Святаго Григорія Нисскаго о Тайнѣ Креста.

Кто можетъ достаточно изъяснить тайну креста, послужившаго орудіемъ страданій Спасителя? Въ самомъ дѣлѣ, сколько было другихъ способовъ, посредствомъ которыхъ Онъ могъ исполнить совѣтъ Свой относительно страданія за насъ! И однакожъ, изъ всѣхъ, Онъ восхотѣлъ и избралъ сей одинъ, какъ Самъ предрекъ, говоря о Себѣ: «подобаетъ Сыну Человѣческому...». Замѣть, какъ говоритъ Онъ здѣсь: не просто только и въ общихъ чертахъ предсказываетъ Свои страданія, какъ сдѣлалъ бы другой кто, но, по таинственной нѣкоей необходимости, обозначаетъ и какъ бы узаконяетъ для себя одинъ родъ смерти: «подобаетъ Сыну Человѣческому много пострадати... и пропяту быти, и въ третій день воскреснути» (Лук. 9, 22; 24, 7). Вникни въ значеніе этого подобаетъ, и – ты увидишь, что въ немъ заключается именно нѣчто такое, что не допускаетъ другого рода смерти, кромѣ креста. – Какая же причипа сего? Одинъ Павелъ, восхищенный въ притворы рая и слышавшій въ нихъ неизреченные глаголы, можетъ изъяснить ее... одинъ, говорю, Павелъ можетъ истолковать эту тайну креста, какъ отчасти и сдѣлалъ сіе въ посланіи къ Ефесеямъ, когда, разъясняя ее для нихъ, говоритъ: «да возможете разумѣти со всѣми святыми, что широта, и долгота, и глубина, и высота, разумѣти же преспѣющую разумъ любовь Христову, да исполнитеся во всяко исполненіе Божіе» (Еф: 3, 18. 19).

Не произвольно, конечно, божественный взоръ апостола созерцаетъ и начертываетъ здѣсь образъ креста, но самое сіе уже показываетъ, что чудесно очищенный отъ тьмы невѣдѣнія взоръ сей ясно прозрѣлъ въ самую истину вещи: ибо въ очертаній, состоящемъ изъ четырехъ противуположныхъ роговъ, выходящихъ изъ общаго средоточія, онъ усматриваетъ всеобъемлющее могущество и дивное промышленіе Того, Который благоволилъ явиться въ немъ міру; потому-то апостолъ каждой изъ частей сего очертанія усвояетъ особое наименованіе, и именно – ту, которая изъ средины нисходитъ къ низу, называетъ глубиною, а идущую вверхъ – высотою, обѣ же, протянутыя поперегъ – широтою и долготою. Симъ онъ, какъ мнѣ кажется, ясно хочетъ выразить, что все, что ни есть во вселенной, превыше ли небесъ, въ преисподнихъ ли, или на землѣ отъ одного края ея до другого, – все это живетъ и пребываетъ маніемъ божественнымъ – подъ осѣненіемъ крестнымъ.

Можешь еще созерцать вещи божественныя и въ представленіяхъ души твоей: ибо воззри на небо и умомъ обними преисподняя, а равно простри мысленный взоръ твой отъ одного края земли до другого, помысли при этомъ и о томъ могучемъ средоточіи, которое все это связываетъ и содержитъ, – и тогда въ душѣ твоей само собою вообразится очертаніе креста, простирающаго концы свои отъ верха къ низу и отъ одного края земли до другого. Сіе очертаніе представлялъ и великій Давидъ, когда говорилъ о себѣ: «камо пойду отъ Духа Твоего и отъ лица Твоего камо бѣжу? Аще взыду на небо (это высота) Ты тамо ecи: аще сниду во адъ (это глубина) – тамо ecи: аще возму крылѣ мои рано, т. е. на зарѣ, съ востока солнца (это широта) и вселюся въ послѣднихъ моря, – а, моремъ у іудеевъ назывался западъ (это долгота) – и тамо рука Твоя наставитъ мя» (Пс. 138, 8. 9). Видишь ли, какъ Давидъ изображаетъ здѣсь начертаніе креста? «Ты ecи, говоритъ онъ къ Богу, Тотъ, Который повсюду существуешь, все Собою связуешь и все въ Себѣ содержишь; Ты вверху и Ты внизу, рука Твоя одесную и рука Твоя ошуюю». По той же причинѣ и божественный апостолъ говоритъ, что въ то время, когда все преисполнено будетъ вѣры и вѣдѣнія, Сущій паче всякаго имене будетъ призываемъ и поклоняемъ о имени Іисуса Христа отъ небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ (Еф. 1, 21. Фил. 2, 10).

По моему мнѣнію, тайна креста сокрыта также и въ оной іотѣ (если разсматривать ее съ верхнею поперечною чертою Т), которая и небесъ крѣпче, и земли тверже, и всѣхъ вещей прочнѣе, и о которой говоритъ Спаситель: небо и земля прейдетъ, іота едина или черта не прейдетъ отъ закона (Матѳ. 5, 18). Мнѣ кажется, что сіи божественныя слова имѣютъ въ виду – таинственно «и яко зерцаломъ въ гаданіи» показать, что образомъ креста все въ мірѣ содержится и что онъ вѣковѣчнѣе всего, содержимаго имъ.

По симъ-то причинамъ Господь не просто сказалъ: «подобаетъ Сыну Человѣческому умереть», но «пропяту быти», для того, то есть, чтобы созерцательнѣйшимъ изъ богослововъ показать, что во образѣ креста сокрыта всемогущая сила Того, Который почилъ на немъ и благоизволилъ, да крестъ является всячески во всемъ!

 

«Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1899. № 17. Ч. Неофф. С. 507-509.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: