Замѣтка: Поминовеніе живыхъ и усопшихъ на Литургіи за сугубою ектеніею.

Въ нѣкоторыхъ С.-Петербургскихъ церквахъ практикуется обычай поминать на литургіи за сугубой ектеніей за здравіе и возносить заупокойную ектенію даже въ воскресные и праздничные дни. Подобный обычай представляется инымъ не только разсѣивающимъ молитвенное настроеніе, уничтожающимъ подъемъ духа у человѣка, «пришедшаго въ церковь праздновать праздникъ», но и прямо «противозаконнымъ». Такой взглядъ высказанъ, между прочимъ, въ «Церковномъ Вѣстникѣ» въ статьѣ Е. Поселянина (№ 17, 1905 г.). «По церковнымъ правиламъ, – говоритъ онъ, – такой ектеніи не полагается вовсе. Въ Москвѣ, напримѣръ, вы никогда не услышите поминовенія покойниковъ въ воскресенье». «Затѣмъ, по ученію Церкви: «превеликая бываетъ польза душамъ, о коихъ моленіе возносится, когда святая предлежитъ и страшная жертва»; сила церковнаго поминовенія въ вынутіи частей за проскомидіей и въ погруженіи ихъ, по пріобщеніи вѣрныхъ, въ Кровь Христову, а не въ той или иной ектеніи. Священники не интересаны, съ которыми мнѣ приходилось бесѣдовать объ этой подробности, признаютъ ея неправильность. Интересно бы знать, когда и какъ она завелась. А въ поддержаніи ея, мнѣ кажется, нельзя не видѣть нѣкоторый матеріальный разсчетъ. По крайней мѣрѣ, одинъ батюшка мнѣ такъ и отвѣтилъ: «это у насъ хлѣбъ отыметъ».

Отвѣчая за запросъ Е. Поселянина: «интересно бы знать, когда и какъ произошелъ этотъ обычай», смѣемъ его увѣрить, что ничего «неправильнаго», тѣмъ болѣе «противозаконнаго» въ этомъ, осуждаемомъ имъ, обычаѣ нѣтъ. Онъ не результатъ «нѣкотораго матеріальнаго расчета», а остатокъ древней практики приношенія вѣрующими вещества для таинства евхаристіи. По указанію литургическихъ памятниковъ, оно имѣло мѣсто послѣ удаленія оглашенныхъ изъ храма, т. е. послѣ чтенія Евангелія предъ перенесеніемъ даровъ изъ предложенія въ алтарь (современный великій входъ), и соединялось съ чтеніемъ такъ-называемыхъ диптиховъ, – поминовеніемъ тѣхъ, за кого совершались приношенія. О существованіи подобнаго обычая говоритъ уже Діонисій Ареопагитъ въ своей церковной іерархіи. «Послѣ всеобщаго лобзанія, замѣчаетъ онъ, совершается таинственное провозглашеніе священныхъ диптиховъ» (гл. III, 2). То же самое отмѣчается 5-мъ правиломъ Константинопольскаго собора при патріархѣ Минѣ. «Послѣ чтенія священнаго Евангелія, закрытія дверей, говоритъ это правило, когда настало время диптиховъ, весь народъ устремился къ алтарю». Въ древности существовала далѣе цѣлая серія литургій, такъ называемаго Александрійскаго типа, въ которыхъ вся наша ходатайственная евхаристическая молитва, включая и поименное поминовеніе живыхъ и усопшихъ, произносилась до начала евхаристіи, именно въ тотъ моментъ, который соотвѣтствуетъ времени возношенія сугубой ектеніи. Эта особенность Александрійскихъ литургій отмѣчается Іаковомъ Одесскимъ (VII в.) въ письмѣ къ пресвитеру Ѳомѣ и до настоящаго времени воспроизводится литургіею Евангелиста Марка, коптскою, Василія Великаго и т. п. «Живущіе въ царствующемъ градѣ (т. е. Константинополѣ), – замѣчаетъ Іаковъ, – совершаютъ поминовеніе также, какъ и мы (сирійцы), т. е. сначала приносятъ жертву, потомъ тотчасъ совершаютъ поминовеніе. Александрійскіе же отцы иначе приносятъ, ибо сначала исполняютъ чинопослѣдованіе поминовенія, а затѣмъ совершаютъ чипопослѣдованіе святаго приношенія»[1]. Существованіе обычая поминать живыхъ и усопшихъ до начала евхаристіи Іаковъ Эдесскій ограничиваетъ предѣлами Александрійской Церкви, но въ дѣйствительности онъ имѣлъ мѣсто и въ другихъ Церквахъ, между прочимъ, въ Іерусалимской. Такъ, въ изданномъ профессоромъ Кіевской духовной академіи А. А. Дмитріевскимъ памятникѣ – «Діаконскіе чины литургіи апостола Іакова» находимъ, что ектенія предъ возпошеніемъ евхаристіи содержитъ, между прочимъ, поминовеніе живыхъ и усопшихъ въ томъ самомъ видѣ, въ какомъ представляетъ его ходатайственная молитва литургіи апостола Іакова послѣ освященія даровъ[2].

Имѣющій подобное происхожденіе обычай поминовенія живыхъ и усопшихъ предъ великимъ входомъ сохранился въ церковной практикѣ и послѣ того, какъ актъ приношенія вѣрующими даровъ былъ перенесенъ съ своего первоначальнаго мѣста въ начало литургіи, – получилъ форму современной проскомидіи. Такъ, по чину литургіи Василія Великаго XIII в., на ектеніи послѣ Евангелія, предъ молитвою объ оглашенныхъ діаконъ «поминаетъ по порядку»[3]. Равнымъ образомъ и въ литургіи Іоанна Златоуста по рукописи Аѳоно-Есфигменской библ. № 120, 1602 г., относительно сугубой ектеніи говорится: «и поминаетъ здѣсь, кого хочетъ, живыхъ и усопшихъ»[4]. Поминовеніе живыхъ и усопшпхъ на сугубой ектеніи имѣло мѣсто даже въ литургіи, совершаемой самимъ патріархомъ. «Діаконъ, – читаемъ, въ спискѣ литургіи по Евхологію, хранящемуся въ библіотекѣ лавры Саввы Освященпаго XIV вѣка, – поминаетъ ктиторовъ и другихъ нѣкоторыхъ по обычаю»[5]. Такимъ образомъ церковная практика издревле допускала помпновеніо и на проскомидіи и на сугубой ектеніи. Съ другой стороны, патріаршая служба, безъ сомнѣнія, служба праздничная, а потому фактъ существованія на ней поминовеній говоритъ за то, что древность не находила ничего противозаконнаго въ допущеніи поминать живыхъ и усопшпхъ на сугубой ектеніи и въ праздничные дни.

Осуждаемый авторомъ обычай противорѣчитъ будто бы церковнымъ правиламъ, не разрѣшающимъ заупокойной ектеніи въ праздничные дни. Дѣйствительно, 169-я статья Номоканона запрещаетъ «помины въ недѣльные дни и въ великіе праздники». Дѣло лишь въ томъ, что она стоитъ несогласованною съ литургіею. Ни въ простой воскресный день, ни въ великій праздничный не опускается прошеніе сугубой ектеніи: «еще молимся... о всѣхъ прежде почившихъ отцѣхъ и братіямъ, здѣ лежащихъ и повсюду, православныхъ». Если же общее поминовеніе усопшихъ въ праздничные дни возможно, то почему поименное не допустимо?

Священникъ Александръ Петровскій.

***

Приведенные въ статьѣ о. Петровскаго церковно-историческіе факты не рѣшаютъ съ положительностію поставленный имъ вопросъ. Они показываютъ лишь, что поминовеніе усопшихъ на сугубой ектеніи, произносимой на литургіи, древній обычай Церкви, но отнюдь не говорятъ за то, что это поминовеніе одинаково умѣстно сколько въ будніе, столько же и въ воскресные днн и великіе праздники. 169-е правило Номоканона при Большомъ Требникѣ высказывается противъ такого обычая вполнѣ опредѣленно. Правда, правило это (какъ будетъ показано ниже) не имѣетъ безусловнаго значенія, но, съ другой стороны, содержитъ въ себѣ такое требованіе, которое имѣетъ за себя вѣскія основанія. Радость воскреснаго дня, а тѣмъ болѣе великаго праздника, напримѣръ, Пасхи, Рождества Христова и другихъ, по смыслу этого правила, не должна быть омрачаема печалію объ усопшихъ. Кромѣ того, естественное утомленіе богомольцевъ продолжительностью праздничнаго богослуженія внушаетъ пастырю быть весьма осторожнымъ, чтобы поминовеніе, продолжающееся въ иныхъ церквахъ 30-40 минутъ, не заставило немощныхъ тѣломъ или духомъ уйти изъ храма, не прослушавъ важнѣйшихъ частей литургіи.

Для болѣе полнаго выясненія этого серьезнаго вопроса приведемъ самое 169 правило номоканона и толкованіе на оное извѣстнаго канониста профессора А. С. Павлова:

Когда̀ престаю́тъ помянове́нїѧ:

Въ дванадесятодне́вномъ, въ пе́рвую седми́цу четыредеся́тницы, и во вели́кую седми́цу, и въ свѣ́тлую недѣ́лю, въ недѣ́льныя днѝ и въ вели́кїѧ пра́здники, поми́ны не быва́ютъ: про́чее же во всѐ лѣ́то помина́ютсѧ правосла́внїи христїа́не.

«Въ канонахъ вселенской Церкви нѣтъ прямого основанія для правила, изложеннаго въ настоящей статьѣ Номоканона. Если же Вальсамонъ въ концѣ своего толкованія на 51-е правило Лаодикійскаго собора замѣчаетъ, что по силѣ этого правила поминовенія усопшихъ не совершаются въ четыредесятницу въ другіе дни, кромѣ субботъ, то онъ дѣлаетъ тутъ большую натяжку. Указанное соборное правило (т. е. 51 правило Лаодикійскаго собора), говоритъ не о поминовеніи усопшихъ вообще, а о совершеніи памяти святыхъ мучениковъ, т. е. о празднованіи дней ихъ кончины, и дозволяетъ это празднованіе, съ обычнымъ совершеніемъ литургіи, только въ субботніе и воскресные дни четыредесятницы, въ кототорые постъ разрѣшался. Мотивы соборнаго правила и того (позднѣйшаго), которое отчасти указалъ Вальсамонъ и съ которымъ вполнѣ знакомитъ насъ настоящая статья Номоканона, прямо противоположны: соборъ запрещаетъ обращать дни постные въ праздничные, а позднѣйшее правило, наоборотъ, не дозволяетъ омрачать радость праздниковъ скорбію поминовенія усопшпхъ. Оно обязано своимъ происхожденіемъ монастырскимъ уставамъ (τυπικά) и не сразу сдѣлалось общимъ, такъ какъ уставы монастырей во многихъ частостяхъ значителыю разнились между собою. Но въ XIII столѣтіи правило это, какъ уже принятое въ уставахъ большинства монастырей, подтверждено было Константинопольскимъ патріархомъ Никифоромъ II (1260-1264), впрочемъ – съ оговоркой, что тайное поминовеніе усопшпхъ дозволительно совершать, каждый день, не выключая и свѣтлаго праздника Пасхи (ότι δὲ μνημονεύονται μυστικῶς οἱ ἀποθανόμενοι, οὐδὲ αὐτῇ τῇ λαμπρᾷ ἡμέρᾳ ἑμποδίζεται. Pitra, Juris t. II, p. 326, cap. 11). То же самое относительно дней воскресныхъ повторилъ нашъ митрополитъ Кипріанъ въ посланіи къ нѣкоему игумену Аѳанасію: «Въ недѣлю за упокой не правити, ниже въ субботу вечерѣ понахида пѣти; въ недѣлю же на проскомисаніи поминать умершихъ, тако же и въ тайныхъ молитвахъ, невъзбранно есть» (Рус. Ист. Библіот., т. VI, стр. 267). Однако, еще въ прошломъ столѣтіи между монахами Аѳонскихъ монастырей происходили жаркіе и продолжительные споры по вопросу объ общеобязательной силѣ занимающаго насъ правила, такъ какъ нѣкоторые тамошніе келліоты не считали противнымъ церковному преданію совершать поминовеніе умершихъ въ воскресные и другіе праздиичные дни. Споры эти не разъ приносились на рѣшеніе патріаршаго синода, который хотя и отдавалъ преимущество практикѣ большинства святогорскихъ обителей, однако не осуждалъ и противоположной практики упомянутыхъ келліотовъ[6]. А въ началѣ нынѣшняго столѣтія (въ 1807 г.), при патріархѣ Григоріѣ V, изданъ былъ даже особый синодальный томъ, прямо одобряющій эту послѣднюю практику. Въ немъ сказано: «Такъ какъ смерть случается съ нами въ разные дни, то и дни, опредѣленные для поминовенія умершихъ (третій, девятый и сороковой по смерти) могутъ падать и на субботы, и на воскресенья, и на самые Пасхальные дни, и тогда мы вмѣстѣ съ воскресными гимнами поемъ и заупокойныя пѣснопѣнія и къ «Христосъ воскресе» прибавляемъ: «Боже духовъ и всякія плоти» (Γεδεών, Κανονικαί διατάξεις, т. II, стр. 124). Къ числу дней, въ которые не должны совершаться поминовенія усопшпхъ, нашъ Номоканонъ относить и Дванадесятодневіе (Δωδεκαήμερον): такъ греки называютъ 12 дней отъ праздника Рождества Христова до Богоявлянія[7].

***

Въ дополненіе къ приведенному комментарію профессора Павлова на 169 правило Номоканона можно указать, что вопросъ о практическомъ значеніи этого правила, поднимался и въ русской Церкви, по случаю учиненнаго безпоповцами села Кимры въ 1846 г., въ день коронованія Государя Императора Николая Павловича, погребенія собрата ихъ. Тверское губернское правленіе, гдѣ о семъ производилось дѣло, просило мѣстную консисторію разъяснить: «нѣтъ ли въ виду какихъ-либо узаконеній, воспрещающихъ выносъ и погребеніе мертвыхъ. тѣлъ въ торжественные и праздничные дни». Консисторія увѣдомила губернское правленіе, что въ Тверской епархіи, примѣнительно къ 169 правилу Номоканона, «во всѣ великіе Господскіе и Богородичные праздники и во дни высокоторжественные не бываютъ совершаемы публичные выносы и погребенія, за исключеніемъ лѣтняго времени». Вмѣстѣ съ тѣмъ консисторія, принимая во вниманіе, что упомянутый порядокъ выноса и погребенія умершихъ основывается не на правилѣ, а только примѣнительно къ правилу, постановила вопросъ о семъ представить на разрѣшопіе Святѣйшаго Сѵнода, который, съ своей стороны, просилъ по этому вопросу заключенія митрополита Филарета.

Въ своемъ заключеніи по сему дѣлу Московскій святитель, между прочимъ, писалъ: «По апостольской заповѣди молиться за царя и по благоговѣнію къ царю, какъ помазаннику Божію, Церковь приняла освященіе дней собственно царскихъ по подобію церковныхъ праздниковъ... Такимъ образомъ церковный уставъ устраняетъ отъ царскихъ дней поминовеніе и погребеніе усопшихъ, какъ отъ праздничныхъ»... На будущее время, «дабы охраненіе важныхъ дней соединить съ облегченіемъ немаловажныхъ затрудненій», митрополитъ Филаретъ признавалъ желательнымъ установить слѣдующіе правила:

1) въ дни царскіе высокоторжественные, именно восшествія Его Императорскаго Величества на престолъ, коронованія, рожденія и тезоименитства Государя Императора, Государыни, Наслѣдника престола и Государыни Цесаревны, по примѣненію къ великимъ церковнымъ праздникамъ, имѣющимъ бдѣніе, выносъ, погребеніо и поминовеніе усопшихъ рѣшительно возбраняется;

2) въ дни царскіе торжественные, т. е. въ дни рожденія и тезоименитства прочихъ особъ императорской фамиліи, которыхъ имепа возносятся на церковныхъ ектеніяхъ, по примѣненію къ церковнымъ праздникамъ, имѣющимъ поліелей, выносъ, погребеніе и поминовеніе усопшихъ возбраняется, кромѣ случаевъ особенной нужды.

Святѣйшій Сѵнодъ, обсудивъ дѣло, съ своей стороны постановилъ: «увѣдомить преосвященнаго Тверского, что въ отношеніи выносовъ и погребеній умершихъ въ высокоторжественные и праздничные дни должно поступать согласно съ церковными и гражданскими постановленіями и бывшими доселѣ обычаями»[8].

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1905. № 46. С. 1968-1972.

 

[1] Assemanus, Bibliotheca orientalis. Т. 1, стр. 483-484.

[2] «Правоглавный Собесѣдникъ» 1892 года, мартъ-апрѣль. Приложеніе, стр. 277-80.

[3] А. А. Дмитріевскій. Описаніе литургическихъ рукописей. Т. 2, стр. 141.

[4] Тамъ же, стр. 959.

[5] Тамъ же, стр. 309, пр. 2.

[6] Подробную исторію этихъ споровъ читатель найдетъ въ «Исторіи Аѳона» преосвященнаго Порфирія Успенскаго, ч. III. стр. 379-390. Греческіе источники, относящіеся къ этимъ спорамъ, тамъ же на стр. 965-992.

[7] Номоканонъ при Большомъ Требникѣ, проф. А. С. Павлова. Москва, 1897 г., стр. 314-316.

[8] Собраніе мнѣній и отзывовъ митрополита Филарета, томъ дополнительный, стр. 174-176.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: