Святитель Филаретъ (Дроздовъ), митр. Московскій – Слово о непризванныхъ учителяхъ вѣры и Церкви.

Слово на сію тему, и текстъ произнесено святителемъ Филаретомъ дважды – февраля 12, въ день святителя Алексія, въ 1825 и 1845 году. Въ общемъ сходны, въ частностяхъ значительная разница, почему оба слова, въ полномъ посмертномъ изданіи, напечатаны отдѣльно. Изъ первеначальной редакціи слова и дальнѣйшаго его развитія видно, что святитель чувствовалъ особенную нужду вь раскрытіи ученія объ учительствѣ въ церкви. Мудрое слово великаго учителя Россійской Церкви особенно благопотребно нынѣ въ виду поднятаго въ печати вопроса и, по видимому, еще спорнаго объ этомъ важномъ предметѣ.

Не мнози учители бывайте, братіе моя,

вѣдяще, яко большее осужденіе пріимемъ:

много бо согрѣшаемъ вси (Іаков. 3, 1. 2).

Къ единому отъ богопросвѣщенныхъ Учителей Церкви Россійскія, уже нѣсколько вѣковъ безмолвствующему и покоющемуся, собралось нынѣ здѣсь множество учениковъ. Или онъ, и безмолствуя, еще учитъ, и покоясь, еще дѣйствуетъ? По истинѣ, и теперь учитъ онъ, вѣрѣ и жизни, сильнѣе слова, примѣромъ вѣры, Богомъ оправданной, и жизни, Богомъ прославленной. И теперь дѣйствуетъ онъ для насъ, предъ Богомъ, своими о насъ молитвами, а предъ нами благодатнымъ дарованіемъ, по которому въ самомъ тѣлѣ его, какъ въ чистомъ сосудѣ духа, вмѣсто обыкновенныхъ человѣческихъ немощей, имѣемъ мы открытыя святыя мощи, – возвышенныя силы, которыя, подобно вещественному благоуханію, простираютъ сокровенное дѣйствіе на чувство вѣры, возвышаютъ наши собственныя силы и производятъ благотворныя перемѣны.

Итакъ, не напрасно, братія и соученики, собрались мы почтить Учителя. Но если праведно чтить избраннаго Евангельскаго учителя: то праведно и то, чтобы чтить вообще достоинство Евангельскаго учителя. Чтить учителя и не чтить учительства, была бы несообразность. Такимъ образомъ, чрезъ самое настоящее собраніе наше, мы для себя изрекаемъ обязанность чтить достоинство Евангельскаго учителя.

Одинъ изъ способовъ сего почтенія указуетъ намъ святый апостолъ Іаковъ, когда говоритъ: не мнози учители бывайте.

Если ты уважаешь власть: то не дерзнешь произвольно принять ее на себя, или вмѣшиваться въ дѣла ея; напротивъ того, со всякою готовностію исполнять будешь обязанности подчиненнаго. Подобно сему, если ты чтишь достоинство учителя, установленное въ Церкви Христовой: то не долженъ ты произвольно вступать на мѣсто учительское, или прибѣгать къ учителямъ, которыхъ никто не поставилъ, и къ пророкамъ; которыхъ Богъ не посылалъ; долженъ въ кротости и послушаніи проходить званіе ученика Евангельскаго, подъ руководствомъ поставленныхъ отъ Бога и Церкви учителей. Страшись быть учителемъ и самъ для себя, а тѣмъ болѣе, безъ высшаго призванія, учить другихъ, или переучивать учителей, отъ Бога и Церкви поставленныхъ. Не мнози, учители бывайте. Наставленіе, можетъ быть, болѣе нужное для многихъ, нежели какъ съ перваго взгляда кажется.

Страсть быть и слыть учителями была господствующая въ Іудейскихъ книжникахъ и фарисеяхъ. Они, какъ обличаетъ Господь нашъ, любятъ зватися отъ человѣкъ: учителю, учителю (Матѳ. 23, 7). Противъ сей страсти Іисусъ глагола къ народомъ и ученикомъ Своимъ, то есть ко всѣмъ Своимъ послѣдователямъ: въ же не нарицайтеся учители: единъ бо естъ вашъ Учитель Христосъ: вси же вы братія есте (ст. 8). Заповѣдь строгая, сколь высоко возносящая званіе учителя въ лицѣ Христа, столъ же неудобосообщимымъ дѣлающая оное для христіанъ.

Однако видимъ, что и въ Христіанской Церкви нѣкоторые называются учителями. Апостолъ Павелъ и самъ себя называетъ учителемъ языковъ, и вообще сказуетъ, что положи Богъ въ Церкви первѣе Апостоловъ, второе пророковъ, третіе учителей (1 Кор. 12, 28). Какъ же согласитъ сіе съ заповѣдію Господнею? Не трудно, если точнѣе придержимся силы словъ Апостольскихъ и Христовыхъ.

Богодухновенный Апостолъ, безъ сомнѣнія, не погрѣшаетъ, когда свидѣтельствуетъ, что Богъ положилъ въ Церкви учителей. Онъ свидѣтельствуетъ о истинѣ, когда говоритъ: поставленъ быхъ азъ проповѣдникъ и Апостолъ, истину глаголю о Христѣ, не лгу, учитель языковъ въ вѣрѣ и истинѣ (1 Тим. 2, 7). Но и Господь не служеніе учительское отвергаетъ; ибо не говоритъ: да не будетъ учителей. Это даже невозможно, потому что, когда есть ученики, то по необходимости должны быть и учители; и какъ всѣ христіане суть ученики, и въ началѣ не иначе назывались, какъ учениками, то по необходимости должны быть и учители христіанскіе, и особенно послѣ того, какъ Единый Учитель вознесся на небо.

Не нарицайтеся, глаголетъ, учители: единъ бо есть вашъ Учитель, Христосъ. Для Себя ли ревнуетъ Онъ о имени учителей? Конечно, нѣтъ. Ибо Онъ превыше всякаго имени. Но наше мудрованіе смиряетъ, превозношеніе низлагаетъ, дерзость обуздываетъ, своеволіе отсѣкаетъ, осуждаетъ и запрещаетъ самопоставленное и самоназванное учительство. Не нарицайтеся учители: не восхищайте сего званія сами себѣ; не вызывайтесь учить, когда вы не призываетесь къ сему. А если и будете къ сему призваны; если Богъ поставитъ, если священный законъ наречетъ васъ учителями: и тогда не возноситесь званіемъ, которое только по дару и по причастію вамъ принадлежитъ, поелику первоначально и существенно единъ есть вашъ Учитель, Христосъ. Почитайте себя не болѣе, какъ братіями тѣхъ, которые называютъ васъ учителями; будьте слуги, а не властители ученія и учениковъ: болій въ васъ да будетъ вамъ слуга (Матѳ. 23, 11).

Видно, что, не смотря на сіе благовременное предостереженіе, фарисейская страсть къ учительству, чрезъ принятыхъ въ христіанство изъ іудейства, вскорѣ прокралась и въ христіанскую Церковь, когда апостолъ Іаковъ возобновляетъ противъ нея увѣщаніе къ христіанамъ своего времени: не мнози учители бывайте, братіе моя.

Увѣщаніе сіе не того требуетъ, чтобы не было большаго числа учителей. Ибо и во всякомъ обществѣ, и наипаче въ Церкви, которая есть училище премудрости Божіей въ тайнѣ сокровенной, множество людей просвѣщенныхъ и способныхъ преподавать другимъ спасительныя наставленія, не можетъ составить обременительнаго излишества. Нѣтъ сомнѣнія, что Апостолъ, увидя множество таковыхъ, не запретилъ бы имъ учить, подобно какъ Моисей не запретилъ Елдаду и Модаду пророчествовать; и даже сказалъ бы вмѣстѣ съ нимъ: кто дастъ всѣмъ людемъ Господнимъ, быти пророки; или учители, – егда дастъ Господь Духа Своего на нихъ (Числ. 11, 29)? Но должно взять въ разсужденіе то, что истинно духовные люди и достойные учители почти не могутъ являться въ видѣ избыточествующаго множества: ибо какъ первый степень ихъ достоинства есть познаніе своего недостоинства, и высшій степень ихъ мудрости есть смиреніе, то, доколѣ можно, скрываются они въ числѣ учениковъ, и никогда по своей волѣ не умножаютъ собою числа учителей. Такъ Моисей и Іеремія, даже тегда, какъ Самъ Богъ посылаетъ ихъ проповѣдывать, еще уклоняются отъ сего. Избери могуща иного, егоже послеши, говоритъ Моисей (Исх. 4, 13). Не вѣмъ глаголати, говоритъ Іеремія (Іер. 1, 6). Въ Апостолахъ видимъ готовность быть ловцами человѣковъ, и проповѣдывать царствіе небесное: но ни въ одномъ изъ нихъ не видимъ того, чтобы онъ самъ себя представилъ къ званію Апостола, не говорю, поставилъ себя въ оное. Такимъ образомъ, если не искать учительства духовнаго; и даже, уклониться отъ него, есть черта, не разъ ознаменовавшая самыхъ достойныхъ онаго: то усильно искать и домогаться онаго, конечно, есть признакъ весьма неблагопріятный. Слѣдственно, увидѣвъ многихъ, торопливо занимающихъ, или произвольно себѣ поставляющихъ сѣдалища учительства духовнаго, мы могли бы не безъ основанія сказать всѣмъ имъ: остерегитесь; ваше смѣшанное множество, ваше своевольпое исканіе достоинства учительскаго показываемъ, что вы идете не по пути Пророковъ; не по слѣдамъ Апостоловъ, не но стопамъ истинныхъ учителей церковныхъ. Сіе обличеніе заключилъ Апостолъ въ своемъ увѣщаніи: не мнози учители бывайте.

Люди, которые предпріемлютъ учить, не бывъ призваны къ тому, думаютъ оправдаться тѣмъ, что хотя дерзновенно ихъ предпріятіе, но дѣло ихъ спасительно. Апостолъ разрушаетъ сію мечту самонадѣянія, вводя ихъ въ познаніе самихъ себя, и представляя имъ послѣдствія ихъ самоуправной дѣятельности. Вѣдяще, говоритъ, яко большее осужденіе пріишемъ: много бо согрѣшаемъ вси.

Примѣчайте здѣсь кротость и смиреніе истиннаго учителя. Тогда, какъ онъ творитъ дѣло учителя, онъ поставляетъ себя рядомъ съ учениками. Тогда, какъ имѣетъ нужду обличить грѣхи другихъ и произнесть на нихъ осужденіе, сіи чужіе грѣхи, чужое осужденіе онъ пріемлетъ на себя самого: осужденіе пріимемъ; – согрѣшаемъ вси. Но между тѣмъ, какъ онъ смягчаетъ обличеніе, оно тѣмъ большую силу получаетъ для разумѣвающихъ. Если Апостолъ, по дѣлу учительства, поставляетъ себя подъ страхомъ осужденія, въ ряду съ людьми много согрѣшающими: то какъ должно быть страшно дѣло сіе для всякаго другаго!

Что сотворю, о Единый Учителю? Если учу, и согрѣшаю: страшусь, что большее осужденіе пріиму. И напротивъ, горе мнѣ есть, аще не благовѣствую: ибо строеніе ми есть предано (1 Кор. 9, 16. 17). О Судіе, праведно строгій къ учителямъ, болѣе нежели къ ученикамъ! Егда хощеши осудити недостоинство: пощади повиновеніе Твоему устроенію, закону и преданію!

А тѣ, которыхъ владычественная судьба Божія не послала учить, которыхъ власть церковная не поставила наставниками, какъ дерзаютъ учить и представлять себя наставниками? Чѣмъ могутъ извинить сію дерзость предъ верховнымъ Учителемъ и Судіею? Какъ не подумаютъ, что много согрѣшаемъ вси? Могутъ ли они надѣяться, что не повредятъ дѣлу учительства своими грѣхами, отъ которыхъ не очищены въ семъ дѣлѣ избирающею благодатію, не ограждены послушаніемъ закону избранія? Дѣйствуя по своемудрію и своеволію, могутъ ли они быть въ мирѣ съ мудрствующими о Господѣ и правимыми волею Божіею? А потому, не станутъ, ли раздѣлять, вмѣсто того, чтобы приводить въ соединеніе вѣры, распространять соблазны, вмѣсто назиданія, возмущать миръ Церкви? И какому за сіе осужденію подвергнутъ себя, какому другихъ совращаемыхъ, или соблазняемыхъ, и опять какому себя за нихъ!

Сколь не напрасны сіи опасенія, Церковь дознала многими печальными опытами. Для краткости приведу одинъ примѣръ, который много скажетъ внимательному. Въ посланіи святаго Апостола и Евангелиста Іоанна читаемъ слѣдующее: писахъ Церкви; но первенстволюбецъ ихъ Діотрефъ не пріемлетъ насъ. Сего ради аще пріиду, воспомяну его дѣла, иже творитъ, словесы лукавами укоряя насъ; и не доволенъ бывая о сихъ, ни самъ пріемлетъ братію, и хотящимъ возбраняетъ, и отъ Церкве изгонитъ (3 Іоан. 1, 9. 10). Слышите ли? Діотрефъ не пріемлетъ Іоанна! Діотрефъ, о которомъ неизвѣстно, была ли въ немъ какая искра здраваго понятія о вѣрѣ и Церкви, и котораго имя дошло до насъ только по милости человѣка, имъ пренебреженнаго, – Діотрефъ не пріемлетъ Іоанна, избраннаго между Апостолами, Богослова по превосходству, тайновидца и главу пророковъ Новаго Завѣта, не уважаетъ его посланія, порицаетъ его, не пріемлетъ пріемлемыхъ Апостоломъ, запрещаетъ другимъ принимать ихъ, и изъ Церкви изгоняетъ ихъ! Кто бы сему повѣрилъ, если бы не самъ Апостолъ повѣствовалъ о семъ? Видите, какія богопротивныя дѣла, какіе разрушительные безпорядки производитъ въ Церкви желаніе быть первымъ по собственному счету, и похищаемая незавимость отъ поставленныхъ учителей, мнящаяся быть довольною для себя и другихъ! Судите по сему, какъ нужно и какъ важно предостереженіе Апостольское: не мнози учители бывайте.

Но здѣсь нѣтъ никакого Діотрефа, думаютъ, вѣроятно, нѣкоторые изъ слушающихъ, и мы не ищемъ быть учителями другихъ. Къ кому же относится обличеніе и предостерелееніе? – Ко многимъ, братія, и къ вамъ самимъ, которые такъ думаете.

Ученику свойственно принимать для себя всякое слово ученія, какъ земля принимаетъ всякую каплю дождя и всякое зерно сѣмени. Если вы не стараетесь прилагать ученія къ себѣ, а простираетесь въ пытливое изысканіе, кстати ли оно преподается, и къ кому мимо васъ относится: то вы слушаете ученіе не просто, какъ ученики, а болѣе какъ учители или судіи. Въ семъ случаѣ не излишне для васъ предостереженіе: не мнози учители бывайте. Не учите учащаго, какъ ему лучше учить; не судите другихъ судомъ слышимаго ученія; слушайте ученіе съ ученическою простотою и смиреніемъ, для вашего внутренняго назиданія.

Вы не домогаетесь сдѣлаться самопоставленными учителями на какомъ нибудь учительскомъ мѣстѣ: осмотритесь, однако же, не сдѣлались ли уже вы такими въ вашихъ мнѣніяхъ и въ вашихъ правилахъ, или, что не лучше, не избрали ли такихъ учителей въ руководство жизни вашей. Чьи вы ученики послѣ того, какъ не принадлежите къ училищамъ дѣтскимъ или юношескимъ? Преданные ли ученики Отцевъ нашихъ? Или сіе кажется уже неблаговременнымъ, потому что новый вѣкъ провозглашаетъ себя мудрѣйшимъ прежняго? Прилежные ли вы ученики слова Божія? Или сіе училище представляется довольно постороннимъ для занятыхъ много человѣческою мудростію, либо человѣческою суетою? Послушные ли вы ученики Церкви? Или находите нужнымъ сокращать ея уроки, потому что съ ними не согласуется ученіе, которое преподаетъ духъ міра? Но какъ духъ міра и духъ вѣка чужды единства, которое свойственно только Духу Божію; и даютъ столько ученій и учителей, сколько головъ, болѣе или менѣе мыслящихъ: то даже не избѣжно, чтобы, по духу міра и вѣка, каждый былъ учителемъ самъ себѣ, и въ то же время имѣлъ несчетное множество учителей, противорѣчащихъ другъ другу. Что можетъ быть сего несчастнѣе? Помыслите же, какъ вѣрно обличеніе, и какъ нужно увѣщаніе Апостольское: не мнози учители бывайте, братіе моя, много бо согрѣшаемъ вси. Изберите себѣ лучше немногихъ надежныхъ и между собою согласныхъ учителей: спасительное слово Христово, святыя правила Церкви, опытную мудрость благочестивыхъ и богопросвѣщенныхъ Отцевъ нашихъ!

Здѣсь нѣтъ Діотрефа: но, къ прискорбію Церкви и священноначалія, вы можете не далеко отсюда встрѣтить болѣе, нежели одного Діотрефа, и притомъ имѣющаго послѣдователей, несмотря на то, что онъ давно обличенъ словомъ Апостольскимъ. Отъ насъ изыдоша, но не бѣша отъ насъ, обличаетъ апостолъ Іоаннъ отступившихъ отъ единства вѣрованія и отъ послушанія Церкви. Не видимъ ли и нынѣ людей сего рода? Отъ насъ получили они начало вѣры и таинствъ, – отъ насъ изыдоша, но уже не хотятъ быть нашими. Безъ призванія, безъ благословенія, какъ кому вздумалось, поставляютъ себя учителями и, чтобы прикрыть неблагообразіе самочинія, отвергаютъ Церковь, отъ которой получили все, что имѣютъ, или мнятся имѣть. Первенстволюбецъ Діотрефъ не пріемлетъ насъ. – Духъ явственно глаголетъ, и предрекаетъ чрезъ апостола Павла, о внемлющихъ духовомъ лестчимъ и ученіемъ бѣсовскимъ, въ лицемѣріи лжесловесникъ, сожженныхъ своею совѣстію, между прочими ложными ученіями и заповѣдями, возбраняющихъ женитися (1 Тим. 4, 1-3). И несмотря на сіе предварительное обличеніе, духи лестчіе являются, лжесловесники не стыдятся проповѣдывать, будто въ нынѣшнее время совсѣмъ уже нѣтъ благословеннаго брака, будто теперь уже не Богъ печется о продоженіи рода человѣческаго; возстаютъ противъ брака усильнѣе, нежели противъ того, что осуждается закономъ брака, а иные противъ истинныхъ законовъ и брака и дѣвства вооружаются не только лжеученіемъ, но и желѣзомъ. Сколь ни ясны здѣсь черты духовъ лестчихъ и ученій бѣсовскихъ: однако находятся внемлющіе имъ. Многіе самопоставленные учителя умножаютъ толки лжеученій; а неразсудительные послѣдователи умножаютъ лжеучителей. Встрѣчаясь съ тѣми и другими, припоминайте, братія, для себя и для нихъ, предостереженіе Апостольское, столь бѣдственно ими пренебреженное: не мнози учители бывайте, вѣдяще, яко большее осужденіе пріимемъ.

Помните, что положи Богъ въ Церкви первѣе Апостоловъ, второе пророковъ, третіе учителей. И никтоже самъ себѣ пріемлетъ честь, но званный отъ Бога, якоже и Ааронъ (Евр. 5, 4), по богопреданному чину. Только званные Богомъ учители вѣрно приводятъ къ Богу. Аминь.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1892. № 52. С. 1867-1872.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: