Святый Косма святоградецъ, епископъ Маіумскій и творецъ каноновъ.

Въ двѣнадцатый день мѣсяца октября святая Церковь прославляетъ память такого святителя, который самъ украсилъ ее и прославилъ своими стройными богомудрыми пѣснопѣніями, за каковыя Церковь назвала его «цѣвницею духовною, наставникомъ православія, учителемъ благочестія и чистоты и свѣтильникомъ вселенныя». Этотъ святитель былъ Косма, епископъ Маіумскій.

Святый Косма родился въ Іерусалимѣ, и въ самыхъ раннихъ лѣтахъ лишился своихъ бѣдныхъ родителей, оставшись, такимъ образомъ, круглымъ и притомъ безпріютнымъ сиротой. Но сиротамъ Богъ-отецъ: Онъ нашелъ для бѣднаго дитяти такой домъ и такихъ людей, которые впослѣдствіи оказали ему родительскія заботы и благодѣянія, какихъ не могли бы оказать родные отецъ и мать его. Благочестивые, богатые, занимавшіе высокое почетное мѣсто при дворѣ Дамасскаго калифа Абдаммелеха, родители Іоанна Дамаскина, увидѣвши малолѣтняго Косму и узнавъ о его сиротствѣ, взяли его изъ Іерусалима въ Дамаскъ, къ себѣ въ домъ, – и онъ былъ для нихъ, послѣ св. Іоанна, какъ бы другимъ роднымъ сыномъ. Добрые родители не давали никакихъ преимуществъ своему родному сыну предъ усыновленнымъ, но тотъ и другой были для нихъ равны и пользовались одинаковою родительскою любовью и заботою; все у дѣтей было общее и нераздѣльное. Къ тому же и сами дѣти – Іоаннъ и Косма, по добротѣ сердецъ своихъ, такъ сроднились и привязались другъ къ другу, что навсегда, до самаго гроба, оставались самыми тѣсными и неразрывными друзьями.

Воспитывались юные друзья частнымъ домашнимъ образомъ (въ домѣ родителей). Воспитателемъ и наставникомъ ихъ былъ монахъ, по имени тоже Косма, родомъ итальянецъ, плѣненный сарацынами и выкупленный родителями святого Іоанна. Этотъ мужъ былъ весьма ученый и благочестивый, чему служатъ порукою воспитанники его. Принятый родителями св. Дамаскина въ домъ, какъ рѣдкое сокровище и особенный даръ провидѣнія Божія, благочестивый инокъ съ пламеннымъ усердіемъ принялся за образованіе Космы и Іоанна въ наукахъ свѣтскихъ и духовныхъ; онъ обучалъ ихъ богословію, философіи, поэзіи, музыкѣ, геометріи, астрономіи и былъ образцомъ строгой подвижнической жизни. Дѣти, одаренныя необыкновенно быстрыми способностями, въ короткое время оказали такіе успѣхи, что наставникъ ихъ вынужденъ былъ сказать: «они знаютъ больше своего учителя» – и удалился въ одинъ изъ монастырей Палестинскихъ, именно въ монастырь св. Саввы, куда спустя нѣсколько лѣтъ (въ 732 г.) удалились для подвиговъ и ученики его.

Святый Іоаннъ Дамаскинъ, роздавъ все свое имущество бѣднымъ и отпустивъ рабовъ, удалился въ обитель св. Саввы Освященнаго и тамъ изъ богатаго вельможи, изъ правителя города Дамаска сдѣлался самымъ строгимъ и смиреннымъ послушникомъ. Въ этой же обители жилъ и подвизался и св. Косма. Во время своей подвижнической жизни въ обители Косма съ большою свободою раздѣлялъ ученые труды друга своего Дамаскина, и, какъ говоритъ Іоаннъ Іерусалимскій, ревностно подражалъ Дамаскину въ любви къ духовнымъ пѣснямъ, составилъ для Церкви сладкія стройныя пѣсни, представляя въ то же время изъ себя самаго стройную псалтирь Господу. Около 743 года Косма за благочестіе, просвѣщеніе и святость, противъ воли своей, былъ избранъ соборомъ и посвященъ іерусалимскимъ патріархомъ въ епископа Сирійскому городу Маіуму или Констанціи, гдѣ предшественникомъ его на епископской каѳедрѣ былъ св. Петръ, мученически скончавшійся отъ рукъ магометанъ въ 742 г. Косма и въ санѣ епископа не прерывалъ своихъ братскихъ отношеній съ Іоанномъ и велъ съ нимъ постоянную переписку. Косма достигъ глубокой старости и, будучи старше друга, живъ былъ, когда уже Дамаскинъ скончался на 104 году своей жизни около 776 года.

Время, въ которое жилъ Косма, – вторая половина восьмаго вѣка, – было несчастное для Церкви. Къ ересямъ прежнихъ вѣковъ присоединилась теперь новая ересь, иконоборческая. Эта ересь, начавшаяся впервые при греческомъ императорѣ Львѣ Исаврянинѣ, распространилась съ необыкновенною быстротою и проникла всюду: ею заражены были гражданскіе и военные чиновники и много лицъ изъ знатнаго духовенства. Защитниковъ святыхъ иконъ лишали сана и подвергали ссылкѣ и всевозможнымъ истязаніямъ. Тогда-то Косма началъ убѣждать св. Іоанна Дамаскина, чтобы онъ, какъ человѣкъ, знаменитый въ своемъ отечествѣ, пользовавшійся большимъ уваженіемъ и довѣренностью у Дамасскаго калифа, писалъ и дѣйствовалъ въ защиту православія, а самъ преимущественно посвятилъ себя церковному пѣснопѣнію. Священная поэзія, которой предался Косма, не была одною природною наклонностью его и произвольно избраннымъ предметомъ; Косма видѣлъ въ ней превосходное и въ его смутное время необходимое средство къ распространенію, между всѣми разрядами народа, истиннаго познанія о догматахъ Православной Церкви. Отцы и учители Церкви прежнихъ вѣковъ излагали свое ученіе о догматахъ Православной Церкви почти исключительно въ словахъ и бесѣдахъ, – предохраняли отъ ересей книгами и посланіями; но книги не всякій могъ читать, слова и бесѣды за обширностью могли забываться. Требовалась такая мѣра, которая могла бы всѣ важнѣйшіе догматы Православной Церкви обратить въ живое общенародное употребленіе. Этою мѣрою было пѣснопѣніе. Церковныя пѣсни, по древнему обычаю Церкви, воспѣвались всѣми присутствующими въ храмѣ; стало быть, всякій, посѣщая только храмъ Божій, могъ знать и содержащіяся въ нихъ догматическія истины. Эту мѣру избралъ вмѣстѣ съ Дамаскинымъ св. Косма и развилъ ее преимущественно въ своихъ канонахъ. Такъ какъ ереси, смущавшія Церковь Христову, касались догматовъ, то и каноны св. Космы, направленные противъ ересей, исключительно догматическаго содержанія. Предметомъ своихъ пѣснопѣній св. Косма избралъ великіе праздники церковные, называющіеся Господскими, какъ, напр., Рождество Христово, Крещеніе Господне, Срѣтеніе и др. На то, чтобы предметомъ пѣснопѣній избрать именно великіе праздники, у св. Космы были свои причины. Первая причина, по всей вѣроятности, была та, что основаніемъ великихъ праздниковъ всегда бываютъ догматическія истины; вторая – та, что въ великіе праздники, какъ теперь, такъ и прежде, всегда собиралось больше народа въ храмѣ, слѣдовательно, и поучительныя пѣсни легче могли сдѣлаться всенародными; наконецъ, третья – та, что и сами праздники отъ священныхъ пѣснопѣній получали больше важности и торжественности.

Надъ нѣкоторыми стихирами и канонами святаго Космы надписывается просто: «монаха Космы» (см., напр., надпись каноновъ: Григорію Богослову, Іосифу Обручнику, царю Давиду); надъ другими: «Киръ Космы», «господина Космы», (какъ, напр., надъ канономъ св. великомученику Георгію). Отсюда съ вѣроятностію можно заключить, что одни каноны писалъ св. Косма, когда былъ простымъ монахомъ, а другіе, когда былъ епископомъ[1]. Полныхъ каноновъ св. Космы съ стихирами насчитывается до 12-ти: 1) на Рождество Христово (этотъ канонъ замѣчателенъ тѣмъ, что пѣвецъ поетъ славу воплотившагося Бога-Слова отчасти словами великаго богослова-Григорія); 2) на Срѣтеніе Господне; 3) на Крещеніе Спасителя; 4) на недѣлю Ваій; 5) на Успеніе Богоматери; 6) на Воздвиженіе креста Христова; 7) на Пятьдесятницу; 8) на Преображеніе; 9) на Великій Четвертокъ; 10) Іосифу Обручнику, Давиду царю и Іакову (26 дек.); 11) великомучен. Георгію; 12) Григорію Богослову. Изъ всѣхъ перечисленныхъ двѣнадцати каноновъ каноны на недѣлю Ваій, Успеніе Богоматери и Воздвиженіе креста Христова – самые лучшіе между канонами св. Космы. Они отличаются особенною торжественностью и священнымъ восторгомъ. Вотъ, напр., съ какимъ священнымъ воодушевленіемъ, какъ живо и высоко-догматически св. пѣснопѣвецъ изображаетъ въ своемъ канонѣ на недѣлю Ваій радость истиннаго Израиля, удостоеннаго срѣтить Царя Господа и величіе Самаго Царя: «духи праведниковъ восклицаютъ радостно: нынѣ новый завѣтъ поставляется для міра; да обновляется народъ чрезъ окропленіе божественною кровію» (п. 6). «Веселись, Іерусалимъ, торжествуйте, любящіе Сіонъ! Вѣчно царствующій Господь силъ предсталъ. Благоговѣй вся земля предъ лицемъ Его, восклицай: славьте Господа всѣ созданія» (п. 8). «Возсѣвъ на осла юнаго, явился Христосъ Царь твой, Сіонъ! Онъ пришелъ истребить безсмысленное заблужденіе идолослуженія и укротить необузданные порывы язычниковъ, дабы они пѣли: славьте Господа всѣ созданія», – и далѣе: «язычники, почто вы возмутились? Книжники и священники! къ чему земное замыслили? Кто Сей, вопрошаете вы, Которому дѣти восклицаютъ? Сей есть Богъ нашъ и нѣтъ равнаго Ему»! Съ какимъ восторгомъ и какими исполненными торжественнаго величія и доброгласности словами заканчиваетъ, напр., св. Косма свой канонъ на Успеніе Богоматери: «побѣждаются въ Тебѣ уставы естества, чистая Дѣво: дѣвствуетъ рождество и жизнь предобручается смертію, по рождествѣ Дѣва и по смерти жива, всегда спасаешь Ты, Богородице, наслѣдіе Твое» (и. 9). Вообще, во всякомъ мѣстѣ или пѣсни изъ этихъ трехъ каноновъ можно усмотрѣть особенное достоинство ихъ и превосходство какъ предъ прочими канонами св. Космы, такъ и предъ многими канонами другихъ св. пѣснописцевъ. Кромѣ двѣнадцати полныхъ каноновъ св. Космѣ принадлежатъ еще трипѣснцы на 4 дня (понедѣльникъ, вторникъ, среду и пятницу Страстной недѣли) и четверопѣснцы на субботу Ваій и на Великую субботу. Четверопѣснцы Космы впослѣдствіи были пополнены и изъ четверопѣснцевъ сдѣлались полными канонами. Четверопѣснецъ Великой субботы дополненъ пятью пѣснями, составленными мудрою и цѣломудренною дѣвою Кассіею и передѣланными потомъ, по порученію, Маркомъ, епископомъ Отранскимъ. Въ этомъ полномъ канонѣ Великой субботы пѣсни Кассіи составляютъ первую половину его; четверопѣснецъ же св. Космы на субботу Ваій, въ Лазареву субботу, въ полномъ канонѣ составляетъ вторую половину, а первая половина, четыре пѣсни, добавлены послѣ святымъ Ѳеофаномъ.

Съ появленіемъ и введеніемъ въ церковное богослуженіе пѣснопѣній св. Космы и друга его Іоанна Дамаскина, въ кругѣ церковнаго богослуженія или въ уставѣ церковномъ неизбѣжно должна произойти и, дѣйствительно, произошла значительная перемѣна. Это измѣненіе, при содѣйствіи св. Космы, сдѣлано Дамаскинымъ. Они уставъ св. Саввы, пересмотрѣнный прежде нихъ св. Софроніемъ, снова пересмотрѣли и пополнили, и дали всенощному и утреннему богослуженію почти тотъ самый порядокъ и устройство, какіе видимъ доселѣ; послѣ нихъ очень не многое прибавлено. Симеонъ Солунскій пишетъ, что послѣ св. Софронія уставъ св. Саввы вновь пересмотрѣнъ и написанъ Дамаскинымъ. Конечно, св. Дамаскинъ включилъ въ кругъ богослуженія и свои пѣснопѣнія, и пѣснопѣнія Космы, и весь порядокъ церковной службы изложилъ сообразно обстоятельствамъ того времени съ большею подробностью и опредѣленностью. Патріархъ Іерусалимскій Нектарій пишетъ, что св. Дамаскинъ, пересматривая уставъ св. Саввы, внесъ въ сей уставъ правила о чтеніи каноновъ и самогласныхъ пѣсней, составленныхъ имъ и св. Космою.

Сверхъ выше перечисленныхъ полныхъ и неполныхъ каноновъ св. Космѣ принадлежитъ пѣснь Богоматери «Честнѣйшую херувимъ». Нѣтъ никакого сомнѣнія въ томъ, что эта пѣснь дѣйствительно есть твореніе св. Космы, потому что въ четверопѣснцѣ Великой субботы, безъ всякаго сомнѣнія составленномъ св. Космою, пѣснь «Честнѣйшую херувимъ» составляетъ ирмосъ 9-й пѣсни. Къ тому же Каллистъ сообщаетъ намъ о пѣсни «Честнѣйшую херувимъ» слѣдующія, дошедшія до него отъ другихъ, извѣстія: а) что пѣснь эта сочинена была въ Великій пятокъ, въ день особенно скорбный для Матери Господа Іисуса Христа и б) что Пречистой весьма благоугодна была эта пѣснь; Она, явившись преподобному Космѣ, съ веселымъ лицемъ сказала: «пріятны Мнѣ пѣсни твои, но сія пріятнѣе всѣхъ другихъ; пріятны Мнѣ тѣ, которые поютъ духовныя пѣсни, но никогда Я столько близко не бываю къ нимъ, какъ когда поютъ новую пѣснь твою».

Наконецъ, о св. Космѣ извѣстно намъ еще то, что онъ принималъ участіе въ весьма важномъ трудѣ друга своего св. Іоанна Дамаскина – въ изобрѣтеніи гласовъ октоиха, – и первый, послѣ Дамаскина, составлялъ ирмосы по гласамъ. Дѣйствительное участіе св. Космы въ образованіи октоиха видно изъ того, что въ рукописи Оксфордской библіотеки хранится еще до сихъ поръ «Октоихъ Космы и Дамаскина». Въ этой же библіотекѣ хранятся, тоже въ рукописи, и «гимны Космы» съ толкованіемъ Ѳеодора Продрома.

Всякому, кто только со вниманіемъ читалъ или слушалъ пѣснопѣнія св. Космы, епископа Маіумскаго, должны быть болѣе или менѣе извѣстны общія свойства и духъ этихъ пѣснопѣній. Они исполнены необыкновенной пріятности и сладости духовной. Простота, живописность и очертательность, обиліе и помазаніе суть отличительное ихъ свойство. Поэтому они имѣютъ особенную способность возбуждать и развивать чувство благочестія, услаждая его вещами божественными. Святый Косма и его чудесныя, исполненныя жизни и красоты, пѣсни были въ необыкновенно большомъ уваженіи у Церкви и въ ученомъ свѣтѣ. Свида такъ отзывался о преподобномъ Космѣ и пѣснопѣніяхъ его: «въ одно время съ Іоанномъ Дамаскинымъ процвѣталъ Косма Іерусалимскій, мужъ высокій, онъ дышетъ мусикійскою гармоніей. Пѣсненные каноны Іоанна и Космы не имѣли себѣ равныхъ между гимнами другихъ пѣснонисцевъ да и никогда не будутъ имѣть». Въ службѣ греческой (на память св. Космы) священный и славный пѣснонисецъ, святитель Маіумскій, и неподражаемыя его пѣснопѣнія украшаются всевозможными похвальными уподобленіями и названіями; такъ, самъ онъ уподобляется: «духовной цитрѣ, лирѣ священной и трубѣ доброгласной», именуется: «священнымъ и славнымъ, начальникомъ пѣснопѣвцевъ, правымъ образомъ духовныхъ пѣсней гармоническихъ, прекраснымъ истокомъ пѣсней мелодическихъ и ревнителемъ пѣснопѣнія ангельскаго», – пѣснопѣнія же его «методичными, сладкими, стройными, гармоническими, священно-звучащими, мелодичными и наконецъ даже ангельскими». Пѣсни св. Космы, по своимъ высокимъ достоинствамъ, были, можно сказать, образцомъ для пѣснотворцевъ послѣдующаго времени. Къ ихъ духу и формѣ принаравливались св. Ѳеофанъ, два блаженные брата Студиты – Іосифъ и Ѳеодоръ, Іосифъ пѣснописецъ и многіе другіе. Самъ Іоаннъ Дамаскинъ, видимо, подражалъ канонамъ св. Космы, потому что во всѣхъ тѣхъ богослуженіяхъ на великіе праздники господскіе, которые имѣютъ по два канона, – одинъ св. Космы, а другой св. Дамаскина, – каноны перваго положены прежде каноновъ Дамаскина. Достоинство пѣснопѣній св. Космы и живая потребность въ такихъ пѣснопѣніяхъ тоже были причиною того, что эти пѣснопѣнія, тотчасъ по появленіи въ свѣтъ, были приняты Церковію и введены во всеобщее употребленіе. Подражатели Космы, Ѳеофанъ и Студиты, были почти современниками его, а они уже пѣли каноны его.

Теперь обратимся къ славянской службѣ, именно, къ службѣ, посвященной въ честь самого св. Космы, и посмотримъ, какъ восхваляется и воспѣвается св. Косма, славный епископъ Маіумскій, и его пѣснопѣнія и въ нашей отечественной Церкви. Въ службѣ на память св. Космы (12 окт.), вѣроятно, составленной св. Іосифомъ пѣснотворцемъ, изображенъ характеръ и подвиги Маіумскаго іерарха, указаны времена и предметы, на которые писалъ каноны св. Косма, обозначено свойство и духъ его пѣснопѣній. Онъ былъ, говоритъ церковная пѣснь, «смиренномудръ и кротокъ, тихъ же и доброглаголивъ, увѣтливъ и незлобивъ, цѣломудренъ и праведенъ, препростъ и цѣлъ. Воздержаніемъ пожилъ, бдѣніемъ и постомъ, разумомъ всячески обогатился нижнихъ и привременныхъ (знаніемъ наукъ свѣтскихъ), и вышними свѣтлыми науками богословскими» (стих, на «Господи, воз-звахъ»). «Пѣсни дивныя поя воспѣлъ еси неизреченное владычество изъ Дѣвы Пречистыя рождество» (Кан. пѣс. 5). Такъ охарактеризованы въ канонѣ въ честь самого св. Космы его превосходныя стихиры и канонъ на праздникъ Рождества Христова. Каноны его на Богоявленіе и Срѣтеніе характеризуются слѣдующимъ образомъ: «слова твои (Космы), яко сотъ сладкій, явишася, веселяще сердца благочестивыхъ, поющихъ крещеніе Спасово, срѣтеніе же Симеоново». О канонахъ св. Космы на воскресеніе Лазарево и въ недѣлю Ваій сказано «не словесы, но вещми ты представилъ еси воскресеніе Лазарево изъ мертвыхъ, и дѣтей хваленіе, и зависть іудейскую въ пѣснѣхъ». Этимъ обозначается изобразительность и живость пѣснопѣній св. Космы, такъ наглядно представляющихъ предметы, что ихъ какъ бы видишь. «Пѣснь веселія и сущей радости», т. е., умилительный канонъ воспѣлъ св. Косма и на праздникъ Воздвиженія креста Господня. О всѣхъ утреннихъ канонахъ Страстной седмицы, о канонѣ на праздникъ Пятьдесятницы и на Преображеніе Господне, написанныхъ и преданныхъ Церкви св. Космою, священный пѣвецъ епископа Маіумскаго говоритъ: «свѣта невещественнаго зарями осіяемъ, Космо преподобне, страсти пречистыя написалъ еси, и погребеніе, и возстаніе и преображеніе Христово» (пѣсн. 8, 3). Замѣчателенъ еще одинъ стихъ изъ восьмой пѣсни канона св. Космѣ слѣдующій: «всѣхъ яко выше умомъ, Космо, бывъ, вечерю написалъ еси, въ нейже предалъ есть Господь живоносныя тайны, и преданіе страшное, безчеловѣчіе же Іудино, егоже и бѣжати насъ научилъ еси». Въ Постной Тріоди не обозначено, кѣмъ составлено, единственное въ своемъ родѣ, «Послѣдованіе святыхъ и спасительныхъ страстей Господа нашего Іисуса Христа», совершаемое Церковію на утрени Великаго пятка. Но изъ вышеприведенныхъ словъ можно съ вѣроятностью заключить, что это «Послѣдованіе» принадлежитъ св. Космѣ; такъ какъ преданіе страшное и безчеловѣчіе Іудино нигдѣ такъ живо не изображены, какъ въ антифонахъ «Послѣдованія». Выражепіе: его-же и бѣжати насъ научилъ ecи ясно указываетъ па извѣстный тропарь Великаго четвертка («Егда славніи ученицы на умовеніи вечери просвѣщахуся»): въ этомъ тропарѣ есть подобное же выраженіе: «бѣжи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшія».

Вообще, кто хорошо знакомъ съ пѣснопѣніями св. Космы, тотъ согласится, что они справедливо названы украшеніемъ Церкви Христовой, пѣсньми сладостными и медоточными, исцѣляющими всякое уныніе и съ пріятностью научающими догматамъ вѣры. У многихъ, при внимательномъ чтеніи или слушаніи пѣснопѣній Маіумскаго іерарха, по всей вѣроятности, отъ полноты возбуждаемыхъ ими благочестивыхъ чувствъ, невольно вылетали изъ устъ слова, подобныя слѣдующимъ: «о, какъ чудны твоя пѣсни, и всякаго, отче, исполнены разума, ими-же явственно открылъ еси всѣмъ Христовы тайны»» (пѣсн. 4, 4)!

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1898. Т. 3. № 41. С. 129-138.

 

[1] Предположеніе же нѣкоторыхъ, будто бы каноны, извѣстные подъ именемъ каноновъ «Космы монаха», принадлежатъ Космѣ старшему, наставнику Космы Маіумскаго, совершенно неосновательно. Приписывать ихъ Космѣ старшему безъ всякихъ положительно историческихъ данныхъ, на основаніи только того, что онъ былъ человѣкъ ученый и умный, никакъ нельзя. Конечно, какъ человѣкъ ученый, Косма могъ писать и гимны, и наставленія. Но писалъ ли онъ что-нибудь, неизвѣстно. Между тѣмъ по всѣмъ памятникамъ древности каноны Космы принадлежатъ Космѣ младшему. Іоаннъ Іерусалимскій, древнія греческія Минеи, Никифоръ Каллистъ согласно говорятъ, что Косма, совоспитанникъ Дамаскина, писалъ много каноновъ и тропарей; а историкъ Кедринъ называетъ его пѣснопѣвцемъ.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: