Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО ХРИСТІАНСКАГО ПОВЕДЕНІЯ (Бесѣда въ недѣлю 9-ю по Пятидесятницѣ).

При случайномъ и краткомъ свиданіи и собесѣдованіи съ вами, возлюбленные братіе, мнѣ желалось обрѣсти въ Словѣ Божіемъ и указать вамъ такое правило жизни, которое одно могло бы замѣнить собою многія наставленія и поученія, которое было бы равно понятно, равно доступно, равно полезно, равно необходимо для всѣхъ и всегда, – преподать такую заповѣдь, которая была бы пригодна для всѣхъ случаевъ и обстоятельствъ жизни человѣческой, которую всегда можно бы легко истолковать себѣ и приложить къ дѣлу, но чрезъ исполненіе которой можно угодить Богу совершенно и сдѣлаться сыномъ Всевышняго. Такое именно правило жизни и такую заповѣдь преподаетъ намъ Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ въ евангельскомъ чтеніи настоящаго, дня. «Якоже хощете да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде» (Лук. 6, 13): вотъ эта краткая, но многообъемлющая заповѣдь, о которой Самъ Господь сказалъ: «се бо есть законъ и пророцы», т. е. въ ней сокращеніе всего закона, въ ней сущность всѣхъ наставленій и увѣщаній пророческихъ, такъ что, исполнивъ одну эту заповѣдь, исполнишь весь законъ, достигнешь высоты совершенства христіанскаго и, что дороже всего, будешь сыномъ Всевышняго. А между тѣмъ что необходимѣе и, такъ сказать, неизбѣжнѣе въ общежитіи, что проще и удобнѣе для всякаго, что полезнѣе и благотворнѣе и для цѣлаго общества и для каждаго изъ его членовъ исполненія этой сѣятой заповѣди?

Въ самомъ дѣлѣ, это правило – самое необходимое для всѣхъ людей, для всѣхъ возможныхъ обстоятельствъ жизни, для всѣхъ возможныхъ отношеній житейскихъ между людьми, живущими въ обществѣ. На чемъ держится весь порядокъ общественной жизни нашей? На взаимномъ уваженіи, взаимной довѣренности, взаимной услужливости, взаимномъ вспоможеніи, взаимной снисходительности, взаимномъ милосердіи другъ къ другу. И наше имущество, и наша честь, и наша дѣятельность, и самая даже жизнь наша въ обществѣ зависятъ отъ взаимодѣйствія другъ на друга всѣхъ членовъ общества. Есть ли такой человѣкъ, который могъ бы не нуждаться ни въ комъ, могъ бы самъ доставить себѣ все нужное для жизни? Напротивъ, не каждый ли часъ, не каждую ли минуту мы нуждаемся въ помощи нашихъ ближнихъ, равно какъ и они нуждаются въ нашей помощи? Всѣ мы непрестанно пользуемся трудами другихъ, а потому и сами обязаны трудиться для другихъ. Пища, которою питаемся, платье, которымъ одѣваемся, жилище, въ которомъ укрываемся отъ перемѣнъ воздушныхъ, – все это дѣлается руками многихъ, надъ всѣмъ трудились сотни, можетъ быть, тысячи рукъ нашихъ ближнихъ; за что же мы хотѣли бы быть избавлены отъ труда для ближнихъ своихъ? Многоразличныя познанія и искусства, которыя такъ благодѣтельно вліяютъ на жизнь нашу, изобрѣтены и усовершествованы цѣлыми поколѣніями труженниковъ; самое развитіе и усовершенствованіе духовныхъ и тѣлесныхъ силъ нашихъ требуетъ содѣйствія и многотрудныхъ попеченій о нихъ ближнихъ нашихъ. Словомъ, всѣ наши потребности тѣлесныя и духовныя, всѣ наши нужды вещественныя и нравственныя – все поставляетъ насъ въ зависимости отъ другихъ и все побуждаетъ насъ служить, съ своей стороны, другимъ. Посему-то заповѣдь Спасителя: «якоже хощете, да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде», есть самая первая и важная заповѣдь для всякаго общества человѣческаго. Это – главное начало всѣхъ правъ и обязанностей, которыми связуются между собою всѣ члены общества; это корень и основаніе всѣхъ законовъ и учрежденій общественныхъ; это источникъ силы и могущества, довольства и изобилія во всемъ, счастія и благоденствія и цѣлаго общества и каждаго изъ его членовъ. Представьте себѣ, что каждый захотѣлъ бы жить только для себя одного, не сталъ бы дѣлать ничего такого, что нужно и полезно не ему одному, или же дѣлалъ бы то, что приносило бы не пользу, а вредъ его ближнимъ: не было-ль бы общество, состоящее изъ такихъ людей, самымъ злополучнымъ обществомъ, и не былъ ли бы каждый членъ его самымъ несчастнымъ человѣкомъ? Итакъ, благо и счастіе даже временной нашей жизни необходимо требуетъ, чтобы мы свято исполняли заповѣдь своего Господа: «якоже хощете, да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде».

И тѣмъ неизвинительнѣе и преступнѣе было бы съ нашей стороны неисполненіе этой заповѣди, что она есть самая легкая къ уразумѣнію и самая удобная къ исполненію. Для этого не нужно ни особенныхъ способностей и познаній, ни особенныхъ подвиговъ и трудовъ: дѣлай только то, что можешь, что тебѣ нравится и пріятно, чего желалъ бы самому себѣ. Не нужно долго задумываться надъ вопросомъ: что и какъ ты долженъ сдѣлать своему ближнему въ томъ или другомъ случаѣ. Стоитъ только поставить себя на его мѣстѣ, и собственная совѣсть, собственное сердце, даже собственное самолюбіе истолкуютъ наилучшимъ образомъ, что и какъ надобно сдѣлать. Вся сила заповѣди Христовой состоитъ въ томъ, чтобы мы не только не дѣлали, а и не желали другимъ того, чего не желаемъ себѣ, а, напротивъ, и желали и дѣлали бы то, чего желаемъ самимъ себѣ. Ты не любишь, чтобы другіе замѣчали твои слабости, разносили о тебѣ недобрыя вѣсти, насмѣхались надъ твоими недостатками? Прежде всего не дѣлай этого самъ: не касайся чести твоего ближняго ни словомъ ни дѣломъ, не поставляй его жертвою злорѣчія и насмѣшекъ, удержи языкъ твой отъ зла, положи словесемъ твоимъ вѣсъ и мѣру, и сотвори устомъ твоимъ дверь и завору, помни оное страшное слово Господне: «яко всякъ, иже речетъ брату своему: рака (одно насмѣшливое слово), повиненъ есть суду, а иже речетъ: уроде, повиненъ есть гееннѣ огненнѣй». Ты не желаешь, чтобы другіе обижали тебя, присвоили себѣ какимъ бы-тο ни было образомъ плоды трудовъ твоихъ? Но прежде всего не дѣлай этого самъ: не только не присвояй, а и не пожелай всего, елика суть искренняго твоего, ни вола его, ни осла его. Тебя возмущаетъ – и справедливо, когда другіе вторгаются, такъ сказать, въ семейный кругъ твоего дома, нарушаютъ миръ и покой твоего семейнаго счастія? Прежде всего не дѣлай этого самъ: уважай семейное благополучіе твоего ближняго, береги честь его дома, не нарушай взаимнаго мира и любви его членовъ, не пожелай жены искренняго твоего, ни раба его, ни рабыни его. Тебѣ не нравится, когда другіе пересуживаютъ твои поступки, осуждаютъ самыя намѣренія твои, осуждаютъ дѣла твои? Берегись прежде всего и самъ дѣлать что-либо подобное: не «судите, и не судятъ вамъ, и не осуждайте, да не осуждена будете, имже бо судомъ судиши, себе осуждаеши» (Лук. 6, 37). Непріятно тебѣ, когда другіе препятствуютъ дѣламъ твоимъ, преграждаютъ тебѣ дорогу къ почестямъ, мѣшаютъ твоему успѣху въ чемъ бы-тο ни было? Прежде всего самъ не препятствуй другимъ ни въ чемъ, не поставляй преграды ихъ успѣхамъ, не затмевай и не уничижай ихъ достоинствъ и заслугъ: «аще же зависть горьку имате, не хвалитеся, ни лжите на истину, идѣже бо зависть и рвеніе, ту нестроеніе и всяка зла вещь» (Іак. 3, 14, 16). Тебѣ, конечно, было бы весьма прискорбно и тяжело, если бы собратія твои оказывали тебѣ недоброжелательство, были жестокосерды въ отношеніи къ тебѣ, отвращали отъ тебя и взоръ и слухъ свой, когда ты обратишься къ нимъ за помощію. Не будь же прежде всего самъ жестокосердъ къ твоему ближнему, не отвращай своего слуха, когда онъ проситъ у тебя помощи, не отказывай ему ни въ чемъ, что можешь для него сдѣлать по силамъ своимъ: «просящему у тебе дай, и хотящаго отъ тебе заяти не отврати, дайте и дастся вамъ» (Мѳ. 5, 42; Лук. 6, 38). Напротивъ, ты, конечно, желаешь, чтобы друтіе благопріятствовали тебѣ во всемъ, помогали тебѣ въ нуждахъ, способствовали къ достиженію твоихъ желаній, охраняли тебя отъ напастей, оберегали отъ ошибокъ и опасностей? Споспѣшествуй и самъ подобнымъ образомъ своимъ ближнимъ, помогай имъ съ своей стороны во всемъ и всегда, охраняй ихъ отъ всего непріятнаго и злаго, какъ охраняешь самого себя. Ты желалъ бы, чтобы дѣти твои любили и почитали тебя, слушались твоихъ совѣтовъ и наставленій, повиновались тебѣ и исполняли твою волю? Будь прежде таковъ же и самъ въ отношеніи къ твоимъ родителямъ: благоговѣйно чти отца и матерь твою, смиренно повинуйся ихъ волѣ, съ искреннимъ усердіемъ служи имъ, съ горячей любовью заботься объ ихъ покоѣ и довольствѣ въ старости, дорожи паче всего ихъ родительскимъ благословеніемъ. Тебѣ пріятно и желательно, чтобы сосѣди и сограждане твои жили съ тобою въ мирѣ, согласіи и единодушіи? Будь прежде всего самъ миренъ со всѣми, даже и съ ненавидящими мира, по примѣру св. Давида, не оскорбляй никого ни словомъ ни дѣломъ, будь терпѣлиливъ, кротокъ и благъ ко всякому человѣку. Тебѣ желательно, чтобы другіе были милостивы и снисходительны къ тебѣ, не обличали твоихъ слабостей и пороковъ, прощали твои вольныя и невольныя согрѣшенія предъ ними, все покрывали любовію, все дѣлали для тебя по движенію искренней, непритворной любви? Будь таковъ же и самъ въ отношеніи къ своимъ ближнимъ: будь милостивъ и снисходителенъ ко всѣмъ, прощай имъ отъ чистаго сердца всѣ согрѣшенія ихъ предъ тобою, не гнѣвайся и не мсти имъ за оскорбленія ихъ, не обличай безъ особой необходимости недостатковъ и слабостей ихъ, поступай всегда и во всемъ такъ, какъ учитъ и какъ требуетъ истинная христіанская любовь, которая «долготерттъ, милосердствуетъ, не завидитъ, не превозносится, не гордится, не безчинствуетъ, не ищетъ своихъ си, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуется о неправдѣ, радуется же о истинѣ, вся покрываетъ, всему вѣру емлетъ, вся уповаетъ, вся терпитъ» (1 Кор. 13, 4-7).

Неправда ли, братіе мои, какъ не только легко, а и пріятно и въ высшей степени благотворно для насъ самихъ исполненіе заповѣди Христовой: «якоже хощете, да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде», и какъ въ исполненіи одной этой заповѣди исполняется весь законъ? Очевидно, что вѣрное и совѣстливое исполненіе одной этой заповѣди могло бы принести людямъ все счастіе, котораго они ищутъ въ жизни общественной. Вообразите себѣ цѣлое общество людей, которые всѣ вѣрно и точно, по чистой совѣсти и отъ души исполняли бы сію заповѣдь: не было ли бы это общество счастливѣйшимъ на землѣ? По крайней мѣрѣ, въ немъ не было бы тѣхъ золъ, которыя происходятъ именно отъ того, что люди дѣлаютъ другимъ не то, чего желаютъ себѣ. Въ немъ не видно было бы тѣхъ слезъ и скорбей, не слышалось бы тѣхъ воплей и стоповъ, которые вынуждаются злобою и лукавствомъ, завистію и ненавистію, мстительностію и коварствомъ. Въ немъ судилища не имѣли бы нескончаемой и тяжкой работы – со всѣмъ напряженіемъ ума слѣдить за извитіями лжи и неправды, чтобы доискаться истины и возстановить правду. Въ немъ торжища и стогны не наполнялись бы безпріютнымъ сиротствомъ, голодною бѣдностію, изувѣченнымъ болѣзнями убожествомъ. Можно ли же такія правила и заповѣди почитать неудобоприложимыми къ жизни? И не безотвѣтно ли виновны мы христіане, если уклоняемся отъ исполненія такой заповѣди на зло себѣ и другимъ?

Но какъ, скажешь, исполнять ее мнѣ одному, когда не исполняютъ другіе? «Человѣче», скажемъ словами Апостола, «ты кто еси судяй чуждему рабу? Своему Господеви стоитъ или падаетъ» (Рим. 14, 4). На насъ не возложено обязанности наблюдать за тѣмъ, что и какъ дѣлаютъ, или не дѣлаютъ другіе. За ихъ дѣла не будутъ ни истязывать, ни судить насъ: кійждо бо отъ своихъ дѣлъ или прославится, или постыдится на судѣ Христовомъ. Сія-то именно погибельная страсть примѣчать за другими, минуя самого себя, и есть тотъ нечистый источникъ, изъ котораго текутъ мутныя и смрадныя струи злорѣчія, отъ котораго такъ бѣдственно страдаютъ человѣческія общества. Мы не знаемъ ни побужденій, ни намѣреній, ни цѣлей, почему и для чего другіе поступаютъ такъ или иначе: видимъ въ ихъ дѣйствіяхъ только то, что намъ кажется, а не то, что есть дѣйствительно. И не часто ли бываетъ, что, осуждая другихъ, мы вмѣняемъ имъ наши собственныя мысли и намѣренія, желаемъ видѣть въ нихъ собственное безобразіе, хотимъ отыскать въ нихъ собственные пороки? Впрочемъ, если бы и въ самомъ дѣлѣ было мало между христіанами исполняющихъ св. заповѣдь своего Господа и Спасителя, неужели же поэтому не должно исполнять ее и намъ? Если бы многіе отреклись даже отъ вѣры, неужели потому самому должно отречься и намъ? Не такъ поступали мужи богоугодные и праведные. Праведный Ной пребылъ праведнымъ среди цѣлаго міра развращенныхъ нечестивцевъ; праведный Лотъ остался праведнымъ среди самаго Содома; Даніилъ и трое сверстниковъ его пребыли благочестивыми и богоугодными среди самаго Вавилона, при нечестивомъ дворѣ Навуходоносора. Древніе христіане и среди развращеннаго языческаго міра исполняли со всею строгостію св. заповѣди Христовы. Не на другихъ должно смотрѣть намъ, а на себя самихъ. Господь Іисусъ Христосъ говоритъ намъ, какъ ученикамъ Своимъ, которые обязаны Ему послушаніемъ, какъ рабамъ Своимъ, которыхъ искупилъ Онъ Своею честною кровію, какъ другомъ Своимъ, за которыхъ Онъ положилъ Свою душу: «якоже хощете, да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде». Будемъ ли послѣ сего ссылаться на другихъ, иль выжидать, пока другіе начнутъ поступать такъ, какъ учитъ и какъ требуетъ Господь отъ насъ?

Если бы, подумаешь еще, если бы можно было быть увѣреннымъ, что, дѣлая добро другимъ, я найду и въ нихъ доброжелательство и то же благое расположеніе въ отношеніи ко мнѣ, – не встрѣчу, по крайней мѣрѣ, грубой неблагодарности и явнаго недоброжелательства? Но въ такомъ случаѣ, возлюбленный братъ мой, какую-же цѣну предъ Богомъ имѣло бы всякое доброе дѣло твое? «Аще бо любите любящія вы, кая вамъ благодать есть? Ибо и грѣшницы любящія ихъ любятъ. И аще благотворите благотворящимъ вамъ, кая вамъ благодать есть? Ибо и грѣшницы тожде творятъ. И аще взаимъ даете, отъ нихже чаете воспріяти, кая вамъ благодать есть? Ибо и грѣшники грѣшникомъ взаимъ даваютъ, да воспримутъ равная» (Лук. 6, 32-34). Въ такомъ случаѣ мы все дѣлали бы не для Господа, не для того, чтобъ угодить Ему исполненіемъ Его заповѣди, а для самихъ себя, въ угожденіе собственному самолюбію; трудились бы не для неба и вѣчности, а для покоя плотскаго въ жизни временной; но «сѣяй въ плоть, отъ плоти пожнетъ истлѣніе, а только сѣяй въ духъ, отъ духа пожнетъ животъ вѣчный». Господь Іисусъ Христосъ, преподавъ заповѣдь, предлагаетъ награду за исполненіе ея на небѣ: «будетъ мзда ваша многа на небеса»: зачѣмъ же мы будемъ искать ее на землѣ? Онъ, всемогущій и всещедрый, обѣщаетъ Самъ воздать сторицею за всякую лепту, поданную во имя Его; зачѣмъ же мы будемъ ждать воздаянія отъ подобнаго намъ человѣка, который по самой ограниченности своей не въ силахъ воздать намъ и равнаго? Если бы всѣ дѣла наши были вознаграждаемы здѣсь, на землѣ, то за чѣмъ и для чего мы явились бы на судъ Божій? «Чадо, помяни, яко воспріялъ еси благая твоя въ животѣ своемъ»: вотъ, что сказалъ бы каждому изъ насъ Судія міра, отсылая во огнь вѣчный, уготованный діаволу!

Но какъ, скажешь, дѣлать людямъ добро, когда за это самое добро часто воздаютъ намъ зломъ? Что же, возлюбленный? Тѣмъ лучше для насъ. Въ такомъ случаѣ мы получимъ сугубую награду – и за сдѣланное добро и за претерпѣнное зло. Тогда только мы и будемъ сколько-нибудь уподобляться своему Господу и Спасителю, который, вмѣсто подобающей Ему благодарности, претерпѣлъ оплеванія и заушенія, крестъ и смерть отъ облагодѣтельствованныхъ имъ тварей и рабовъ Своихъ, который плакалъ объ участи народа, осудившаго Его на смерть, молился за распинавшихъ Его на крестѣ. Чѣмъ же мы могли бы сколько-нибудь возблагодарить своего Господа и Спасителя за все, что Онъ сдѣлалъ для насъ, какъ не благотвореніемъ во имя Его и по примѣру Его самымъ недоброжелателямъ и врагамъ своимъ? Чѣмъ доказали бы любовь свою къ Нему, какъ не подражаніемъ Его всеобъемлющей любви къ самымъ ожесточеннымъ зложелателямъ и врагамъ Его? «Обаче любите враги ваша, и благотворите, и взаимъ дайте, ничесоже чающе, и будетъ мзда ваша многа» (Лук. 6, 35). Чѣмъ же могли бы мы засвидѣтельствовать, что дорожимъ небеснымъ званіемъ сыновъ Божіихъ, какъ не подражаніемъ благости и милосердію Отца небеснаго, который «благъ есть на безблагодатныя и злыя. Будите убо милосерди, якоже Отецъ вашъ милосердъ есть».

Видите, браіе мои, какимъ образомъ, начавъ съ исполненія простой и легкой заповѣди, можно дойти до самаго высшаго совершенства духовнаго, сдѣлаться сыномъ Всевышняго, уподобиться Единородному Сыну Божію и Самому Отцу небесному: «якоже убо хощете, да творятъ вамъ человѣци, и вы творите имъ такожде». Творите съ любовію, охотно и по чистой совѣсти, и будьте увѣрены, что нигдѣ и никогда не прикоснется зло къ тому, кто самъ не только не дѣлаетъ, а и не желаетъ зла ближнему въ сердцѣ своемъ, а желаетъ и дѣлаетъ одно доброе всѣмъ; напротивъ, нигдѣ и никогда не найдетъ себѣ счастія тотъ, кто хочетъ создать его на слезахъ своего ближняго: «тою бо мѣрою, еюже мѣрите, возмѣрится вамъ» (Лук. 6, 38). Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Т. 3. Слова и Бесѣды на дни воскресные отъ недѣли Фоминой до недѣли о Мытарѣ и Фарисеѣ. М. 1890. С. 204-212.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: