Св. Апостолъ Онисимъ, или исторія раба возвратившагося къ своему господину послѣ бѣгства отъ него.

Св. Онисимъ причтенъ Православной Церковью къ лику 70 апостоловъ. По преданію онъ проповѣдывалъ Евангеліе въ разныхъ странахъ, послѣ Тимоѳея былъ Ефесскимъ епископомъ и скончался мученически въ Римѣ около 109 г. Память 15 февраля (ст. ст.).

Неизвѣстно, по какому случаю Онисимъ пришелъ къ св. Павлу въ Римѣ. Можетъ быть, онъ пришелъ къ нему потому, что св. Филимонъ, господинъ Онисима, знакомъ былъ съ Апостоломъ; можетъ быть, рабъ обратился къ другу своего господина находясь въ нуждѣ и просилъ о вспоможеніи. Какъ бы то ни было, Апостолъ воспользовался случаемъ и проповѣдывалъ ему о Христѣ, и Онисимъ, будучи бѣжавшимъ отъ господина рабомъ, приведенъ былъ въ вѣрѣ во Христа Іисуса. Апостолу понравился новообращенный; онъ слѣдилъ за нимъ, охотно принималъ отъ него различныя услуги, и когда по разсужденію Апостола настало для того время, онъ рѣшилъ возвратить его къ господину, написавъ въ пользу Онисима рекомендательное письмо, свидѣтельствующее о долгомъ размышленіи Апостола, потому что каждое слово въ этомъ письмѣ употреблено съ вѣсомъ и отзываетъ мудрой подобранностію. Конечно и все свящ. Писаніе внушено Духомъ Святымъ, но вдохновеніе не препятствовало, чтобы вдохновленный обращалъ свои мысль и заботу на предметъ о коемъ онъ писалъ и чтобы слова выбиралъ цѣлесообразныя. Еслибы и о своемъ собственномъ дѣлѣ Апостолъ писалъ, то не могъ бы писать съ большей опредѣленностью и серьезностью.

Св. Павелъ Апостолъ не привыкъ писать посланія собственноручно, а обыкновенно диктовалъ оныя кому-либо изъ своихъ сотрудниковъ. Думаютъ, что онъ дѣлалъ это по причинѣ слабости зрѣнія, и когда вынужденъ былъ писать, то писалъ крупными буквами, на что по-водимому и намекаетъ онъ въ посл. къ Галатамъ, говоря: Видите, какъ мною написалъ я вамъ своею рукою (VI, 11). Самое посланіе было небольшое, но Апостолъ этими словами намекалъ вѣроятно на крупный почеркъ, которымъ онъ долженъ былъ писать, когда писалъ собственноручно. Подобнымъ образомъ и посланіе къ Филимону, по крайней мѣрѣ отчасти, не диктовано, а писано собственноручно. Я Павелъ, между прочимъ пишетъ онъ, написалъ моею рукою: я заплачу (ст. 19).

Св. Онисимъ былъ рабъ. Въ тѣ дни большинство рабовъ оставляемо было господами безъ всякаго образованія; оттого они оставались людьми невѣжественными и составляли подонки общества. Такъ какъ съ ними обходились варварски, то по большей части и сами они опускались въ самое низкое варварство, изъ коего господа и не пытались ихъ поднимать. Возможно, что попытка св. Филимона оказать нѣкоторое благодѣяніе своему рабу Онисиму для этого послѣдняго была непріятна, и потому онъ бѣжалъ изъ господскаго дома. Молитвы господина, предостереженія и христіанскіе порядки могли не нравиться рабу и онъ самовольно оставилъ господина. Рабъ нѣкоторую сумму былъ долженъ своему господину, чего не могло бы быть, еслибъ до извѣстной степени ему не было оказываемо довѣрія. Можетъ быть, необыкновенная дружественность Филимона и довѣріе, которое онъ оказывалъ рабу, повліяли дурно на его еще не облагодатствованную природу. Мы незнаемъ, что Онисимомъ было еще взято изъ господскаго дома, но очевидно что-то имъ было тайно унесено, потому что Апостолъ говоритъ: Если же онъ тебѣ какой ущербъ причинилъ или долженъ тебѣ, считай на мнѣ. Онъ поспѣшно скрылся изъ Колоссъ и разсчитывая, что полиціи труднѣе будетъ его отыскать въ Римѣ, городѣ тогда многолюднѣйшемъ, отправился туда. Тамъ, вѣроятно въ заднихъ улицахъ, гдѣ еще и теперь живутъ Евреи, онъ нашелъ себѣ квартиру. Или же можетъ быть пріютъ себѣ нашелъ онъ въ тѣхъ логовищахъ и притонахъ людей безпутныхъ, которыми такъ кишѣлъ императорскій Римъ. «Здѣсь-тο, думалъ онъ, никто меня не увидитъ и никто о мнѣ не услышитъ». Онъ и дѣйствительно могъ бы здѣсь вести свободную и легкую жизнь человѣка, живущаго на счетъ чужой собственности. Но Господь зрѣлъ съ неба долу окомъ любви и обратилъ свое милосердое око на Онисима.

Въ то время въ Римѣ было много свободныхъ людей, но Господь избралъ Себѣ въ орудіе раба. Должны были тамъ быть рабы вѣрные: Господь выбралъ такого, который былъ долженъ своему господину нѣкоторую сумму денегъ и не заплативъ ея скрылся изъ господскаго дома. Были люди въ Римѣ кажется бы образованные и ученые: Господь призрѣлъ на полудикаго. Безконечная любовь Божія помимо людей по-видимому нравственно добрыхъ и отличныхъ призрила существо принижеинѣйшее, вращавшееся между подонками общества. Что такое представляли изъ себя верхніе слои общества въ древнемъ Римѣ, объ этомь тяжело и думать; въ своихъ ежедневныхъ привычкахъ эти высшіе слои Римскаго общества оказывались въ невѣроятной степени животными; что же касается до слоевъ нисшихъ, то о семъ трудно сказать что-либо вполнѣ опредѣленное. Онисимъ былъ частью и кусочкомъ отстоя въ этой клоакѣ грѣха. Въ первой главѣ посланія къ Римлянамъ Апостолъ изображаетъ намъ страшное состояніе, въ какомъ находился тогда языческій міръ, а Онисимъ былъ однимъ изъ дурныхъ людей тогдашняго міра. Но вѣрная любовь Божія, прешедъ царей и князей, фарисеевъ и саддукеевъ, философовъ и мудрецовъ и предоставивъ имъ бродить въ темнотѣ, обратила свое милосердое око на это объятое ночью твореніе, дабы сдѣлать оное сосудомъ честнымъ, избраннымъ орудіемъ Божіимъ. Обращеніе невѣроятное! Азіатскій рабъ, безчестный, дерзкій, – потому что взявъ тайкомъ у своего господина принадлежавшее ему, онъ былъ настолько смѣлъ, что изъ Колоссъ придпринялъ длинное путешествіе въ Римъ, – этотъ человѣкъ призирается милосердіемъ Божіимъ и обращается къ вѣрѣ. Онъ могъ св. Апостола Павла слышать въ Колоссахъ и въ Аѳинахъ, но здѣсь проповѣдь Апостола не произвела бы на него впечатлѣнія. Въ Римѣ св. Павелъ проповѣдывалъ вѣроятно на задней сторонѣ Палатинскаго холма, гдѣ были казармы преторіанской стражи и гдѣ темница находилась, называвшаяся Преторіей. Въ холодныхъ подвальныхъ пространствахъ этой тюрьмы долженъ былъ сидѣть Апостолъ вмѣстѣ съ солдатомъ, прикованнымъ къ его рукѣ и проповѣдывалъ всѣмъ, кто былъ къ нему допускаемъ. Тамъ-то благодать Божія коснулась юнаго сердца Онисимова, до того момента бывшаго дикимъ. Коснулась, и какое измѣненіе тотчасъ произошло въ немъ! Онъ тотчасъ раскаялся въ своемъ грѣхѣ; воспоминаніе, что онъ ущербъ причинилъ доброму человѣку, его стало чрезвычайно опечаливать; онъ сталъ горевать о поврежденности своего сердца равно какъ о заблужденіяхъ своей жизни; онъ сталъ плакать. Св. Павелъ сталъ проповѣдывать ему о Христѣ распятомъ. Тутъ блеснулъ лучъ радости въ его глазахъ, съ отягченнаго сердца снята была тяжесть; новыми мыслями освѣтилась его темная душа, даже лице его измѣнилось, весь человѣкъ обновился: благодать Божія льва превратила въ агнца, ворона въ голубя.

Благодать Божія видимо проявилась въ измѣнившемся душевномъ настроеніи обращеннаго Онисима, потому что онъ, какъ свидѣтельствуетъ Апостолъ, сталъ готовымъ на помощь, услужливымъ и полезнымъ. Апостолъ охотно его удержалъ бы при себѣ даже въ качествѣ собесѣдника: отличаться онъ сталъ душою дружественного, тихою, любящею, такъ что Апостолъ его называлъ даже братомъ. Но св. Павелъ считалъ хвоей обязанностію возвратить раба господину и когда онъ отсылалъ сего раба къ господину, не было ли это доказательствомъ измѣненія сердца Онисимова? Не значило ли это, что онъ готовъ былъ назадъ идти? Находясь въ такой дали отъ Колоссъ, въ какой Римъ отъ сего города отстоялъ, Онисимъ могъ переходить изъ одного города въ другой и оставаться совершенно свободнымъ. Но со времени обращенія онъ и самъ чувствовалъ себя обязаннымъ возвратиться къ своему господину, тѣмъ болѣе что причинилъ ему убытокъ. Онъ слѣдуетъ совѣту Апостола и рѣшается возвратиться назадъ въ прежнее положеніе; но чувствуя себя обязаннымъ исправить причиненную господину несправедливость, онъ беретъ съ собою извинительное отъ св. Павла, или рекомендательное письмо. «Возвратившись къ Филимону, думалъ онъ, буду ему опредѣленное число лѣтъ работать или иное дѣлать, что онъ прикажетъ». Онисимъ хотя и предпочиталъ бы св. Павлу служить, но первой своей обязанностью считалъ заверстать собою ущербъ, причиненный господину. Это показываетъ въ немъ человѣка кроткаго, смиреннаго, честнаго, справедливаго. Таково дѣйствіе благодати Божіей! Изъ человѣка чужую собственность утаивавшаго она содѣлала мужа, къ своему господину возвращающагося, чтобы ему служить.

Онисимъ не имѣлъ никакого права отъ своего господина бѣжать да еще и бывъ должнымъ ему. Но Богу угодно было этимъ преступленіемъ воспользоваться для его обращенія. Оно привело его въ Римъ и туда, гдѣ св. Павелъ проповѣдывалъ, а такимъ образомъ ко Христу и къ разуму. Соблюдая въ сужденіяхъ по настоящему случаю осторожность, ибо св. Павелъ говоритъ: Можетъ бытъ онъ для того на нѣкоторое время отъ тебя и взятъ былъ, чтобы тебѣ принятъ его навсегда, мы не должны въ этихъ словахъ Апостола видѣть извиненіе имъ Онисимова ухода. Апостолъ не говоритъ, что Онисимъ поступилъ право, – ни на одну минуту онъ не допускаетъ этого. Грѣхъ есть грѣхъ и что бы подъ Божественнымъ руководствомъ ни вышло впослѣдствіи изъ грѣха, все-таки грѣхъ остается грѣхомъ. Распятіе нашего Спасителя сопровождалось для человѣчества величайшими, какія только можно вообразить себѣ, послѣдствіями, тѣмъ не менѣе руки поднявшіяся на Господа и Его распявшія были руки неправедныхъ. Продажа Іосифа въ Египетъ въ десницѣ Божіей была средствомъ сохранить Іакова и его сыновей во время вздорожанія жизненныхъ припасовъ; но его братья ничего незнали объ этомъ и были виновны, что продали своего брата въ рабство. Только Богъ обратилъ ихъ грѣхъ имъ же во благо; все-же ихъ грѣхъ грѣхомъ остался. За то тѣмъ славнѣе себя проявляютъ здѣсь удивительныя мудрость и благодать Божія, которыми зло обращается въ добро; для всемогущества Божія все возможно. Онисима Апостолъ за то не извиняетъ, что онъ ушелъ съ частью имущества своего господина и его, не имѣя на то никакого права, покинулъ; преступникъ остается преступникомъ; но Божія благодать, и зло обращающая въ добро, возвеличивается.

Далѣе нужно на то обращать вниманіе, что оставляя своего господина Онисимъ совершалъ дѣяніе, послѣдствія котораго для него по всей вѣроятности были бы гибельны. Въ качествѣ слуги пользуясь довѣріемъ, онъ жилъ подъ кровлей господина бывшаго къ нему дружественно расположеннымъ, господина общество домочадцевъ около котораго было домашней его церковію. Сколько можно судить по посланію св. Павла, и господинъ у Онисима и госпожа были люди богобоязливые, и рабу много случаевъ у нихъ представлялось ознакомиться съ Евангеліемъ. Но легкомысленный молодой слуга вѣроятно пренебрегалъ этимъ и находилъ болѣе удовольствія въ жизни у языческихъ господъ, которые его одинъ день били, а на другой напивались допьяна. У господина христіанскаго этого не водилось, потому рабъ и ушелъ отъ него. Онъ пренебрегъ случаемъ спасеніе получить и ушелъ въ Римъ. Здѣсь онъ поселился несомнѣнно въ самой грязной части города и познакомился съ людьми безпутнѣйшими. Въ союзѣ съ ними несомнѣнно онъ принялъ бы участіе въ возстаніи рабовъ, ибо такія возстанія въ то время часто происходили; но попавшись въ качествѣ бунтовщика въ руки правосудія, несомнѣнно вмѣстѣ съ другими онъ былъ бы и казненъ. Въ Римѣ о такихъ людяхъ недолго разсуждали; какъ скоро такого рода человѣкъ оказывался подозрительнымъ, тотчасъ съ него снимали голову; это было обыкновеннымъ правиломъ въ отношеніи рабовъ и бродягъ. Онисимъ принадлежалъ именно къ такому разряду людей, съ которыми долго не церемонились; вѣроятно быстро онъ осужденъ былъ бы на смерть, и такимъ образомъ навѣки погибъ бы. Ушедъ въ Римъ онъ значитъ голову свою такъ сказать въ пасть льву всунулъ. Если молодой человѣкъ вдругъ оставляетъ отчизну и отходитъ въ многолюдный городъ, то всѣ благоразумные люди тотчасъ догадываются, что это значитъ. Если друзья удалившагося съ родины незнаютъ, гдѣ живетъ онъ и если самъ онъ не подаетъ вѣсти о себѣ, то для всѣхъ дѣлается яснымъ, гдѣ онъ и чѣмъ занятъ. Что дѣлалъ въ Римѣ Онисимъ, неизвѣстно; но вѣроятно тушилъ въ себѣ лучшее. Объ его образѣ жизни въ Римѣ можно по тому судить, какъ и на какія средства онъ сюда попалъ; а что попавъ въ Римъ здѣсь онъ не туда зашелъ, куда влекли его извращенныя склонности его природы, это не его заслугой было, а было это дѣломъ промышлявшей о немъ благодати Божіей, которой принадлежитъ вся слава спасенія его.

Никого не было способнѣе св. Павла Апостола серцде Онисима тронуть. Онисимъ жилъ въ Колоссахъ. Св. Павелъ не могъ туда придти, онъ былъ въ узахъ. Потому нужно было Онисима къ св. Павлу привести. Положимъ, что дружелюбное сердце Филимона почувствовало бы въ себѣ побужденіе сказать Онисиму: «Я желалъ бы, чтобы ты отправился въ Римъ, отыскалъ тамъ Павла и его послушалъ». Слуга возразилъ бы: «Я не хочу жизнью рисковать, слушая проповѣди этого человѣка. Если ты деньги Апостолу чрезъ меня пошлешь или письмо, то я доставлю; въ проповѣди же его не нуждаюсь». Этимъ путемъ въ Римъ Онисимъ слѣдовательно не могъ быть приведенъ. Какъ же стяжать было Онисима для Царства Божія? Орудіемъ для сего послужилъ проступокъ Онисима, обстоятельство что тяготился онъ долгомъ своему господину. Онисимъ, себѣ позволившій бѣгство, конечно и не догадывался, что оно послужитъ къ обращенію его. Сдѣлавши то, что сдѣлалъ, онъ начинаетъ бояться, что его откроютъ и потому поспѣшно уходитъ пъ Римъ, здѣсь поселяясь въ самыхъ грязныхъ логовищахъ порока. Но тутъ начинаетъ онъ то чувствовать, что чувствовалъ евангельскій заблудшій сынъ, голодъ, для нѣкоторыхъ людей всегда оказывающійся лучшимъ проповѣдникомъ въ мірѣ. Въ тайно скрывшемся изъ господскаго дома рабѣ начинаетъ говорить совѣсть. Чувствуя голодъ, незная что предпринять, ни въ комъ не имѣя опоры, начинаетъ онъ размышлять, кто бы въ Римѣ могъ отнестьея съ состраданіемъ къ нему. Знакомыхъ онъ не имѣетъ и готовъ умереть съ голоду. Могло случиться, что разъ утромъ, когда на корточкахъ сидѣлъ онъ на ступеняхъ какого-либо храма, подошла къ нему, идя въ темницу къ св. Павлу, какая-либо христіанка и сжалившись спросила «что съ нимъ». Получивъ отвѣтъ отъ голоднаго, та женщина могла ему дать кусокъ хлѣба, сопровождая милостыню словами: «Ради Христа Іисуса». «Христосъ Іисусъ, могъ вдругъ подумать Онисимъ; о Немъ я слыхалъ, слыхалъ въ Колоссахъ». «Отъ кого», могла спросить христіанская женщина. «Въ домъ моего господина, могъ отвѣчать Онисимъ, часто приходилъ человѣкъ небольшаго роста, слабый зрѣніемъ, славный проповѣдникъ, по имени Павелъ». «Но къ нему-то именно я и иду теперь; не хочешь ли и ты слѣдовать за мной», могла сказать благочестивая женщина. «Да, я охотно его послушалъ бы; онъ всегда столь дружественно относился къ бѣднымъ». И Онисимъ пошелъ, прошелъ мимо солдатъ и благодатію Господнею приведенъ былъ къ ногамъ св. Павла. Могло быть такъ, могло быть и иначе. Могло случиться, что никого незная Онисимъ вспомнилъ, что Апостолъ долженъ быть въ Римѣ, въ узахъ; эго могло привлечь къ нему желаніе видѣть его. Онъ могъ отыскать преторію, найти здѣсь между заключенцами св. Павла, разсказать ему про свое обнищаніе, и отъ св. Апостола встрѣтить слова утѣшенія, увѣщанія, вразумленія и просвѣщенія. Слушавъ въ теченіе нѣкотораго времени св. Павла и обращавшись съ нимъ, Онисимъ наконецъ могъ отъ Апостола услышать и такія слова: «Теперь долженъ ты возвратиться къ своему господину и правой жизнью загладить свой грѣхъ предъ нимъ». Тѣмъ или инымъ способомъ Онисимъ могъ свидѣться со св. Павломъ, во всякомъ случаѣ онъ встрѣтился съ Апостоломъ въ Римѣ, здѣсь слышалъ его проповѣдь о Христѣ и позналъ свой грѣхъ. Совершенно самостоятельно грѣхъ этотъ былъ совершенъ Онисимомъ, но провидѣніе такъ устроило, что грѣхъ туда привелъ Онисима, гдѣ душой его обрѣтено было, благословлено и прославлено Евангеліе. Онисимъ могъ оставаться въ дому своего господина, служить ему честно, но при этомъ все-таки не найти себѣ спасенія изъ за самооправданія. Теперь же грѣхъ его у него былъ предъ глазами. Согрѣшившій видѣлъ превратность своего сердца, грѣхъ привелъ его предъ очи св. Павла, Апостолъ раскрылъ Онисиму его сердце и по молитвамъ его былъ обращенъ и спасенъ.

Можетъ бытъ Онисимъ, писалъ св. Павелъ Филимону, для того на время и отлучился, чтобы тебѣ принятъ его навсегда не какъ уже раба, но выше раба, брата возлюбленнаго особенно мнѣ, а тѣмъ больше тебѣ. Истины великія обыкновенно требуютъ долгаго времени, чтобы проникнутъ въ сознаніе людей. Такъ и Филимонъ можетъ быть еще недостаточно ясно сознавалъ, что рабовладѣльцемъ быть ему не слѣдуетъ. Даже и у насъ еще до недавняго времени многіе, въ другихъ отношеніяхъ очень хорошіе люди, несправедливости этого не сознавали. Общественное мнѣніе было еще недостаточно просвѣщенію, хотя Евангеліемъ уже подточенъ былъ самый корень рабства. Сущность Евангелія состоитъ между прочимъ и въ заповѣди, чтобы мы другимъ того не дѣлали, чего не хотимъ на себѣ самихъ отъ другихъ испытать; но никто конечно не пожелаетъ быть рабомъ другаго ему подобнаго человѣка; никто посему не имѣетъ права имѣть другаго и своимъ рабомъ. Можетъ быть, когда Онисимъ скрылся, а потомъ возвратился, именно посланіе св. Павла и открыло глаза Филимону на собственныя его къ другимъ людямъ отношенія. Св. Филимонъ могъ быть прекраснымъ господиномъ, онъ могъ относиться къ своимъ рабамъ довѣрчиво, обращаться съ ними даже не какъ съ рабами, и все-же онъ могъ не считать ихъ по отношенію къ себѣ за братьевъ. Теперь же, когда Онисимъ возвратился, когда онъ сталъ еще лучше прежняго служить, могъ измѣниться къ лучшему и господинъ его и перестать гордиться своимъ рабовладѣльчествомъ. Съ сихъ поръ онъ сталъ относиться къ прежнему своему слугѣ и рабу какъ къ брату во Христѣ. Такую мягкость отношеній вноситъ въ домы благодать Божія. Она не измѣняетъ самыхъ отношеній, она не даетъ ребенку права упрямиться и забывать объ обязанности слушаться родителей; она не даетъ отцу права управлять своими семейными безумно и жестоко; она не надѣляетъ слугу правами господскими, не отнимаетъ и у господина его господскаго положенія или не уполномочиваетъ его злоупотреблять своимъ господскимъ авторитетомъ: но она всѣхъ вокругъ себя дѣлаетъ болѣе кроткими и тихими.

Столь любвеобильна благодать Божія. Господь творитъ что Ему благоугодно. Онъ полагаетъ сѣкиру на корни разросшагося зла и если ею обсѣкаются различные наросты его, образуется изъ человѣческаго сердца храмъ во славу Божію, Такъ и изъ Онисима, нѣкогда раба бѣжавшаго изъ дому своего господина, она создала вѣрнаго и возлюбленнаго брата (Кол. IV, 9), Апостола и мученика за вѣру Христову. По позднѣйшимъ извѣстіямъ самъ Апостолъ поставилъ его епископомъ въ Берію Македонскую; по другимъ извѣстіямъ онъ проповѣдывалъ Евангеліе въ разныхъ странахъ и послѣ Тимоѳея былъ епископомъ Ефесскимъ. Вскорѣ послѣ кончины св. Игнатія Богоносца около 109 г. онъ былъ побитъ въ Римѣ камнями; тѣло его было возвращено въ Ефесъ. Въ 1200 г. мощи его почивали еще въ Царьградѣ въ церкви его имени.

 

«Ярославскія Епархіальныя Вѣдомости». 1888. № 7. Ч. Неофф. Ст. 97-107.

 

⸭    ⸭    ⸭

Тропарь, гласъ 3:

Апо́столе святы́й Они́симе,/ моли́ ми́лостиваго Бо́га,/ да прегрѣше́ній оставле́ніе// пода́стъ душа́мъ на́шимъ.

Кондакъ, гласъ 4:

Яко луча́, возсія́лъ еси́ вселе́ннѣй,/ заря́ми сія́я со́лнца, блаже́нне,/ всесвѣ́тлаго Па́вла, мíръ просвѣти́вшаго,// тѣ́мже тя́ почита́емъ, Они́симе сла́вне.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: