Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – ГОСПОДЬ ВСЕГДА СЪ НАМИ (Слово въ недѣлю 9-ю по Пятидесятницѣ).

Въ евангельскомъ чтеніи настоящаго дня мы слышали, братіе, сколько дивную по описанному въ ней xуду, столько же и поучительную для насъ повѣсть.

Послѣ чудеснаго насыщенія пятью хлѣбами пяти тысячъ людей, отпустивъ народъ, Господь Іисусъ Христосъ повелѣлъ ученикамъ Своимъ переправиться въ лодкѣ на другой берегъ Геннисаретскаго озера, а Самъ по обычаю удалился на гору для молитвы. Ночью поднялся вѣтеръ и стали усиливаться волны. Застигнутые бурею, пловцы начинали уже страшиться за жизнь свою, – тѣмъ болѣе, что были одни и не думали, чтобы могли увидѣть своего Божественнаго Учителя прежде, нежели достигнутъ берега. Но въ четвертую стражу ночи сквозь ночной сумракъ внезапно увидѣли Іисуса, идущаго къ нимъ по морю. Это еще болѣе смутило ихъ: имъ представилось, что это призракъ, быть можетъ, предвѣщавшій ихъ погибель; крикъ ужаса невольно вырвался изъ груди ихъ: «и отъ страха возопиша». Господь поспѣшилъ успокоитъ ихъ Своимъ милосердымъ и вмѣстѣ всемогущимъ словомъ: «дерзайте, Азъ есть, не бойтеся», – тѣмъ словомъ, которому, какъ они уже не разъ были свидѣтелями, повиновалось все.

Это исполненное Отеческой любви слово до того ободрило учениковъ, что одинъ изъ нихъ, Петръ, дерзнулъ даже просить: «Господи, аще Ты, еси, повели ми пріити къ Тебѣ по водамъ». Господь милостиво отвѣчалъ на это дѣтское, простосердечное прошеніе: «пріиди», безъ сомнѣнія, для того, чтобы онъ убѣдился на опытѣ, какъ еще немощна и безсильна его вѣра и какъ безразсудно вдаваться въ опасности, не имѣя той вѣры Божіей, для которой нѣтъ ничего невозможнаго. Впрочемъ, не колеблясь, по-видимому, ни мало, но вѣруя слову Господа, Петръ вышелъ изъ лодки и пошелъ по волнамъ. Но скоро вся бодрость его исчезла и вѣра поколебалась. Сильный вѣтеръ и зыблющіяся подъ ногами его волны привели его въ малодушіе и страхъ; онъ началъ утопать, и возопилъ къ Іисусу: «Господи, спаси мя». Господь простеръ къ нему руку Свою, извлекъ его изъ волнъ и сказалъ ему: «маловѣре, почто усумнѣлся еси?». Какъ могла поколебаться вѣра твоя въ Моемъ присутствіи, при видѣ Моей чудодѣйственной силы и помощи, когда самъ вызвался идти ко Мнѣ по водамъ? Что-жъ будетъ съ твоею вѣрою, когда постигнетъ тебя искушеніе, когда Мое присутствіе будетъ для тебя невидимо, «когда поведутъ тебя, аможе не хощеши?». Когда Господь и спасенный Имъ отъ потопленія Петръ вошли въ лодку, то буря престала и волны успокоились. Все это, естественно, возбудило въ ученикахъ чувство особеннаго благоговѣнія къ Господу, властительно повелѣвающему стихіями: всѣ они пали предъ Нимъ и поклонились Ему.

Это евангельское сказаніе внушаетъ намъ, братіе, не только то великое таинство нашей вѣры, что Господь Іисусъ Христосъ есть воистину Сынъ Божій, единосущный Отцу, всемогущій Владыка вселенной, которому повинуется вся тварь, котораго и вѣтры и море послушаютъ, но и ту утѣшительную и поучительную для насъ истину, что Господь и Спаситель нашъ всегда близъ насъ есть во всякую стражу дня и ночи, что Онъ есть всемогущій помощникъ и избавителъ нашъ во всѣхъ обстояніяхъ и превратностяхъ жизни и что мы, немощные и неразумные сами по себѣ, но подверженные многоразличнымъ обуреваніямъ въ жизни, непрестанно имѣемъ нужду въ Его божественной помощи.

Не безъ причины уподобляютъ жизнь человѣческую бурному морю, по которому мы плывемъ въ утлой ладьѣ тѣлеснаго состава нашего къ предназначенному Господомъ брегу. Мракъ и тьма окружаютъ насъ; волны многоразличныхъ искушеній и бѣдствій ударяютъ въ нашу утлую ладью и грозятъ ежеминутно потопленіемъ. Правда, Отецъ небесный не оставилъ насъ сирыми и безпомощными въ мірѣ, снабдилъ насъ многоразличными дарами Своей благости, необходимыми не только для продолженія, но и для украшенія, возвышенія и усовершенствованія земной нашей жизни. Онъ даровалъ намъ разумъ, способный познавать и самихъ себя и окружающія насъ вещи, разсуждать, что полезно и что вредно намъ, измышлять и изобрѣтать средства къ тому, чтобы сдѣлать жизнь свою и пріятною и спокойною; вложилъ въ нашу душу сознаніе добра и зла, этотъ внутренній, неумолкающій голосъ Свой, призывающій насъ къ истинѣ и добродѣтели, напоминающій о правдѣ и о судѣ, который и неимущихъ закона внѣшняго научаетъ творитъ законная; всадилъ въ сердце наше стремленіе къ Нему, единому Источнику истины и добра, совершенства и блаженства, – этотъ внутренній свѣтильникъ души нашей, который даетъ намъ видѣть невидимая Божія, творенми помышляема (Римл. 1, 20), просвѣщаетъ разумъ нашъ понятіемъ о Богѣ-Творцѣ и Промыслителѣ вселенной, о Его высочайшей святости, премудрости, благости и правосудіи, оживляетъ сердце наше упованіемъ вѣчной жизни предъ лицемъ Бога жизни. Когда же грѣхопаденіемъ своимъ мы сами помрачили въ себѣ этотъ свѣтъ божественный, сіявшій въ душѣ нашей, Отецъ небесный послалъ Единороднаго Сына Своего – «свѣта истиннаго, просвѣщающаго всякаго человѣка, грядущаго въ міръ, да всякъ вѣруяй въ Онъ не погибнетъ, но иматъ животъ вѣчный», открылъ намъ всю святую волю Свою въ божественномъ словѣ Своемъ и преподалъ намъ всѣ средства къ избавленію отъ тяжести грѣховъ нашихъ, отъ лежащаго на насъ проклятія, отъ всѣхъ бѣдъ и скорбей и настоящей и будущей жизни. Словомъ, сдѣлалъ все, чтобы мы и въ настоящей жизни могли «пожить тихое и безмолвное житіе во всякомъ благочестіи и чистотѣ» (1 Тим. 2, 2), и въ будущей – наслѣдовать всеблаженное царство Его.

И сверхъ всего, божественный Промыслъ Отца небеснаго такъ благоустроилъ и внѣшнюю жизнь нашу, что мы не одиноки и не безпомощны въ мірѣ: рождаемся и живемъ въ обществѣ подобныхъ Намъ людей и связаны съ ними многоразличными узами. Когда были младенцами и дѣтьми, насъ воспитывали и упокоивали родители. Когда состарѣемся и изнеможемъ, насъ обязаны призрѣть и успокоить тѣ, которымъ мы въ свою очередь служили опорою. И въ лѣтахъ совершенныхъ, когда мы въ состояніи трудиться и пріобрѣтать все нужное для своей жизни, всегда и во всемъ мы пользуемся трудами другихъ людей, равно какъ и другіе пользуются плодами нашихъ трудовъ. Эта одежда, которую носимъ, сдѣлана руками многихъ людей. Этотъ домъ, въ которомъ живемъ, есть произведеніе совокупныхъ усилій многихъ трудившихся. Эта пища, которою питаемся, добыта и приготовлена не нами одними. Таково премудрое устроеніе человѣческаго общества, гдѣ каждый трудится для всѣхъ, и всѣ для него; гдѣ каждый находитъ опору и помощь во всѣхъ, равно и самъ обязанъ помогать другимъ.

Но какъ ни обезпечена, по-видимому, земная жизнь человѣка, какъ ни углажденъ земной путь его къ небесному отечеству, тѣмъ не менѣе могутъ застигнуть его посреди моря житейскаго и мракъ невѣдѣнія, сомнѣній и заблужденій, и буря собственныхъ страстей и внѣшнихъ искушеній, и волны многоразличныхъ бѣдъ и несчастій.

Нельзя не сознаться, братіе мои, что разумъ нашъ есть вождь слѣпой даже и въ дѣлахъ житейскихъ, тѣмъ болѣе въ дѣлалъ духовныхъ. Мы не можемъ предвидѣть того, что случится въ слѣдующую же минуту, не можемъ обнять взоромъ всего сцѣпленія многоразличныхъ обстоятельствъ, отъ которыхъ зависиитъ успѣхъ нашихъ предпріятій и дѣлъ, не можемъ видѣтъ всѣхъ послѣдствій даже собственныхъ своихъ дѣйствій, не можемъ подчинить своей волѣ всего теченія дѣлъ, такъ чтобы все могло исполняться по нашимъ желаніямъ и предположеніямъ. Что же можетъ успѣть человѣкъ самъ по себѣ, въ этомъ мірѣ, гдѣ нѣтъ ничего въ его власти и гдѣ все можетъ быть противъ него? Что предполагаетъ онъ за непреложное въ мысляхъ своихъ, то легко разрушается на дѣлѣ. Строитъ новые планы, и возстаютъ предъ нимъ новыя препятствія. Усильно желаетъ достигнуть того, а встрѣчаетъ другое. Гонится за счастіемъ, а настигаетъ бѣду. Ищетъ радости, и находитъ горе. Ждетъ наслажденія и покоя, и встрѣчаетъ огорченіе и скорбь. Оттого у насъ, что ни шагъ, то ошибка; что ни предпріятіе, то какая-нибудь неудача; что ни день, то непріятность; что ни часъ, то огорченіе. Большею частію и мы сами не такъ уже разсуждаемъ нынѣ, какъ разсуждали вчера; не то предпринимаемъ теперь, о чемъ думали прежде; не тѣмъ утѣшаемся нынѣ, что утѣшало насъ вчера; не то радуетъ насъ теперь, что радовало прежде. Такъ проходитъ и вся жизнь наша – въ стремленіяхъ безъ одной ясно сознанной и точно опредѣленной дѣли, въ предпріятіяхъ безъ вѣрнаго успѣха, въ желаніяхъ, которыя, вырождаясь одно изъ другаго, не успокоиваются ни на чемъ, – въ надеждахъ, которыя, улетучиваясь въ мечтахъ воображенія, являются пустымъ, обманчивымъ призракомъ, и вся жизнь наша, въ концѣ концовъ, является суетою суетствій, въ которой всуе мятется духъ человѣческій, безплодно утомляясь этою суетою собственныхъ мыслей и желаній, этою непрестанною и безплодною борьбою съ окружающими его препятствіями.

Въ этой тьмѣ собственнаго невѣдѣнія и безсилія вѣрнѣе всего могло бы руководить человѣка Слово Божіе, которое и дано ему какъ свѣтильникъ, сіяющій въ темномъ мѣстѣ, дондеже свѣтъ благодати Божіей озаритъ его душу и денница духовнаго вѣдѣнія возсіяетъ въ его сердцѣ (2 Петр. 1, 19). Но собственныя страсти и соблазны міра затмеваютъ въ очахъ нашихъ и самый свѣтъ Слова Божія. Царствующая въ мірѣ похоть плоти, похоть очесъ и гордость житейская дѣлаетъ насъ какъ-бы игралищемъ многоразличныхъ бурь и вѣтровъ, жалкими мучениками непрестанныхъ непріятностей, досадъ и огорченій. Теряя изъ виду свое высшее назначеніе, – то богоподобное совершенство, которое указалъ намъ Господь Іисусъ Христосъ, говоря: «да будете синове Вышняго, будите убо совершени, якоже Отецъ вашъ небесный совершенъ есть», мы неправильно смотримъ на самихъ себя и на другихъ людей, ложно понимаемъ и окружающія насъ вещи: много думаемъ о себѣ, много надѣемся на другихъ, много цѣнимъ то, что не имѣетъ никакой цѣны и достоинства, много поблажаемъ своимъ прихотямъ и страстнымъ влеченіямъ сердца. Оттого радуемся маловажному, смущаемся отъ ничтожнаго, гоняемся, подобно дѣтямъ, за пустыми игрушками, скорбимъ и печалимся о томъ, что не стоитъ печали, надѣемся на то, въ чемъ нѣсть спасенія, страшимся тамъ, идѣже не бѣ страхъ, влаемся во всю свою жизнь, какъ малая ладья среди бури и волнъ. Если же при этомъ обрушатся на насъ дѣйствительныя бѣдствія, постигнутъ несчастія и злоключенія, потери и лишенія, болѣзни и злостраданія; не бываемъ ли тогда близки къ совершенному потопленію въ безплодныхъ слезахъ и отчаяніи?

При этой окружающей насъ тьмѣ ночной, среди этихъ обуревающихъ насъ волнъ жизни, мы можемъ обрѣсти истинный покой и безопасность только въ сердечномъ убѣжденіи, что мы плывемъ по сему морю житейскому, подобно апостоламъ, не сами собою, а по волѣ Господа: «понуди» Іисусъ, какъ говоритъ Евангелистъ, «ученики Своя влѣзти въ корабль», – плывемъ къ предназначенному Господомъ берегу вѣчной жизни, въ блаженное пристанище царствія Божія, плывемъ въ невидимомъ, но тѣмъ не менѣе спасительномъ для насъ присутствіи съ нами Самого Господа, ходящаго по морю и укрощающаго волны.

Почему существуемъ мы въ мірѣ? Потому, что Господь Богъ въ предвѣчномъ совѣтѣ Своемъ опредѣлилъ: «сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію». Но Онъ сотворилъ насъ не на печаль, а на радость, не на страданія, а для блаженства: «и сотвори Господъ Богъ рай во Едемѣ на востоцѣхъ, и введе тамо человѣка, егоже созда». Мы сами изгнали себя изъ сего рая сладости преступленіемъ заповѣди Божіей; сами навлекли на себя грозное опредѣленіе правды Божіей: «проклята земля въ дѣлѣхъ твоихъ, въ печалехъ снѣси тую вся дни живота твоего, тернія и волчцы возраститъ тебѣ, въ потѣ лица твоего снѣси хлѣбъ твой, дондеже возвратишися въ землю, отъ неяже взятъ еси». Сами и нынѣ безчисленными грѣхопаденіями своими привлекаемъ на себя праведный гнѣвъ Божій; сами своими неправдами и беззаконіями вносимъ безпорядки, смятенія и нестроенія въ нашу частную и общественную жизнь. Вотъ, откуда происходятъ тѣ огорченія, досады и неудачи, которыя каждый изъ насъ встрѣчаетъ въ своей жизни почти на каждомъ шагу; тѣ неудовольствія, напасти, озлобленія, уничиженія, которыя такъ часто доводится намъ терпѣть въ кругу ближнихъ своихъ, въ дѣлахъ общественныхъ и семейныхъ; тѣ потери, лишенія, несчастія и бѣдствія, которыя попускаются на насъ или испытующею премудростію, или наказующею правдою Отца небеснаго, словомъ, – все скорбное, горькое, печальное, чѣмъ отягощается жизнь наша, чѣмъ пресѣкаются и возмущаются наши радости, чѣмъ болѣзненно стѣсняется наше сердце, отъ чего льются изъ очей нашихъ слезы, вылетаютъ изъ груди нашей тяжелые вздохи. Не обязаны ли мы нести этотъ крестъ свой съ покорностію волѣ Божіей, какъ достойное и праведное воздаяніе за грѣхи наши, пить сію горькую чашу, растворенную нашими грѣхами, которую подаетъ намъ не только наказующая, но и милующая насъ любовь Отца небеснаго.

Правда, такое убѣжденіе скорѣе привело бы къ отчаянію, нежели къ утѣшенію; но св. вѣра въ Господа Іисуса Христа въ самой необходимости страданій въ настоящей жизни открываетъ намъ благотворныя слѣдствія ихъ для жизни будущей. Ибо что говоритъ намъ св. вѣра наша? То, что Господь Іисусъ Христосъ, искупившій насъ крестомъ Своимъ отъ вѣчной смерти и Своими страданіями вошедшій «въ славу Свою, юже имѣлъ у Отца прежде сложенія міра», и намъ даровалъ возможность искупать грѣхи наши, исцѣлять душевныя язвы наши, заглаждать неправды и беззаконія наши страданіями временными, и путемъ скорбей и печалей временныхъ восходить, во слѣдъ Его, въ вѣчную Его славу. «Блажени», говоритъ Господь: «нищіи духомъ, яко ваше есть царствіе Божіе; блажени алчущій нынѣ, яко насытитеся; блажени плачущій нынѣ, яко возсмѣетеся; блажени будете, егда возненавидятъ васъ человѣцы, и егда разлучатъ вы, и поносятъ, и пронесутъ имя ваше яко зло, Сына человѣческаго ради. Возрадуйтеся въ той день и взыграйте, се бо мзда ваша многа на небеси» (Лук. 6, 20-23). Теперь, и страдая по собственнымъ грѣхамъ своимъ, мы имѣемъ утѣшительную надежду, что «пострадавый плотію преста отъ грѣха», что «судими бо, отъ Господа наказуемей, да не съ міромъ осудимся». Теперь, терпя по волѣ Божіей какія бы то ни было бѣдствія, мы увѣрены, что «аще наказаніе терпимъ, якоже сыновомъ обрѣтается намъ Богъ; егоже бо любитъ Господъ, наказуетъ, біетъ же всякаго сына, егоже пріемлетъ» (Евр. 12, 6. 7). Теперь, въ какихъ бы мы ни поставлены были трудныхъ и скорбныхъ обстоятельствахъ, предъ взоромъ нашимъ всегда свѣтится отрадный свѣтъ царствія Божія, куда ведетъ и приведетъ насъ Господь Іисусъ Христосъ, если вѣрно и неуклонно послѣдуемъ стопамъ Его. «Аще кто Мнѣ служитъ», говоритъ Онъ: «Мнѣ да послѣдствуетъ, и идѣже есмъ Азъ, ту и слуга Мой будетъ. Да не смущается сердце ваше: вѣруйте въ Бога и въ Мя вѣруйте. Въ дому Отца Моего обители многи суть, иду уготовати мѣсто вамъ, и аще уготовлю мѣсто вамъ, паки пріиду и пойму вы къ Себѣ, да идѣже есмь Азъ и вы будете» (Іоан. 12, 26; 14, 1-3). Тамъ, въ этихъ обителяхъ Отца небеснаго, наше истинное отечество, тамъ вѣчная, нескончаемая жизнь наша, тамъ обитаетъ вѣчная радость и блаженство, тамъ всѣ земныя скорби и печали не номянутся ктому.

Но и теперь, среди обуревающихъ насъ волнъ моря житейскаго, присмотритесь, братіе, сквозь облегающій васъ мракъ невѣдѣнія и затрудненій свѣтлымъ окомъ живой вѣры, и вы узрите близъ себя Господа, ходящаго по морю. Онъ премилосердый всегда съ нами, во всякую стражу дня и ночи, всегда призываетъ насъ небоязненно пріити къ Нему, всегда простираетъ къ намъ божественную руку Своей всемогущей помощи. Слышишь ли, скорбящій, бѣдствующій, страждущій въ мірѣ семъ, какъ говоритъ тебѣ Господь: «маловѣре, почто усумтѣлся еси? Пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы. Возмите иго Мое на себе, и научитеся отъ Мене, яко кротокъ есмъ и смиренъ сердцемъ, и обрящете покой душамъ вашимъ» (Мѳ. 14, 31; 11, 28-30). Какъ бы ни были велики и тяжки грѣхи твои – источникъ и начало всѣхъ скорбей и несчастій: «Азъ, Азъ есмъ заглаждаяй грѣхи твоя, и не помяну, хотѣніемъ не хощу смерти грѣшника, но еже обратитися и живу быти ему». Какія бы ни угрожали тебѣ опасности, какъ бы ни было тяжко и ужасно положеніе твое: «призови Мя въ день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя». Какія бы ни смущали тебя скорби, печали и напасти, какой бы мракъ унынія ни облегалъ твою душу: «рцы Богу твоему: Заступникъ мой, почто мя забылъ еси, и вскую сѣтуя хожду? вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповѣмся Ему, спасеніе лица моего, и Богъ мой» (Пс. 41, 10. 12). Всегда и во всѣхъ обстоятельствахъ жизни своей, не переставай вопіять отъ глубины сердца ко всемилостивому Господу Іисусу: Господи, спаси мя! Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Т. 3. Слова и Бесѣды на дни воскресные отъ недѣли Фоминой до недѣли о Мытарѣ и Фарисеѣ. М. 1890. С. 212-220.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: