Николай Христіановичъ Вессель – ПРАКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА (V): Темнота и сбивчивость понятій. Понятія, составляемыя чрезъ опредѣленіе.

(Продолженіе предыдущаго №)

Темнота и сбивчивость понятій.

Понятія, при составленіи которыхъ опускаются изъ виду правила, изложенныя въ предыдущемъ параграфѣ, никогда не могутъ быть правильными и совершенными. Въ нихъ обыкновенно замѣчается: или темнота, или сбивчивость. Оба эти недостатка, такъ часто смѣшиваемые другъ съ другомъ, въ сущности совершенно отличны одинъ отъ другого.

Нерѣдко ученики соединяютъ въ своемъ умѣ съ понятіями: цѣлое число, дробь, вычитаніе, умноженіе и проч., вполнѣ вѣрное представленіе, какъ и самъ ихъ наставникъ. Вся разница только въ томъ, что у первыхъ представленіе не такъ ясно, какъ у послѣдняго. Разница эта происходитъ отъ того, что ученики составили эти понятія изъ гораздо меньшаго числа однородныхъ единичныхъ представленій, чѣмъ ихъ учитель. Понятіе бываетъ тѣмъ яснѣе, чѣмъ болѣе единичныхъ однородныхъ представленіи, изъ которыхъ оно образовалось; недостаточность же подобныхъ представленій непремѣнно сопровождается темнотою самаго понятія. Эта темнота видна въ понятіяхъ дѣтей и тѣхъ изъ взрослыхъ, которые постоянно обращаются въ одной и той же сферѣ, среди однихъ и тѣхъ же предметовъ. Такъ поселяне обыкновенно имѣютъ очень ясныя понятія обо всемъ, что входитъ въ кругъ ихъ ежедневныхъ занятій и навсегда остаются съ болъе иди менѣе темными понятіями о предметахъ отвлеченныхъ.

Темнота такимъ образомъ предшествуетъ ясности, ничуть не нарушая собою правильнаго хода дѣла, и потому составляетъ только отрицательный недостатокъ. Она – просто незрѣлость понятія, сама собою исчезающая въ человѣкѣ при постепенныхъ успѣхахъ его умственнаго развитія. Надобно стараться только о томъ, чтобы обогащаться большимъ количествомъ единичныхъ однородныхъ представленій, и тогда понятія, имѣющія къ нимъ отношеніе, будутъ пріобрѣтать большую и большую ясность.

Совсѣмъ другое – сбивчивость. Она состоитъ въ томъ, что понятіе заключаетъ въ себѣ не только общіе, одинаковые признаки тѣхъ единичныхъ представленій, изъ которыхъ оно составлено, но и признаки отличительные, не идущіе къ дѣлу и только болѣе или менѣе заслоняющіе собою признаки нужные. Такъ въ составъ понятій: вѣра, добродѣтель, грѣхъ и др. у многихъ людей входятъ и такіе признаки, которые вовсе не должны были бы входить; вторстепенное становится при этомъ у нихъ на мѣсто главнаго, а иногда обращается даже въ правило дѣятельности.

Сбивчивость такимъ образомъ есть недостатокъ понятій, вовсе не предшествующій ихъ ясности, а существующій одновременно съ нею. Если бы была возможность выдѣлить изъ понятія вошедшіе въ составъ его лишніе признаки, оставивъ одни только нужные, то понятіе получило бы большую ясность. Но пока въ понятіи будутъ соединены тѣ и другіе, до тѣхъ поръ оно будетъ оставаться сбивчивымъ. А всего хуже то, что владѣющій сбивчивыми понятіями, вовсе не сознаетъ и не замѣчаетъ этого; онъ, напротивъ, походитъ на человѣка, который принимаетъ фальшивую монету за настоящую, будучи по неопытности увѣренъ въ ея неподдѣльности. Только при сравненіи съ яснымъ, правильнымъ понятіемъ обнаруживается вполнѣ вся ошибочность сбивчиваго понятія; но, къ сожалѣнію, для множества людей не представляется случая къ подобной повѣркѣ. Въ каждомъ единичномъ представленіи есть много различныхъ признаковъ; а эти люди не могутъ узнать, какіе изъ этихъ признаковъ должны войти въ составь извѣстнаго понятія, т. е. какіе общи и какіе нѣтъ.

Конечно мы допускаемъ, что никто изъ людей не имѣетъ понятій настолько ясныхъ, чтобы въ нихъ къ существенному не примѣшивалось чего-нибудь чуждаго; но большая разница въ томъ, что беретъ въ нихъ перевѣсъ: существенное ли, или чуждое.

Наконецъ, темнота и сбивчивость понятій естественно допускаютъ безчисленное множество степеней. Это замѣчаніе имѣетъ значеніе не только въ отношеніи къ отдѣльнымъ лицамъ, но и въ отношеніи къ цѣлымъ народамъ и вѣкамъ.

Такъ наше время и мы сами хотя стоимъ несравненно выше среднихъ вѣковъ и необразованныхъ народовъ въ отношеніи къ пониманію того, что такое нравственность, право, истина, свобода и многое другое, въ чемъ человѣкъ поставляетъ свое высочайшее благо, – но можемъ ли мы сказать, что эти понятія со всѣхъ сторонъ, во всей полнотѣ ихъ были усвоены нами? Конечно нѣтъ; да и вообще нѣтъ народа и нѣтъ вѣка, который бы не велъ борьбы съ темнотою и сбивчивостію понятій. Поэтому было бы слишкомъ опрометчиво мечтать о достиженіи крайняго предѣла истиннаго знанія и останавливаться въ усовершеніи своего мышленія.

Понятія, составляемыя чрезъ опредѣленіе.

Если бы кто-нибудь указалъ содержаніе извѣстнаго понятія другому лицу, не имѣющему этого понятія, перечислилъ бы его признаки или частныя представленія, въ такомъ случаѣ послѣдній безъ лишнихъ хлопотъ могъ бы усвоить себѣ это понятіе, предполагая при этомъ, что онъ имѣетъ и всѣ частныя представленія. Это будетъ составленіемъ понятія чрезъ опредѣленіе.

Положимъ, ученикъ не имѣетъ понятія «островъ», но онъ знаетъ, что разумѣется подъ словами: небольшой, кругомъ, вода, обтекать, часть, твердый, земной, поверхность. Какъ же нужно поступить здѣсь? Нужно соединить всѣ эти понятія, которыя уже есть у ученика и сказать: «островъ есть небольшая твердая часть земной поверхности, окруженная со всѣхъ сторонъ водою». Такое соединеніе понятій отразится въ душѣ ученика и доставитъ ему новое понятіе «островъ», если только эти соединенные признаки на долго останутся у него въ той связи, въ которой поставлены.

Но можно ли это назвать составленіемъ понятій? И можно, и нѣтъ. Конечно и этимъ путемъ въ ученикѣ составилось понятіе; но вопросъ въ томъ, неужели и первый, составившій это понятіе, образовалъ его также, не видѣвши различныхъ острововъ, слѣдовательно не имѣя чувственныхъ воспріятій? Можно ли выдумать то, что называется островомъ, или напротивъ, можно узнать это только изъ чувственныхъ воспріятій? Возьмемъ понятія: соболь, боберъ и т. под. И эти понятія можно также пріобрѣсть чрезъ опредѣленіе; но для этого необходимо имѣть напередъ частныя представленія и потомъ уже услышать отъ того, кто по собственному опыту, на основаніи своихъ чувственныхъ воспріятій, знаетъ, какія изъ этихъ частныхъ представленій и изъ ихъ признаковъ должны входить въ составъ понятія, и какія нѣтъ. Такимъ образомъ чрезъ опредѣленіе мы можемъ пріобрѣтать понятія или такія, которыя, по указанію другихъ, подражательно могутъ быть составлены изъ готоваго уже у насъ матеріала, или такія, которыя безъ всякаго посторонняго содѣйствія образуются изъ нашихъ собственныхъ понятій, когда новыя наблюденія, болѣе точныя размышленія и т. под. побуждаютъ насъ иначе соединять ихъ. Напр. житель внутренней страны, какъ бы онъ ни былъ уменъ, никогда не можетъ прямо и непосредственно изъ себя самого составить понятія о приливѣ и отливѣ, между тѣмъ какъ самый тупой обитатель приморской страны необходимо образуетъ эти понятія изъ своихъ чувственныхъ воспріятій этихъ явленій. Откуда же первый узнаетъ, что прпливъ и отливъ есть «полеремѣнно повторяющееся въ теченіе 24 часовъ возвышеніе и спаденіе морской воды»? Или еще: можетъ ли человѣкъ, незнакомый съ астрономіей опредѣлить, какіе признаки должны входить въ понятія: неподвижныя звѣзды, планеты и проч.? Конечно нѣтъ; одинъ только знакомый съ этою наукой можетъ сказать опредѣленно, что «планетой называется звѣзда, движущаяся вокругъ солнца по орбитѣ, приближающейся по своей формѣ къ кругу, и заимствующая свой свѣтъ отъ солнца»; и это опредѣленіе можетъ усвоить себѣ только тотъ, кто уже имѣетъ понятія: звѣзда, путь, двигаться, подобный кругу, свѣтъ, заимствовать. У маленькихъ дѣтей нѣтъ этихъ понятій, а потому для нихъ и самое опредѣленіе совершенно безполезно и неприложимо къ дѣлу. Иногда впрочемъ и самъ человѣкъ, вслѣдствіе собственнаго размышленія, опредѣляетъ содержаніе извѣстнаго понятія, исключая изъ него одни признаки, замѣняя ихъ другими и такимъ образомъ придавая понятію по своему усмотрѣнію тотъ или другой видъ.

Такимъ образомъ, чтобы пріобрѣсть какое-нибудь понятіе посредствомъ опредѣленія, для этого нужно имѣть уже готовыя понятія, которыя по отношенію къ понятію, вновь пріобрѣтаемому, были бы понятіями его признаковъ. Эти послѣднія понятія каждый пріобрѣтаетъ путемъ, указаннымъ нами прежде. Но особенно замѣчательно здѣсь то, что понятія признаковъ суть понятія болѣе высшія, чѣмъ образуемыя чрезъ нихъ. Напр. понятіе «звѣзда» обнимаетъ собою всѣ небесныя тѣла а не однѣ планеты; точно также понятія: кругоподобный, путь, движеніе и т. п. обнимаютъ собою все обозначаемое этими словами, а не то только, что происходитъ съ планетами. Соединяясь между собою, понятія эти ограничиваютъ себя взаимно, подобно тому какъ напр. понятіе деньги дѣлается болѣе тѣснымъ, ограничивается, если мы прибавимъ къ нему понятія: мѣдь, серебро, золото и т. д. (мѣдныя деньги, серебряныя и проч). Слѣдовательно нѣтъ ничего удивительнаго, если изъ высшихъ понятій производятся чрезъ опредѣленіе низшія, потому что эти послѣднія не первоначальныя понятія, а производныя, позднѣйшія, составленныя при посредствѣ первоначальныхъ.

Такимъ образомъ понятія, которыхъ мы не можемъ выработать сами прямо и непосредственно, мы можемъ пріобрѣтать чрезъ опредѣленіе, но только въ такомъ случаѣ: а) когда мы сами уже имѣемъ высшія понятія, необходимыя для этого, и б) когда кто-нибудь, самъ выработавшій извѣстное понятіе, опредѣленно, вѣрно и точно указываетъ намъ составныя части или признаки этого понятія. А также мы можемъ пріобрѣтать новыя или по крайней мѣрѣ преобразованныя понятія: в) когда, вслѣдствіе дальнѣйшей дѣятельности разсудка мы поставляемъ въ новыя комбинаціи (соединенія), въ новую связь уже пріобрѣтенныя нами прежде понятія.

Слѣдовательно понятія, образуемыя нами чрезъ опредѣленіе, частію суть подражанія понятіямъ другихъ людей, а частію преобразованія нашихъ собственныхъ понятій. Но въ томъ и другомъ случаѣ въ основахъ ихъ непремѣнно должны лежать понятія, выработанныя нами самими.

 

«Учитель». Журналъ для наставниковъ, родителей и всѣхъ желающихъ заниматься воспитаніемъ и обученіемъ дѣтей. Спб. 1862. Т. 2. № 16. С. 822-824. (Продолженіе въ слѣд. №)

 

Когда духъ зла становится безсильнымъ дѣйствовать въ своемъ истинномъ темномъ образѣ, онъ является иногда подъ личиною ангела свѣта, и въ этомъ видѣ старается смущать, искушать и совращать сердца не поддавшіяся болѣе грубому искушенію.

⸭    ⸭    ⸭

Так надо остерегаться неразумия, или сбивчивости понятия, как татя окрадывающего, ибо приводит и к сбивчивости в жизни. Потребно, вместо того чтобы пребывать в самоуверенности, оглядываться непрестанно, не сбился ли в чем и проверять себя по Добротолюбию или Исааку Сирину и практикой святых, т. е. чрез чтение житий святых. Вернейшая против сего помощь есть то, чтобы при всяком случае и недоумении, исповедать свое неразумие и сознать сию немощь свою и недостаточность для того, чтобы сподобиться от Господа дара разумения и просвещения, и предносить в молитве ко Господу, как Давид: помилуй мя Господи, яко немощен есмь. Так видим в псалмах и молитвах, изложенных святыми. Все они просили просвещения истиною от Господа. Ибо сбивчивостию понятий Истина крайне затемняется, особенно предлогами благими, что и есть сатана в образе ангела светла. Этим то способом ко времени Антихриста уничтожится совершенно на земле в жизни и понятиях Истина ни для кого незаметно. Из самих спасающихся избегнут этой сети только непрестанно оглядывающиеся, не попались ли в какую сбивчивость. Самонадеянность же удобно окрадывается и опутывается сетями сбивчивости.

Духовные опыты монашествующих. На основании писаний преподобного отца нашего Григория Синаита. Сост. игумения на покое Смарагда Богуславская. Ч. 1. Иерусалим 1901. Переизд.: // «ВРЗПЭ». 1957. № 27. С. 167.

⸭    ⸭    ⸭

Параллельно Христовой Церкви развивается въ подрывъ и противовѣсъ ей особая діавольская «церковь», съ ея послѣдователями и служителями діавольскими. Для большаго обмана и уловленія въ пагубу неосторожныхъ и неопытныхъ, сатана лукавый во всемъ копируетъ Церковь Христову, подмѣняя ея св. истины, правила и установленія своими измышленіями, имѣющими единственную цѣль – оторвать людей отъ Церкви, отъ Христа, и направить къ пропасти погибельнаго самообольщенія и гордыни.

А. І. {=н-свмуч. Іосифъ, митр. Петроградскій} Въ объятіяхъ Отчихъ. Дневникъ инока. Томъ 10-й (1910 г.). 3-е. полное изд. СТСЛ 1914. № 4503. С. 96.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: