Воспоминаніе усопшихъ.

Усопшіе братія наши умоляютъ насъ живыхъ, не забывать, и мы по братской христіанской любви должны какъ можно чаще воспоминать ихъ. Какъ и чѣмъ? Всѣмъ, что внушено будетъ любовію, но наипаче теплою и постоянною молитвою.

Можно воспоминать добрымъ словомъ: воспоминаніемъ любезнаго имени покойника, образа жизни, привычекъ и поступковъ, бесѣдами о немъ, похвалами ему. Но есть ли существенная польза для умершихъ отъ сего воспоминанія? Какое утѣшеніе имъ отъ красныхъ словъ нашихъ и отъ многорѣчивыхъ похвалъ? Можно воспоминать сооруженіемъ памятниковъ разнаго вида, разной цѣны, разнаго вещества. Но какое утѣшеніе покойникамъ отъ состраданія и любви, выражаемыхъ безжизненными металлами и камнями? Очиститъ ли это хотя малѣйшій грѣхъ? Можно воспоминать подражаніемъ добродѣтелямъ покойниковъ: это полезно для живыхъ и, вѣроятно, для умершихъ. Но сего воспоминанія недостаточно тѣмъ болѣе, что не всѣ покойники имѣютъ достоподражаемыя качества и дѣла.

Воспоминаю вамъ, братіе мои и чада, и друзи мои, не забывайте мя, егда молитеся ко Господу. Вотъ о чемъ просятъ насъ покойники!

И дѣйствительно, усердная молитва къ милосердому Спасителю о упокоеніи и помилованіи душъ почившихъ братій нашихъ снасительнѣе всего для нихъ. Она возносится безконечно выше всѣхъ земныхъ памятниковъ, восходитъ къ самому престолу милосердія, и съ высоты небесной низводитъ всесильную благодать Божію, которая одна можетъ успокоить смущенную душу умершаго и очистить ее отъ всего земнаго и чувственнаго, отъ всѣхъ заблужденій и грѣховъ, ввести въ свѣтлое жилище Святыхъ и дать вѣчный и блаженный покой. Чѣмъ пламеннѣе молитва, чѣмъ больше число усердно молящихся за умершихъ, тѣмъ обильнѣе изливается на нихъ спасительная благодать Божія, тѣмъ больше имъ отрады, утѣшенія и блаженства. Посему-то благочестивые христіане подкрѣпляютъ свои молитвы богоугодными молитвами бѣдныхъ братій получающихъ подаянія ради Господа Іисуса Христа и для умилостивленія за отшедшія души.

Но еще спасительнѣе молитва всей Церкви и принесеніе за почившихъ безкровной жертвы, которою открытъ источникъ спасенія для всего міра. Не помилуетъ ли Господь бѣдную душу ради безконечныхъ заслугъ Единороднаго Сына Своего, ради всесильнаго ходатайства Господа Іисуса, умершаго и воскресшаго для воскресенія и вѣчнаго блаженства всѣхъ чадъ Адамовыхъ? Непростительный грѣхъ намъ, если мы не пользуемся симъ Божественнымъ средствомъ къ успокоенію умершихъ братій нашихъ, которыхъ, можетъ быть, мы сами соблазнили худымъ примѣромъ, склоняли ко грѣху льстивыми словами, по крайней мѣрѣ, не отвращали, какъ должно, отъ грѣха, и не послужили имъ духовно, при отшествіи въ другую жизнь. Неизвѣстно, какова будетъ остальная жизнь наша и какова кончина: неизвѣстно, что ожидаетъ насъ тамъ; но извѣстно, что не помогающій умершимъ братіямъ своимъ не можетъ надѣяться на помощь отъ другихъ.

Душа умершаго, по самому состоянію своему, неспособна къ окончанію начатаго покаянія и къ дѣламъ благочестія. Она оставляетъ сей міръ, къ которому всецѣло привыкла, и переходитъ въ другой, вовсе неизвѣстный ей, – оставляетъ свое тѣло, къ которому приспособлена была всѣми своими силами и свойствами, законами и цѣлію бытія и дѣятельности, – тѣло, съ которымъ она сроднилась до тѣснѣйшаго братскаго союза, такъ долго жила и дѣйствовала заодно, – слѣдственно, разлучившись съ тѣломъ, она находится въ состояніи совершенно новомъ, необыкновеннѣйшемъ, съ коимъ не можетъ сравниться никакое земное состояніе. Мы, облеченные плотію жители земли, не можемъ вообразить, какъ душа наша можетъ существовать и дѣйствовать безъ тѣла и внѣ сего міра; но и сама душа, по разлученіи съ тѣломъ, пойметъ ли свое состояніе, придумаетъ ли, что и какъ ей дѣлать безъ тѣла? Тогда все для души будетъ ново и необыкновенно; даже сама себѣ она представится въ другомъ видѣ, и себя узритъ, такъ сказать, лицемъ къ лицу; – тогда она ясно увидитъ всѣ свои прошедшія дѣла, давно забытыя, тайныя намѣренія и сокровенные помыслы, можетъ быть, не замѣненные сознаніемъ, развлеченнымъ внѣшними предметами; – застарѣлыя страсти и привычки возсвирѣпѣютъ и потребуютъ удовлетворенія, которое тамъ не возможно; представленіе прошедшихъ грѣховъ, страхъ послѣдняго суда и неизвѣстность будущей участи будутъ источникомъ ужасныхъ мученій. Это внутреннее мученіе увеличится отъ нападенія злыхъ духовъ, готовыхъ увлечь смущенную душу на свою сторону – въ свой мрачный адъ. Бѣдная душа! кто изобразитъ твое состояніе живымъ братіямъ твоимъ, да помолятся о тебѣ милосердому Спасителю и принесутъ за тебя безкровную жертву? Возопій сама изъ страны смертной!... «Увы мнѣ, яковый подвигъ имать душа, разлучающися отъ тѣлесе: увы, тогда колико слезитъ, и нѣсть помилуяй ю: ко Ангеломъ очи возводящи, бездѣльно (безполезно) молится, къ человѣкамъ руцѣ простирающи, не имать помогающаго... Лукавый путь, имже отхожду, имже никогда же сице ходихъ, а страна она незнаема... Камо иду? не вѣмъ: – или како имать быти тамъ? не вѣмъ... Отче, помози ми, мати, спаси мя... молю; услышите, съ труды бо сія и вѣщаю"...

«Горкія глаголы" твои, бѣдная душа! страшно состояніе твое, блуждающая странница въ странѣ невѣдомой! Лукавъ путь твой, неопытная путница! Къ чему прибѣгнуть ей, гдѣ искать покоя, утѣшенія и помощи? – У св. Ангеловъ? но грѣшная душа не убѣжитъ ли сама отъ ихъ свѣтлаго сообщества? – Укрыться въ храмѣ, подъ сѣнію святилища Божія? Но земный храмъ для земныхъ; въ храмѣ вещественномъ укрываются только души, облеченныя плотію. Она пожелала бы успокоить и очистить свою совѣсть таинствами св. Церкви; но она не можетъ участвовать въ таинствахъ, преподаваемыхъ только живымъ. Для отшедшей кончилось земное поприще и приготовленіе къ жизни небесной. За гробомъ нѣтъ таинства покаянія: что душа посѣяла здѣсь, то и пожнетъ тамъ. За гробомъ нѣтъ таинства Тѣла и Крови Христовой: не удостоившійся принять его здѣсь не можетъ принять тамъ. – «Отче, помози ми; мати, спаси мя! Братіе мои, чада и друзи мои, не забывайте мя, егда молитеся ко Господу!" – И что было бы съ душами, отшедшими изъ сей жизни, если бы св. Церковь не получила права и средствъ помогать имъ, – не молилась и не приносила безкровной жертвы за спасеніе и упокоеніе усопшихъ?

Не забудемъ же усопшихъ братій нашихъ! Усердная молитва, проистекающая отъ любви къ собрату, замѣняетъ утѣшительный разговоръ съ отшедшею душею; живое памятованіе подобно памятованію св. Апостола Павла, всегда соединявшаго съ воспоминаніемъ молитву о своихъ ученикахъ (Еф. 1, 16) и при отсутствіи плотскомъ всегда бывшаго съ ними духомъ (Кол. 2, 5), сколько-нибудь замѣнитъ для насъ общеніе видимое. Но наше памятованіе недостаточно: посему будемъ воспоминать и молиться для того, чтобы Самъ Господь сотворилъ вѣчную память о усопшихъ братіяхъ нашихъ, а память и воспоминаніе Божіе есть особенное благоволеніе Божіе – спасительное и живоносное (Дѣян. 10, 4). Кто умеръ для благодатной памяти Божіей, кого забылъ Богъ, тотъ умеръ вѣчно, и память его погибнетъ на небѣ и на землѣ. – Поспѣшимъ же избавить братій нашихъ отъ сей участи.

 

«Аѳонскій листокъ». Благословеніе Обители Св. Пантелеимона. № 142. Изд. 7-е (М. 1900).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: