Замѣтка: О поминовеніи усопшихъ.

Въ числѣ самыхъ трогательныхъ и утѣшительныхъ для сердца человѣческаго установленій Св. Церкви слѣдуетъ поставить поминовеніе нашихъ усопшихъ отцовъ и братій въ извѣстные дни. Христіанинъ, сѣтующій о потерѣ своихъ близкихъ, легко пойметъ великую важность древняго установленія Церкви поминать усопшихъ въ опредѣленные ею дни. Опредѣливъ для поминовенія усопшихъ преимущественно первые дни по кончинѣ ихъ, когда пораженные скорбью близкіе усопшаго особенно имѣютъ нужду въ святомъ утѣшеніи, Церковь своими узаконеніями о поминовеніи всего болѣе облегчаетъ печаль сѣтующихъ, въ своихъ пѣснопѣніяхъ и молитвословіяхъ внушая мысль, что оплакиваемый ими продолжаетъ жить, только въ иномъ мірѣ, гдѣ жизнь безконечная и блаженная. Какъ утѣшительно это для ближнихъ усопшаго, которые по любви своей къ нему, разставаясь съ нимъ, естественно напутствуютъ его желаніями благъ вѣчныхъ, нескончаемыхъ. Уже одно это соотвѣтствіе узаконеній Св. Церкви съ естественными стремленіями и желаніями души человѣка должно указывать на глубокую важность обычая церковнаго поминать усопшихъ въ извѣстные дни.

Съ другой стороны Церковь всегда учила, что поминовеніе усопшихъ весьма полезно и даже необходимо для нихъ самихъ. Изъ книгъ Священнаго Писанія Ветхаго Завѣта мы видимъ, что еще въ ветхозавѣтной церкви существовалъ благочестивый обычай преломлять хлѣбъ «ко утѣшенію надъ мертвымъ» и подавать «чашу питія ко утѣшенію нидъ отцемъ и матерію» почившими (Іерем. 16, 7). Тамъ мы находимъ слѣдующую молитву пророка Варуха за умершихъ: «Господи Вседержителю, Боже Израилевъ, услыши молитву за умершихъ Израилевыхъ и сыновъ согрѣшившихъ предъ Тобою... Не помяни неправдъ отець нашихъ...» (Вар. 3, 4-5). Во второй книгѣ Маккавейской есть повѣствованіе, какъ Іуда Маккавей, собравъ «серебра яко двѣ тысящи драхмъ, посла во Іерусалимъ принести за грѣхъ мертвыхъ жертву», предобрѣ и благочестно творя, о воскресеніи помышляя (2 Мак. 12, 43). Въ Новозавѣтныхъ книгахъ Св. Писанія также находимъ ясныя указанія на то, что живые должны молитъся за умершихъ. Сродникъ и Апостолъ Христовъ Іаковъ далъ намъ заповѣдь молиться другъ за друга съ увѣреніемъ, что «по молитвѣ вѣры отпустятся грѣхи тому, за кого она совершается» (Іак. 5, 15). Въ посланіи св. Апостола Іоанна Богослова говорится, что мы «такое дерзновеніе имамы» къ Сыну Божію, «яко аще чесо просимъ по воли Его, послушаетъ насъ» (1 Іоан. 5, 14). Но если по слову Самаго Господа: «вся, елика аще вопросимъ въ молитвѣ вѣрующе, пріимемъ» (Mѳ. 21, 22), то Церковь справедливо ходатайствуетъ объ усопшихъ членахъ своихъ, чтобы они по неизреченному милосердію Божію сподобились бытъ въ вѣчномъ жилищѣ свѣта, мира и покоя, въ мѣстѣ, отнюду-же отбѣже болѣзнь, печаль и воздыханіе.

Христіанинъ дѣлами вѣры и покаянія можетъ и долженъ пріобрѣтать исходатайствованное ему Сыномъ Божіимъ спасеніе, но такъ какъ это возможно только въ настоящей жизни, то вѣрующій, умирая иногда безъ плодовъ вѣры и покаянія, но съ раскаяніемъ въ своихъ грѣхахъ, имѣетъ нужду въ ходатайствѣ, и заступленіи Церкви. «Души такихъ людей, по словамъ Патріарховъ восточной каѳолической Церкви, исходятъ во адъ и терпятъ за учиненные ими грѣхи наказанія, не лишаясь впрочемъ надежды облегченія отъ нихъ. Облегченіе-же получаютъ онѣ по безконечной благости чрезъ молитвы священниковъ и благотворенія, совершаемыя за усопшихъ; а особенно силою безкровной жертвы, которую въ частности приноситъ священнослужитель для каждаго христіанина о его присныхъ, вообще-же за всѣхъ повседневно приноситъ каѳолическая и апостольская церковь» (Посланіе патріарховъ восточно-каѳолической Церкви о Православной вѣрѣ, член. 18).

Какую силу имѣетъ Божественная заупокойная литургія, объ этомъ св. Іоаннъ Милостивый, патріархъ Александрійскій, разсказываетъ слѣдующее: одинъ юноша, родомъ изъ Кипра, находился въ плѣну въ Персіи и содержался въ тяжкихъ оковахъ. Чрезъ нѣсколько времени дошелъ до родителей его слухъ и его смерти, и они, оплакавъ кончину его, стали поминать его, какъ умершаго, три раза въ годъ. На пятомъ году этотъ плѣнникъ бѣжалъ изъ Персіи и благополучно прибылъ на родину. Изумленные и обрадованные родители разсказали ему, какъ они, считая его умершимъ, поминали его въ день Богоявленія, Пасхи и Пятидесятницы. «Въ тыя дни», отвѣтилъ имъ сынъ, «прихождаше нѣкій мужъ честенъ ко мнѣ въ темницу, и спадаху оковы съ ногу моею и быхъ свободъ: во иныя же дни яко узникъ держимый бѣхъ во оковахъ» (Четьи-Минеи, житія свят. Іоанна Милостиваго и преп. Венедикта).

Вотъ почему во всѣхъ древнѣйшихъ литургіяхъ – Іакова, Марка – уже установлено было поминать усопшихъ. «Не туне законоположися отъ апостоловъ, чтобы при страшныхъ тайнахъ памяти быть о отшедшихъ; вѣдаютъ бо многое имъ пріобрѣтеніе бываемое, многую пользу», говоритъ св. Златоустъ (Злат. въ нравоученіи 3 на посланіе къ Филипп.). Ту же надежду на милость Божію и успѣхъ нашихъ молитвъ внушаеть намъ св. Іоаннъ Дамаскинъ: «милость Божія на судѣ всегда побѣждаетъ, дондеже послѣднее пріидетъ воздаяніе, на страшнемъ судѣ будущее. Тогда бо къ тому нѣсть время пособія, тогда суетно есть всякое призываніе. Гдѣ бо тогда нищій? Гдѣ богоугодныя дѣла? Гдѣ псалмопѣніе, приносы и жертвы безкровныя? Сія же вся, повѣствуетъ далѣе св. Дамаскинъ, богоглаголивіи Апостоли, учителіе, и Таинъ Божественныхъ служителіе богодухновенніи отцы устнами своими святыми провѣщаша и насъ научиша, яко безкровныя жертвы, молитвы же и псалмопѣнія, милостыни же и иная блаженная воспоминанія зѣло усопшимъ пособствуютъ». Святые отцы, внушая христіанамъ мысль о необходимости молитвы за умершихъ, въ тоже время учили, что Богъ, по своей великой милости, не оставляетъ нашихъ усердныхъ моленіи, и онѣ оказываютъ дѣйствительную помощь тѣмъ, за кого мы молимся. «Яко-же, замѣчаетъ св. Епифаній, Церковь святая научаетъ молитися о путешествующей братіи съ вѣрою и упованіемъ, яко молитвы о нихъ бываемыя, суть имъ полезны: тако разумѣти подобаетъ и объ отшедшихъ отъ сего міра».

Признавая такую важность поминовенія усопшихъ, Церковь установила, во 1-хъ, совершать поминовеніе ихъ на каждой литургіи. Во время Божественной литургіи трижды поминаются усошпіе: при совершеніе проскомидіи, по сугубой ектеніи, и, наконецъ, по совершенію св. Таинства священникъ молится о нихъ: «на мѣстѣ свѣтлѣ, идѣже отбѣже печалъ и воздыханіе, упокой ихъ, Боже нашъ, идѣже присѣщаетъ свѣтъ лица Твоего».

Во 2-хъ, Церковь назначила особенные дни для частнаго поминовенія усопшихъ, особенно дни третій, девятый, сороковой по кончинѣ. Установлено поминатъ умершихъ именно въ эти дни еще въ глубокой христіанской древности. Святому Макарію египетскому было откровеніе, которое онъ изложилъ въ своемъ словѣ объ исходѣ души. Вотъ его слова: «въ продолженіе первыхъ двухъ дней по успеніи тѣла позволяется душѣ вмѣстѣ съ находящимися при ней ангелами ходитъ по землѣ, гдѣ хочетъ. По сему душа, любящая тѣло, скитается иногда около дома, въ которомъ разлучилась съ тѣломъ, иногда около гроба, въ которомъ положено тѣло; и такимъ образомъ проводитъ два дня, какъ птица ища гнѣзда себѣ... А добродѣтельная душа ходитъ по тѣмъ мѣстамъ, въ которыхъ имѣла обыкновеніе творить правду. Въ третій же день, Тотъ, Кто воскресъ въ третій день изъ мертвыхъ, повелѣваетъ, въ подраженіе Его воскресенію, вознестись всякой христіанской душѣ на небеса для поклоненія Богу всяческихъ.

«Послѣ сего поклоненія, повелѣвается отъ Бота показать душѣ различныя и пріятныя обители святыхъ и красоту рая. Все сіе созерцаетъ душа шестъ дней, удивляясь и прославляя Содѣтеля всего, Бога. Созерцая же она сама измѣняется и забываетъ скорбь, которую имѣла будучи въ тѣлѣ. Но если она виновна во грѣхахъ, то при видѣ наслажденій святыхъ начинаетъ скорбѣть и укорять себя, говоря: увы мнѣ! увлекшись удовлетвореніемъ похотей, я провела большую частъ жизни въ безпечности, и не послужила Богу, какъ должно, дабы можно было и мнѣ удостоиться сей благодати и славы. Увы мнѣ бѣдной!.. По разсмотрѣніи же, въ продолженіе шести дней, всей радости праведныхъ, душа пока возводится ангелами на поклоненіе Богу: это девятый день.

«Послѣ вторичнаго поклоненія, Владыка всѣхъ повелѣваетъ отвести душу и показать ей мѣста ада и разнообразныя нечестивыхъ мученія. По симъ различнымъ мѣстамъ мукъ душа носится 30 дней, трепеща, чтобъ и самой не быть осужденной на заключеніе въ оныхъ. Въ сороковой же день опять она возносится на поклоненіе Богу; и, тогда же Судія опредѣляетъ приличное ей; по ея дѣламъ, мѣсто селенія или заключенія». Отсюда можно видѣть, какъ важно поминовеніе усопшихъ въ дни третій, девятый и сороковой по ихъ кончинѣ.

Въ 3-хъ, Церковь назначила извѣстные дни, для общаго поминовенія усопшихъ. Это всеобщее моленіе за всѣхъ умершихъ христіанъ св. отцы, установили по слѣдующей причинѣ. Многіе, весьма не рѣдко, умираютъ неестественною смертію, – напр., во время странствованія въ моряхъ, въ непроходимыхъ горахъ, въ ущельяхъ, и пропастяхъ; случается, гибнутъ отъ холода, въ пожарахъ, на войнахъ, замерзаютъ, – и, кто перечтетъ всѣ роды и виды нечаянной и никѣмъ неожиданной смерти? И, всѣ, таковые лишаются узаконеннаго псалмопѣнія и молитвъ. Вотъ почему св. отцы, движимые человѣколюбіемъ, и установили, основываясь на ученіи апостольскомъ, совершать это общее вселенское поминовеніе, чтобы никто, когда бы, гдѣ бы и какъ бы, ни кончилъ земную жизнь, не лишился молитвъ.

Заупокойныя службы для всѣхъ, – всеобщія, вселенскія – совершаются нѣсколько разъ въ годъ, а именно: въ понедѣльникъ Ѳоминой недѣли, въ субботу предъ Пятидесятницей, въ такъ называемую Дмитріевскую субботу и въ субботу мясопустную. Почему именно въ эти дни мы, молимся о упокоеніи усопшихъ? Нѣтъ ли чего-либо знаменательнаго въ этихъ дняхъ; чего-либо такого, чтобы вызывало насъ на размышленія о смерти и вмѣстѣ побуждало молиться за усопшихъ.

Праздникъ Воскресенія Хрлстова напоминаетъ намъ Воскресшаго Господа, Который воскреситъ и наши мертвыя тѣла, а праздникъ Пятидесятницы напоминаетъ о нашемъ собственномъ воскресеніи изъ мертвыхъ, ибо «Святымъ Духомъ всяка душа живится». При мысли о воскресеніи изъ мертвыхъ въ нашей душѣ естественно, при любви къ усопшимъ, возникаетъ желаніе помолиться о томъ, чтобы наши умершіе братья, по гласу Сына Божія, возстали, воскресли въ воскрешеніе живота, а не, въ воскрешеніе суда.

Такимъ образомъ, общее поминовеніе усопшихъ въ понедѣльникъ Ѳоминой недѣли и предъ праздникомъ Пятидесятницы вполнѣ соотвѣтствуетъ церковному характеру сихъ дней.

Поминовеніе въ Дмитріевскую субботу, установлено въ память Куликовской битвы, бывшей при великомъ князѣ Димитріѣ Ивановичѣ Донскомъ. Заслуга падщихъ на брани воиновъ велика, ибо о нихъ Господъ сказалъ: «больше сея любве никто-же иматъ, да кто душу свою положитъ за други своя» (Іоан. 15, 13).

Въ субботу мясопустную усопшіе поминаются потому, что въ недѣлю мясопустную читается Евангеліе о страшномъ судѣ. Наканунѣ этой недѣли, какъ бы въ день предшествующій страшному суду Христову, Церковь ходатайствуетъ о всѣхъ усопшихъ во благовѣріи, умоляя праведнаго Судію явитъ имъ Свою милость, въ день пришествія Его на судъ.

Церковь совершаетъ также общія панихиды въ субботу второй, третьей и четвертой недѣли Великаго Поста. Ходатайствуя въ продолженіи поста о прощеніи кающихся, Церковь молится также въ эти субботніе дни и объ оставленіи «прегрѣшеній вольныхъ и невольныхъ вѣрою преставившихся человѣковъ» (службы во 2-ю, 3-ю и 4-ю субботы Четыредесятницы)

Какія мысли и чувствованія желаетъ возбудить въ насъ Св. Церковь, когда призываетъ къ поминовенію усопшихъ, видно изъ содержанія заупокойныхъ службъ. Во внѣшнемъ порядкѣ эти службы однѣ и тѣже, что и въ обыкновенные дни; но пѣснопѣнія, совершаемыя Церковію при заупокойныхъ службахъ, существенно отличаются отъ каждодневныхъ. Въ нихъ все направлено къ напоминанію о жизни загробной, о тѣхъ, которые уже переселились туда, и тѣхъ, которымъ предстоитъ переселиться, т. е. о каждомъ изъ насъ. Мы приведемъ здѣсь нѣкоторыя изъ заупокойныхъ пѣснопѣній, чтобы видѣть, какая великая, до глубины сердца потрясающая, скорбь выражается въ нихъ.

«Плачу и рыдаю, поется въ одной изъ стихиръ на "Господи воззвахъ", когда размышляю о смерти, и вижу, какъ во гробѣ лежитъ по образу Божію созданная наша красота, – безобразная, безславная, не имѣющая уже вида... О, чудо! Что-жъ это за таинство надъ нами? Какъ же это предаемся мы тлѣнію? Какъ подчинились смерти? Истинно, повелѣніемъ Бога, дарующаго упокоеніе скончавшимся».

Въ заупокойномъ канонѣ слышится самое усердное и пламенное моленіе за почившихъ, моленіе за всѣхъ, гдѣ бы кто ни окончилъ земную жизнь и какимъ бы то ни было родомъ смерти (за исключеніемъ самоубійства). Въ пѣсняхъ, слѣдующихъ за канономъ, поразительно обнаруживается все ничтожество, вся суета земной жизни и вмѣстѣ съ тѣмъ напоминается вся необходимость готовиться непрестанно къ жизнѣ загробной. Вотъ одно изъ этихъ трогательныхъ пѣснопѣній:

«Братіе! Пріидите, прежде чѣмъ наступилъ конецъ, разсмотримъ всю немощность нашей природы, все ничтожество нашихъ тѣлесныхъ органовъ. Что все это? – прахъ, тлѣніе, пища червей. Всмотримся въ могильные трупы: – гдѣ сила? гдѣ красота лица? гдѣ говорившій умныя рѣчи языкъ? гдѣ блескъ и яркость глазъ? Все истлѣло! О, Спаситель, пощади насъ всѣхъ!».

Эти и подобныя имъ пѣснопѣнія, входятъ въ составъ вечерней и утренней службы. При совершеніи заупокойной литургіи, мы опять слышимъ частое напоминаніе объ усопшихъ. Такъ, Апостолъ и Евангеліе, читаемые тогда, изображаютъ воскресеніе мертвыхъ и то, что за нимъ послѣдуетъ. Далѣе мы слышимъ заупокойную ектенію, въ которой содержатся прошенія о томъ, чтобы Господь простилъ вольная и невольная прегрѣшенія рабовъ своихъ, чтобы вселилъ ихъ души тамъ, гдѣ всѣ праведники упокоеваются. Наконецъ наше сердце трогается пѣніемъ умилительной пѣсни: «со святыми упокой», и наша надежда на милость Божію къ усопшимъ успокоивается и укрѣпляется, когда предъ выносомъ святыхъ даровъ, поется причастенъ: «души ихъ во благихъ водворятся». Въ концѣ литургій совершается заупокойная литія, которая есть ни что иное, какъ сокращеніе паннихиды[1].

Чѣмъ можетъ выразиться наша любовь къ нашимъ умершимъ ближнимъ и память о нихъ, какъ не усердными молитвами о спасеніи и оправданіи ихъ грѣшныхъ душъ предъ престоломъ праведнаго Судіи?

«Прошу всѣхъ и молю – такъ уже изъ гроба, гласомъ церковной пѣсни, взываетъ умершій ко всѣмъ живымь. и любящимъ его – непрестанно молитеся обо мнѣ Христу Богу, чтобы я за свои грѣхи, не былъ вверженъ въ мѣсто мученія, но чтобы Онъ вселилъ меня туда, гдѣ свѣтъ жизни».

 

В. С.

 

«Могилевскія Епархіальныя Вѣдомости». 1892. № 4. Ч. Неофф. С. 59-66.

 

[1] Названіе послѣдней заупокойной службы (паннихиды) показываетъ глубокую древность ея происхожденія. Слово паннихида означаетъ всенощное моленіе, всенощное пѣніе. И дѣйствительно, христіане нѣкогда переживали, такое тяжелое время, терпѣли такія гоненія отъ враждебныхъ имъ іудеевъ и язычниковъ, что не могли днемъ съ честію похоронить своихъ покойниковъ, большею частію мучениковъ за вѣру, и совершить надъ нимъ молитву. Только ночью они могли убирать и провожать на вѣчный покой тѣла святыхъ мучениковъ. Лютые мучители, преслѣдовавшіе христіанъ, предавши страстотерпцевъ Христовыхъ жестокой казни, обыкновенно, тѣла ихъ, для большаго поруганія, оставляли на мѣстѣ казни. Эти тѣла христіане тайно уносили куда-нибудь въ далекую пещеру или въ безопасный домъ, и здѣсь, въ продолженіи всей ночи, пѣли надъ ними псалмы, потомъ благоговѣйно лобызали ихъ, и уже къ утру предавали землѣ. Вслѣдствіе этого, и самыя молитвы и псалмопѣнія надъ умершими или въ память ихъ, получили названіе паннихиды, хотя и совершаются уже днемъ.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: