О полѣзности пѣснопѣній въ христіанскомъ богослуженіи. Слово св. Никиты, епископа Ремесіанскаго.

Человѣкъ, исполняющій свои обѣщанія, платитъ и долги свои. Я помню, что обѣщалъ вамъ въ концѣ моей прошлой проповѣди о духовной благодати и цѣнности бдѣнія – въ слѣдующей прославить пѣніе псалмовъ и гимновъ.

И если Богу угодно, свое обѣщаніе я исполню въ этой проповѣди. Да и можно ли найти лучшее время, чѣмъ то, когда у сыновъ свѣта ночь обращается въ день, когда тишина и молчаніе подарены намъ самой ночью и когда мы поглощены тѣмъ, о чемъ прозвучитъ сейчасъ моя проповѣдь?

Не самое ли лучшее время для подбадриванія солдатъ – время передъ началомъ сраженія?

Также и для моряковъ – хороша шумно-веселая пѣсня для нихъ, когда, склонившись надъ веслами, они несутся надъ волнами моря.

Также и для насъ. Хорошо для насъ теперь говорить о литургическомъ пѣніи, когда всѣ прихожане собрались сюда, именно для этой цѣли.

Я знаю, что есть и среди насъ, и въ восточныхъ провинціяхъ, такіе, которые считаютъ, что пѣть гимны и псалмы во время божественной службы излишнѣ и, пожалуй, даже предосудительно.

По ихъ мнѣнію, это несдержанность – произносить языкомъ то, что вполнѣ достаточно оказать въ своемъ сердцѣ.

Въ подтвержденіе своего мнѣнія они приводятъ текстъ изъ посланія Апостола къ Ефесянамъ (5, 18, 19): «Исполняйтесь Духомъ, назидая другъ друга псалмами и славословіями и пѣснопѣніями духовными, поя и воспѣвая въ сердцахъ вашихъ Господу».

Основываясь на этихъ словахъ Апостола, они утверждаютъ, что мы должны воспѣвать въ нашихъ сердцахъ, а не производить шума звуками голосовъ – какъ на сценѣ въ трагедіяхъ.

Для Господа, видящаго сердца наши, достаточно, они настаиваютъ, чтобы наши пѣснопѣнія были не слышны и заключены въ сердцахъ.

Я же придерживаюсь совсѣмъ другого мнѣнія.

Ничего, конечно, нѣтъ неправильнаго славословить въ сердцѣ своемъ. Наоборотъ, всегда хорошо въ сердцѣ своемъ размышлять о Господѣ. Но я также думаю, что очень похвально прославлять Господа и звукомъ своего голоса.

Но предъ тѣмъ, какъ подтвердить свою мысль многочисленными цитатами изъ Священнаго Писанія, я хочу сперва опровергнуть ложное мнѣніе тѣхъ, кто осуждаетъ славословіе голосомъ, этимъ, самымъ же ранее приведеннымъ текстомъ изъ посланія Апостола.

Совершенно правильно то, что Апостолъ сказалъ: «исполняйтесь Духомъ, назидая другъ друга псалмами».

Но не менѣе вѣрно и то, что онъ имѣлъ въ виду именно то, чтобы мы открывали наши уста и шевелили языкомъ и губами, и это по той простой причинѣ, что никто и не можетъ говорить безъ этихъ органовъ.

Молчаніе и звуки голоса такъ же различны между собой, какъ холодъ и тепло. Обратите вниманіе на то, что Апостолъ сказалъ: «назидая псалмами и славословіями».

Ясно, что онъ не упомянулъ бы слова «пѣснопѣній», если бы подразумѣвалъ только молчаніе. Вполнѣ очевидно каждому, что никто не можетъ одновременно и пѣть и хранить молчаніе.

Говоря «въ вашихъ сердцахъ», Апостолъ этими словами хотѣлъ насъ предостеречь не пѣть только голосомъ, но сопровождать его въ то же время и чувствомъ своего сердца. Въ другомъ мѣстѣ онъ говоритъ (1 Кор. 14, 15): «Стану молиться духомъ, стану молиться и умомъ». Онъ имѣлъ въ виду пѣніе и голосомъ и мыслью. Возраженія же противъ пѣнія – это все выдумки еретиковъ.

Когда они ослабѣваютъ въ вѣрѣ, то начинаютъ искать причинъ противъ пѣнія. Они прикрываютъ этимъ свою враждебность къ пророкамъ и особенно къ пророчествамъ о Господѣ и Творцѣ. Подъ видомъ набожности они хотятъ, чтобы умолкли пороки и божественныя пѣснопѣнія Давида.

О, возлюбленные! Мы воспитались на ученіи пророковъ, на св. Писаніи и на апостольскихъ посланіяхъ. Будемъ же всегда передъ своимъ духовнымъ взоромъ имѣть все, что было сказано и сотворено тѣми, кому мы обязаны тѣмъ, что мы есть.

Обратимся же сначала къ авторитету говорившихъ о томъ, какъ угодны Господу духовныя пѣснопѣнія. И если вы спросите меня, кто же первый ввелъ въ обычай духовное пѣніе, мой отвѣтъ будетъ: Моисей (Исходъ 15). Онъ пропѣлъ замѣчательную пѣсню Богу, послѣ того, какъ Египетъ былъ пораженъ десятью казнями, фараонъ потонулъ и народъ Израильскій двинулся въ пустыню, исполненный радости своимъ переходомъ черезъ Красное море. Онъ пѣлъ: «Прославимъ Господа, ибо Онъ преславно возвеличился».

Между прочимъ, я долженъ предупредить васъ противъ книги, озаглавленной «Откровеніе Авраама», которая вымышленна и въ которой говорится о пѣніи животныхъ, стихій и водъ. Этотъ трудъ не подлинный и не заслуживаетъ довѣрія. И такъ, первый, кто организовалъ хоръ, былъ Моисей, вождь Израильскаго народа. Раздѣливъ мужчинъ и женщинъ на два хора, возглавивъ одинъ изъ нихъ самъ и поставивъ сестру свою во главѣ другого, онъ обучилъ ихъ пѣть торжественную пѣсню Богу.

Позже, Девора, женщина достойная, упомянутая въ книгѣ Судей, прославилась той же дѣятельностью.

Моисей, передъ своимъ исходомъ изъ жизни, пропѣлъ устрашающую пѣснь (Втор. гл. 32). Онъ оставилъ пѣсню эту, какъ завѣтъ народу Израильскому для того, чтобы предостеречь его и указать ему, какого рода бѣдствія его ожидаютъ, если онъ когда-либо оставитъ Бога. И горе тѣмъ, которые откажутся оставить свои заблужденія, услышавъ такое явное обличеніе. Нѣтъ сомнѣнія, вы найдете множество мужчинъ и женщинъ, исполненныхъ Божественнымъ Духомъ, которые воспѣвали Таинства Гооподни. Среди нихъ особенно выдѣляется Давидъ. Еше юношей онъ обладалъ уже этимъ даромъ, и, Божіей милостью, сдѣлался княземъ среди пѣвцовъ и намъ оставилъ сокровищницу своихъ пѣснопѣній. Когда онъ игралъ на гусляхъ, будучи совсѣмъ еще мальчикомъ, и пѣлъ своимъ сладкимъ голосомъ, лучше становилось Саулу и духъ нечистый отступалъ отъ него (1 Цар. 16, 14-24). Нельзя, конечно, думать, что въ гусляхъ заключалась какая-либо сила, но онѣ съ ихъ деревянной рамой и съ натянутыми на нихъ струнами, являются какъ бы символомъ Креста Господня. Давидъ пѣлъ о страданіяхъ (Господнихъ?) и, благодаря этому пѣнію, духъ нечистый отступалъ отъ Саула. Въ псалмахъ Давида вы найдете все, что полезно мужчинамъ и женщинамъ всѣхъ классовъ общества и любого возраста. Дѣти найдутъ въ нихъ молоко для своего ума, подростки – слова для прославленія Бога, юноши – способы исправить свое поведеніе, молодые люди – примѣръ для жизни, старики – пищу для молитвы. Сироты найдутъ въ Давидѣ – отца, вдовы – того, кто оберегаетъ ихъ права, бѣдные – защитника, чужеземцы – покровителя.

Правители и начальники получатъ урокъ страха. Псалмы утѣшаютъ страдающихъ, смягчаютъ радующихся, успокаиваютъ гнѣвающихся, утѣшаютъ бѣдныхъ и пробуждаютъ совѣсть богатыхъ. Псалмы предоставляютъ лѣкарство всѣмъ, кто желаетъ его получить, включая и грѣшниковъ, которымъ они приносятъ леченіе, святое покаяніе и слезы. Духъ Святой приноситъ обильные дары, чтобы даже самыя зачерствѣлыя сердца и тѣ понемногу могли бы съ радостью принять лѣкарство этихъ словъ откровенія.

Обыкновенно человѣческая природа отвергаетъ все, что ей трудно и требуетъ усилія, несмотря на то, что оно можетъ быть и похвально, отвергаетъ все подобное, или, по меньшей мѣрѣ, принимаетъ только то, что ее прельщаетъ. При помощи своего слуги Давида, Господь приготовилъ лѣкарство, дѣйственное для излеченія ранъ грѣха, и въ то же время сладкое на вкусъ, благодаря своимъ мелодіямъ. Ибо псалмопѣніе сладко для слуха. Оно проникаетъ въ душу, будучи пріятно. Оно легко запоминается, если часто повторяется.

Исповѣди, которыя не могутъ быть исторгнуты изъ сердца самымъ суровымъ закономъ, добровольно творимы подъ вліяніемъ псалмопѣнія. Въ этихъ псалмахъ содержится для тѣхъ, кто размышляетъ о нихъ, все, что утѣшаетъ насъ въ Законѣ, въ пророкахъ и даже въ Евангеліи.

Въ псалмахъ Богъ открывается, а идолы подвергаются презрѣнію, вѣра принимается, а невѣріе отвергается, праведность предлагается, а несправедливость запрещается, милосердіе восхваляется, а жестокость порицается, истина похваляется, а ложь осуждается, вина порицается, а невинность рекомендуется, гордость свергается, а смиреніе превозносится, о терпѣніи проповѣдуется, знамя мира развертывается, моленія о врагахъ произносятся, возмездіе обѣщается, довѣрчивая надежда воспитывается.

Но что самое значительное – тамъ воспѣваются Таинства Христовы. Ясно указывается Боговоплощеніе, и даже больше того, отверженіе Его неблагодарнымъ народомъ и привѣтствіе Его среди иныхъ народовъ. Чудеса Господни воспѣты, Его преславное Воскресеніе возвѣщено, и упомянуто то, что Онъ сидитъ по правую сторону Отца. Въ добавленіе къ этому, объявлено пришествіе Господа въ облакѣ славы и Его грозный судъ надъ живыми и мертвыми.

Есть ли необходимость добавлять еще что-нибудь?

Есть тамъ и откровеніе о посланіи Творящаго Духа и обновленіи міра, за которымъ послѣдуетъ вѣчное царство праведныхъ, во славѣ Господа, и вѣчное наказаніе нечестивыхъ.

Таковы пѣснопѣнія, воспѣваемыя Божіей Церковью!

Этими пѣснями мы здѣсь, на этомъ собраніи, наполняемъ наши уста. Для поющихъ – пѣсни не только развлеченіе, но и отвѣтственность. Ихъ долгъ не вызывать страсти, а умиротворять ихъ. Нѣтъ никакого сомнѣнія, что эти пѣснопѣнія пріятны Богу, ибо въ нихъ нѣтъ ничего иного, какъ только прославленіе Создателя. И псалмопѣвецъ, который говоритъ: «все дышущее да хвалитъ Господа!», принуждаетъ все твореніе славить Бога, Главу всего, и добавляетъ: «я буду славить имя Бога моего въ пѣсни, буду превозносить Его въ славословіи», обѣщая этими словами и самому прославлять.

Онъ пишетъ далѣе: «Богу угоднѣе пѣснопѣнія, чѣмъ когда у молодого теленка вырастаютъ рога и копыта, угоднѣе, когда приносятся духовныя жертвы, чѣмъ когда приносятся въ жертву живыя существа».

Въ тѣхъ жертвахъ кровь неразумныхъ животныхъ проливается, а здѣсь изъ души и чистой совѣсти воздается разумное прославленіе.

Праведно сказалъ Господь: «Кто приноситъ въ жертву хвалу, тогъ чтитъ Меня, и кто наблюдаетъ за путемъ своимъ, тому явлю Я спасеніе Божіе» (Пс. 49, 23). Прославляйте Господа въ вашей жизни, приносите Ему жертву хвалы, и, такимъ образомъ, указывайте душѣ своей путь ко спасенію.

Хвала, приносимая изъ чистой совѣсти, радуетъ Господа, и поэтому псалмопѣвецъ увѣщеваетъ насъ: «Хвалите Господа, ибо благо пѣть Богу нашему, ибо это сладостно, – хвала подобающая» (Пс. 146, 1). Имѣя это въ виду и сознавая, какъ угодно такое восхваленіе Богу, псалмопѣвепъ возглашаетъ снова: «Седмимратно въ день прославляю Тебя за суды правды Твоей». Затѣмъ онъ добавляетъ слѣдующее обѣщаніе: «И языкъ мой будетъ проповѣдывать правду Твою и хвалу Твою всякій день» (Пс. 34, 28). Нѣтъ сомнѣнія, что онъ испыталъ на себѣ добро этого служенія, ибо онъ напоминаетъ намъ: «Призову, хваля, Гоопода, и отъ враговъ моихъ спасусь» (Пс. 17, 4). Этотъ щитъ защищалъ его и раньше, ибо будучи еще юношей, онъ уничтожилъ всю мощь Голіаѳа, да и во многихъ другихъ случаяхъ оказывался побѣдителемъ надъ своими врагами.

Я не намѣренъ утомлять васъ, возлюбленные, болѣе подробнымъ матеріаломъ изъ прошлаго, изъ псалмовъ. Теперь настало время обратиться къ Новому Завѣту, и особенно, чтобы указать на то, что обычай псалмопѣнія не былъ отмѣненъ, хотя многіе другіе обряды Ветхаго Завѣта перестали соблюдаться. Только физическія установленія были отвергнуты, напримѣръ: обрѣзаніе, соблюденіе субботы, жертвоприношенія, различіе пищи, также употребленіе трубъ, арфъ и цимбаловъ. У насъ есть имъ лучшая замѣна, а именно музыка человѣческаго голоса. Ежедневныя омовенія, соблюденіе новолунія, осмотръ проказы совершенно вышли изъ употребленія и принадлежатъ прошлому, какъ и все то, что имѣетъ значеніе только для опредѣленнаго періода времени и мѣста – какъ если бы было предназначено для дѣтей. А все то, что было духовно въ Ветхомъ Завѣтѣ, какъ напримѣръ: вѣра, благочестіе, молитва, терпѣніе, цѣломудріе, псалмопѣніе – всѣ эти духовныя качества усилились (пріобрѣли большее значеніе) въ Новомъ Завѣтѣ и не потеряли свое значеніе. Такъ, уже въ началѣ Евангелія, вы найдете, какъ Захарія, отецъ великаго Іоанна, послѣ долгаго молчанія, произнесъ пророчество въ видѣ гимна (Лук. 1, 67). Елисавета, которая была долго бездѣтна, прославила Бога въ своемъ сердцѣ, когда сынъ обѣщанія долженъ былъ родиться.

А когда Христосъ родился на землѣ, многочисленное воинство небесныхъ ангеловъ воспѣло пѣснь хваленія: «Слава въ вышнихъ Богу, и на земли миръ, въ человѣцѣхъ благоволеніе».

Дѣти въ храмѣ восклицали, воспѣвая: «Осанна Сыну Давидову!», раздражая этимъ фарисеевъ. Господь нашъ скорѣе подбодрилъ ихъ (открылъ уста ихъ), чѣмъ запретилъ имъ, говоря: «развѣ вы никогда не читали: изъ устъ младенцевъ и грудныхъ дѣтей Ты устроилъ хвалу (Пс. 21, 16), и если они умолкнутъ, то камни возопіютъ» (Лук. 19, 40).

Однако, я долженъ быть кратокъ. Самъ Господь, нашъ Учитель и Владыка словъ и дѣлъ, показалъ намъ, какъ угодно Ему псалмопѣніе, когда Онъ поднялся на гору Масличную, только послѣ того, какъ былъ пропѣтъ гимнъ (Матѳ. гл. 21).

Имѣя всѣ эти свидѣтельства, развѣ кто-нибудь можетъ еще сомнѣваться въ религіозной цѣнности псалмопѣнія и пѣнія гимновъ?

Ибо въ этомъ текстѣ ясно сказано, что Тотъ, Котораго прославляли ангелы въ небесахъ, «пропѣлъ вмѣстѣ со Своими учениками гимнъ» (Матѳ. 26, 30).

Мы знаемъ, что позднѣе и апостолы также слѣдовали этому обычаю, такъ какъ даже въ тюрьмѣ они не переставали пѣть.

Ап. Павелъ пишетъ Церкви: «когда вы сходитесь, и у каждаго изъ васъ есть псаломъ, есть поученіе, есть откровеніе, есть истолкованіе, все да будетъ къ назиданію» (1 Кор. 14, 26).

И въ другомъ мѣстѣ говоритъ: «Стану пѣть духомъ, стану пѣть и умомъ».

И Апостолъ Іаковъ написалъ въ своемъ посланіи: «Злостраждетъ ли кто изъ васъ? пусть молится. Веселъ ли кто? пусть поетъ псалмы» (Іак. 5, 13).

Св. Іоаннъ возвѣщаетъ въ Апокалипсисѣ, что когда Духъ открылъ Себя ему, онъ увидѣлъ и услышалъ, «какъ бы голосъ небеснаго воинства, какъ шумъ водъ многихъ, какъ бы голосъ громовъ сильныхъ, говорящихъ: аллилуія!».

Изъ всего выше сказаннаго мы можемъ заключить, что никто не долженъ сомнѣваться въ томъ, что это служеніе, если оно сопровождается чистой вѣрой и благочестіемъ, равносильно пѣнію ангеловъ, которые, какъ мы знаемъ, не имѣя препятствій въ видѣ сна или какихъ-либо занятій, не перестаютъ прославлять и благословлять Господа и Спасителя на небесахъ.

И поскольку все сказанное нами истинно, братія, будемъ съ полной увѣренностью продолжать наше служеніе пѣснопѣнія.

Повѣримъ, что намъ дана Богомъ великая, очень великая благодать воспѣвать чудеса вѣчнаго Бога вмѣстѣ съ великими святыми, пророками и даже мучениками. Мы исповѣдуемъ съ Давидомъ то, что Онъ благъ, съ Моисеемъ мы поемъ великую пѣснь славѣ Святому и Божественному Духу, съ Анной, символомъ Церкви – прежде безплодной, а теперь плодоносной – мы укрѣпляемъ сердца наши прославленіемъ Бога. Съ Исаіей мы бодрствуемъ. Со святыми пророками Іоной и Іереміей поемъ молитвы. Съ тремя юношами въ пещи огненной мы призываемъ каждое существо прославлять Бота. Пусть наша душа съ Елисаветой величаетъ Господа. Можетъ ли быть что-нибудь выше радости, когда мы услаждаемъ себя псалмами, подкрѣпляемъ молитвами, питаемъ поученіями, которыя читаются между ними? Какъ гости, наслаждающіеся у стола изобиліемъ яствъ, такъ и наши души услаждаются богатымъ пиромъ поученій и пѣснопѣній.

Братія мои, будемъ угодны Богу, будемъ пѣть со вниманіемъ и съ умомъ, не развлекаемы праздными разговорами.

Ибо псаломъ приглашаетъ насъ: «ибо Богъ – Царь всей земли, пойте всѣ разумно» (Пс. 46, 8). Итакъ, мы должны пѣть разумно, то есть не только звукомъ голоса, но и умомъ. Мы должны вдумываться въ слова пѣснопѣнія, а иначе будемъ развлекаться праздными разговорами и ненужными мыслями и потеряемъ плоды нашихъ усилій. Звуки и мелодіи нашего пѣнія должны быть благоговѣйными. Они не должны быть мелодраматичны, но должны носить въ себѣ духъ истиннаго христіанства. Они должны въ себѣ не имѣть ничего театральнаго, но должны вызывать въ насъ чувство печали изъ за нашихъ грѣховъ. Конечно, всѣ должны пѣть въ полномъ согласіи, безъ дисгармоничныхъ нотъ. Не должно быть такъ, что одинъ неразумно тянетъ ноты, сосѣдъ же его въ то время спѣшитъ; и не одинъ изъ васъ не долженъ пѣть слишкомъ тихо, въ то время какъ другіе повышаютъ голоса. Отъ каждаго требуется смиренно содѣйствовать хору въ цѣломъ.

Никто не долженъ пѣть непристойно, громче или медленнѣе, чѣмъ всѣ остальные, какъ если бы дѣлалъ онъ это изъ за ложнаго тщеславія или изъ уваженія къ человѣку. Все богослуженіе должно совершаться въ сознаніи присутствія Бога, а не для того, чтобы угодить людямъ.

Что касается гармоніи голосовъ, то у насъ есть примѣръ этому въ трехъ блаженныхъ юношахъ, о которыхъ пророкъ Даніилъ разсказалъ намъ: «Эти три единогласно прославляли и благословляли Бога въ пещи, раскаленной огнемъ: благословенъ Господь Богъ нашихъ отцовъ!».

Вотъ вы видите, это для нашего поученія намъ разсказано, что три юноши единогласно, благоговѣйно и смиренно славили Бога.

Поэтому будемъ пѣть всѣ единогласно, приспособившись соотвѣтствующимъ образомъ. Если кто-либо не въ состояніи пѣть вѣрно съ другими, то лучше ему пѣть тише, чѣмъ выдѣляться отъ другихъ.

Такимъ образомъ, онъ сможетъ принимать участіе въ служеніи безъ того, чтобы вносить несогласованность въ общественное пѣніе. Не каждый, конечно, обладаетъ музыкальнымъ и гибкимъ голосомъ. Извѣстно, что святой Кипріанъ пригласилъ своего друга Доната, зная, что онъ хорошо поетъ, присоединиться къ служенію: «Проведемъ день въ радости, такъ, чтобы ни одинъ часъ не былъ бы безъ небесной благодати. Пусть праздникъ наполниться пѣснопѣніями, ибо ты обладаешь прекраснымъ голосомъ и музыкальнымъ слухомъ. Исполняй эту обязанность регулярно. Ты напитаешь любящихъ тебя друзей, если ты имъ дашь возможность услышать духовное пѣснопѣніе. Въ религіозной сладости пѣнія есть много привлекательнаго, и тѣ, кто поютъ хорошо, обладаютъ особой благодатью привлекать къ религіи тѣхъ, кто ихъ слушаетъ» (свмуч. Кипріанъ, письмо къ Донату 16). И если голосъ твой не рѣзкій и ты поешь въ согласіи съ музыкальными инструментами, то онъ будетъ источникомъ радости и поученія для тѣхъ, кто слушаетъ насъ. И Богу, «Который сотворилъ всѣхъ людей одинаково, чтобы обитать въ Его домѣ», будутъ угодны наши единогласныя прославленія. Когда мы поемъ, всѣ должны пѣть, когда мы молимся – всѣ должны молиться, когда читаемъ поученія – всѣ должны молчать, чтобы всѣ могли слушать. Никто въ это время не долженъ молиться громко, чтобы мѣшать читающему. Если же такъ случится, что придешь во время чтенія, то поклонись Господу и перекрестись, и начни внимательно слушать то, что читается.

Ясно, что время для молитвы тогда, когда мы всѣ молимся. Конечно, ты можешь молиться частнымъ образомъ, когда и гдѣ захочешь. Но подъ предлогомъ молитвы не пропускай поученій. Молиться можешь, когда пожелаешь, поученіе же не всегда доступно. И не думай, что не получишь пользы, внимая священному поученію. Достовѣрно извѣстно, что молитва улучшается и углубляется, послѣ того, какъ нашъ умъ напитается чтеніемъ и сможетъ воспарить мыслью къ божественному, о которомъ только что слышалъ.

Слова Господни говорятъ намъ, что Марія, сестра Марѳы, выбрала лучшую часть, сидя у ногъ Іисуса, и слушая Его слова и не думая о сестрѣ своей.

Поэтому, мы не должны удивляться, когда діаконъ яснымъ голосомъ, какъ глашатай, предупреждаетъ всѣхъ молящихся и склонившихъ колѣни дѣйствовать во всемъ въ полномъ согласіи.

Богъ любитъ «людей одного духа» и «вводитъ ихъ въ домъ Свой». А тѣ, кто обитаютъ въ этомъ домѣ, провозглашены псалмомъ благословенными, ибо они будутъ прославлять Бога во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

Переведено Η. П.

 

Отъ переводчика:

«Ни теченіе времени, ни изнеможеніе плоти, ни бѣгство въ чужыя страны, ни даже смерть сама не оторвутъ меня отъ тебя, ибо, если и угасаетъ жизнь тѣла, жизнь любви будетъ жить во вѣки». Такъ пишетъ св. Павлинъ Нольскій въ своей 17 поэмѣ[1], посвященной своему другу преп. Никитѣ, епископу Ремесіанскому.

Слова этой поэмы говорятъ о глубокой дружбѣ, связывавшей этихъ епископовъ – людей разныхъ національностей, жившихъ въ различныхъ церковныхъ условіяхъ: св. Павлинъ въ высококультурной Римской имперіи, а преп. Никита «среди непроходимыхъ горъ, бездорожныхъ пустынь и свирѣпыхъ разбойниковъ сѣвера, обращаемыхъ имъ въ благочестивыхъ монаховъ». Дружба этихъ святителей какъ бы символизируетъ единство церковнаго сознанія той эпохи, еще не омра чистоту вѣры, когда формировался церквоный укладъ.

Земная жизнь преп. Никиты охватываетъ періодъ отъ 335 по 415 годъ, періодъ торжества и расцвѣта Христіанской Церкви послѣ длительныхъ вѣковъ гоненія. Это была эпоха, когда Отцы Церкви отстаивали чистоту вѣры, когда формировался церковныхъ укладъ жизни и богослуженія.

Мѣсто рожденія преп. Никиты – городъ Ремесіана (теперешняя Бела-Паланка, въ Южной Сербіи), находившійся на границѣ между Восточной и Западной Римской имперіей.

Въ своей поэмѣ св. Павлинъ пишетъ о преп. Никитѣ: «Господь не предназначилъ тебя быть господиномъ одного народа, ни гражданиномъ одной страны. Взгляни, и наша страна усыновила тебя! Раздѣли же поровну свою преданность и свою любовь. Сдѣлайся гражданиномъ обѣихъ странъ, даря намъ свою любовь, а свое присутствіе своимъ соотечественникамъ. И наша страна можетъ быть названа твоей духовной родиной, ибо ты обитаешь въ сердцахъ нерукотворенныхъ – въ живомъ городѣ человѣческихъ сердецъ».

Свѣдѣній о жизни преп. Никиты не такъ много. Впервые его имя, ошибочно написанное «Ника» (Nicha), встрѣчается въ письмѣ епископа Герминія въ 366-367 г. По мнѣнію изслѣдователей, знаменитое размышленіе «О раличныхъ наименованіяхъ нашего Спасителя» преп. Никиты было написано вскорѣ послѣ этого. Также не исключена возможность, что онъ присутствовалъ на соборѣ въ Римѣ, созванномъ папой Дамасомъ въ 371 г.

Въ шестомъ вѣкѣ блаженный Кассіодоръ восхвалялъ «краткость и ясность небеснаго ученія о догматѣ Пресвятой Троицы, находящагося въ твореніи о вѣрѣ Никиты»[2].

Геннадій Марсельскій, церковный писатель[3], въ овоей книгѣ «О знаменитыхъ мужахъ» пишетъ о немъ слѣдующее: «Никита, епископъ Ромаціи, написалъ на ясномъ и простомъ языкѣ шесть книгъ для обученія неофитовъ о Символѣ Вѣры, о наименованіяхъ нашего Господа и о Жертвѣ Пасхальной».

Русская дореволюціонная энциклопедія Брокгауза и Ефрона даетъ о немъ краткое свѣдѣніе: «Никита (353-420), святой, былъ епископомъ города Ремесіаны, проповѣдывалъ христіанство славянскимъ племенамъ, скиѳамъ и дакамъ. Написалъ шесть книгъ. Память его 24 іюня».

Эти краткія и сухія свѣдѣнія не даютъ намъ никакого представленія о личности святителя. Поэтому какъ цѣнны двѣ ему посвященныя поэмы св. Павлина! При чтеніи ихъ предъ нами вырастаетъ человѣкъ, выдающихся нравственныхъ качествъ и глубокихъ дарованій, который, придя «изъ далекой Дакіи въ Римъ, вызвалъ вполнѣ заслуженное восхищеніе и уваженіе» (св. Павлинъ).

Епархія его была огромна: она простиралась отъ юго-восточной Сербіи, захватывая Дакію (современная Болгарія), Фракію (современная Румынія) и достигала сѣверныхъ береговъ Чернаго моря и сѣверныхъ отлоговъ Кавказкихъ горъ.

Вразумлять, наставлять, завоевывать души, укрѣплять въ добрыхъ начинаніяхъ дикіе и свирѣпые народы, разбросанные въ дикихъ мѣстностяхъ безъ дорогъ, требуетъ незаурядныхъ внутреннихъ качествъ духа, которыми и обладалъ преп. Никита. Св. Павлинъ восхищается мужествомъ и безстрашіемъ своего друга: «эти прежде непроходимыя и залитыя кровью горы теперь полны счастья освобожденія: ихъ защищаютъ монахи – прежде разбойники – теперь ученика мира». Этотъ добрый пастырь Христовъ, пишетъ св. Павлинъ, превращалъ волковъ въ овецъ. «Въ пещерѣ, гдѣ нѣкогда обиталъ разбойникъ, теперь ведетъ свою сокровенную жизнь праведникъ». «Внимая словамъ твоимъ, смягчились скиѳы, раньше постоянно воевавшіе другъ съ другомъ; они измѣнили подъ твоимъ руководствомъ свой воинственный духъ; и геты и даки, всѣ они слѣдуютъ за тобой. Весь сѣверъ зоветъ тебя отцомъ».

Дѣйствительно, проповѣдь его была обращена ко многимъ народамъ! Къ сожалѣнію, вѣка не оставили никакихъ слѣдовъ его дѣятельности, ни церквей, ни монастырей, имъ построенныхъ. Все было уничтожено непрекращающимися волнами завоевателей съ Востока и поглощено безпощаднымъ временемъ.

Долгіе годы его письменные труды приписывались другому Никитѣ, еп. Аквилейскому, и только недавно, въ 19 вѣкѣ, его авторскія права были возстановлены. Ему же приписывается теперь и литургическое пѣснопѣніе «Те Deum».

Къ сожалѣнію, дошедшіе до насъ его произведенія немногочисленны, но и они показываютъ ясность его ума и его поэтическое дарованіе. Недаромъ святой Павлинъ пишетъ о немъ: «Голосъ Никиты затмитъ все, прославляя Христа, какъ бы самъ Давидъ играетъ на арфѣ и поетъ псалмы свои надъ моремъ. При звукѣ «Аминь» вздрогнутъ киты, и, радостно играя, рѣзвые дельфины откроютъ нѣмые рты, живо подражая звукамъ человѣка».

Слушая благолѣпныя пѣснопѣнія нашихъ церковныхъ службъ, мы не можемъ не почтить память того, кто такъ ревностно потрудился, чтобы отстоять ихъ отъ нападеній лжеучителей.

«Продолжай свой путъ (теперь, конечно, небесный), добрый человѣкъ, и получи вѣнецъ уготованный для праведныхъ! Прощай теперь! Поминай и насъ вѣчно въ своихъ мысляхъ!» (св. Павлинъ).

 

«Православная Русь». 1977. № 17. С. 10-14.

 

[1] «The Poems of St. Paulinus of Nola». Translated by P. G. Walsh. New York, 1975.

[2] «Niceta of Remesiana. Writings». Translated by Gerald G. Walsh, S.J. Fathers of the Church series. New York, 1949.

[3] «Lives of Illustrious Men» by Jerome and Gennadius in «Nicene and Post Nicene Fathers of the Christian Church». vol, III. Translated by Ernest Cushing Richardson, PhD. New York, 1892.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: