Замѣтка: О сырной седмицѣ или масляницѣ.

Послѣдняя седмица предъ Великимъ постомъ составляетъ у русскаго народа веселый праздникъ, обычно называемый «масляницей». Вторую половину ея (съ четверга) обыкновенно называютъ «широкой масляницей» по причинѣ особенно веселаго, не умнаго празднованія этихъ дней, предшествующихъ посту. Малые и старые, трудящіеся и праздные ожидаютъ сырной седмицы, какъ великаго праздника, и приготовляются къ ней заранѣе. Но не всѣ, можетъ быть, знаютъ, что это за праздникъ, когда онъ начался, и какъ должно проводить его.

Сырная седмица ведетъ свое начало изъ свѣтоносныхъ временъ первобытнаго христіанства. Правда, учредителемъ ея признается греческій императоръ Ираклій, а поводомъ къ учрежденію – шестилѣтняя война грековъ съ персами, Ираклія съ Хозроемъ: «о сырной седмицѣ говорятъ нѣкоторые, замѣчаетъ составитель Синаксаря, что ее изъ мясоястной перемѣнилъ въ сыроястную императоръ Ираклій, который во время войны съ персами далъ обѣтъ Богу установить ее посреди поста и мясоястія, если побѣдитъ враговъ своихъ, и обѣтъ сей исполнилъ»! Но тотъ же писатель прибавляетъ: «я думаю, что, хотя и было то, что разсказываютъ объ Иракліѣ, однако сырная седмица измышлена отцами Церкви для нѣкотораго предочищенія, дабы не тужили мы, переходя быстро отъ мясъ и многояденія къ крайнему посту»... И подлинно, патр. Александрійскій Ѳеофилъ въ письмѣ объ единенной жизни упоминаетъ о двухъ дняхъ воскресныхъ, ограждающихъ седмицу сырную, предшествующее ей воскресеніе называетъ недѣлею мясопустною, а слѣдующее – сыропустною, какъ въ кругѣ церковномъ называются эти недѣли и теперь. Это одно уже ясно показываетъ, что запрещеніе мясъ, разрѣшеніе только на сыръ и масло въ теченіе семи дней, предваряющихъ св. Четыредесятницу, есть обычай древній, получившій начало не позднѣе 5-го вѣка; первыми изобрѣтателями этого полупоста были древніе отцы Церкви, участіе же императора Ираклія (7 в.) могло состоять въ томъ, что онъ сообщилъ этому учрежденію церковному силу закона гражданскаго. Церковь Христова никогда не измѣняла, въ разсужденіи сырной седмицы, своихъ предписаній и, что повелѣвала она на счетъ этихъ дней первымъ христіанамъ, то внушаетъ теперь и намъ. Церковное богослуженіе въ среду и пятокъ походитъ болѣе на великопостное, покаянное, наводящее на саморазмышленіе и грусть; въ эти дни не совершается литургія, способствующая къ выраженію и возбужденію духовной радости христіанина, а отправляются великопостные часы, съ земными поклонами, при чтеніи покаянной и умилительной молитвы св. Ефрема Сирина. Прислушайтесь къ пѣснопѣніямъ этой седмицы, и вы услышите такія: «Отверзошася божественнаго покаянія преддверія, приступимъ очистивше тѣлеса, брашенъ и страстей отложеніе творяще; постовъ входы и преддверія да не осквернимъ злѣ невоздержаніемъ и піянствомъ»; или: «Свѣтлая предпразднества воздержанія, свѣтлая предпутія поста днесь. Нынѣ предочистимся въ постѣ и слезахъ и въ веліихъ исправленіяхъ» и др. Всякій можетъ видѣть, чѣмъ должна быть, по духу Православной Церкви, сырная седмица: она есть начало и преддверіе поста, – мѣра исправленія легкая, долженствующая расположить насъ къ мѣрамъ строгимъ, – врачевство души, приготовляющее въ способамъ врачеванія болѣе рѣшительнымъ и сильнымъ.

Въ наличности нѣтъ основаній отличать сырную седмицу особымъ празднованіемъ; между тѣмъ, у насъ и предковъ нашихъ въ предвеликопостное время были и бываютъ веселье шумное, невоздержаніе пагубное, разгулъ и распущенность. Начало разгульнаго празднованія масляницы слѣдуетъ искать въ обычаяхъ и религіозныхъ празднествахъ нашихъ предковъ-язычниковъ; они, впрочемъ, унаслѣдовали такія празднества отъ другихъ древнихъ народовъ, присоединивъ къ нимъ особенности, вызванныя мѣстными русскими условіями и народными воззрѣніями. Въ сознаніи древнихъ славянъ весна представлялась божествомъ: съ приближеніемъ ея они совершали празднованіе въ честь бога Пуста (отъ слова – «пустой, разгульный, распущенный»), напоминающее собою о наступившемъ (въ декабрѣ) новолѣтіи и желанной веснѣ, имѣющей смѣнить суровую зиму. И такъ какъ наши предки-язычники, не владѣя астрономическими свѣдѣніями, не могли съ точностію опредѣлить границы мѣсяцевъ и начала новолѣтія и весны, то религіозное чествованіе послѣднихъ продолжалось чуть не два мѣсяца, соотвѣтствовавшія теперешнему февралю и марту. Предки наши считали себя обязанными подкупить весну веселыми празднествами и тѣмъ вызвать ее на скорое наступленіе и побѣду надъ зимою. Радость по случаю приближенія весны древніе славяне выражали бражничаньемъ, плясками, переряживаніемъ, лицедѣйствомъ всякаго рода, примѣрными пораженіями сдѣланныхъ изъ снѣга или соломы болвановъ, составленіемъ длинныхъ поѣздовъ, на которыхъ съ гикомъ, шумомъ, удалыми пѣснями проѣзжались по степному простору или изъ одного селенія въ другое. Одну изъ существенныхъ особенностей масляницы искони составляли и составляютъ «блины», которые представляютъ также наслѣдіе сѣдой старины. Предки наши-язычники поминовеніемъ умершихъ начинали празднество по случаю новолѣтія и въ честь Пуста: поминовеніе усопшихъ въ это время вызывалось тѣмъ вѣрованіемъ, что солнце, оживотворяя природу, прежде всего возбуждаетъ отъ сна къ жизни души умершихъ, которыя снова вступаютъ въ близкое, хотя и невидимое, общеніе съ людьми. Родственники и друзья собирались на могилы усопшихъ править тризну своими причитаніями, замѣнявшими молитвы, и разнаго рода приношеніями, чтобы сколько-нибудь облегчить скорбь и жалкую участь покойниковъ; изъ этихъ приношеній главнымъ считались блины. Совершая тризны, предки наши должны были употреблять на могилахъ въ память покойниковъ блины, какъ обычный хлѣбъ, которымъ они питались въ первобытномъ состояніи и въ эпоху земледѣльческаго быта. По мѣрѣ распространенія среди славянскаго народа кислаго хлѣба, блины вышли изъ обыденнаго употребленія; но они остались, по памяти о старомъ времени и по вниманію къ подойникамъ, необходимою принадлежностію поминокъ, такъ какъ съ ними соединялись воспоминанія о первоначальномъ бытѣ и о всѣхъ праотцахъ, питавшихся именно такимъ хлѣбомъ: этимъ и объясняется предпочтеніе блиновъ предъ другими приношеніями, дѣлаемыми при поминовеніи усопшими.

По введеніи на Руси христіанства произошло не только сокращеніе времени древне народнаго праздника, соотвѣтствующаго нынѣшней масляницѣ, но послѣдовало измѣненіе и въ его названіи, и нѣкоторое улучшеніе, хотя не христіанскаго характера, въ образѣ празднованія. Прежде чрезвычайно разгульный и распущенный, сопровождавшійся религіозными обрядами и всякаго рода забавами, древне-славянскій праздникъ новолѣтія и богу Пусту въ болѣе позднее время получилъ названіе «масляницы». До 1492 г. начинавшееся у насъ съ марта мѣсяца новолѣтіе въ этомъ году перенесено было на сентябрь; и до второй половины 17 в. продолжавшаяся 14 дней масляница при патр. Адріанѣ сокращена была до 8, а въ послѣднее время до 4 дней... Послушаемъ, что говорилъ и писалъ свят. Тихонъ Задонскій о провожденіи его современниками сырной седмицы. «Масляницы почти всѣ ожидаютъ такъ, какъ какого знатнаго праздника, – почему къ празднованію ея заранѣе приготовляются. Стыдъ лице мое покрываетъ, когда я празднованіе сіе на средину привожу. Приготовляютъ люди всякое богатое кушанье: пироги, конфекты, всякія закуски, которыми украшаютъ столы; тако приготовившіеся другъ друга въ гости зовутъ, другъ друга посѣщаютъ. Чего тутъ примѣчать? Сдѣлалась кампанія, послѣдуетъ упраздненіе бутылокъ, стаканы и бокалы никогда не изсыхаютъ; бываетъ здѣсь поздравленіе: здравствуй, братецъ, или сестрица! съ масляницей! А далѣе чѣмъ еще веселіе сему празднику дѣлаютъ? Не держится зло между стѣнами, не сокрывается въ домахъ, выходитъ на публику, является по улицамъ, по дорогамъ, и бываетъ зло сугубѣйшее, зло соблазнами. Тогда непрестанное на конехъ ристаніе; тогда одни за другими, аки привязаны, слѣдуютъ, протягивается долгій обозъ, аки веревка соблазновъ. Къ симъ забавамъ придаются и другія не меньшія: тутъ возносятся кличи, пѣсни, а иногда кулачные бой производятся; индѣ драки, брани, сквернословія слышатся. А что въ ночи, что въ тайныхъ и сокровенныхъ мѣстахъ дѣлается, о томъ и не говорю: ибо бываемая отай отъ нихъ, срамно есть и глаголати».

Можно видѣть, какъ характеризуются русскою масляницею бытъ, нравы, обычаи русскаго народа, обнаруживаемые и соблюдаемые имъ въ теченіе сырной седмицы, – и нельзя не усмотрѣть, какъ далеко мы не отвѣчаемъ требованіямъ христіанства и до позднѣйшаго времени употребляемъ формы языческаго культа. Несообразность явная, поражающая... Потому святитель Христовъ Тихонъ, пораженный масляничнымъ празднованіемъ современниковъ, съ пламенною ревностію пророка Иліи, съ горячею любовію и скорбію, свойственными Спасителю, въ своемъ трогательномъ увѣщаніи къ воронежцамъ, говорилъ въ свое время. «Слыши небо, и внуши земле: сыны родихъ и вознесохъ, тіжде отвергошася Мене! А какъ отвергошася сыны матери своея, слышите! она приказываетъ въ тіи дни болѣе благоговѣть, а тіи болѣе безчинствуютъ; она приказываетъ болѣе воздерживаться, а тіи болѣе страстямъ предаются; она опредѣляетъ постъ, а тіи болѣе объѣдаются и піянствуютъ; она предлагаетъ покаяніе, а тіи болѣе свирѣпѣютъ; она велитъ сѣтовать за содѣянные грѣхи, а тіи болѣе прибавляютъ; она повелѣваетъ плакать, а тіи болѣе утѣшаются; она велитъ умилостивлять Бога, а тіи болѣе прогнѣвляютъ... Чтобы по христіанской должности провождать оную (масляницу), должно въ ней такъ поступать, какъ святая приказываетъ Церковь, а именно: отложить всѣ вкрадшіяся непристойныя забавы и злый обычай, памятуя страшный судъ Христовъ и воспоминая праотеческое паденіе и за то всѣхъ бѣдъ послѣдованіе. Внимай же сему, грѣшниче, и паки говорю, внимай. Пожалѣй себе»{1}.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1894. Т. 1. № 8. С. 185-190.

 

{1} Подробн. см. Слово о сырной седмицѣ. Т. 1, стр. 38-40.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: