Виѳлеемская Звѣзда.

Какъ ни смиренно совершилось воплощеніе Сына Божія – въ убогомъ вертепѣ, среди безсловесныхъ, но казалось, о небо и земля поспѣшили преклониться предъ глубокимъ смиреніемъ своего Творца, волею почившаго въ убогихъ ясляхъ. Архангелы и Ангелы сошли съ небесныхъ круговъ въ юдоль Виѳлеемскую и благовѣстили міру радость велію: яко родися Спася, иже есть Христосъ Господь (Лук. 2, 11). Ветхозавѣтная церковь, сначала въ лицѣ пастырей Виѳлеемскихъ, потомъ въ лицѣ праведныхъ Сѵмеона и Анны, поклонилась и исповѣдала въ младенчеотвовавшемъ Іисусѣ славу Израиля (Лук. 2, 32). Наконецъ и языческая пеплодящая церковь узнала чаяніе языковъ (Быт. 49, 10), и въ лицѣ волхвовъ преклонилась предъ дивнымъ Младенцемъ, который вскорѣ имѣлъ собратъ во едино расточенная чада Божія (Іоан. 2, 52).

Избраннѣйшіе изъ мудрыхъ, быть можетъ, отъ лица цѣлаго сословія своего, отправились въ Іерусалимъ, водимые чудвою звѣздою, которая, по словамъ Евангелія, идяше предъ ними (Мѳ. 2, 9).

Путеводимые чудесною звѣздою и наставлепные въ Іерусалимѣ отъ книжниковъ, что изъ Виѳлеема изыдетъ вождь, еже быта въ князя во Израили (Мих. 5, 2), волхвы достигли Виѳлеема, и съ глубокимъ благоговѣніемъ поверглись предъ Божественнымъ Младенцемъ. По обыкновенію восточныхъ народовъ, по которому привѣтствіе царю должно сопровождаться поднесеніемъ даровъ (1 Цар. 10, 27), волхвы, отверзше сокровища свои, принвсоша Ему дары: злато, ливанъ и смирну (Мѳ. 2, 11).

Мессія, Которому пришли поклониться волхвы, – для язычниковъ былъ не безъизвѣстенъ. Онъ былъ предметомъ завѣтныхъ ожиданій всего человѣчества. Въ ходѣ исторіи, эти ожиданія высказывались не рѣдко избранникамъ человѣчества; но во времени появленія Мессіи онѣ приняли характеръ какого-то всеобщаго лихорадочнаго движенія. Добросовѣстные и умные языческіе историки, Тацитъ и Светоній, описывая состояніе человѣчества предъ появленіемъ христіанства, замѣчаютъ, что въ то время на всемъ востокѣ ожидали необыкновеннаго монарха, который родится во Іудеѣ и доставитъ счастіе всему человѣчеству. Не трудно указать историческое основаніе подобнаго ожиданія. Это послѣднее есть какъ бы отголосокъ перваго обѣтованія о Спасителѣ, даннаго, въ лицѣ нашихъ праотцевъ, всему человѣчеству. Чѣмъ дороже и привлекательнѣе обѣщаніе, тѣмъ оно памятнѣе. Мы знаемъ, съ другой стороны, что іудеи, во время своего политическаго рабства иноземнымъ народамъ (вавилонянамъ, персамъ, грекамъ, египтянамъ, сирійцамъ и римлянамъ), были разбросаны по разнымъ странамъ. Живя между язычниками, они невольно знакомили этихъ послѣднихъ съ содержаніемъ своей религіи и даже располагали ихъ къ прозелитизму. Случаи прозелитизма, то есть, обращенія язычниковъ къ закону Моисееву, были очень не рѣдки предъ появленіемъ христіанства. Само собою понятно, что, при этомъ, язычники отъ іудеевъ проникались мыслью и ожиданіемъ Мессіи-Спасителя міра, и могли точно знать время пришествія Его. Мало этого: въ концу до-христіанскаго міра язычество догало до изумительной нравственной слабости. Никакой разумный язычникъ не удовлетворялся уже ни баснями о богахъ, ни обломками и курьезами языческой морали; а выдумать новую религію не хватало силъ. Погоня за истиною, погоня сильная и жгучая, при неудачѣ, разразилась полнѣйшимъ скептицизмомъ. Естественно было, послѣ этого, прійти къ мысли, что только Богъ Самъ можетъ извлечь человѣчество изъ нравственной тины и возжечь свѣточъ новой религіи. Къ этому заключенію, дѣйствительно, и пришли лучшіе язычники. Чтожъ удивительнаго послѣ этого, если набожные восточные астрономы всѣми силами души питали и лелѣяли мысль о Спасителѣ міра и по необыкновенному физическому явленію заключили о рожденіи Его?

Такимъ необыкновеннымъ физическимъ явленіемъ была «звѣзда Мессіи». Между міромъ вещественнымъ и нравственною областью существуетъ взаимное соотношеніе, такъ что пути Божественныхъ распоряженій въ послѣднее болѣе или менѣе яснымъ образомъ открываются и въ явленіяхъ перваго. Конечно, основаніе такого соотношенія невѣдомо намъ; тѣмъ не менѣе великія событія въ мірѣ нравственномъ нерѣдко предварялись или сопровождались знаменіями и въ вещественной природѣ. Припомнимъ обстоятельства Синайскаго законодательства и еще болѣе знаменія, которыми сопровождалась смерть Богочеловѣка. Чтожъ удивительнаго, если и рожденіе Спасителя, этотъ необыкновенный фактъ въ мірѣ нравственномъ, сопровождалось необыкновеннымъ физическимъ явленіемъ, – явленіемъ звѣзды?

Но историческая достовѣрность явленія звѣзды Мессіи основывается не на однихъ только предположеніяхъ и логическихъ выводахъ. И въ языческой литературѣ, и въ христіанскомъ преданіи существуютъ несомнѣнныя указанія на звѣзду Мессіи. Въ китайскихъ астрономическихъ таблицахъ, отличающихся несомнѣнною древностью и большою точностію, отмѣчено время появленія какой-то новой звѣзды, которая видна была въ продолженіи семидесяти дней. По вычисленіямъ Фукэ и Визелера, указанное явленіе новой звѣзды падаетъ именно на время рождества Іисуса Христа. Въ древнихъ астрономическихъ замѣткахъ индѣйцевъ также упоминается, что подъ конецъ священнаго періода, обнимавшаго 4320 лунныхъ лѣтъ, замѣчена была новая звѣзда. И это явленіе, по вычисленіямъ названныхъ астрономовъ, совпадаетъ со временемъ рождества Христова. Не безъпзвѣстно было явленіе необыкновенной звѣзды Мессіи и грекамъ о римлянамъ. Цельсъ, отъявленный врагъ христіанства, зналъ, по свидѣтельству Оригена, искаженное преданіе о звѣздѣ Мессіи. Въ пѣснопѣніяхъ Сивиллиныхъ, большею частію составленныхъ въ первомъ вѣкѣ нашей эры, замѣчательны слѣдующія слова: «небо и земля возрадовались при рожденіи Младенца, тронъ улыбнулся и міръ былъ въ восхищеніи. Мудрецы восточные преклонились предъ новою звѣздою, предвѣстницею такого счастія». Позднѣе, Халкидій, по всей вѣроятности язычникъ, жившій въ ІV вѣкѣ, въ своемъ комментаріѣ на Платонова Тимея, такъ описываетъ это явленіе: «извѣстна, говоритъ онъ, святая и достойная нашего вниманія исторія: она разсказываетъ намъ о появленіи звѣзды, которая предвѣщала не язву и смерть, а пришествіе достопоклоняемаго Божества для спасенія людей. Халдеи, мудрые и опытные астрономы, замѣтивъ эту звѣзду, немедленно отправились отыскивать новорожденнаго Бога и, нашедши Его, принесли Ему дары и жертвы». Подобныя замѣчанія, взятыя изъ древнихъ языческихъ источниковъ, драгоцѣнны для насъ. Онѣ показываютъ, что фактъ явленія звѣзды Мессіи неоспоримъ. Только насилуя историческую правду и подрывая всякое значеніе древнихъ историческихъ памятниковъ, можно сомнѣваться въ подлинности приведенныхъ нами свидѣтельствъ и видѣть въ нихъ отраженіе христіанской легенды. Что касается собственно христіанскаго преданія о звѣздѣ Мессіи, то оно всеобще, и въ писаніяхъ отцовъ и учителей церкви первыхъ вѣковъ представляется, какъ несомнѣнный историческій фактъ.

Изъ христіанскихъ писателей самымъ близкимъ ко времени Рождества Христова и самымъ вѣрнымъ выразителемъ преданія о звѣздѣ Мессіи безспорно должно считать св. Игнатія Богоносца, который описываетъ даже внѣшнія свойства этого явленія. «Звѣзда (Мессіи), говоритъ онъ, сіяла больше всѣхъ звѣздъ, и свѣтъ ея былъ очаровательный; всѣ удивлялись этому новому явленію, неприравнимому ко всѣмъ другимъ и произведшему на людей необыкновенное впечатлѣніе».

Послѣ такихъ неоспоримыхъ историческихъ свидѣтельствъ касательно звѣзды Мессіи, приведемъ астрономическія вычисленія.

17 декабря 1603 г. послѣдовало необыкновенное совпаденіе какъ бы въ одной точкѣ или соединеніе двухъ планетъ Юпитера и Сатурна въ созвѣздіи рыбъ, такъ что для простого невооруженнаго глаза эти двѣ планеты должны было представляться одною необыкновенною звѣздою; свѣтъ ихъ былъ ярче и замѣтнѣе сіянія другихъ звѣздъ. Такое явленіе, замѣченное знаменитымъ астрономомъ Кеплеромъ, ее безпримѣрное. Абарбанель (1463 г. діонисіевой эры) замѣчаетъ, что соединеніе Юпитера и Сатурна совершается чрезъ каждые 600 лѣтъ и отмѣчаетъ собою какія нибудь важныя обстоятельства въ мірѣ Божіемъ; съ подобнымъ соединеніемъ совпало рожденіе Моѵсея; имъ жe непремѣнно отмѣчено будетъ и рожденіе Мессіи. На основаніи такого замѣчанія со стороны ученаго іудея, Иделлеръ и Кеплеръ думаютъ, что планетное соединеніе въ созвѣздіи рыбъ для іудеевъ всегда было дѣломъ особенной важности; а такъ какъ астрономическія свѣдѣнія іудеи заимствовали отъ халдеевъ, то и эти послѣдніе придавали особенное значеніе подобному физическому явленію. Послѣ тщательныхъ астрономическихъ вычисленій, названные астрономы, а также Даламбертъ и Шумахеръ, пришли къ заключенію, что во время рождества Іисуса Христа, по всей вѣроятности, послѣдовало рѣдкое и замѣчательное соединеніе двухъ большихъ планетъ. Оно было замѣчено халдейскими астрономами и, вслѣдствіе ихъ вѣры въ близкое пришествіе Спасителя изъ Іудеи, принято за несомнѣнное свидѣтельство рождества Мессіи. Такимъ образомъ, путешествіе ихъ во Іудею было въ порядкѣ вещей.

Приводя подобное объясненіе «звѣзды Мессіи», мы далеки отъ согласія съ нимъ. Это ни болѣе ни менѣе, какъ натуралистическое объясненіе Евангелическихъ чудесъ, свойственное раціоналистамъ. Въ фактѣ явленія звѣзды Мессіи названные ученые видятъ не особенное дѣйствіе Божественнаго разума и творчества, а случайное совпаденіе съ необыкновеннымъ явленіемъ въ мірѣ нравственномъ. Но при всемъ томъ, названные ученые, такъ или иначе, помогаютъ намъ. Они признаютъ историческимъ фактомъ явленіе необыкновенной звѣзды во время рождества Іисуса Христа. Въ явленіи Виѳлеемской Звѣзды мы видимъ не случайное совпаденіе съ величайшимъ чудомъ воплощенія Бога-Слова, а нарочитое воздѣйствіе Божественнаго творчества; это – чудо, бывшее знаменіемъ самаго величайшаго изъ чудесъ – рождества Спасителя. Въ этомъ случаѣ мы только повторяемъ ученіе церкви. Св. Игнатій Богоносецъ, Оригенъ и Евсевій, разбирая Ев. сказаніе о путешествіи восточныхъ маговъ въ Іудею для поклоневія младенцу-Христу, полагали, что упоминаемая въ немъ звѣзда особенная, нарочито созданная звѣзда; а по мнѣнію Златоуста и Ѳеофилакта, это – умная сила (ангелъ, въ образѣ только звѣзды).

Признавая звѣзду Мессіи чудомъ, знаменіемъ величайшаго чуда, – воплощенія Сына Божія, мы и въ данномъ случаѣ, въ путеводительствѣ звѣзды, видимъ тоже дѣйствіе Божественной силы и, говоря такъ, только повторяемъ отеческое воззрѣніе на это явленіе. «Что за нужда была въ звѣздѣ, говоритъ св. Златоустъ, когда мѣсто (рожденія Спасителя) сдѣлалось уже извѣстнымъ? – Та, чтобы указать и Самаго Младенца, ибо иначе нельзя было узнать Его, поелику и домъ не былъ извѣстенъ, и Бго Мать не была славна и знаменита».

И это вполнѣ справедливо. Если ангелы всюду руководятъ насъ, если они по волѣ Божіей управляютъ физическими силами природы (Апок. 14, 18; 16, 5; 9, 11), то и звѣзды несомнѣнно совершаютъ свой путь по вселенной, подъ руководствомъ и управленіемъ ангеловъ. Эту-то невидимую духовную силу и разумѣютъ здѣсь св. отцы: она посредствомъ звѣзды вела волхвовъ въ Виѳлеемъ; она въ звѣздныхъ лучахъ указала имъ ту храмину, въ которой находился Божественный Младенецъ съ Своею Матерію, и во всемъ этомъ, безъ сомнѣнія, заключается истинное чудо разсматриваемаго событія, необъяснимое никакими естественными способами.

 

«Херсонскія Епархіальныя Вѣдомости». 1910. № 24. Отд. Неофф. С. 460-464.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: