Замѣтка: Можно ли молиться за иновѣрцевъ?

Въ № 294 Московскихъ Вѣдомостей профессоръ М. Красноженъ приводитъ слѣдующія интересныя историческія справки на тему: можно-ли молиться за еретиковъ.

Этотъ вопросъ, пишетъ профессоръ, возбуждаетъ теперь особый интересъ, въ виду того, что Литовское епархіальное начальство не разрѣшило служить торжественныя панихиды въ Виленскомъ каѳедральномъ соборѣ по скончавшемся недавно командующемъ войсками Виленскаго военнаго округа генералѣ А. В. Гурчинѣ, римско-католическаго исповѣданія.

Отнесемся къ этому вопросу совершенно объективно и посмотримъ, какъ разрѣшается онъ съ точки зрѣнія канонической.

Уже апостолъ Павелъ не дозволялъ имѣть религіознаго общенія съ людьми, не послѣдующими истинному ученію Христову[1] и завѣтамъ апостольскимъ[2]. Заповѣдь апостола, запрещающая православнымъ имѣть религіозное общеніе съ еретиками, повторяется во многихъ церковныхъ правилахъ. Православнымъ запрещается молиться съ еретиками. Именно, въ 45-мъ апостольскомъ правилѣ читаемъ: «Епископъ, или пресвитеръ, или діаконъ, съ еретиками молившійся токмо, да будетъ отлученъ. Аще же позволитъ имъ дѣйствовать что-либо, яко служителямъ Церкви: да будетъ изверженъ».

6-е правило Лаодикійскаго собора гласитъ: «Не попускати еретикамъ, коснѣющимъ въ ереси, входити въ домъ Божій»; въ 33-мъ правилѣ того же собора читаемъ: «Не подобаетъ молиться съ еретикомъ или отщепенцемъ» (ώσχισματικῷ)[3]. Православные священники не должны преподавать еретикамъ таинства, или исправлять для нихъ другія духовныя требы (если они не изъявятъ намѣренія соединиться съ Церковью), а также не допускать еретиковъ къ совершенію сихъ требъ для православныхъ. (Апост. 46-е, 65-е, Лаодик. 6-е, 9-е, 33-е, 37-е).

Всѣ эти правила, запрещающія христіанамъ религіозное общеніе съ неправославными, нисколько не противорѣчатъ духу христіанской любви и той вѣротерпимости, которая столь присуща Православной Церкви, ибо «иное дѣло терпѣть вблизи себя заблуждающихъ, ожидая ихъ добровольнаго обращенія, и заботясь о томъ, чтобъ имѣть съ ними внѣшнее (гражданское) общеніе, иное – вступать съ ними въ безразличное общеніе въ вѣрѣ, что уже значитъ не ихъ обращать къ Православію, а самому колебаться въ немъ»[4]. Здѣсь все дѣло направляется къ предохраненію православныхъ отъ религіознаго индифферентизма, или безразличія въ дѣлахъ вѣры, равнодушія къ нимъ.

Со времени отдѣленія римско-католической церкви отъ Восточной, постановленія означенныхъ церковныхъ правилъ относительно религіознаго общенія православныхъ съ латинянами примѣнялись къ послѣднимъ, смотря по обстоятельствамъ, то болѣе, то менѣе строго. Такъ, когда патріархъ Александрійскій Маркъ II поставилъ Ѳеодору Вальсамону вопросъ, возможенъ ли латинскимъ плѣнникамъ входъ въ православныя церкви, и могутъ ли тамъ имъ быть сообщаемы благодатные дары, отвѣтъ былъ данъ отрицательный. Вальсамонъ допускаетъ это только тогда, когда такіе латиняне сперва подчинятся постановленіямъ Православной Церкви[5]. Но когда, позднѣе (въ XIII в.), митрополитъ Диррахіума Константинъ Кабазила предлагалъ архіепископу Дмитрію Хоматину вопросъ: могутъ ли православные епископы имѣть входъ въ латинскія церкви и участвовать тамъ въ богослуженіи, архіепископъ, въ отвѣтъ на это, указалъ на незначительное различіе, существующее между Латинскою и Восточною церковью, такъ что, поэтому, ни одному восточному епископу нельзя отказать во входѣ въ латинскую церковь.

Точно также онъ рѣшительно высказался за тотъ, раздѣляемый большею частью греческаго духовенства, взглядъ, что приговоръ Вальсамона является рѣзкимъ и неосновательнымъ, ибо латиняне и не были осуждены соборно, и не были исключены какъ еретики, изъ церковнаго общества, но много разъ участвовали въ богослуженіи и молитвахъ православныхъ. Основаніе этого можно вывести изъ 15 правила I-II Константинопольскаго (въ храмѣ Свв. Апостоловъ) собора 681 г. Вообще, по мнѣнію Димитрія Хоматина, интересы Православной Церкви должны быть направлены не на то, чтобы отталкивать латинянъ, но постепенно и мирно склонять ихъ на свою сторону, ибо одинъ и тотъ же Спаситель и Господь пролилъ Свою кровь за всѣхъ[6]. Въ то же время, по поводу того, что латиняне открыли свои кладбища православнымъ и благословляли ихъ тѣла при погребеніи, обратился упомянутый митрополитъ Диррахіума къ епископу Іоанну Кипрскому съ вопросомъ, не можетъ ли это дѣлаться равнымъ образомъ и со стороны православныхъ?

Епископъ отвѣтилъ въ примирительномъ духѣ, что въ этомъ отношеніи, какъ во многихъ другихъ, между послѣдователями обоихъ вѣроисповѣданій не можетъ быть никакого различія[7]. Но тотъ же Димитрій Хоматинъ въ своемъ позднѣйшемъ, обращенномъ къ монаху Григорію Ойкодомопуло, письмѣ высказалъ уже болѣе строгое отношеніе къ латинянамъ[8].

Наши предки, весьма дорожа своею вѣрой и желая оградить православныхъ отъ совращенія въ иное вѣроисповѣданіе, строго соблюдали указанныя выше правила, запрещающія православнымъ христіанамъ всякое религіозное общеніе съ иновѣрцами. Въ дошедшихъ до насъ памятникахъ не только находятся свидѣтельства о запрещеніи православнымъ участвовать вь молитвахъ съ не-православными (входить въ ихъ храмы), а также о недозволеніи не-православнымъ посѣщать православныя церкви, въ особенности же имѣть общеніе въ причастіи Св. Таинъ; но встрѣчаются даже указанія на неодобреніе близкаго житейскаго общенія съ ними. Уже преподобный Ѳеодосій Печерскій, митрополиты: Георгій, Іоаннъ II и Никифоръ, въ своихъ посланіяхъ, подробно опровергая разныя заблужденія латинянъ и указывая, что они за эти заблужденія отлучены, отвержены отъ Церкви Православной, заповѣдуютъ всячески блюстися ихъ ученія, не участвовать въ ихъ богослуженіи, не слѣдовать ихъ обычаямъ, не заключать съ ними брачныхъ союзовъ и даже не имѣть общенія въ пищѣ и питіи[9]. И позднѣе, приходившихъ къ намъ иновѣрцевъ, художниковъ, ремесленниковъ и другихъ охотно принимали у насъ на жительство и предоставляли имъ держаться своей вѣры безъ всякаго стѣсненія, но не дозволяля имъ входить въ русскіе храмы[10]. Не были допускаемы въ православные храмы даже лица заподозрѣнныя въ нетвердости въ православіи[11]. Не дозволялось также и православнымъ входить въ неправославные храмы и участвовать въ богослуженіи съ лицами неправославными. Такъ, напримѣръ, великій князь Іоаннъ III, отправляя свою дочь въ Литву, между прочимъ, наказалъ ей: «Если будетъ въ Вильнѣ королева, мать Александрова, ея свекровь, и если пойдетъ въ свою божницу, и потомъ вѣжливо отправиться въ свою церковь, а въ божницу не ходить»[12].

Съ теченіемъ времени, это строгое отношеніе къ иновѣрцамъ нѣсколько смягчилось, но и въ настоящее время общеніе православныхъ съ послѣдователями иныхъ вѣроисповѣданій, хотя бы и христіанскихъ, въ таинствахъ и религіозныхъ обрядахъ не допускается. Такъ, неправославные христіане ни въ какомъ случаѣ – хотя бы и во время болѣзни и за неимѣніемъ духовнаго лица – не должны быть принимаемы православнымъ священникомъ на исповѣдь безъ предварительнаго присоединенія къ Православной Церкви (Указы св. Сѵнода 17 іюня 1818 г. и 22 декабря 1833 г.). Отпѣваніе иновѣрныхъ христіанъ по чину Православной Церкви можетъ быть совершаема только въ случаѣ обращенія ихъ предъ смертію въ Православіе и послѣ исповѣди ихъ предъ православнымъ священникомъ. (Ук. 1727 г, іюля 20, 1730 г. мая 22). Только въ случаѣ крайней нужды, то-есть, если не будетъ налицо духовнаго лица того исповѣданія, къ которому принадлежалъ умершій, православный священникъ не долженъ отказываться отъ погребенія иновѣрнаго христіанина но, облачившись въ ризу и епитрахиль, долженъ ограничить все совершеніе этого погребенія однимъ только провожденіемъ тѣла умершаго съ мѣста (изъ дома) до кладбища и опущенію его въ могилу, при пѣніи въ томъ и другомъ случаѣ: «Святый Боже», конечно, безъ пѣнія литіи и безъ возглашенія вѣчной памяти. Эта процессія никакъ не должна совершаться одновременно и въ ряду съ проводами другого умершаго, принадлежащаго къ Православной Церкви. Тѣло умершаго иновѣрца не можетъ быть вносимо предъ погребеніямъ въ православную церковь, и духовенство не должно служить по немъ наннихиды на дому и включать его въ церковное поминовеніе[13].

Вопросъ о молитвѣ за умершихъ инославныхъ христіанъ въ практикѣ Русской Церкви рѣшается не одинаково: одни отрицаютъ возможность такихъ молитвъ, ссылаясь, главнымъ образомъ, на отсутствіе въ канонахъ церковныхъ и практикѣ древней Церкви положительнаго основанія для оныхъ, другіе же допускаютъ ихъ, руководясь, съ одной стороны, широтою христіанской любви вѣротерпимости, и которая всегда свойственна была Православной Церкви, а съ другой, пастырски входя въ нравственное состояніе тѣхъ православныхъ христіанъ, которые, состоя при жизни умершихъ иновѣрцевъ въ самыхъ тѣсныхъ родственныхъ съ нами связяхъ (напримѣръ, дѣти къ родителямъ), или близкихъ служебныхъ и нравственныхъ отношеніяхъ, просятъ священника не отказать имъ въ христіанскомъ утѣшеніи помолиться съ ними объ упокоеніи души усопшаго иновѣрца христіанина.

Второго взгляда придерживался, между прочимъ, и знаменитый митрополитъ Московскій Филаретъ, допускавшій домашнія молитвы и паннихиды въ домѣ за умершихъ лютеранъ. Но при этомъ онъ считалъ основаніемъ возможности молитвы за умершихъ иновѣрцевъ почтительное и уважительное отношеніе этихъ послѣднихъ, при ихъ жизни, къ Вѣрѣ Православной, со всѣми ея учрежденіями, обрядами и обычаями; иновѣрцы презрительно или враждебно относившіеся при жизни своей къ вѣрѣ и Церкви православнымъ, никакихъ молитвъ со стороны этой Церкви не заслуживаютъ,

«Зная нѣкоторыхъ лютеранъ, говоритъ митрополитъ Филаретъ, имѣвшихъ уваженіе и вѣру къ Православной Церкви, по скончавшихся внѣ единенія съ нею, въ утѣшеніе присныхъ вѣрныхъ, я дозволилъ о нихъ молитву, не открытую въ церкви, съ которою они открыто не соединились въ жизни, а поминовеніе на проскомидіи и паннихиды въ домѣ»[14].

Но во всякомъ случаѣ подобная домашняя молитва за иновѣрца можетъ быть разрѣшена только мѣстнымъ епископомъ. Между прочимъ, приснопамятный архіепископъ Херсонскій Никаноръ, въ своей предсмертной бесѣдѣ, выразился о христіанской молитвѣ такъ: «лишь только чуждая истинной Церкви Христовой душа отходитъ въ міръ не земной, Св. Церковь, усугубляя свои молитвы о своихъ отходящихъ къ Богу, не своихъ, не принадлежащихъ къ общенію ея вѣры и таинствъ, всецѣло предоставляетъ домостроительству правосудія и милостей Божіихъ» [15].

Вообще, ни одна церковь (не только православная) не можетъ допустить общенія лицъ, къ ней принадлежащихъ, съ послѣдователями иныхъ вѣроисповѣданій въ таинствахъ и религіозныхъ обрядахъ. И это совершенно справедливо съ точки зрѣнія самой Церкви; иначе, допуская безразличіе въ церковномъ общеніи между людьми разныхъ вѣроисповѣданій, Церковь уничтожила бы сама себя.

 

«Извѣстія по Казанской епархіи». 1902. № 22. С. 1031-1037.

 

[1] Еретика, послѣ перваго и второго вразумлѣнія, отвращайся (Тит. 3, 10).

[2] Если же кто не послушаетъ слова нашего въ семъ посланіи, того имѣйте на замѣчаніи, и не сообщайтесь съ нимъ, чтобъ устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, какъ брата (2 Ѳесс. 3, 14, 15).

[3] См. также 9-е пр. Тимиѳея, епископа Александрійскаго.

[4] Арх. Іоаннъ. Опытъ курса церковнаго законовѣдѣнія. Вып. I, стр. 191-192.

[5] Вальсамонъ ἀποκρ. 16. Σύνταγμα κανόνων, Τ. V, σ. 460.

[6] Димитріи Хоматинъ. Σύνταγμα κανόνων, Τ. V, σσ. 435-436.

[7] Σύνταγμα κανόνων, Τ. V, σ. 404.

[8] Zhishman. Das Eherecht d. orient. Kirche, стр. 533.

[9] Проф. М. Красноженъ. Иновѣрцы на Руси. Къ вопросу о свободѣ вѣры и вѣротерпимости, 3 изд., стр. 133.

[10] Макарій. Исторія Русской Церкви. Т. VIII, стр. 372.

[11] Макарій. Исторія Русской Церкви. Т. XI, стр. 22-23. Голубцовъ. Пренія о вѣрѣ, стр. 29-30.

[12] Проф. М. Красноженъ. Какъ Русскіе берегли свою вѣру. «Живоп. Россіи», №№ 45 и 46.

[13] Нечаевъ. Практическое руководство для священнослужителей, стр. 273-274.

[14] Собр. мнѣн. и отзыв. митр. Моcк. Филарета. Т. IV, стр. 277-288; томъ дополнит., стр. 186-188.

[15] Къ рѣшенію вопросовъ изъ области пастырской практики и церковно-религіозной жизни. Кіевъ. 1896, стр. 82.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: