СВЯЩЕННОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ СЕРГІЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА.

ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО ВЕЛИКІЙ КНЯЗЬ СЕРГІЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЪ.

4-го февраля въ 3-мъ часу дня, на Сенатской площади Московскаго Кремля злодѣйски умерщвленъ брошенной взрывной бомбою Его Императорское Высочество Великій Князь Сергій Александровичъ. Великая Княгиня Елисавета Ѳеодоровна во время взрыва находилась въ Кремлевскомъ складѣ Ея Высочества, и Ея Высочеству уже были поданы лошади, чтобы ѣхать въ генералъ-губернаторскій домъ на Тверской, куда собирался ѣхать и Великій Князь. Когда до Ея Высочества дошла вѣсть о совершившемся злодѣйствѣ, она немедленно пріѣхала на Сенатскую площадь – и опустилась на колѣни передъ останками своего Августѣйшаго супруга. Тѣло Великаго Киязя лежало бездыханнымъ и обезображеннымъ. Отъ шинели остались одни клочья, мундиръ весь изорванъ. На землѣ буквально одни осколки кареты, мелкія щепки и клочки войлока отъ обивки кареты и тутъ же три ямки, вырытыя силой снаряда. Во всѣхъ 4-хъ этажахъ зданія судебныхъ установленій выбиты стекла въ 64-хъ окнахъ. Отдѣльныя пули изъ бомбы въ видѣ гвоздей впились въ стѣны арсенала. Лошади унесли низъ кареты съ дышломъ и четырьмя колесами ближе къ Никольскимъ воротамъ и здѣсь лошади бились въ изнеможеніи. Кучера Андрея отвезли въ Яузскую больницуѣ гдѣ положеніе его, хотя признано опаснымъ, но небезнадежнымъ. Въ самый моментъ взрыва городовой видѣлъ, что какой-то человѣкъ бросился бѣжать отъ кареты въ противоположную сторону. Въ карманѣ у него оказался револьверъ. Преступникъ объяснилъ, что онъ приготовилъ этотъ револьверъ для перваго, кто его схватитъ. Задержанный и не пытался отрицать свое участіе въ этомъ дѣлѣ, онъ прямо заявилъ, что онъ своего званія объявить не желаетъ, такъ какъ онъ членъ соціально-революціонной партіи. Преступникъ средняго роста, въ рабочемъ костюмѣ, довольно невзрачный на видъ, хотя не очень старыхъ лѣтъ, 30 или 35, но съ замѣтными морщинами на лицѣ, лицо совсѣмъ не интеллигентное, волосы темнорусые, усы небольшіе бѣлокурые, подбородокъ замѣтно небритой. Осколки бомбы ранили и преступника, нанеся ему цѣлый рядъ мелкихъ царапинъ.

Въ 4 часа у останковъ въ Бозѣ почившаго Великаго Князя была совершена первая панихпда въ присутствіи Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны, Ихъ Императорскихъ Высочествъ Великихъ Князей Димитрія Павловича, Великой Княжны Маріи Павловны, властей города и лицъ свиты въ Бозѣ почившаго Великаго Князя.

Тѣло Великаго Князя поставлено въ церкви Чудова монастыря, гдѣ у останковъ почившаго почти непрерывно совершались заупокойныя паннихиды.

***

Великій Князь Сергій Александровичъ былъ четвертый сынъ Императора Александра II. Родился 29 апрѣля 1857 года. Двадцати лѣтъ, въ разгаръ войны съ турками, отправился на театръ военныхъ дѣйствій. 12 октября 1877 года онъ участвовалъ въ рекогносцировкѣ Кара-Лома близъ Кошева. За мужество и храбрость въ дѣлѣ съ непріятелемъ во время рекогносцировки былъ награжденъ орденомъ святаго Георгія 4-й степени. Проходя службу въ лейбъ-гвардіи Преображенскомъ полку, командовалъ въ теченіе 5-ти лѣтъ батальономъ и съ 1887 г. по 1891 г. полкомъ. 3 іюня 1884 г. состоялось его бракосочетаніе съ дочерью великаго герцога гессенскаго Людвига IV Великою Княгинею Елисаветою Ѳеодоровною. Императоромъ Александромъ III Великій Князь Сергій Александровичъ былъ назначенъ въ 1891 г. Московскимъ генералъ-губернаторомъ съ производствомъ въ генералъ-лейтенанты. Въ 1896 г. былъ назначенъ командующимъ войсками Московскаго военнаго округа. Великій Князь занималъ оба поста до нынѣшняго года, когда быль назначенъ главнокомандующимъ войсками Московскаго округа. Въ быткость генералъ-губернаторомъ въ теченіе четырнадцати лѣтъ покойный Великій Князь принималъ ближайшее участіе въ благоустройствѣ первопрестольной столицы и по должности командующаго – въ боевой подготовкѣ войскъ округа. Подъ его наблюденіемъ и руководительствомъ былъ воздвигнутъ въ Московскомъ кремлѣ памятникъ Императору Александру II. За время московскаго генералъ-губернаторства онъ получилъ шесть разъ Высочайшую признательность за свою дѣятельность, а также удостоился Высочайшей благодарности за смотръ подъ Курскомъ во время большихъ маневровъ войскамъ Московскаго военнаго округа. Съ 1894 года Великій Князь состоялъ членомъ Государственнаго Совѣта.

Его Императорское Высочество принималъ живое участіе во многихъ научныхъ и благотворительныхъ обществахъ и учрежденіяхъ.

Близко принималъ къ сердцу процвѣтаніе русской науки и искусства. Совершивъ въ 1881 году путешествіе но святымъ мѣстамъ ко гробу Господню, Великій Князь основалъ Императорское Палестинское общество, задачи котораго – облегчить русскимъ богомольцамъ путешествіе въ Палестину, и благоустройство русскихъ храмовъ и святыхъ мѣстъ въ Палестинѣ.

Когда началась русско-японская война, Великій Князь принималъ горячее участіе въ оказаніи помощи раненымъ и семьямъ убитыхъ на войнѣ.

***

5-го февраля, въ Александровскомъ Царскосельскомъ Дворцѣ, въ присутствіи Ихъ Императорскихъ Величествъ, была совершена паннихида по случаю кончины въ Бозѣ почившаго Великаго Князя Сергія Александровича. Въ тотъ же день были совершены паннихиды и въ другихъ церквахъ столицы. Въ два часа пополудни послѣ заупокойной литургіи совершена паннихида въ Исаакіевскомъ каѳедральномъ соборѣ. Паннихиду совершали: высокопреосвященные Антоній, митрополитъ С.-Петербургскій, Владиміръ, митрополитъ Московскій, Флавіанъ, митрополитъ Кіевскій, Николай, архіепископъ Финляндскій, преосвященные Антоній, епископъ Волынскій, Никонъ, епископъ Владимірскій и Климентъ, епископъ Винницкій. Соборъ былъ переполненъ молящимися; въ числѣ присутствовавшихъ находились члены Государственнаго Совѣта, Министры, ихъ Товарищи, сенаторы, почетные опекуны, статсъ-секретари, придворные чины и кавалеры, свита, генералитетъ, адмиралы, офицеры гвардіи, арміи и флота, а также придворныя дамы и дипломатическій корпусъ.

«Прибавлены къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1905. № 7. С. 277-279.

 

Остатки кареты великого князя Сергея Александровича после взрыва. 1905 г.

Освящение Поклонного креста у Никольских ворот 2 апреля 1908 г.

Поклонный крест на месте гибели Великого Князя Сергея Александровича.

 

У ГРОБА НОВАГО МУЧЕНИКА.
(Ко дню погребенія Великаго Князя Сергія Александровича).

Завтра, въ день погребенія новаго мученика Царскаго рода. Благовѣрнаго Великаго Князя Московскаго Сергія Александровича, вся православная и вѣрная Царю своему Россія соберется мысленно съ молитвенными вздохами у гроба мученическии пострадавшаго за свои истинно-русскіи убѣжденія доблестнаго Князя. Обитель святого строителя и собирателя земли Русской Алексія покоитъ подъ сѣнью своей бренные останки Поборника великихъ завѣтовь святой Руси. Священный Кремль, гдѣ посѣяна, развилась и возросла до величія русская государственность съ Царемъ Самодержцемъ во главѣ, восприняла послѣдній смертный вздохъ лучшаго изъ вѣрноподанныхъ Русскаго Царя и добраго сына святой Церкви Русской. Съ невыразимой горестью предстоящіе у гроба Князя-страдальца вѣрные сыны Россіи будутъ помышлять о томъ, что смертная казнь, отмѣненная теперь у насъ даже для отчаянныхъ престуниковъ, закоренѣлыхъ злодѣевъ, оказывается существующею лишь для вѣрныхъ слугъ Царя и Отечества, какъ доказываетъ это цѣлый рядъ политическнхъ убійствъ, совершенныхъ въ послѣднее время. Предъ мысленными очами ихъ развернется весь этоть длинный, безконечный свитокъ крамольныхъ сужденій, чувствъ, дѣйствій, какія позволяютъ себѣ называемые интеллигентыми люди. Но, кажется, нѣтъ и не будетъ болѣе позорныхъ строкъ, начертанныхъ въ этомъ свиткѣ. какъ тѣ, на которыхъ вписано вопіющее злодѣйство и попытка найти для него примиряющее объясненіе въ отказѣ уступокъ современному движенію. Такимъ образомъ этому движенію приписывается связь съ преступною шайкой убійцъ, а Правительству какъ бы ставится въ укоръ, что оно не принимаетъ программы, предлагаемой ему этою шайкою. Не есть ли это свитокъ, на которомъ дѣйствительно начертаны слова: платъ, рыданіе, жалость? Развѣне исторгнутся слезы изъ очей, видящихъ тысячныя толпы студентовъ, импонируемыхь къ забастовкѣ – кѣмъ жеѣ – ихъ профессорами, невразумляемыхъ родителями и потакаемыхъ всѣми старшими интеллигентами, изъ которыхъ иные, болѣе разумные и добросовѣстные, не смѣютъ однако высказать сужденіе о безнравственности соединенныхъ съ насиліемъ стачекъ учащейся молодежи и учащихъ лишь изъ опасенія прослыть отсталыми?

И какъ возвышается надъ этой массой нравственныхъ уродовъ, трусовъ, малодушныхъ Царственный подвижникъ долга и убѣжденій, не склонившій своей благородной главы предь угрозами подпольныхъ злодѣевъ, обнаглѣвшихъ при сочувствіи имъ надпольныхъ измѣнниковъ и предателѣ Кровію, мученичествомъ запечатлѣлъ онъ свою преданность спасительнымъ завѣтамъ своихъ Царственныхъ предковъ создавшихъ счастье, величіе и славу Россіи.

И вѣруютъ русскіе люди, что кровь его не даромъ оросила священную землю и стѣны Кремля. Нѣть! Она послужить сѣменемъ, изъ котораго выростуть добрые плоды, – сознаніе лучшими изъ русскихъ людей своего долга охранять, прояснять и укрѣплять вѣковѣчныя основы нашей государственной и общественной жизни: любовь къ Церкви и Вѣрѣ Православной, повиновеніе Царю Самодержцу, почтеніе и любовь къ Родинѣ до готовности положить души свои за нихъ. Изъ этой крови, – вѣримъ мы, – какъ добрый плодъ произрастетъ сознаніе и убѣжденіе, что только доброе нравственное настроеніе, покоящееся на вѣрѣ въ Бога, любви къ Царю и народу, можетъ установить сонмъ взаимнаго довѣрія между властью и народомъ и послужить къ дѣйствительному процвѣтанію Россіи. Но никогда насиліе, наглость, ложь, обманъ, распускаемься въ безчисленныхъ сплетняхъ печатныхъ и устныхъ и возмущающія рабочихъ, учащихся, не создадутъ процвѣтанія Россіи, а лишь ея гибель.

И въ то время какъ злодѣи, растерзавъ на части тѣло Благовѣрнаго Князя, торжествуютъ свою удачу, они уже обмануты въ своихъ расчетахъ и ожиданіяхъ, потому что духъ, а не плоть есть истинная сила, истинная жизнь. Духъ же Великаго Князя не исчезъ и не потерпѣлъ умаленія или ущерба отъ злодѣянія: если онъ горѣлъ доселѣ только въ его бренномъ тѣлѣ, то теперь, освободившись отъ связывавшихъ его оковъ, онъ оживитъ спавшія силы Россіи и возставитъ ихъ на защиту нашего дорогого Самодержавія, нашей Вѣры, нашей національности.

9 февраля 1905 г. Z.

«Орловскія Епархіальныя Вѣдомости». 1905. № 7. Отд. Неофф. С. 175-177.

 

ПОМЯНУХЪ ДНИ ДРЕВНІЯ, ПОУЧИХСЯ.

Слово предъ панихидой по Великомъ Князѣ Сергіи Александровичѣ.

Помянухъ дни древнія, поучихся (Пс. 142, 4).

Бываютъ, братіе, какъ въ жизни отдѣльнаго человѣка, такъ и въ жизни общества и цѣлаго народа моменты особеннаго подъема духа, радостнаго воодушевленнаго настроенія. Тогда весь міръ и всякая въ немъ вещь кажутся человѣку прекрасными и веселятъ душу его; тогда каждое событіе жизни привѣтствуется съ радостію и вызываетъ въ душѣ человѣка цѣлый рой радужныхъ надеждъ, возбуждая его къ дѣятельности и обѣщая ему успѣхъ и достиженіе задуманныхъ имъ предпріятій. Охваченное такимъ настроеніемъ общество переживаетъ минуты, никогда незабываемыя. Но бываютъ и обратные моменты въ жизни и исторіи – упадка духа и подавленности настроенія. Въ такомъ состояніи человѣку все кажется мрачнымъ, все представляется враждебнымъ ему. Подъ невыносимой тяжестію несчастій и бѣдствій, обрушивающихся на людей, невольно склоняются ихъ головы долу, сердце тѣснитъ скорбь и изъ глазъ готовы ринуться потоки слезъ.

Обозрѣвая такія разнообразныя состоянія духа человѣческаго, преемственно смѣняющіяся въ жизни людей, древній мудрецъ говорилъ: время всякой вещи подъ небесемъ... время плакати и время смѣятися, время рыдати и время ликовати (Екл. 3, 4).

На хранимое доселѣ промысломъ Божіимъ дорогое отечество наше тѣмъ же спасительнымъ промысломъ послана година бѣдствій и лишеній, излитъ на него фіалъ ярости. Подъ нависшими на политическомъ и соціальномъ горизонтѣ тучами омрачились свѣтлые дни счастливаго и мирнаго преуспѣянія русскаго народа; забыты веселье и радости, которыя наполняли сердца сыновъ Россіи въ дни благополучія. Настало теперь время плача и сѣтованія.
Въ кровопролитной брани съ лютымъ и сильнымъ врагомъ пали многіе защитники отечества нашего, а нѣкоторые изъ нихъ вдали отъ родины томятся въ тяжкой неволѣ. Принесены громадныя жертвы на веденіе упорной войны, а пользы ея пока не предвидится. Опьяненные своими успѣхами, враги наши торжествуютъ и похваляются нанести Россіи чуть-ли не окончательный разгромъ. Злорадствуютъ надъ нашими неудачами и иноземные народы, развѣнчивая могущество и силу Россіи, предъ которой они недавно преклонялись, и обзывая ее колоссомъ на глиняныхъ ногахъ, дутой величиной и другими обидными и унизительными наименованіями. Поистинѣ быхомъ поношеніе сосѣдомъ нашимъ, подражненіе и поруганіе сущимъ окрестъ насъ (Пс. 78, 4).

Гдѣ же выходъ изъ такого тяжелаго до невыносимости положенія и есть-ли онъ? Помянухъ дни древнія и поучихся. Обратимся за наученіемъ къ бытописаніямъ отечественнымъ, приведемъ на память достославныя дѣянія предковъ нашихъ И въ прежнія времена постигали наше отечество испытанія иногда большія, чѣмъ какое обрушилось теперь на насъ, однако же изъ всѣхъ бѣдствій Россія всегда выходила побѣдительницей, становясь даже еще могущественнѣй, чѣмъ была раньше. Припомнимъ хотя-бы знаменитый двѣнадцатый годъ прошлаго столѣтія, когда Россія должна была вести борьбу не съ однимъ народомъ, какъ теперь, а съ двадесятью языками, вторгшимися въ ея предѣлы подъ предводительствомъ искуснѣйшаго и увѣнчаннаго побѣдами полководца, и прошедшими разрушительнымъ потокомъ до самаго сердца Россіи – Москвы. Но тіи спяти быша и падоша, мы жe востахомъ и исправихомся (Пс. 19, 9). Изъ – подъ груды развалинъ и пепла Россія востала воскресшей и обновленной. Что же спасло тогда Россію? Гдѣ та несокрушимая сила ея, предъ которой не могли устоять ни численное превосходство противника, ни искусство его военачальника? Эта сила, всегда спасающая Россію, есть крѣпкая безграничная любовь многочисленнаго русскаго народа къ своему отечеству и Богомъ поставленнымъ надъ нимъ правителямъ. Въ годины народныхъ бѣдствій русскій народъ всегда объединялся около царскаго престола и по мановенію своихъ державныхъ вождей совершалъ тѣ чудеса храбрости, самоотверженія и другихъ гражданскихъ доблестей, которымъ справедливо удивляются другіе народы. Когда отечество наше постигала опасность отъ враговъ, тогда всѣ проникались сознаніемъ своего долга и готовностью все принести на алтарь отечества

Съ сожалѣніемъ, съ болью сердца надо признать, что эта испытанная сила русскаго народа въ послѣднее время ослабѣла, по крайней мѣрѣ, не проявляется она теперь въ такихъ размѣрахъ, какъ прежде. Правда, наши доблестные, воины совершили и совершаютъ чудеса храбрости и нѣтъ предѣла ихъ непоколебимой рѣшимости до конца постоять за честь родины. Нѣтъ, конечно, и среди современныхъ сыновъ Россіи, преданныхъ мирнымъ занятіямъ, недостатка въ людяхъ, которые, подобно Минину и Пожарскому, готовы не останавливаться ни предъ какими жертвами для отечества. Но, къ стыду нашему, среди нашихъ соотечественниковъ въ послѣднее время появились люди, которыхъ нужно признать не сынами Россіи, а лютыми врагами ея, вскормленными на многострадальной и выносливой груди ея, и отъ которыхъ съ презрѣніемъ отвернулись-бы наши предки. Отъ насъ изыдоша, но не быша отъ насъ. Они жили и живутъ подъ охраненіемъ державы россійской, пользуются всѣми выгодами принадлежности къ могущественному народу, но они нужды ему по своимъ стремленіямъ и взглядамъ. Не слава и могущество Россіи дороги имъ, а скорѣй они хотятъ ея униженія, чтобы тогда удобнѣй было проявить свои, пока скрытыя вожделѣнія. И вотъ, пользуясь затруднительнымъ положеніемъ Россіи, они начинаютъ всюду сѣять гнусную крамолу. Съ энергіей, достойной лучшаго приложенія, эти крамольники распространили свою преступную агитацію почти среди всѣхъ слоевъ русскаго общества. Ихъ запальчивыя рѣчи, проникнутыя мнимымъ желаніемъ блага Россіи; ихъ наглые пріемы, къ которымъ они прибѣгаютъ для уловленія въ сѣти – сбили съ толку, отуманили сознаніе многихъ русскихъ людей. Но нѣтъ сомнѣнія въ томъ, что крѣпкій природный смыслъ русскаго народа скоро опознаетъ этихъ непризванныхъ своихъ руководителей. И такое отрезвленіе русскаго общества уже началось подъ вліяніемъ ужасныхъ событій послѣдняго времени. Съ негодованіемъ отвращается русскій народъ отъ тѣхъ вожаковъ, которые вызвали смуту среди рабочаго люда, подбивъ его на незаконныя дѣянія. Еще съ большимъ отвращеніемъ отнеслись русскіе люди къ злодѣйскому убійству Великаго Князя Сергія Александровича. Ни благородство происхожденія убіеннаго великаго князя, ни высота его положенія и близость къ царствующему Императору – ничто не остановило руки злодѣя. Священные стогны царственнаго кремля оросились кровью мученика, совершилось преступленіе, отъ котораго содрогнулась вся Россія!

Съ чувствомъ глубокой скорби о безвременной кончинѣ великаго князя Сергія Александровича помолимся объ упокоеніи его души въ селеніяхъ праведныхъ, да пріиметъ Господь его мученическую смерть въ жертву умилостивленія за грѣхи наши; для всѣхъ же истинныхъ сыновъ Россіи эта ужасная смерть пусть послужитъ, съ одной стороны, очевиднымъ указаніемъ на ту опасность, въ какой находится наше отечество, а съ другой – пусть послужитъ сильнѣйшимъ побужденіемъ объединиться всѣмъ и сплотиться, чтобы совокупными усиліями положить конецъ кознямъ враговъ внутреннихъ и внѣшнихъ, терзающихъ отечество. Въ единеніи – сила, въ разъединеніи же – безсиліе, слабость. А именно теперь, въ тяжелую годину своего историческаго бытія, Россія должна быть сильна и посему она особенно нуждается въ сплоченности всѣхъ народныхъ силъ, направленныхъ къ одной общей цѣли – благу родины. Аминь.

Ректоръ семинаріи, архимандритъ Митрофанъ.

«Могилевскія Епархіальныя Вѣдомости». 1905. № 5. Ч. Неофф. С. 121-125.

 

«ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ» В ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ.

Слово новосвмуч. архиеп. Никона (Рождественскаго) пред панихидой в день мученической кончины Великого Князя Сергия Александровича.

Смерть, где твое жало?

Ад, где твоя победа?

Сегодня день поминовения всех от века усопших православных христиан; сегодня же и день мученической коничны нашего незабвенного Царственного Мученика, Великого Князя Сергия Александровича[1].

Древний мир страшился смерти. Он называл ее «царицею ужасов».

Но явился в мир Победитель ада и смерти, и как все изменилось! Каким ярким светом озарилось в сознании верующих во Христа самое понятие о смерти!..

Итак, мы сегодня не обычное поминовение усопшего творим: мы празднуем – да, я не колеблюсь употребить это слово, – празднуем «день рождения» нашего незабвенного Царственного Мученика, не по имени только, но и воистину Благоверного Великого Князя Сергия Александровича. Пусть Божиим попущением за грехи наши ликует, упившись его невинною кровью, злоба извергов рода человеческого: это ликование врагов Христовых на Голгофе, это торжество распинателей при виде ко Кресту пригвожденного, копием прободенного Христа. Воскресе Христос – и это ликование обратилось в ужас смерти для Его врагов. Воскреснет силою Христовою и наш возлюбленный Страдалец за заветы Христовы, и посрамятся тогда все враги Его.

Но Он, наш незабвенный Князь, Он не умер и теперь: Он жив, Он живет в наших сердцах, Он живет и чистою душою своею, предстоя пред престолом Божиим, яко Агнец, неповинно растерзанный и увенчанный венцом Мученика за родную Церковь, за родную землю, за родного Царя. Не знают наши новые язычники, не ведают того блаженства, о коем говорит возлюбленный ученик Христов: Блажени мертвии, умирающие о Господе: отныне – ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих (Ап. 14, 13).

Почиет от трудов своих, от тех нравственных пыток, коим терзалась душа Его, и наш Благоверный Великий Князь. Почиет до радостного утра, когда вси сущии во гробех услышат глас Сына Божия и услышавше оживут и изыдут из гробов своих; почиет телом здесь, под сенью Кремлевских святынь, им столь любимых, а духом – в обителях Отца Небесного. И мы не лишены благодатного утешения быть в общении с ним – чрез молитву за Него. О, как мы, православные, счастливы, что можем молиться за своих, дорогих нам покойников! Умер Он, но любовь Его к нам не умирает, не может умереть, и ощущает молитву нашу душа Его и радуется радостию о Господе и, веруем, молится за нас пред Господом...

Но, братия возлюбленная! Скорбящее в разлуке сердце просит еще более живого, более ощутительного общения с незабвенным для него Почившим. И это общение возможно; скажу более: оно – наш непременный священный долг. Есть духовный закон: во что вложишь частицу своего сердца, то становится тебе близким, родным, дорогим. И все, кто послужат тому же доброму делу, становятся тебе сугубо близкими, родными... Почивший Князь-Мученик так возлюбил свою родную землю и ее благо, так крепко стоял за ее Боговенчанного Самодержца, что и душу свою ради сей любви за них положил. Приобщимся же целым сердцем сей любви Его; отдадим и силы свои, и способности, и – если на сие будет воля Божия – отдадим самую жизнь свою за те же святыни сердца Его – и мы будем сердцем чувствовать, что Он – с нами, что Он смотрит на нас с любовью, молится Богу за нас, молится за нашу бедную, измученную, исстрадавшуюся Русь.

Скрепим же сегодня еще раз сей духовный союз любви с нашим незабвенным Царственным Мучеником здесь, близ гроба Его, в день его рождения в вечную жизнь, в день Его увенчания венцом мученическим, скрепим горячей молитвой за Него и твердым обетом: помнить и исполнять заветы Его. Аминь!

«Московские Церковные Ведомости». 1906. № 6.

 

 

СВЯЩЕННОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ СЕРГІЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА.

Рѣчь епископа Трифона (Туркестанова), произнесенная 13 января 1907 г. въ Храмѣ Императорскаго Лицея въ память Цесаревича Николая.

Сердечно привѣтствую васъ, возлюбленные братіе, съ вашимъ торжествомъ и радуюсь, что Господь привелъ меня снова участвовать въ немъ. Уже нѣсколько лѣтъ прошло съ тѣхъ поръ, какъ я въ послѣдній разъ былъ у васъ. За это время много пережито нами тяжелаго и скорбнаго, многое измѣнилось, многихъ изъ тѣхъ, которые участвовали съ нами, уже нѣтъ въ живыхъ.

Нѣтъ и Того, который съ такою любовью всегда относился къ Лицею, съ такою радостью присутствовалъ здѣсь, такъ усердно молился за всѣхъ васъ – нѣтъ вашего Попечителя, въ Бозѣ почившаго Великаго Князя Сергія Александровича.

Вѣчная ему память!

Знаю, что вы отъ искренняго сердца произносите эту молитву; и мы, русскіе иноки, отъ искренняго сердца молимся объ упокоеніи Его души, ибо Онъ былъ истиннымъ другомъ монашества: Онъ любилъ посѣщать иноческія обители и молиться въ нихъ, любилъ бесѣду съ иноками, любилъ древніе монастырскіе церковные напѣвы и обряды.

Откуда же происходила эта любовь?

Она происходила отъ Его высокой религіозной нравственности. Его душа всегда тосковала о небесномъ. Она не могла удовлетвориться однимъ временнымъ, житейскимъ, вещественнымъ, обыденнымъ; она всегда стремилась къ небу – къ совершенству. Сущность Его религіозныхъ міровоззрѣній заключалась въ словахъ преподобнаго Серафима Саровскаго, того Святаго, котораго Онъ глубоко уважалъ и принималъ дѣятельное участіе въ открытіи его мощей.

«Человѣкъ подобенъ по тѣлу зажженной свѣчѣ; свѣча должна сгорѣть, и человѣкъ долженъ умереть, но душа его безсмертна; потому и попеченіе наше должно относиться болѣе къ душѣ, нежели къ тѣлу.»

«Кая бо польза человѣку, аще міръ весь пріобрящетъ, душу же свою отщетитъ? или что дастъ человѣкъ измѣну за душу свою» (Мѳ. 16, 26), за которую, какъ извѣстно, ничто въ мірѣ не можетъ быть выкупомъ? Если одна душа сама по себѣ драгоцѣннѣе всего міра и царства мірского, то несравненно дороже Царство Небесное; поэтому намъ все стараніе должно имѣть о пріобрѣтеніи Царства Небеснаго».

Этою же вѣрой въ загробную жизнь, этою же непрестанною заботой о своей душѣ, этою любовью къ Церкви Божіей живетъ до сихъ поръ большая часть православнаго Русскаго народа.

А вмѣстѣ съ этимъ у православнаго Русскаго человѣка неразрывно соединена любовь къ своему Православному Царю и къ своей Родинѣ – Святой Руси.

И въ этомъ отношеніи почившій Великій Князь былъ истинно-православный Русскій человѣкъ.

Вотъ откуда и скорбь Русскаго народа объ Его безвременной кончинѣ; Русскій народъ потерялъ въ Немъ своего родного по духу человѣка.

Вотъ гдѣ источникъ и тѣхъ искреннихъ молитвъ, которыя возсылаются о упокоеніи Его души и на мѣстѣ Его кончины, и у Его гроба, и вездѣ – въ городахъ и въ селахъ.

По той же причинѣ, что и для всего Русскаго народа, Великій Князь долженъ быть особенно близокъ и вамъ; вѣдь и вы свято чтите Св. Церковь, пламенно любите своего Царя и Родину – Святую Русь.

И вы не измѣнили этой любви и въ наше смутное время, когда поколебалось такъ много русской молодежи.

Радуюсь за васъ! Радуюсь, что такое доброе воспитаніе дастся здѣсь!

– Честь и слава вашимъ: отцу законоучителю, начальникамъ и воспитателямъ!

Вѣрю, что и вашъ усопшій Попечитель радуется душой и молится за васъ.

И вотъ въ эти торжественныя минуты мое сердце подсказываетъ мнѣ помолиться за Него.

Закончимъ же наше молитвенное собраніе искреннею момитвой о упокоеніи Его души.

Во блаженномъ успеніи вѣчный покои подаждь, Господи, успшему рабу Твоему, Великому Князю Сергію Александровичу и сотвори Ему вѣчную память.

***

Рѣчь протоіерея Іоанна Ильича Соловьева, произнесенная 4-го февраля 1907 г. въ Храмѣ-усыпальницѣ Великаго Князя[2]

Второй разъ сподобляетъ меня Господь быть въ этомъ св. храмѣ – усыпальницѣ Великаго Князя и сегодня при входѣ въ храмъ еще съ большею живостью, чѣмъ въ первый разъ, во мнѣ мелькнула мысль о римскихъ катакомбахъ первыхъ временъ христіанства.

Знаете, какое страшное то было время для христіанъ, особенно въ Римѣ! Язычники гнали ихъ, подвергали всяческимъ мученіямъ и иъ своей ненависти къ нимъ дошли до такого неистовства, что готовы были стереть ихъ съ лица земли; такъ что христіанамъ по необходимости оставалось укрываться въ катакомбахъ и подземельяхъ; здѣсь же они, съ благоговѣйнымъ трепетомъ собравши съ арены цирка окровавленные останки мучениковъ, въ особыхъ нишахъ «хоронили» ихъ и на этихъ гробахъ крови приносили безкровную жертву. Въ память этого-то знаменія вѣры и любви первыхъ христіанъ св. Церковь въ освященные св. мѵромъ напрестольные антиминсы, на которыхъ совершается таинство Евхаристіи, и доселѣ влагаетъ св. мощи...

Нужно ли разъяснять и доказывать, что и нынѣ, обезумѣвшіе въ своей враждѣ противъ Церкви православной и Царя Самодержавнаго, отшепенцм русскаго народа въ своихъ богоборныхъ соціалистическихъ утопіяхъ лелѣять идеалы не лучше языческихъ, ибо они проповѣдуютъ даже не просто идолопоклонство, а сознательное безбожіе и подъ именемъ свободы, – вмѣсто Самодержавной власти Помазанника Божія деспотизмъ толпы?.. И всѣ вы знаете, а нѣкоторые изъ васъ надъ присными своими съ болью сердечной видѣли тотъ кровавый терроръ, которымъ крамольники вотъ уже третій годъ гнетутъ Россію и звѣрски губятъ вѣрныхъ слугъ царскихъ. Одной изъ первыхъ жертвъ этого крамольнаго террора палъ Благовѣрный Великій Князь, растерзанный адскимъ орудіемъ злодѣевъ въ этомъ алтарѣ Россіи, какъ назвалъ нашъ священный Кремль въ Бозѣ почившій Государь. Помните, какъ ужасенъ былъ этотъ взрывъ, отъ котораго, казалось вздрогнули самыя стѣны домовъ... Вѣрные слуги Книзя-Мученика, подобно древнимъ христіанамъ въ Римѣ, охранно собрали окровавленные останки Его тѣла и перенесли ихъ въ храмъ святителя Алексія, что надъ нашими головами... Живо помню, какъ нѣкіе царелюбивые россіяне тщательно собирали для себя на память о Почившемъ обагренные кровію Его клочки Его одежды, обломки экипажа, въ которомъ ѣхалъ, и даже куски обледенѣлаго снѣга... Потомъ Она – больше всѣхъ осиротѣвшая Княгиня создала этотъ, пусть не подземный, а все же какъ бы пещерный храмъ и здѣсь у подножія св. алтаря въ этой нишѣ, подъ этимъ мраморнымъ саркофагомъ, схоронила Его до радостнаго утра общаго воскресенія.

Развѣ все это въ самомъ дѣлѣ не напоминаетъ вамъ набросанную мною въ началѣ рѣчи въ общихъ чертахъ картину изъ жизни первыхъ христіанъ въ римскихъ катакомбахъ? Посмотрите, даже монограммы, начертанныя на этомъ сакрофагѣ и выражающія вѣру въ Христово, а слѣдовательно и наше воскресенія, тѣже, что доселѣ сохранились въ нѣкоторыхъ изъ римскихъ катакомбъ. А Онъ Самъ, положенный подъ этимъ камнемъ, развѣ не мученикъ за вѣру православную и Царя Самодержавнаго!..

Да, знали они – эти сыны погибельные, какимъ оплотомъ Царскаго престола былъ въ Бозѣ почившій Благовѣрный Князь и потому-то позаботились прежде другихъ извести Его. Всего лишь съ не большимъ часъ тому назадъ я въ рѣчи своей въ храмѣ Лицея начерталъ предъ вами духовный образъ Его, какъ истинно православно-русскаго человѣка, не только въ Своихъ вѣрованіяхъ и чувствованіяхъ, а и въ дѣлахъ Своихъ и въ самомъ укладѣ жизни Своей бывшаго поборникомъ отцами завѣщанныхъ устоевъ Россіи. А сейчасъ эти св. иконы старорусскаго письма, Имъ при жизни собранныя въ божницахъ Своихъ царскихъ покоевъ, пусть подтвердятъ вамъ истину моихъ словъ и послужатъ для васъ живыми свидѣтелями Его любви къ святынямъ родной старины; ибо, не знаю какъ вы, а я, взирая на эти старинные лики Господа Іисуса, Его Пречистой Матери и Святыхъ Угодниковъ, предъ которыми Благовѣрный Князь не разъ, конечно, изливалъ душу Свою въ молитвенныхъ воздыханіяхъ вердца, какъ живого вижу Его предъ собою съ его завѣтными думами и мечтами и мнѣ вѣрится, что Онъ почіетъ здѣсь не только бездыханнымъ тѣломъ Своимъ, а и духомъ.. И невольно подивишься предуставленному Богомъ совпаденію дня мученической кончины Его съ днемъ памяти св. Благовѣрнаго Князя Георгія Всеволодовича, мученически въ этотъ именно день 600 слишкомъ лѣтъ тому назадъ скончавшагося въ борьбѣ съ татарами за святую Русь. Не ясный ли это знакъ, что и нашъ Князь Мученикъ жилъ въ своей службѣ Царю и родинѣ тою же вѣрою, за которую св. Церковь прославляетъ Благовѣрнаго Князя Георгія?..

Не правда ли, какъ все это трогательно, умилительно и, что особенно нужно примѣтить намъ, поучительно..

Но не станемъ больше изыскивать путей Божіихъ въ судьбахъ Его, а, возблагодаривъ Благовѣрную Княгиню за дарованное намъ счастье молиться о Князѣ мученикѣ у гроба Его, вознесемъ объ Немъ молитвы свои къ Господу, да воздастъ Правосудный Ему вѣнецъ славы, и въ этой славѣ возводитъ Его въ божественной силѣ Своей все выше и выше, да станетъ и Онъ – родной Москвѣ и намъ съ вами Князь вмѣстѣ со вѣвми силами небесными молитвенникомъ за насъ, за всѣхъ вѣрныхъ сыновъ Россіи и за всю изстрадавшуюся и истерзанную землю Русскую...

Помолимся.

«Вѣра и Церковь». 1907. Том 1. Кн. 1. Отд. 2. C. 134-139.

 

[1] Первая годовщина мученической кончины Великаго Князя совпала съ Вселенской родительской (мясопустной) субботой. – ред.

[2] Рѣчь, сказанная 4-го февраля предъ панихидой о въ Бозѣ почившемъ Великомъ Князѣ, въ храмѣ, гдѣ погребено Его тѣло. Храмъ этотъ устроенъ въ Чудовонь монастырѣ, въ подалтарномъ этажѣ Алексѣсвскаго храма, примыкающаго непосредственно къ Николаевскому Дворцу. Освѣщаемый однимъ лишь небольшимъ боковымъ окномъ, выходящимъ на Дворцовую площадь, съ невысокимъ сводчатымъ потолкомъ онъ въ общемъ напомипаетъ собою пещерные храмы. Могила Великаго Князя въ сѣверной сторонѣ храма, приходящсйся подъ той стѣной, въ аркѣ, которой въ верхнемъ храмѣ почиваютъ св. мощи Святителя Алексія Митрополита Московскаго; для мраморнаго сакрофага подъ могилой Великаго Князя въ стѣнѣ сдѣлана сводообразная ниша. Мраморный иконостасъ храма поражаетъ оригинальностью своего устройства; въ двухъ боковыхъ его аркахъ за мѣстными иконами, въ углубленіи алтарной стѣны уставлена масса самыхъ разнообразныхъ и по размѣру и по формѣ въ общемъ небольшихъ старинныхъ иконъ и крестовъ. Мѣстныя иконы равно какъ и иконы второго яруса расположенныя сплошной стѣной, художественнаго письма иконостаснаго стиля. – «ВиЦ».

***

Великий Князь Сергей Александрович был погребен в особом склепе в Чудовом монастыре в Кремле. В начале 30-х гг. XX в. с уничтожением монастыря была разрушена и усыпальница над склепом. В 1995 г. Его останки были обнаружены при раскопках в Кремле и перенесены в Новоспасский монастырь. 

Ниже помещены снимки разрушеной усыпальницы из книги М. П. Степанова «Храм-усыпальница великого князя Сергея Александровича во имя преподобного Сергия Радонежского в Чудовом монастыре в Москве» (М. 1909).

См. также:

Обращение по поводу прославления Великаго Князя Сергия Александровича.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: