыя по мѣстамъ буквально сходны. Такъ напр, въ пятой и девятой молитвахъ Ефрема Сирина находится длинный рядъ молитвенныхъ воззваній къ Божіей Матери, начинающихся ангельскимъ привѣтствіемъ Ей: радуйся! то же самое видимъ и въ икосахъ акаѳиста. Далѣе, величанія Божіей Матери въ акаѳистѣ подъ разными ветхозавѣтными символами и неветхозавѣтными образами находятся и въ означенныхъ молитвахъ св. Ефрема; нѣкоторыя изъ нихъ сходны между собою даже буквально. Напр. въ молитвахъ св. Ефрема читаемъ: Радуйся, искупленіе отъ клятвы! Радуйся, адамово воззваніе! Радуйся, трапезо таинственныхъ дарованій! Радуйся, Дѣва отроковица, сѣннолиственное древо! Радуйся, пристань и покровъ плавающихъ! Радуйся, стѣна призывающихъ Тебя! Точно такія же воззванія буквально находятся въ 1, 2, 3, 7, 9 и 10 икосахъ акаѳиста. Такое сходство не только мыслей, но и выраженій акаѳиста съ молитвами св. Ефрема Сирина очевидно показываетъ, что въ акаѳистъ, составленный въ VII в., внесены тѣ мысли и выраженія, которыя были извѣстны еще въ IV в.

Въ заключеніе считаемъ не лишнимъ сказать нѣсколько словъ о важности и значеніи акаѳиста въ жизни христіанина. Высота мыслей, глубина чувства и сила выраженій, проникающія молебное пѣніе къ Пресвятой Богородицѣ, по истинѣ достойны того, чтобы воспѣвать его съ особымъ благоговѣніемъ, какъ и воспѣвали его древніе православные христіане, которые во время пѣнія акаѳиста не позволяли себѣ садиться, но усердно внимали ему стоя, въ теченіи цѣлой почти ночи. Между тѣмъ въ наше время нерѣдко раздаются жалобы отъ любителей новыхъ акаѳистовъ на односторонность, однообразіе и отчасти неудобопонятность древнихъ акаѳистовъ{8}. Но то, что ставятъ въ укоръ древнимъ акаѳистамъ, и составляетъ ихъ достоинство. Молитвословіе не-стихотвореніе, въ которомъ требуется красота оборотовъ и изысканность словъ; оно имѣетъ цѣлью возвести умъ человѣка къ Богу, а не занимать его только изяществомъ рѣчи. Поэтому однообразіе формъ и краткость изложенія, мало говорящія воображенію, гораздо болѣе способны перенести умъ человѣка къ Богу, чѣмъ самые изящные обороты рѣчи, самое сильное краснорѣчіе. Что дѣйствительно это такъ, подтверждаетъ опытъ многихъ подвижниковъ благочестія, испытавшихъ на себѣ сладость этого высокаго молитвословія. «Въ акаѳистѣ Божіей Матери воспѣто вочеловѣченіе Бога Слова и величіе Божіей Матери, которую за рожденіе Ею вочеловѣчшившагося Бога, ублажаютъ вси роди. Какъ бы на обширной картинѣ безчисленными дивными красками, чертами, оттѣнками изображено въ акаѳистѣ воплощеніе Бога-Слова. Удачнымъ освѣщеніемъ оживляется всякая картина, и необыкновеннымъ свѣтомъ благодати озаренъ акаѳистъ Божіей Матери. Свѣтъ этотъ дѣйствуетъ сугубо: имъ просвѣщается умъ; отъ него сердце исполняется радости и извѣщенія. Непостижимое пріемлется какъ бы вполнѣ постигнутое, по чудному дѣйствію, производимому на умъ и сердце»{9}. Тотъ же опытъ подвижниковъ благочестія увѣряетъ насъ, что многіе изъ нихъ, во время чтенія этого акаѳиста, сподобились благодатнаго осѣненія и посѣщенія свыше. Такъ преп. Сергій Радоножскій читая въ глубокій вечеръ въ своей кельѣ акаѳистъ Божіей Матери, ощутилъ духомъ пришествіе къ нему Пресвятой Дѣвы съ апостолами Петромъ и Іоанномъ, и, поспѣшивъ къ срѣтенію Ея въ преддверіе келейное, узрѣлъ тамъ Царицу ангеловъ, изрекшую ему утѣшительное обѣтованіе о процвѣтанія его обители и охраненіи ея Богоматернимъ покровомъ. Такъ преп. Александръ Свирскій ночною порою, во время чтенія того же акаѳиста, узрѣлъ яркое сіяніе внутри своей пустынной обители, у основанія заложеннаго имъ храма во имя Богоматери. На горнемъ мѣстѣ предположеннаго въ постройкѣ храма возсѣдала Сама Царица небесная съ предвѣчнымъ младенцемъ на своей десницѣ, окруженная сонмами ангеловъ. Она обѣщала преподобному сохранить его обитель и всѣхъ въ ней подвизающихся, и тогда же возвѣстила, что трудъ принесенія даже одного малаго камня на созданіе сего храма Ея, не будетъ оставленъ Ею безъ наградъ небесныхъ. Преп. Кириллъ Бѣлозерскій, имѣвшій обычай ежедневно заканчивать вечернее правило чтеніемъ акаѳиста Богоматери, однажды въ полночь, когда возгласилъ 8-й его кондакъ: «Странное рождество видѣвшее», внезапно услышалъ гласъ отъ иконы Богоматери, предъ которою молился: «Кириллъ! изыди отсюда и иди на Бѣлоозеро: тамъ тебѣ я уготовала мѣсто, гдѣ можешь спастись». Небесный свѣтъ при этомъ указалъ преподобному самое мѣсто, которое приближено было къ нему благодатнымъ видѣніемъ, хотя и отстояло отъ него на далекое разстояніе. Эти и многіе другіе опыты благодатнаго посѣщенія приносящихъ Богоматери молебное пѣніе, извѣстное подъ именемъ акаѳиста, несомнѣнно убѣждаютъ, что акаѳистъ этотъ преимущественно предъ позднѣйшими акаѳистами не чуждъ благодатнаго вдохновенія{10}.

Св. Церковь, признавая это его достоинство, правиломъ своимъ постановила для всѣхъ вѣрующихъ и въ особенности для готовящихся къ принесенію святѣйшей безкровной жертвы, предъ субботою неотложно читать акаѳистъ Божіей Матери. Она также зѣло похваляетъ, какъ благочестивое и богоугодное дѣло, чтеніе акаѳиста Богоматери чрезъ день (въ одинъ день акаѳистъ Іисусу сладчайшему, а въ другой Божіей Матери), а благочестивые подвижники, пріобрѣвшіе уже опытность духовную въ дѣлѣ спасенія, и сами ежедневно читали и ученикамъ своимъ внушали ежедневное чтеніе акаѳистовъ. Іеросхимонахъ Парѳеній, подвизавшійся въ Кіево-Печерской лаврѣ, одному изъ обращавшихся къ нему за совѣтомъ и руководствомъ въ духовной жизни, написалъ слѣдующее: «Отъ сна воставъ, читай акаѳистъ Спасителю, а отходя ко сну – Богоматери. Не вдавайся въ различныя чтенія, ибо вѣси, что суетно спасеніе человѣческое»{11}.

 

М. П.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1874. Т. 1. № 11. С. 357-369.

 

{1} «Несѣдальный же (акаѳистъ) речеся, зане просто стояще тогда вси людіе, Матери Слова пѣснь воспѣша». Синакс. въ субботу пятой недѣли Великаго поста.

{2} Названіе это икона Божіей Матери получила по слѣдующему случаю: однажды Богоматерь явилась двумъ слѣпцамъ и привела ихъ во влахернскую церковь къ своему образу, гдѣ и даровала имъ прозрѣніе. Такъ какъ она руководила слѣпцовъ, или лучше – путеводила, то ее и назвали Одигитріею, т. е. Путеводительницею. По сказанію церковнаго древняго преданія, икона эта написана была евангелистомъ Лукою, который показалъ ее самой Богоматери и, получивъ одобреніе въ слѣдющихъ словахъ: «благодать Моя съ сею иконою да будетъ», отослалъ ее въ Антіохію къ Ѳеофилу (для котораго написалъ евангеліе и книгу Дѣяній апостольскихъ). Изъ Антіохіи она была перенесена въ Іерусалимъ, а оттуда въ Константинополь: ее прислала супруга греческаго императора Ѳеодосія II (408-450) Евдокія св. Пульхеріи, сестрѣ своего супруга, въ знаменіе мира и любви. Въ Константинополѣ икона эта была поставлена во влахернскомъ храмѣ, почему и называется еще иногда Влахернскою. Благочестивая Пульхерія учредила тамъ еженедѣльное моленіе къ Богородицѣ во вторникъ. Со дня составленія Божіей Матери акаѳиста, чудотворная икона Ея Одигитріи или Влахернская ежегодно была переносима въ императорскій дворецъ, гдѣ и оставалась до втораго дня Пасхи. Во времена иконоборства она была задѣлана, скрыта въ стѣнѣ Пантократоровой обители съ зажженною лампадою, а потомъ, по возстановленіи иконопочитанія, по откровенію Божію была обрѣтена въ такомъ же видѣ, въ какомъ была скрыта, и поставлена на прежнее мѣсто во Влахернскомъ хрьмѣ. По паденіи Константинополя въ 1453 г., она была перенесена на Аѳонъ, а оттуда въ 1654 г. отправлена въ даръ царю Алексѣю Михайловичу. Патріархъ Никонъ встрѣтилъ ее въ Москвѣ на лобномъ мѣстѣ и поставилъ въ московскомъ Успенскомъ соборѣ. Вслѣдствіе выраженнаго царемъ сомнѣнія о чудотворной иконѣ Влахернской, въ томъ же 1654 г. протосинкеллъ іерусалимскаго престола Гавріилъ особою грамотою къ царю подтвердилъ подлинность ея. Въ 1812 г., послѣ изгнанія французовъ, она была найдена нѣсколько поврежденною, и по возобновленіи и украшеніи ея, поставлена въ Успенскомъ соборѣ въ придѣлѣ св. ап. Петра и Павла. Дни Богослуж. Правосл. Церкви прот. Дебольскаго. Кн. 2-я, стр. 112.

{3} На основаніи научныхъ разысканій проф. А. Ив. Пападопуло-Керамевса, акаѳистъ Божіей Матери можно отнести къ числу произведеній знаменитаго константинопольскаго ученаго патріарха святителя Фотія (Визант. Временн. 1893, т. X. вып. 3-4, стр. 389, 395 и др.). Ред.

{4} Постная тріодь, синаксарь субботы 5-й седмицы.

{5} Замѣчательно, что о пѣніи на первомъ часѣ пѣсни «Взбранной Воеводѣ», не говорятъ ни уставъ церковный, ни Симеонъ Солунскій, а между тѣмъ она поется вездѣ на Руси.

{6} Примѣры перваго рода: радуйся, Судіи праведнаго умоленіе; радуйся, многихъ согрѣшеній прощеніе (икосъ 7); радуйся, Ею же разрѣшися преступленіе; радуйся, Ею же отверзеся рай (икосъ 8); радуйся, Ею же воздвижутся побѣды; радуйся, Ею же ниспадаютъ врази (икосъ 12). Примѣры втораго рода: радуйся, Ею же радость возсіяетъ; радуйся, Ею же клятва исчезнетъ (икосъ 1); радуйся, лѣствице небесная, Ею же сниде Богъ; радуйся, мосте, приводяй сущихъ отъ земли на небо (икосъ 2); радуйся, Божіе къ смертнымъ благоволеніе; радуйся, смертныхъ къ Богу дерзновеніе (икосъ 3) и проч. Примѣры третьяго рода: радуйся, высото, неудобовосходимая человѣческими помыслы; радуйся, глубноо, неудобозримая и ангельскими очима (икосъ 1); радуйся, ангеловъ многословущее чудо; радуйся, бѣсовъ мпогоплачевное пораженіе (икосъ 2); радуйся, Ею же обнажися адъ; радуйся, Ею же облекохомся славою (икосъ 4) и проч.

{7} См. Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема. Ч. 7-я. М. 1852 г. стр. 168-195.

{8} Акаѳистъ Божіей Матери послужилъ оригиналомъ для всѣхъ остальныхъ (Кіевское изд. акаѳистовъ 1703 г.). По его образцу составлены такіе изъ извѣстныхъ въ настоящее время акаѳистовъ, какъ Николаю Чудотворцу, Іисусу Сладчайшему, Успенію Божіей Матери, Іоанну Предтечѣ, апп. Петру и Павлу, архангелу Михаилу, безплотнымъ силамъ и всѣмъ святымъ. Ред.

{9} Аскетическіе опыты Игнатія, епископа кавказскаго, т. 2. стр 186.

{10} Преп. Корнилій Комельскій, скончавшійся въ пятокъ 5-й седмицы по Пасхѣ (19 мая 1537 г.) во время воскресной заутрени, простившись съ братіею, велѣлъ читать акаѳистъ Спасителю и Божіей Матери и тихо предалъ свой духъ Богу, послѣ 41 года своей подвижнической жизни въ Комельской пустыни. Троицкій патерикъ. Св.-Троицкая Сергіева лавра, 1896. С. 293. Ред.

{11} Душеполезное Чтеніе. 1869 г. ч. III, стр. 66. Извѣстіи и замѣтки.

⸭    ⸭    ⸭

Самые ранние образцы иконографии Акафиста известны исключительно по памятникам эпохи Палеологов конца XIII и XIV вв. (Олимбиотисса Элассоны, Панагия Халкеон, Святой Николай Орфанос). С XV в. и после падения Константинополя число храмов, представляющих данный сюжет, стремительно возрастает, также расширяется и сфера его распространения: в обширных областях Македонии, центральной Греции, в монастырях Святой горы (Лавра, Дохиар), на Пелопоннесе (Мистра), по островам, на Крите (Валсамонеро), на Кипре, а кроме того в Сербии и в Румынии (Воронец, Молдовица, Гумор). Иконография сцен на этих памятниках чрезвычайно разнообразна; в устоявшемся виде она запечатляется в Ерминии или Наставлении Дионисия Фурноаграфиота в конце XVIII в. Особое значение для распространения данного иконографического цикла должны были иметь иллюминированные рукописи, известные только начиная со второй половины XIV в., такие как кодекс ГИМа (№ 429), вышедший из константинопольской мастерской около 1370 г., и рукопись Эскориальской библиотеки в Мадриде (cod. R.I.19), выполненная, по всей видимости, в критской мастерской начала XV в. Самая ранняя известная нам икона находится на о. Скопелос и датируется, вероятно, первой половиной XV в., в то время как остальные известные иконы относятся преимущественно к XVI в. и позднее (иконы Иверского монастыря, в часовне святого Евстафия, и в Янине).

Икосъ 11-й: Свѣтопріемную свѣщу, сущимъ во тмѣ явльшуюся, зримъ Святую Дѣву... Миниатюра, Константинополь 50-60-е гг. XIV в. (ГИМ, Син. греч. № 429).

Икосъ 12-й: Поюще Твое рождество, хвалимъ Тя вси... Фреска Ватопедского монастыря на Афоне.

Акафистная-Мироточивая икона из монастыря Дионисиат на Афоне. XIV в. 

Икона «Похвала Богоматери с Акафистом» из Успенского собора Московского Кремля. Кон. XIV в.

Похвала Богоматери с Акафистом в 24-х клеймах. 1550-1560-е. Сер. XVI в. (ГРМ).

Акафистнаяа икона. Иконописец Георгиос Кастрофилакас (XVII в., с записями 1845 г.). Мон-рь Одигитрии на о. Крите.

Икона «Млекопитательница» с Акафистом». Иконописец Георгиос Кастрофилакас (1748). Старый собор Св. Мины в Ираклионе на о. Крите.

Акафистная икона из монастыря в Арденице в Албании. Мастер К. Шпатараку. XVIII в. (Национальный музей средневекового искусства в г. Корча, Албания) (тут)

Иконография праздника Похвалы Пресвятой Богородицы складывалась в XIV-XV в. Икона, наряду с Акафистом, читаемым в этот день, является своего рода гимном Божией Матери. В основу образа легли пророчества о Богородице и Ее прообразы в Ветхом Завете. На иконе вокруг Девы Марии изображены ветхозаветные пророки и праведники, держащие в руках предметы, символически указывающие на Богородицу, и свитки с пояснением.

Главной темой иконы Похвалы Богородицы является прославление Девы Марии, ставшей, согласно ветхозаветным пророчествам, матерью воплотившегося Бога. В основу иконографии положены слова песни канона пророкам, составленного в VIII в. константинопольским патриархом Германом: «Свыше пророцы тя предвозвестиша, Отроковице: стамну, жезл, скрижаль, кивот, свещник, трапезу, гору несекомую, златую кадильницу и скинию, дверь непроходимую, палату, и лествицу, и престол Царев».

На основе этой песни на иконах изображают следующих ветхозаветных пророков, держащих в руках определенные предметы: Патриарх Иаков с лестницей (Быт. 28:12), Моисей с Неопалимой Купиной (Исх. 3:2), Аарон с процветшим жезлом (Числ. 17:8), Гедеон с руном (Суд. 6:37), Давид с кивотом (Пс. 131:8), Исаия с клещами и углем (Ис. 6:6), Иеремия с образом пути (Иер. 32:39), Иезекииль с вратами (Иез. 44:1), Аввакум (Авв. 3:3) и Даниил с горой (Дан. 2:34). Внизу обычно изображен языческий волхв Валаам со звездой (Числ. 24:17).

⸭    ⸭    ⸭

Порядокъ акаѳистовъ предложенный свт. Филаретомъ, митр. Московскимъ.

Порядокъ акаѳистовъ можетъ быть въ скитѣ, какъ въ лаврѣ, кромѣ того, что съ пятницы на субботу прилично читать акаѳистъ Божіей Матери, въ честь ея Успенія.

Но какъ я, будучи лѣнивъ, легко предполагаю тоже и въ другихъ, и чувствую нужду въ предосторожностяхъ, то, мнѣ кажется, годенъ былъ бы и сей порядокъ.

Съ субботы на воскресенье – акафистъ Спасителю.

                     на понедѣльникъ – Божіей Матери.

                     на вторникъ – каноны,

                     на середу – акаѳистъ Преп. Сергію,

                     на четвертокъ – каноны,

                     на пятницу – акаѳистъ Спасителю,

                     на субботу – Успенія.

Если правило съ одними канонами будетъ короче, немощному облегченіе, а усердный можетъ дополнить въ келіи.

Если же число каноновъ соберется до уравненія съ мѣрою правила, имѣющаго акаѳистъ, выборъ каноновъ можетъ быть полезенъ вниманію.

Впрочемъ, тотъ или другой порядокъ употребить, оставляю на разсужденіе ваше и братіи скита.

Письма митр. Московскаго Филарета къ архим. Антонію. Ч. 2. М. 1878. С. 169.

⸭    ⸭    ⸭

Въ Аѳонской часовни св. вмч. и цѣлителя Пантелеимона у Владимирскихъ воротъ Китай-города въ Москвѣ (разрушена въ 1934 г.) ежедневно совершались общіе молебны – утромъ въ 8 часовъ и вечеромъ въ 4 часа. На каждомъ молебнѣ читались акаѳисты въ слѣдующемъ порядкѣ:

Утромъ въ воскресеніе – Спасителю; понедѣльникъ – арх. Михаилу; вторникъ – св. Іоанну Предтечи; среду – св. Іоанну Богослову; четвергъ – cв. Николаю; пятницу – вмч. Пантелеимону; субботу – прав. Іосифу Обручнику.

Вечеромъ съ воскресенія по среду – вмч. Пантелеимону; въ четвергъ – Страстямъ Христовымъ; въ пятнцу – Богоматери (поперемѣнно: Благовѣщенію, Успенію, Покрову); въ субботу – Богоматери – Скоропослушницѣ.

«Душеполезный Собесѣдникъ». 1888 г. Вып. 3. С. 47-48

⸭    ⸭    ⸭

Въ дореволюціонномъ Кіевѣ существовало, по нѣкоторымъ церквамъ, древнее обыкновеніе – въ извѣстные дни торжественно совершать извѣстные Акаѳисты, для слушанія которыхъ стекалось множество народа. Акаѳисты сіи еженедѣльно читаются въ слѣдующемъ порядкѣ:

1. Въ недѣлю – Сладчайшему Іисусу, предъ мѣстнымъ образомъ Его, въ Больничномъ монастырѣ Лавры.

2. Во вторникъ – Св. великомуч. Варварѣ, предъ мощами ея въ Михайловскомъ монастырѣ, и предъ иконою ея въ Больничномъ монастырѣ Лавры.

3. Въ среду – Успенію Богоматери, предъ Чудотворнымъ образомъ Ея, въ Кіево-Печерской Лаврѣ.

4. Въ четвертокъ – Святителю Николаю, въ Кіево-Николаевскомъ монастырѣ, въ Больничномъ монастырѣ Лавры и въ Кіево-Софійскомъ Соборѣ.

5. Въ пятокъ – Божіей Матери, предъ Казанскою ея иконою, въ монастырѣ Ближнихъ пещеръ Лавры.

6. Въ субботу – Божіей Матери, предъ Чудотворными Ея иконами, въ монастыряхъ: Братскомъ, Флоровскомъ женскомъ и Лаврскомъ Больничномъ, и въ Старогородской приходской Срѣтенской церкви.

Всѣ сіи Акаѳисты читались предъ Литургіею, исключая Акаѳиста на Ближнихъ пещерахъ Лавры, который отправлялся предъ Вечернею.

Указатель святыни и священныхъ достопамятностей Кіева. Изд. 2-е. Кіевъ 1853. С. 186-187.

 

См. также:

Акаѳистъ Пресвятой Владычицѣ нашей Богородицѣ (Суббота 5 недѣли святой Четыредесятницы).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: