Замѣтка: Какъ образовались различныя наименованія епископской власти?

При церквахъ восточныхъ и западныхъ, не говоря о патріархахъ, папахъ и митрополитахъ, мы находимъ архіепископовъ, экзарховъ, автокефаловъ, католикосовъ; такъ же, какъ нынѣ викаріевъ. Подъ вліяніемъ какихъ обстоятельствъ образовались эти названія епископовъ?

Исторія Церкви представляетъ три главныя причины этого. И прежде всего происхожденію наименованій епископовъ способствовали личныя качества ихъ. Превосходя современниковъ своимъ образованіемъ духовнымъ и удивляя рѣдкими подвигами своей доблестной жизни, нѣкоторые изъ іерарховъ располагали епископовъ другихъ Церквей къ особенному уваженію себя. Такое безотчетное и сначала свободное отъ всякаго подчиненія уваженіе, съ теченіемъ времени, становилось мало-по-малу долгомъ и нерѣдко утверждало не только за уважаемымъ первоначально святителемъ, но и за его преемниками право имѣть вліяніе на судьбу окрестныхъ епархій, и потому носить то или другое изъ почетныхъ наименованій. Въ этомъ смыслѣ св. Григорій Богословъ замѣчаетъ о Кипріанѣ карѳагенскомъ, что онъ «былъ вселенскимъ епископомъ, какъ предсѣдательствовавшій не только въ Карѳагенской церкви и въ Африкѣ, но и надъ всѣми странами западными и восточными и въ сѣверныхъ и южныхъ предѣлахъ вселенной» (Григорій Богословъ слово 18), – такъ же и объ Аѳанасіи Александрійскомъ, что, «сдѣлавшись епископомъ Александріи, онъ сдѣлался священноначальникомъ и предсѣдателемъ всей вселенной» (Григорій Богословъ похв. слово св. Аѳанасію Великому, 21). По этой причинѣ нѣкоторые изъ іерарховъ восточныхъ до сихъ поръ удерживаютъ въ своемъ титулѣ названія, усвоенныя кому-либо одному изъ ихъ предшественниковъ. Такъ, титулъ «судіи вселенной», данный патріарху Ѳеофилу за примиреніе императора Василія Вулгароктона – съ патріархомъ Сергіемъ Константинопольскимъ, доселѣ составляетъ принадлежность патріарха Александрійскаго[1].

Образованію различныхъ наименованій епископской власти способствовало также уваженіе къ церквамъ древнѣйшимъ, особенно основаннымъ апостолами. Извѣстно, что первенствующая Церковь недолго оставалась свободною отъ посягательства на ея чистоту и святость со сторопы лжебратій (Галат. 2, 4), еретиковъ (Тит. 3, 19). Къ внутреннимъ возмущеніямъ присоединились внѣшнія бѣдствія – гоненія отъ язычествующихъ императоровъ. Среди такихъ волненій, обуревавшихъ міръ христіанскій, подобно скаламъ неподвижнымъ, отражающимъ треволненія моря, стояли и высились надъ всѣми каѳедры церквей апостольскихъ, утвержденныя на незыблемомъ основаніи – чистомъ преданіи св. апостоловъ. И ни усилія еретиковъ, ни удары гоненій, ничто не могло ниспровергнуть дома Божія, Церкви вселенской: она побѣдоносно отразила всѣ удары, опираясь на сохранившемся преданіи въ церквахъ древнѣйшихъ. Явно, что церкви, получившія начало отъ такихъ церквей, не могли оставаться равнодушными къ своимъ митрополіямъ, но обращались къ нимъ за совѣтами и искали у нихъ разрѣшенія въ своихъ недоумѣніяхъ. И дѣйствительно св. Ириней говоритъ: «Указывая на апостольское преданіе и на возвѣщенную людямъ и чрезъ преемство епископовъ дошедшую до насъ вѣру, которую хранитъ величайшая и древнѣйшая и всѣмъ извѣстная, двумя преславными апостолами Петромъ и Павломъ въ Римѣ основанная и утвержденная Церковь, мы посрамляемъ всѣхъ, которые какимъ бы то ни было образомъ, изъ угожденія ли себѣ, или изъ тщеславія, или по слѣпотѣ и неразумѣнію, разсуждаютъ неправильно. Ибо всѣ церкви, т. е., вѣрующіе, повсюду необходимо должны согласоваться съ ея Церковію, потому что есть болѣе могущественная изъ главныхъ церквей, въ которой всѣми вѣрующими повсюду сохранялось апостольское преданіе»[2]. Современный почти св. Иринею, Тертулліанъ также совѣтовалъ въ дѣлахъ вѣры обращаться къ церквамъ апостольскимъ и совѣтовалъ это, конечно, въ духѣ современной ему практики церковной[3]. Но епископы церквей частныхъ, обращаясь къ своей матери-церкви, основанной тѣмъ или другимъ апостоломъ, не могли не оказывать предпочтенія, сравнительно предъ прочими и ея предстоятелю (См. 7 прав. 1 вселенск. соб.). Припомнимъ 34 правило апостольское: въ немъ прямо говорится, что «епископамъ всякаго народа подобаетъ знати перваго изъ нихъ, призывати яко главу, и ничего превышающаго ихъ власть не творити безъ его расужденія; творити же каждому только, что касается до его епархіи и до мѣстъ, къ ней принадлежащихъ. Но и первый да ничего не творитъ безъ разсужденій всѣхъ».

На происхожденіе наименованій епископской власти еще вліяніе имѣло раздѣленіе Римской имперіи при Константинѣ Великомъ. Равноапостольный императоръ раздѣлилъ свою имперію на четыре части, и тѣмъ самымъ показалъ и Церкви способъ раздѣлить бремя ея правленія. Но такъ какъ, по раздѣленію императорскому, двѣ области на востокѣ (восточная и иллирійская) и двѣ на западѣ (итальянская и галликанская) завѣдывали содержавшимися въ нихъ округами, округи – епархіями, а епархіи многими городами и селеніями: то, сообразно съ этимъ раздѣленіемъ, епископамъ, начальствующимъ надъ округами, Церковь дала названіе экзарховъ или приматовъ, – начальствующихъ надъ епархіями называла митрополитами или архіепископами, – надзирающіе надъ городами получили титулъ епископовъ, а тѣ, смотрѣнію которыхъ поручалась только нѣкоторая часть уѣзда, стали называться хорепископами. Само собою разумѣется, что каждому изъ означенныхъ іерарховъ, смотря по мѣсту, имъ занимаемому, Церковь усвояла особенныя права и преимущества, которыя впослѣдствіи на соборахъ утверждены были за ними закономъ. Такъ, экзархи: Александрійскій, Римскій и Антіохійскій на 1-мъ вселенскомъ соборѣ получили право управлять епископами своего округа и назначать соборъ подъ своимъ предсѣдательствомъ, вслучаѣ суда надъ ними. «Да хранятся древніе обычаи», говорили отцы перваго вселенскаго собора (6 прав.): «обычаи, принятые въ Египтѣ, Ливіи и въ Пентаполѣ, дабы епископъ Александрійскій имѣлъ власть надъ всѣми ими: ибо и Римскому епископу сіе обычно. Подобно въ Антіохіи и въ иныхъ областяхъ да сохраняются преимущества церквей. Вообще же да будетъ извѣстно сіе: аще кто, безъ соизволенія митрополита, поставленъ будетъ епископомъ, о таковомъ великій соборъ опредѣлилъ, что онъ не долженъ быть епископомъ». «И епископъ пребывающій въ Эліи (въ Іерусалимѣ) получилъ послѣдованіе чести, съ сохраненіемъ достоинства присвоеннаго митрополіи» (7 прав. 1 всел. соб.). А отцы 2-го вселенскаго собора (2 прав.), даровавъ каѳедрѣ константинопольской первую степень послѣ римской, обозначили и причину такого возвышенія, т. е., «да имѣетъ преимущество чести, потому что градъ оный есть новый Римъ».

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1898. Томъ 2. № 32. С. 350-353.

 

[1] См. Путешествіе Муравьева, по Святой Землѣ, ч. 1, Спб. 1840 г., стр. 188-189.

[2] Противъ ересей, кн. 3, гл. 3, 2.

[3] О прескрипціи противъ еретиковъ, гл. 36.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: