ИСТИННАЯ СВОБОДА.

Яко свободны, а не яко прикровеніе имуще злобы cвoбоду,

но яко раби Божіи (1 Петр. II, 16).

Св. Апостолъ Петръ, разсуждая съ христіанами, отвсюду угнетенными, о средствахъ сдѣлать жизнь лучшею, опредѣлилъ, что въ благопокорной вѣрности обязанностямъ своимъ заключается для каждаго самое вѣрное средство сдѣлать жизнь при всѣхъ обстоятельствахъ свободною и отрадною. Возлюблепніи, молю вы, повинитеся всякому человѣчу начальству, аще царю, яко пребладающу, – какъ верховной власти, аще ли княземъ, яко отъ пего посланнымъ. Почему повинитеся? Яко тако есть воля Божія. Какъ повинитеся? Яко свободны, а не яко притровепіе имуще злобы свободу: поступайте, какъ свободные, не употребляя свободы для прикрытія порока. Для чего же это ограниченіе свободы? Для того, что и на священномъ древѣ свободы не бываетъ здоровыхъ и вкусныхъ плодовъ, когда нѣтъ удобренной почвы для его корней, и благораствореннаго воздуха для его листьевъ, и надежной ограды отъ вредныхъ животныхъ. Каковы же плоды отъ свободнаго повиновенія? Обильные и прекрасные. Утвердившись на основаніи доброй свободы, по ученію св. Апостола, отложивъ всякую злобу, обманъ, лицемѣріе, злорѣчіе,.... провождайте честную жизнь. Всѣхъ почитайте, братство возлюбите, Бога бойтеся, царя чтите. Мужіе, обращайтесь съ женами благоразумно, какъ съ сосудомъ слабѣйшимъ, и оказывайте имъ честь, какъ сонаслѣдницамъ животворной благодати. Жены, повинуйтеся своимъ мужьямъ..., прельщая не золотомъ, а нетлѣннымъ украшеніемъ кроткаго и спокойнаго духа, что драгоцѣнно предъ Богомъ. Да и тѣ изъ мужей, кои не покоряются слову, когда увидятъ ваше чистое и богобоязненное житіе, безъ слова житіемъ плѣнени будутъ. Слуги, со всякимъ страхомъ повинуйтесь господамъ ради Господа Бога, предавая сему праведному Судіи свои судьбы. Вси будите единомудренни, милостивы, братолюбцы, милосердии, миролюбцы, смиренномудри (1 Петр. II и III гл.). Руководившіеся симъ правиломъ свободы, христіане первыхъ временъ среди гоненій и преслѣдованій за вѣру наслаждались счастіемъ, какое дай Богъ испытывать намъ въ наши времена.

Яко свободни. Поступайте по свободѣ. Свобода, высочайшій даръ Творца, священная печать, свидѣтельствующая намъ собою, чей мы образъ и Кому, слѣдовательно, должны уподобляться въ своихъ дѣйствіяхъ, – кто не любитъ, не ищетъ тебя? Но сего мало. Съ такою святынею въ душѣ нашей нужно умѣть обращаться, ибо тутъ съ особеннымъ правомъ возложена и особенная обязанность; такой талантъ употреблять небрежно, оставлять безъ воспитанія богопротивно и гибельно. Бываетъ же, говорятъ, воля, хуже неволи. Въ природѣ духовной еще болѣе, чѣмъ въ природѣ вещественной, все требуетъ воспитанія. Воспитывать свободу значитъ поступать такъ, чтобы всякое наше дѣйствіе предварялось основательнымъ и яснымъ сознаніемъ его правоты, сопровождалось мужественною твердостію воли, цѣлію имѣло чистую любовь сердца. Вотъ трехсторонняя та сила души, какой требуетъ отъ насъ истинно понимаемая свобода.

Богомудрый проповѣдникъ свободы, Апостолъ Петръ указываетъ на нее, какъ на божественное и благотворное начало жизни, съ предосторожностію: яко свободны, а не яко прикровеніе имуще злобы свободу, – поступайте по свободѣ, но не употребляя ее для прикрытія порока. Замѣтимъ это; и сами уважая, всемѣрно выполняя и другимъ внушая законы свободы просвѣщенной, твердой и любвеобильной, побережемся и другихъ побережемъ отъ обольстительныхъ путей свободы ложной; не превратимъ божественнаго дара, не употребимъ его поводомъ къ злу, и покровомъ порока. Въ исторіи давней и недавней, какъ часто свобода, вмѣсто того, чтобъ быть основаніемъ дѣятельности разумной, богоугодной, благоплодной, служила камнемъ претыканія для лучшихъ, во многомъ передовыхъ людей! Первозданный человѣкъ не совладѣлъ съ нею; употребилъ ее не какъ средство утвердиться на правомъ пути, на которомъ поставленъ былъ рукою Творца, но какъ богопротивный поводъ уклониться отъ неба до ада. Въ жизни частной каждому о себѣ сколько разъ приходится вздыхать, сожалѣть, почему видимая или невидимая сила насильно не остановила насъ тогда и тогда! Какъ часто именемъ свободы прикрывается порочное своеволіе! Я свободенъ, говоритъ иной и думаетъ, что свобода даетъ неограниченное право его уму сочинять, говорить, писать что угодно; и потому безбоязненно-дерзко возстаетъ противъ святыхъ истинъ Вѣры, противъ священныхъ законовъ Государственныхъ, все охуждаетъ, все подрываетъ сомнѣніемъ. Это ли свобода? – Я свободенъ, говоритъ другой, и безстыдно предается во власть своего развращеннаго сердца, его прихоти, порочныя стремленія защищая правомъ свободы совѣсти. Это ли свобода? – Я свободенъ, говоритъ третій, и, въ порывахъ необузданнаго своеволія, все разрушаетъ кругомъ себя и успокоивается только собственнымъ разрушеніемъ. Это ли свобода? Это ли уступленное намъ Господомъ Богомъ право благороднаго самоопредѣленія, истиннаго самовластія души? Это ли высокое начало жизни-самоохотно, безъ принужденія устремляться ко всему истинному, доброму и святому? Нѣтъ; это не свобода, а постыдное рабство беззаконію, лжи, самолюбію. И симъ деспотамъ какъ только дадимъ волю, тогда прости наша святая свобода! Не по сердцу намъ тогда будутъ законы Вѣры, уставы Церкви и Государства и самоусовершенствованіе по духу Евангелія.

Яко раби Божіи. Вотъ начало воспитанія, развитія истинной свободы! Но неужели истинная свобода должна обратить насъ въ рабовъ? Почему же и не такъ? Случается же, что рабъ, дознавшій благость своихъ господъ, не отходитъ отъ нихъ, и, получивъ отпускную на волю, разумная его свобода – на широтѣ, въ кругу благой воли его господъ. Кругъ любви, великъ ли, малъ ли, всегда полный кругъ. Любящее дитя не стѣсняется объятіями матери. Кому же не любо быть рабомъ Божіимъ, свободно во всемъ подчиняться Его святѣйшей волѣ? Единородный Сынъ Божій, въ самоподчиненіи волѣ Отца Небеснаго положившій душу Свою за други Своя, въ этомъ самоподчиненіи открылъ и всѣмъ путь къ пріобрѣтенію и развитію истинной свободы. Вы друзи Мои есте, аще творите, елика Азъ заповѣдаю вамъ. Не ктому глаголю васъ рабы, яко рабъ не вѣсть, что творитъ господь его; васъ же рекохъ други, яко вся, яже слышахъ отъ Отца Моего, сказахъ вамъ: аще заповѣди Моя соблюдете, пребудете въ любви Моей: якоже Азъ заповѣди Отца Моею соблюдохъ и пребываю въ Его любви (Іоанн. XV, 14. 15 и 10 ст.). Аще пребудете въ словеси Моемъ, воистинну ученицы Мои будете; и уразумѣете истину, и истина свободитъ вы (VIII, 31. 32). Такъ сладостнымъ игомъ любви христіанской расторгаются узы подлиннаго рабства, пріобрѣтается спасительная широта свободы. Въ этомъ самоподчиненіи волѣ Божіей наслаждаются невозмутимымъ блаженствомъ Ангелы Божіи, сіи свободнѣйшія существа, и однако служебные (Евр. I, 14), въ служеніе посылаемые за хотящихъ наслѣдовати спасеніе (Псал. СIII), пламенно исполняющіе свое служеніе. Въ духѣ сего самоподчиненія подвизались всѣ Святые Божіи, – образцы всякому званію, состоянію, служенію. Чрезъ сіе самоподчиненіе св. Апостолъ Павелъ достигъ совершенной свободы жизни, только тогда, когда могъ сказать о себѣ: живу не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. II, 20).

Вотъ священная Лѣствица, по которой только можно войти въ область истинной свободы! Чтобы достигнуть высшей степени сей Лѣствицы, надобно стать прежде на низшей; надобно силы нашего духа не распускать, а собирать и подчинять волѣ Божіей, покарять ихъ закону Христову, предавать во власть Духу Божію, дабы Онъ Самъ управлялъ нашимъ разумомъ, сердцемъ и волею. И тогда наша дѣятельность во всякомъ родѣ занятій будетъ имѣть характеръ свободы законной, сладостной и благоплодной.

 

«Духовная Бесѣда». 1859.Томъ 6. № 26. С. 424-428.

 

***

«Церковь же пріеміетъ кающихся. Но разъ однако они этого не сдѣлаютъ, они въ такомъ случаѣ дадутъ кому-угодно полное право утверждать, что не молитва тутъ была у нихъ на первомъ планѣ, а политика; что они обманулись въ своихъ надеждахъ выразить столь торжественнымъ образомъ, въ столь удобный моментъ свои симпатіи къ борцу за всякую свободу, только не за христіанскую. А девизъ этой послѣдней: освободи себя прежде отъ рабства грѣховнымъ страстямъ, пусть у тебя прежде духъ восторжествуетъ надъ плотью, и тогда ты увидишь, нужна ли и въ какой мѣрѣ нужна тебѣ внѣшняя свобода жизни».

Архимандритъ Николай (Орловъ). Могутъ ли міряне или клирики «выражать порицаніе» Епископу? // «Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1905. № 20. Ч. Неоф. С. 601-602. (Авторъ этихъ строкъ былъ ректоромъ Пензенской духовной семинаріи, 18 мая 1907 г. былъ убитъ семинаристомъ-революціонеромъ наповалъ трѣмя выстрелами изъ револьвера.).

***

«Умъ долженъ быть въ отношеніи къ другимъ способностямъ человѣка тоже что «самодержецъ» въ государствѣ («самодержца умъ имѣя страстей»...) или какъ «сотникъ, имый подъ собою воины» – всѣ остальныя чувства и способности человѣческія, которыя должны быть въ совершенномъ подчиненіи ума: «глаголю сему – иди, и идетъ, и другому – пріиди, и приходитъ, и рабу моему – сотвори сіе и сотворитъ!» (Мѳ. VIII, 9). Отсутствіе участія ума въ вопросахъ сердца ведетъ ко всѣмъ злоупотребленіямъ сердца, излишней слабости, изнѣженности, безпорядочности, необузданности чувствъ; то же отсутствіе въ области дѣятельной – служить причиною всевозможныхъ оплошностей, нетактичностей, неумѣстности и неосновательной случайности въ дѣйствіяхъ. Посему-то святость всегда свѣтится обыкновенно и умомъ, и ошибки ума роняютъ святость».

Новосвмуч. Іосифъ (Петровыхъ), митр. Петроградскій. «Въ объятіяхъ Отчихъ. Дневникъ инока». № 1231.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: