Новомученик эмир Туном Ходжа, Иерусалимский и чудотворное рассечение колонны благодатным огнем в 1579 г.

Св. нмч. эмир Туном Ходжа, Иерусалимский. На заднем плане загоревшаяся колонна. 

Икона из иерусалимского м-ря Великой Панагии.

Патриарх Софроний IV Иерусалимский (патриаршествовал в 1579-1608 гг.) является участником распространённого православного предания о колонне в храме Гроба Господня в Иерусалиме, рассеченной благодатным огнем.

В 1579 году, армяне-монофизиты подкупили Иерусалимского пашу, чтобы тот позволил им одним быть в храме Гроба Господня в Великую Субботу и получить Благодатный огонь. Православные не были допущены внутрь храма, но вместе с патриархом Софронием IV стояли на площади, перед закрытыми вратами, молясь со слезами и сокрушенным сердцем, и смиренно надеясь принять Благодатный огонь хотя бы из рук еретиков-монофизитов. За всем этим наблюдали янычары, расставленные всюду в большом количестве для предотвращения возможных беспорядков. В здании рядом с храмом Гроба Господня, примерно той же высоты, на веранде верхнего этажа нес сторожевую службу и Эмир со своими солдатами. Апрельский день был чистым и ясным, уже давно прошло время, когда обычно сходил огонь. Армяне долго ожидали чуда, тщетно католикос усердно молился перед Гробом, но Божественный Огонь все не сходил. Вдруг раздался громовой удар, одна из мраморных колонн храма треснула, и из этой трещины брызнул огонь. Православный патриарх, молившийся перед храмом, встал и зажег свои свечи, а от него получили Благодатный огонь все православные, и все пришедшие в храм. Все обрадовались, а православные арабы от радости стали прыгать и кричать: «Ты есть единый Бог наш, Иисус Христос! Одна наша вера истинная – вера православных христиан!».

Они бегали по всему Иерусалиму, подняв шум и крик. Турецкие воины, стоящие на страже и видевшие это чудо, удивились и ужаснулись. Все пришли в замешательство. В этот момент Эмир громко воскликнул: «Велика православная вера, и я – христианин!».

Сослуживцы и подчинённые бросились на него, но Эмир смело спрыгнул вниз к христианам с высоты более десяти метров. Приземлившись, Эмир чудесным образом остался невредим. Уже внизу соплеменники схватили его и без долгих рассуждений отсекли ему голову, опасаясь, чтобы его примеру не последовали другие. Тело святого мученика, крестившегося в своей крови, сожгли тут же, на площади перед храмом.

Православные собрали пепел и кости святого Эмира, положили в раку и поставили в женском монастыре Введения Пресвятой Богородицы, где они и находились до конца XIX века, источая дивное благоухание. Рассеченная мраморная колонна храма с оплавленными краями стоит так и до сего дня на всеобщем обозрении, как явственный знак силы Божией, являемой единой верой истинной – Православной.

Это православный женский монастырь Великой Панагии в христианском квартале Старого города Иерусалима, к юго-западу от храма Гроба Господня, напротив коптского подворья. Место подвигов святой Мелании Римской. «Но возвратимся к монастырю Великой Панагии; нынешнее его название происходит от древней Богородичной иконы сего имени, обретенной в пепле храма Святого Воскресения (после пожара 1808 года), нимало не поврежденной с лицевой стороны; икона большого размера; на ней риза сребро-позлащенная. Икона помещена в церковном притворе на стене противу входа в церковь. Кроме сего есть часть мощей святой Иулиты и кости бывшего турчанина Омара, умученного своими за исповедание Христовой веры при виде чуда. Они хранятся в ковчежцах и выставляются для чествования посетителям храма».

Память св. новомученика эмира Тунома совершается 19 апреля / 1 мая и в Пасхальный Вторник.

Колонна, рассеченная Святым Светом (1579 г.)

События того дня описаны во всех путеводителях по Святым Mестам Иерусалима (Προσκυνητάρια Ιεροσολύμων) для паломников. Древнейший из таких путеводителей, упоминающий о рассеченной колонне, включен в бесценную рукопись, хранящуюся в Мюнхенской библиотеке (Кодекс Monacenis Gr. 347, 1634 г., лл. 85, 85 oб., 86. Мюнхен, Bayerische Staatsbibliothek). Речь идет о кодексе Monacensis Graec. 346,3 включающем «Путеводитель по Святым местам иеромонаха Анании». Рукопись Критского иеромонаха Акакия 1634 г. является списком оригинального труда иеромонаха Анания, написанном в 1608 г., через 29 лет после описываемого чуда. Это говорит о том, что Анания имел возможность собрать сведения о чуде у очевидцев событий. Рукопись Мюнхенской библиотеки вместе с ее русским переводом впервые была опубликована в 1890 г. проф. А. И. Пападопуло-Керамевсом в Санкт-Петербурге с параллельным переводом Г. С. Дестуниса на русский язык. Согласно списку, сделанному Акакием Критским, далее приводится сообщение иеромонаха Анании:

«А вне Святой двери, близ западной стороны находятся 3 мраморные колоны; говорят, что из средней колоны вышел Святой огонь в древнее время. Она несколько расселась и это видно до сегодня. Это чудо явил Господь таким образом. Говорят, что в то время властители не допускали патриарха войти внутрь (для празднования) Светлого Праздника по обыкновению. Патриарх же вместе с народом стоял снаружи в Великую Субботу вечером. Они все были печальны и держали в руках свечи. Сам патриарх стоял близ престола Святой Елены у одного столба, и тогда-то говорят изшел Святый огонь из того столба, о котором мы сказали, что он несколько расселся; и направился (огонь) на тот столб, где стоял патриарх и тогда зажег те свечи, которые держал патриарх, а от тех свечей зажег и народ из рук патриарха, по обыкновению. Тогда-то, говорят властители, увидав это чудо, отверзли Святую дверь и патриарх вошел вместе с народом и отпраздновали праздник по обычаю. Этот случай ныне рассказывают относительно той расселины, которая видна в столбе. Есть несколько гвоздей воткнутых в землю перед Святою дверью. Говорят, что их воткнули в то время и побранили тех, кто этому не верит. Подле Святой двери есть другая дверь, построенная на правой стороне, через которую, говорят, вошла преподобная Мария, чтобы подняться на Голгофу, но не могла пройти и вернулась за дверь, и смотрела сверху на образ Богоматери, и прочее, как пишет жизнеописатель ее. Итак, из 7 дверей, которые имел внизу весь храм, только одна теперь, она называется Святою дверью. Здесь перед дверьми, а именно перед Святою дверью и тою другою запертою дверью, стоят рядом 11 столбов, из которых 3 красные и 8 белых. Мостовая Святого двора устлана красивыми плитами» (Проскинитарий по Иерусалиму и прочим Святым местам Безымянного между 1608-1634 гг. пер. Г. С. Дестуниса. // Православный палестинский сборник. Вып. 53. СПб. 1900. С. 52-53.).

Тот же рассказ, дополненный некоторыми сведениями, содержится во многих других «Путеводителях по Святым Местам Иерусалима», изданных в последующие века. Старейший из них, изданный в Вене в 1749 г. Хрисанфом Прусским, называется «Путеводитель по Святому Граду Иерусалиму». В венском издании упоминается еще одно событие, связанное с арабским эмиром по имени Туном, который находился во дворе Храма во время чуда. Увидев воспламенение колонны, он осознал подлинность чуда и исповедал перед своими единоверцами силу Иисуса Христа. Между ними произошла ссора, и единоверцы решили казнить его и предать тело огню (Προσκυνητάριον της αγίας πόλεως Ιερουσαλήμ, και πάσης Παλαιστίνης νυν πρώτον προτροπή, ευλογία τε και νεύσει του μακαριωτάτου και σοφολογιωτάτου πατρός και πατριάρχου Ιεροσολύμων κυρίου κυρίου Παρθενίου. Τύποις μετά σχεδίων εκδοθέν, και δαπάνη του παναγίου και ζωοδόχου Τάφου, παρά του πανοσιωτάτου αρχιμανδρίτου του αυτού αγίου Τάφου, κυρίου Συμεών εκδοθέν. Ίνα παρέχηται τοις ευσεβέσι χάριν. Εν Βιέννε της Αουστρίας, παρά τω ιεροδιακόνω Χριστοφόρω Ζεφάρ, και των Ιλλυρικο-σερβών κοινώ ζωγράφω, 1749. σσ. 19-20.).

И еще одно подобное сообщение о чудотворном рассечении колонны встречается у схиигумена Парфения (Агеева), посетившего Иерусалим в 1845 г. Во втором томе своего «Сказания» схиигумен Парфений предполагает, что причиной рассечения колонны была молния, и сообщает следующее:

«Вышли на площадь к святым вратам великаго Воскресенскаго храма. На той площади, на правой стране, к армянской церкви, видны в мраморе следы ног Тунома, уверовавшаго во Христа. Близ самых святых врат, на левой стране, стоит средняя колонна, мраморная с трещиною, из которой изшла благодать, т. е. святый свет, и которая от всех почитается, и все ее целуют, как православные, так и не православные и армяне. О сем происшествии хощу здесь немного написать, как о нем православные христиане восточные единогласно говорят, да и самые турки утверждают. В стене есть мраморная плита, вся исписана; и говорят, что самое это происшествие написано; но мы читать не можем, потому что писано сирскими буквами, на арабском языке; и я только слышал, но не читал; а происшествие было якобы такое: «Во едино время, когда греки были до конца отягчены турецким игом, богатые армяне вздумали вытеснить греков от Гроба Божия, и из Воскресенскаго храма; собрали великую сумму денег, и подкупили Оттоманскую Порту и все иерусалимское начальство, уверяя неверных, что святой свет сходит не ради греков, но ради всех христиан, и ежели мы, армяне, будем там, - тоже получим. А турки жадны до денег, податливы на подкуп, и потому сделали по армянской воле, и утвердили, чтобы армянам одним получать святой свет. Армяне весьма возрадовались, и писали по всем землям к своим единоверцам, чтобы шли больше на поклонение, что их воля; и сошлось их многое множество. Наступила Великая суббота: армяне все взобрались в храм, а греков бедных турецкое воинство выгнало вон. О, какой неизреченной горести и скорби исполнились греки! Едино было им утешение - Гроб Спасителя, и от того их отлучили, и святые врата для них затворили! Армяне внутри церкви, а православные на улице; армяне веселятся, а греки плачут; армяне торжествуют, а греки горько рыдают! Православные стояли против святых врат на площади, а кругом стояло турецкое воинство, караулили, чтобы не было бунта. Как сам Патриарх, так и все стояли со свещами, имели надежду хотя от армян в окно получить благодать. Но Господь восхотел другое устроить, и показать истинную веру Своим огненным перстом, и утешить Своих истинных рабов, смиренных греков. Уже пришло время, в которое сходит благодать, но ея нет; армяне испугались, начали плакать, и просить Бога, чтобы послал им благодать; но Господь не услышал их. Уже полчаса прошло и более, а святого света нет. День был чистый и красный. Патриарх сидел в правой стране. Вдруг ударил гром, и на левой стране средняя колонна мраморная треснула, и из трещины вышел огнь пламенем. Патриарх встал и зажег свои свещи, и от него зажгли все православные христиане. Тогда все возрадовались и возвеселились; а православные арабы от радости начали прыгать и скакать, и кричать: "Ты еси един Бог наш Иисус Христос; едина наша истинная вера - православных христиан!" И начали бегать по всему Иерусалиму, и подняли по всему граду шум и крик. Они и доднесь творят этому память, прыгают и кричат кругом Божия Гроба, хвалят единаго истиннаго Бога, Иисуса Христа, и ублажают православную веру. Воины же - турки, кругом стоявшие на страже, видевши сие чудо, весьма удивились и ужаснулись. Из числа их один, именем Туному, стоявший у Авраамиева монастыря на страже, тотчас уверовал во Христа, и закричал: "Един истинный Бог Иисус Христос; едина истинная вера - православных христиан!" А сам прыгнул вниз к христианам, вышины более 15 аршин, и ноги его ступили на твердый мрамор, как на мягкий воск; и доднесь видны два следа его, изображены как на воску; хотя не православные и стараются их загладить, но я еще своими очами видел, и своими руками осязал. И колонна с трещиною опаленная стоит. Воин же Туном, спрыгнув, взял свое оружие, железом воткнул в камень, как в мягкий воск, а сам безпрестанно прославлял Христа. За сие турки отсекли ему голову, а тело его сожгли; кости же его греки собрали, положили в раку, и поставили в женском монастыре Великой Панагии, где и доднесь источают благоухание. Армяне внутри у Гроба Божия ничего не получили, остались с одним стыдом. Паша Иерусалимский и прочие турецкие начальники весьма вознегодовали на них, хотели их всех изрубить, но убоялись султана; только наказали тяжко: говорят, давали каждому есть разной нечистоты при выходе из храма» (Инок Парфений (Агеев). Сказание о странствии и путеш ествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле. В 2 т. Том 2 (Ч. 3 и 4). М. 2008. С. 170-172.).

***

Новомученику эмиру Туному Ходжи, Іерусалимскому, тропарь, гласъ 5:

Яко разбойника помяни мя, Христе, возопивша/ во единонадесятый часъ/ и къ вѣрѣ во Христа пришедша,/ князя Тунома мученика/ въ часъ возжженія отъ огня святаго/ свѣтильниковъ православныхъ / крѣпцѣ пострадавшаго// песньми да почтимъ.

Кондакъ, гласъ 8:

Узрѣвшаго яко молнію свѣтъ святый/ къ православнымъ дивно низшедый,/на храма Воскресенія придвѣрный столпъ/ и добре пременившагося да воспоимъ,/ якоже проповедника Христова/ и единонадесятаго часа мученика,/ любовію вопіюще:// радуйся, Туномѣ блаженнѣ.

 

Сост. Ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: