Святитель Игнатій (Брянчаниновъ) – O caмомнѣніи и смиpeнномудріи (Поученіе въ недѣлю о слѣпорожденномъ).

Возлюбленные братія! Господь нашъ Інсусъ Христосъ, по исцѣленіи слѣпорожденнаго, о чемъ мы слышали сегодня въ Святомъ Евангеліи, сказалъ: «На судъ Азъ въ міръ пріидохъ, да невидящіи видятъ, и видящій слѣпи будутъ» (1 Іоан. 9, 39). Этихъ словъ Господа не могли равнодушно выслушать гордые мудрецы и праведники міра, каковыми были іудейскіе фарисеи. Самолюбіе ихъ и высокое мнѣніе о себѣ признали себя оскорбленными. На слова Господа они отвѣчали вопросомъ, въ которомъ выразились вмѣстѣ и негодованіе, и самомнѣніе, и насмѣшка, и ненависть къ Господу, соединенная съ презрѣніемъ къ Нему. «Еда и мы слѣпи есмы?» сказали они. Отвѣтомъ на вопросъ фарисеевъ Господь изобразилъ имъ душевное состояніе ихъ, служившее начальною причиною вопроса. «Аще бысте слѣпи были, сказалъ Онъ имъ, не бысте имѣли грѣха: нынѣ же глаголете, яко видимъ, грѣхъ убо вашъ пребываетъ» (1 Іоан. 9, 41).

Какой страшный недугъ душевный – самомнѣніе! Оно въ дѣлахъ человѣческихъ лишаетъ гордаго помощи и совѣта ближнихъ, а въ дѣлѣ Божіемъ, въ дѣлѣ спасенія, оно лишило и лишаетъ надмѣнныхъ фарисеевъ драгоцѣннѣйшаго сокровища – дара Божія, принесеннаго съ неба Сыномъ Божіимъ, лишило и лишаетъ Божественнаго Откровенія и, соединеннаго съ принятіемъ этого Откровенія, блаженнѣйшаго общенія съ Богомъ.

Фарисеи признавали себя видящими, то есть удовлетворительно и въ высшей степени знакомыми съ истиннымъ богопознаніемъ, ненуждающимися ни въ какомъ дальнѣйшемъ преуспѣяніи и ученіи, и на этомъ основаніи отвергли то ученіе о Богѣ, которое преподавалось имъ непосредственно Богомъ.

Добродѣтель, противоположная гордости и особенному выраженію ея въ самомъ духѣ человѣческомъ – самомнѣнію – есть смиреніе. Какъ гордыня есть по преимуществу недугъ нашего духа, грѣхъ ума: такъ и смиреніе есть благое и блаженное состояніе духа, есть по преимуществу добродѣтель ума. По этой причинѣ она весьма часто именуется въ Священномъ Писаніи и въ Писаніяхъ святыхъ Отцевъ смиренномудріемъ. Что такое – смиренномудріе? Смиренномудріе есть правильное понятіе человѣка о человѣчествѣ: слѣдовательно оно есть правильное понятіе человѣка о самомъ себѣ. Прямое дѣйствіе смиренія, или смиренномудрія, заключается въ томъ, что правильное понятіе человѣка о человѣчествѣ и о самомъ себѣ примиряетъ человѣка съ собою, съ человѣческимъ обществомъ, съ его страстями, недостатками, злоупотребленіями, съ обстоятельствами частными и общественными, – примиряетъ съ землею и небомъ. Добродѣтель – смиреніе – получила свое наименованіе отъ рождаемаго ею внутренняго сердечнаго мира. Когда имѣемъ въ виду одно успокоительное, радостное, блаженное состояніе, производимое въ насъ добродѣтелію: то называемъ ее смиреніемъ. Когда же намѣреваемся вмѣстѣ съ состояніемъ указать и на источникъ состоянія: тогда именуемъ ее смиренномудріемъ.

Не подумайте, возлюбленные братія, чтобъ данное нами опредѣленіе, въ которомъ смиренномудріе названо правильнымъ образомъ мыслей человѣка вообще о человѣчествѣ и въ частности о самомъ себѣ, было опредѣленіемъ произвольнымъ, Такое, опредѣленіе смиренію и смиренномудрію указано самимъ Господомъ. Онъ сказалъ: «Аще.... уразумѣете истину: то истина осободитъ вы» (Іоан. 8, 32). Но что такое духовная свобода, преподаваемая Истиною, какъ не святый благодатный миръ души, какъ не святое Смиреніе, какъ не Евангельское Смиренномудріе? Божественная Истина – Господь нашъ Іисусъ Христосъ (Іоан. 14, 6). Онъ возвѣстилъ: «Научитеся отъ Меня, отъ Божественной Истины, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ, и обрящете покой душамъ вашимъ» (Матѳ. 11, 29). Смиренномудріе есть образъ мыслей человѣка о себѣ и о человѣчествѣ, внушенный и внушаемый Божественною Истиною[1]. Самомнѣніе есть горестное и пагубное самообольщеніе, есть убійственный обманъ, которымъ обманываетъ себя ослѣпленное человѣчество и которымъ обманываютъ его демоны.

Ложны взгляды и основанія человѣческой гордыни, человѣческаго самомнѣнія. Гордый смотритъ на себя какъ на самобытное существе, а не какъ на созданіе Божіе; земная жизнь представляется ежу безконечною, смерть и вѣчность – несуществующими. Промысла Божія нѣтъ для него: онъ признаетъ правителемъ міра разумъ человѣческій. Всѣ помышленія его пресмыкаются по землѣ; жизнь его принесена всецѣло въ жертву землѣ, на которой хотѣлось бы ему учредить непрестанное наслажденіе грѣхомъ. И къ этой-то безумной, несбыточной цѣли стремятся со всѣмъ усиліемъ слѣпотствующіе Фарисей и Саддукей.

Напротивъ того, воспоминаніе о смертн сопутствуетъ смиренномудрому на пути земной жизни, наставляетъ его дѣйствовать на землѣ для вѣчности, и, что чудно, самыя дѣйствія его воодушевляетъ особенною благотворностію. Смиренномудрый дѣйствуетъ для добродѣтели, а не по побужденію страстей и не для удовлетворенія страстямъ: слѣдовательно дѣйствія его не могутъ не быть благодѣтельными для общества человѣческаго. Смиренномудрый видитъ себя ничтожною пылинкою среди громаднаго мірозданія, среди временъ, поколѣній и событій человѣческихъ, протекшихъ и грядущихъ. Умъ и сердце смиренномудраго способны принять Божественное христіанское ученіе и непрестанно преуспѣвать въ христіанскихъ добродѣтеляхъ; умъ и сердце смиренномудраго видятъ и ощущаютъ паденіе природы человѣческой, и потому способны признать и принять Искупителя.

Смиренномудріе не видитъ достоинствъ въ надшей природѣ человѣческой: оно созерцаетъ человѣчество какъ превосходное созданіе Божіе, но вмѣстѣ созерцаетъ и грѣхъ, проникшій во все существо человѣка, отравившій это существо; смиренномудріе, созерцая великолѣпіе созданія, созерцаетъ виѣстѣ и безобразіе созданія, искаженнаго грѣхомъ; оно постоянно сѣтуетъ объ этомъ бѣдствіи. Оно смотритъ на землю какъ на страну своего изгнанія, стремится покаяніемъ возвратить себѣ Небо, утраченное самомнѣніемъ. Но самомнѣніе, исходатайствовавшее паденіе и погибель человѣчеству, не видитъ и не сознаетъ паденія въ природѣ человѣческой: оно видитъ въ ней одни достоинства, одни совершенства и изящества; самые недуги душевные, самыя страсти почитаетъ доблестями. Такой взглядъ на человѣчество дѣлаетъ мысль объ Искупителѣ совершенно излишнею и чуждою. Видѣніе самомнительныхъ есть ужасная слѣпота; а невидѣніе смиренныхъ есть способность къ видѣнію Истины. Къ сему-то и относятся слова Господа: «На судъ Азъ въ міръ пріидохъ, да невидящіи видятъ, и видящій слѣпи будутъ». Приняли Господа смиренные, и просвѣтились Божественнымъ Свѣтомъ; отвергли его гордецы, довольные собою, и еще болѣе омрачились отверженіемъ и хулою Бога.

Ярко свѣтятся на чистомъ небѣ ночною порою безчисленныя звѣзды, какъ-бы препираясь одна съ другою обиліемъ свѣта: но при появленіи солнца звѣзды исчезаютъ, – исчезаютъ, какъ-бы дѣлаясь вовсе несуществующими, хотя въ сущности всѣ онѣ остаются на своихъ мѣстахъ. Такъ и добродѣтели человѣческія, когда сличаются однѣ съ другими, имѣютъ свой свѣтъ: при появленіи же добра Божественнаго онѣ исчезаютъ предъ Свѣтомъ Божества. Апостолъ, бесѣдуя о добродѣтеляхъ патріарха Авраама, сказалъ, что Авраамъ «имать похвалу, но не у Бога»; относительно же Бога «вѣрова Авраамъ Богови, и вмѣнися ему въ правду» (Рим. 4, 2-3). Такъ слѣдовало бы поступить фарисеямъ, хвалившимся своимъ происхожденіемъ по плоти отъ Авраама, но отчуждившимся отъ него по духу. Въ противоположность образу дѣйствій Авраама, они захотѣли удержать за собою мнимыя достоинства ветхаго человѣка, и чрезъ это содѣлались неспособными къ самопознанію и Богопознанію; они услышали страшный приговоръ Господа: «Аще бысте слѣпи были», то есть, еслибъ вы признали слѣпоту свою, «не бысте имѣли грѣха; нынѣ же», будучи слѣпыми, «глаголете, яко видимъ: грѣхъ убо вашъ пребываетъ». Вы усвоили его себѣ и запечатлѣли въ себѣ вашимъ самомнѣніемъ.

Былъ въ юности своей воспитанникомъ фарисеевъ святый Апостолъ Павелъ; но онъ не послѣдовалъ ожесточенію и самомнѣнію фарисеевъ. Былъ онъ, какъ повѣдаетъ самъ о себѣ въ назиданіе наше, «Евреинъ отъ Еврей, по закону Фарисей, по правдѣ законнѣй непороченъ. Но еже ми бяху пріобрѣтенія, сія», говоритъ онъ, «вмѣнихъ Христа ради тщету. Но убо вмѣняю вся тщету быти за превосходящее разумѣніе Христа Іисуса Господа моего» (Филип. 3, 5-8).

Возлюбленные братія! Будемъ подражать святому апостолу Павлу и прочимъ святымъ угодникамъ Божіимъ, и приступимъ къ Богу, вполнѣ отвергнувъ пагубное самомнѣніе, при посредствѣ смиренія. При посредствѣ смиренія прилѣпимся къ Богу; привлечемъ къ себѣ посредствомъ смиренія вниманіе и милосердіе Бога нашего, который сказалъ: «На кого воззрію, точію на кроткаго и смиреннаго и трепещущаго словесъ Моихъ» (Исаіи 66, 2). Видѣніемъ и сознаніемъ грѣховъ своихъ включимъ себя въ число грѣшниковъ, возлюбленныхъ Богу; отверженіемъ самомнѣнія исключимъ себя изъ числа ложныхъ праведниковъ, иначе отречется отъ насъ Богъ, сказавшій: «Не пріидохъ призвати праведники, но грѣшники на покаяніе» (Матѳ. 9, 13). Сердце наше да будетъ наздано смиреніемъ въ духовный жертвенникъ Богу[2], и жрецъ Бога Вышняго – умъ нашъ – да возноситъ Ему духовныя жертвы! да возноситъ жертву умиленія, жертву покаянія, жертву исповѣданія, жертву молитвы, преисполняя всякую жертву смиренномудріемъ: «яко сердце сокрушенно и смиренно Богъ не уничижитъ» (Псал. 50, 19). Аминь.

 

Сочиненiя епископа Игнатiя (Брянчанинова). Изд. 2-е. Томъ 4. Спб. 1886. С. 170-175.

 

[1] «Уста смиренномудраго глаголютъ истину», сказалъ Пр. Маркъ Подвижникъ. Слово о Духовномъ Законѣ гл. 9.

[2] Преподобный Пименъ Великій говорилъ: «на одномъ только мѣстѣ дозволено было Израильтянамъ приносить жертвы и отправлять общественное Богослуженіе. Въ духовномъ смыслѣ это мѣсто – смиреніе». Алфабитный Патерикъ.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: