Вспоминанія Cтрастной седьмицы. Страждущій Прекрасный Іосифъ.

Въ седьмицу, посвященную воспоминанію страстей Хрістовыхъ, Св. Церковь ублажаетъ цѣломудреннаго Іосифа, прообразовавшаго своими страданіями въ землѣ Египетской страданія Хрістовы. Читали-ли вы когда-нибудь исторію Іосифа? Останавливались ли на ней своимъ вниманіемъ и размышляли-ли о тяжести этихъ страданій?

Нѣтъ, лучше, своимъ сердцемъ переживали ли эти страданія, скорбѣли-ли его печалями? Радовались-ли его радостями?

Эта исторія въ высшей степени назидательна.

Заглянемъ же на страницы этой исторіи. Пойдемъ вслѣдъ за Іосифомъ. Для ясности – бѣглый взглядъ на предковъ Іосифа.

Кто суть сіи? О, это знакомыя намъ съ дѣтства священныя имена еврейскихъ патріарховъ: Авраама, Исаака, Іакова...

Авраамъ – отецъ вѣрующихъ. Гдѣ онъ стяжалъ эту вѣру?

Въ училищѣ креста. Ему велѣно было оставить свою землю и идти въ чужую страну, къ невѣдомымъ людямъ, къ злѣйшимъ язычникамъ. Авраамъ повиновался.

Дорогою онъ испыталъ новое горе – похоронилъ своего отца. Въ новой землѣ также преслѣдовали его горя и нечестія.

То возникаютъ неудовольствія между нимъ и Лотомъ. То язычники злоумышляютъ противъ него... До старости не было у него потомка. А когда родился сынъ Исаакъ, послѣдовало новое испытаніе: Богъ велѣлъ принести Ему въ жертву единственнаго сына. Авраамъ повиновался. Такова жизнь отца вѣрующихъ.

Кроткій благочестивый Исаакъ – достойный сынъ великаго отца. Двадцать пять лѣтъ отъ роду было ему, когда на горѣ Моріа отецъ объявилъ ему волю Божію, что онъ долженъ послужить агнцемъ на вновь устроенномъ жертвенникѣ. Исаакъ повиновался, послушливъ былъ до смерти. Этимъ величайшимъ подвигомъ прообразовалъ онъ Голгоѳскаго Агнца, Который былъ также послушливъ Отцу Своему до смерти, смерти же крестныя.

Іаковъ въ своей жизни и по своему благочестію подобенъ былъ великимъ предкамъ. Богъ Авраама, Исаака – былъ также и Богомъ Іакова. Вся жизнь его была училищемъ креста.

Получивъ отъ руки отца первое благословеніе, онъ долженъ былъ спасаться отъ мести раздраженнаго брата Исава и бѣжать въ Месопотамію къ дядѣ своему Лавану. Здѣсь преслѣдовали его зависть и недоброжелательство Лавана и его сыновей. По возвращеніи на родину, безвременно похоронилъ онъ свою любимую жену, прекрасную Рахиль.

Наконецъ, въ старости, когда ему оставалось, по-видимому, спокойно доживать свои дни, онъ пораженъ былъ новымъ несчастіемъ, болѣе сильнымъ и чувствительнымъ, чѣмъ всѣ прежнія, ибо несчастіе это постигло его уже не въ цвѣтѣ лѣтъ, а во время упадка жизненныхъ силъ.

Несчастіе это – потеря любимаго сына Іосифа.

Такимъ печальнымъ событіемъ начинается исторія Іосифа въ библейскомъ изображеніи. Такъ разсказано здѣсь объ этомъ событіи.

Похоронивъ отца своего Исаака и закрывъ ему глаза, Іаковъ сталъ жить вблизи дорогихъ могилъ, около Хеврона, у дубравы Мамвре. Господь наградилъ его многочисленной семьей. У него было двѣнадцать сыновей и одна дочь.

Семья, какъ говорятъ нынѣ, была разношерстная.

Дѣти происходили отъ разныхъ матерей. Въ многочисленныхъ семьяхъ сколько наблюдаемъ мы нестроеній? Тоже было и тогда, въ столь отдаленныя времена. Дѣти Іакова не одинаково почтительны были къ отцу. Неудивительно, что и любовь отца была не одинакова къ своимъ дѣтемъ.

Особенною его любовью взысканъ былъ Іосифъ, старшій сынъ прекрасной Рахили. Это была добрая чистая душа. Отецъ особенно привязался къ нему ради его кротости и послушанія. Между тѣмъ какъ другіе сыновья пасли стада на полѣ и часто далеко уходили изъ дому, Іосифъ большею частію находился при отцѣ. Желая особенно наградить послушнаго сына, Іаковъ сшилъ ему дорогую разноцвѣтную одежду. Такая особенная любовь отца къ достойному сыну возбуждала къ нему зависть и недоброжелательство среди другихъ братьевъ. Враждебныя чувства особенно усилились въ ихъ сердцахъ послѣ того, какъ Іосифъ, въ простотѣ сердечной, разсказалъ имъ два сна. «Вотъ, мнѣ снилось, разсказывалъ Іосифъ, мы вяжемъ снопы среди поля. Мой снопъ всталъ прямо; ваши снопы встали кругомъ и поклонились моему снопу... Я видѣлъ еще сонъ: солнце, луна и одиннадцать звѣздъ поклоняются мнѣ».

Послѣ этихъ сновъ братья рѣшили въ душѣ, что дальше терпѣть Іосифа нельзя. Въ нихъ зарождался кровавый замыселъ братоубійства.

Однажды братья со своими стадами ушли далеко. Іаковъ долго не получалъ извѣстія отъ сыновей. Тогда онъ позвалъ къ себѣ Іосифа и сказалъ ему: «пойди, посмотри, здоровы-ли братья твои и цѣлъ ли скотъ, и принеси мнѣ отвѣтъ». Іосифу уже минуло семнадцать лѣтъ.

Онъ не заставилъ себя ждать и тотъ-часъ же отправился исполнять отцовское повелѣніе. Долго онъ не могъ разыскать своихъ братьевъ. Они ушли верстъ за семьдесять. Наконецъ, по указанію одного человѣка, онъ напалъ на слѣдъ братьевъ. Издали онъ завидѣлъ ихъ и радостно сталъ подходить. Но братья встрѣтили его злобой и ненавистью. «Вотъ идетъ сновидецъ; пойдемъ, убьемъ его, говорили они другъ другу, и бросимъ его въ какой-нибудь ровъ, и увидимъ, что будетъ изъ его сновъ». Когда кроткій Іосифъ, ничего не подозрѣвая, привѣтствовалъ своихъ братьевъ, они безжалостно сорвали съ его плечъ прекрасную одежду и самого его бросили въ безводный колодезь, чтобы онъ погибъ тамъ.

Совершивъ злое дѣло, братья спокойно сѣли обѣдать. Вотъ, они видятъ, что ѣдутъ мимо на верблюдахъ египетскіе купцы. Они рѣшили продать Іосифа купцамъ... И продали... Для сокрытія же своего преступленія предъ отцомъ, они воспользовались дорогой одеждой брата, которую безжалостно сорвали съ его. Преступные братья закололи козленка, кровью его запятнали ненавистную имъ одежду и съ рабомъ отослали ее къ отцу. Совѣсть не позволяла имъ лично явиться къ нему и быть свидѣтелями его страшнаго безутѣшнаго горя. Посланный рабъ принесъ одежду къ Іакову съ такимъ извѣстіемъ: «вотъ, сыновья твои нашли эту одежду на полѣ. Не Іосифа ли эта одежда?». Іаковъ узналъ свой подарокъ любимому сыну. Печальное извѣстіе какъ громъ поразило бѣднаго старца и онъ воскликнулъ: «эта одежда сына моего! Хищный звѣрь растерзалъ его. Съ печалію сойду къ сыну моему въ преисподнюю». Терзаемый горемъ, онъ долго оплакивалъ его своими старческими, самыми горькими на свѣтѣ слезами.

Іосифъ между тѣмъ шелъ невольникомъ за караваномъ верблюдовъ на рынокъ рабовъ. Невозможно изобразить тѣ муки, какія испытывалъ благородный юноша, взлелѣянный нѣжною любовію старца родителя. Никто не слыхалъ его стоновъ и воплей. Только въ сердцѣ престарѣлаго отца отзывались рыданія родимаго дѣтища.

Одному Богу извѣстно, кто изъ двухъ, пораженныхъ несчастіемъ людей, страдалъ болѣе: отецъ-ли, въ старости лишившійся горячо любимаго сына или сынъ, лишившійся отца и свободы. Тяжела эта исторія!..

Въ Египтѣ купцы поспѣшили отправить Іосифа на рынокъ рабовъ. Красота Іосифа и молодость возвышали его цѣну. Скоро Іосифъ обратилъ на себя вниманіе одного изъ египетскихъ вельможъ, по имени Пентефрія, начальника дворцовой стражи. Онъ купилъ Іосифа. Тяжело было привыкать Іосифу къ новому положенію. Но его доброта, вѣрная и честная служба расположили къ нему сердце новаго господина. Скоро онъ получилъ важную для раба должность домоправителя. Но и это кратковременное возвышеніе повлекло за собою новое несчастіе для Іосифа.

Красотой Іосифа плѣнилась жена Пентефрія и соблазняла его нарушить заповѣдь цѣломудрія. Когда Іосифъ не захотѣлъ отдаться грѣху, злая женщина оклеветала его предъ мужемъ и Іосифъ былъ посаженъ въ темницу.

Такъ судьба безжалостно преслѣдовала его!

Но сколь не велики были бѣды и несчастія, обрушившіяся на голову Іосифа, они не довели его до унынія и отчаянія. Онъ вѣровалъ въ Бога, въ Его правду и милосердіе и эта вѣра спасала его среди всѣхъ напастей и страданій. Темничная жизнь, несказанно тяжелая для преступника, была далеко не такъ тяжела для праведника. Доброта Іосифа расположила къ нему сердце темничнаго начальника, который сумѣлъ оцѣнить прекрасныя качества его души.

Въ это время въ темницу были посажены два чѣмъ-то провинившіеся царедворца – виночерпій и хлѣбодаръ. Начальникъ темничный приставилъ къ нимъ Іосифа для услугъ.

Скоро бывшіе вельможи сблизились и полюбили своего товарища по несчастію. Однажды, войдя къ нимъ, Іосифъ невольно обратилъ вниманіе на печальный видъ заключенныхъ. Что съ вами, спросилъ онъ? – Мы видѣли сны, отвѣчали вельможи узники, и не знаемъ, какъ разгадать ихъ. – Разскажите мнѣ.

Мнѣ снилось, говорилъ виночерпій, что въ рукѣ у меня три виноградныхъ лозы, а въ другой рукѣ – чаша фараонова.

Я выжималъ виноградный сокъ въ чашу и подавалъ ее въ руку фараонову.

– Три лозы – это три дня, объяснялъ Іосифъ. Чрезъ три дня, фараонъ вспомнитъ о тебѣ и вернетъ тебя къ прежней должности. Вотъ, скоро ты будешь въ силѣ. Не забудь о своемъ темничномъ слугѣ. Попроси фараона, чтобы онъ освободилъ меня. Вѣдь я украденъ изъ далекой земли; и здѣсь ничего дурного не сдѣлалъ, за что бы бросить меня въ темницу...

Вельможа обѣщалъ ему свое покровительство.

Очередь была за хлѣбодаромъ. Онъ разсказывалъ: на моей головѣ, мнѣ снилось, были три корзины съ хлѣбами для стола Фараонова. Изъ верхней корзины птицы клевали ихъ.

– Твоя судьба иная, сказалъ хлѣбодару Іосифъ. Три корзины это тоже три дня. Но чрезъ три дня царь велитъ казнить тебя и птицы будутъ клевать твое тѣло.

На третій день фараонъ праздновалъ день своего рожденія. Во время пира онъ вспомнилъ объ опальныхъ царедворцахъ. Виночерпія простилъ и велѣлъ возвратить къ прежней должности, а хлѣбодара велѣлъ повѣсить.

Освободившись изъ темницы, виночерпій опять сталъ подавать «чашу въ руку фараонову». Но онъ забылъ о своемъ обѣщаніи и Іосифъ продолжалъ томиться въ темницѣ. Обыкновенная исторія! Послѣ возвышенія люди забываютъ свое прежнее горе, забываютъ и прежнихъ друзей.

Но когда люди спятъ, бодрствуетъ Промыслъ Божій. Онъ устроилъ такъ, что съ именемъ Іосифа связано было спасеніе отъ голодной смерти цѣлаго народа и даже не одного египетскаго.

Въ это время самъ фараонъ видѣлъ знаменательные, всему міру извѣстные сны – о семи коровахъ и семи колосьяхъ, полныхъ и тощихъ. Ихъ не могли разгадать столь славившіеся мудрецы египетскіе. Царь разгнѣвался. Приближенные не знали, какъ выйти изъ затруднительнаго положенія.

Тогда-то вотъ виночерпій вспомнилъ, что такъ легко и неблагодарно забылъ. Желая самъ выслужиться предъ фараономъ, онъ разсказалъ ему о дивномъ дарѣ снотолкованія у одного темничнаго узника Іосифа. Іосифъ немедленно представленъ былъ предъ царскія очи. И вотъ, началась бесѣда между могучимъ властелиномъ царемъ и беззащитнымъ брошеннымъ въ темницу рабомъ. Какъ будто царь забылъ на время свое величіе и заговорилъ какъ обыкновенный смертный. «Мнѣ видѣлись сны, а истолковать ихъ некому... О тебѣ я слышалъ, что ты умѣешь, толковать сны»... – «Это не мое», отвѣчалъ Іосифъ, т. е. снотолкованіе не есть искусство человѣческое, но даръ Божій.

Царь разсказалъ сны. По вдохновенію свыше, Іосифъ объяснилъ, что этими снами Богъ возвѣщаетъ фараону о годахъ необыкновеннаго плодородія и страшнаго голода.

Истина, какъ солнце, озарила умъ фараона. Онъ сказалъ окружающимъ: «найдемъ-ли мы такого человѣка, какъ онъ, въ которомъ бы былъ Духъ Божій?» Обращаясь къ Іосифу, царь говорилъ: «Богъ открылъ тебѣ все это и нѣтъ человѣка столь разумнаго, какъ ты. Ты будешь надъ домомъ моимъ; твоего слова будетъ держаться народъ мой. Я поставлю тебя надъ всею землею Египетскою».

Онъ снялъ съ своей руки перстень и надѣлъ его на руку Іосифа. Одѣлъ его въ виссоныя одежды и возложилъ на него золотую цѣпь. Привезли царскую колесницу и съ торжествомъ посадили въ нее Іосифа, вчерашняго раба и узника.

Всѣ встрѣчные падали ницъ предъ Іосифомъ...

Съ сихъ поръ начинается исторія прославленія Іосифа. Она такъ прекрасно и съ такими подробностями изображена въ Библіи, что къ ней мы и отсылаемъ читателя.

Очеркъ же страданій Іосифа ясно указываетъ ту причину, по которой св. Церковь воспоминаетъ его въ первый день седьмицы страстей Хрістовыхъ.

 

«Церковное слово». Изд. Вологодскаго братства Всемилостиваго Спаса. 1909. № 123. С. 359-363.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: