Священникъ Димитрій Шнурковъ – Поученіе на Срѣтеніе Господне.

«Се лежитъ сей на паденіе и на востаніе многимъ во Израили, и въ знаменіе пререкаемо» (Лук. 2, 34).

Всякій православный христіанинъ, останавливая свое вниманіе на внутреннемъ смыслѣ, и значеніи этихъ словъ, благоговѣйно преклоняется предъ величіемъ пророческаго созерцанія Св. Богопріимца. Держа на рукахъ Божественнаго Младенца, онъ простираетъ свою богопросвѣщенную мысль далеко отъ Него, въ даль вѣковъ и тысячелѣтій; предъ его взоромъ является не только Израиль, отъ котораго произошелъ Іисусъ Христосъ по плоти (Рим. 9, 5), но и все человѣчество, всѣ тѣ люди, которымъ возвѣщено ученіе Христа Спасителя. Предъ нимъ развертывается широкая картина распространенія христіанскаго ученія по всей землѣ, картина усвоенія и осуществленія въ жизни христіанскихъ идеаловъ. Будущее того дѣла, ради котораго пришелъ на землю Тотъ, Кого онъ держалъ на рукахъ, Сѵмеону представлялось какъ паденіе и возстаніе многихъ, какъ предметъ спора и пререканій.

Многіе увѣровали въ Іисуса Христа, многіе приняли Его ученіе, но еще больше отвергли Его, не признали Его Сыномъ Божіимъ, пришедшимъ на землю оживить, преобразить, спасти грѣшный родъ человѣческій. Еще во время земной жизни Господь Іисусъ Христосъ былъ предметомъ споровъ и пререканій для своихъ соотечественниковъ. Повѣствуя объ этомъ, Св. Евангелистъ Іоаннъ Богословъ говоритъ: «Ропотъ многъ бѣ о Немъ (т. е. Іисусѣ Христѣ), овіи глаголаху, яко благъ есть, иніи же глаголаху: ни, но льститъ народы» (Іоан. 7, 12), Одни говорили: «яко Христосъ, егда пріидетъ, егда больша знаменія сотворитъ, яже сей творитъ» (Іоан. 7, 31), а другіе возражали: «сей не изгонитъ бѣсы, токмо о веельзевулѣ князѣ бѣсовстѣмъ» (Мѳ. 12, 24). Такъ разсуждали современники Іисуса Христа, точно также было и послѣ вознесенія Его на небо.

На всемъ протяженіи существованія церкви Христовой мы неоднократно видимъ, какъ Святѣйшее имя Христа и Его Божественное ученіе были предметомъ колебанія для вѣры, предметомъ нескончаемыхъ споровъ и разногласій. Стоитъ открыть любую страницу исторіи Христіанской церкви, и мы увидимъ, какіе ереси, расколы, человѣческія суемудрія волновали церковь Христову. Не чуждо этихъ религіозныхъ блужданій и сомнѣній и настоящее время. И теперь имя Іисуса Христа поносится, и теперь ученіе Его отвергается. Почему же? Потому что считается будто-бы не пригоднымъ и безсильнымъ уврачевать тѣ недостатки въ общественной жизни, которые съ особенной остротой чувствуются всѣми нами. Думаютъ, помимо Христа и Его ученія, осчастливить нашу многострадальную родину. Нѣтъ, кажется, ни одного человѣка, который не высказывалъ бы своихъ предположеній относительно тѣхъ мѣропріятій, которыя могутъ улучшить народную жизнь. Этихъ предположеній и проектовъ въ настоящее время безчисленное множество. Они разнообразны и до крайности противоположны. Но при всемъ ихъ разнообразіи, можно подмѣтить одну черту, которая присуща имъ всѣмъ – это требованіе гражданской свободы. Всѣ существующія у насъ политическія партіи главнымъ условіемъ прогрессивнаго теченія жизни во всѣхъ ея сферахъ считаютъ свободу. Это залогъ, безъ котораго немыслимо истинно человѣческое существованіе. Но подлинно ли свобода, и при томъ гражданская свобода, можетъ принесть то улучшеніе, котораго такъ страстно добиваются всѣ? Отвѣтъ получаемъ отрицательный.

Почему? Потому что однѣхъ, такъ называемыхъ гражданскихъ свободъ еще недостаточно для устроенія жизни на новыхъ, лучшихъ началахъ. Только тогда онѣ дѣйственны, только тогда онѣ приносятъ желанный результатъ, когда человѣкъ, пользующійся ими, самъ перевоспитается, изгонитъ изъ своего сердца дурныя наклонности, эгоистическія желанія и въ основу всей своей дѣятельности положитъ нравственный законъ Христовъ. А этотъ законъ Христовъ заключается въ любви, которая по слову апостола: «долготерпитъ, милосердствуетъ, не завидуетъ, не превозносится, не гордится, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуется неправдѣ, а сорадуется истинѣ» (1 Кор. 13, 4-6). Для человѣка, исполненнаго такою любовью, всѣ свободы послужатъ только во благо. Онѣ явятся лучшимъ условіемъ нравственнаго, облагораживающаго вліянія его на другихъ людей лучшимъ средствомъ оздоровленія государственной и общественной жизни. Во всѣхъ своихъ дѣйствіяхъ и поступкахъ такой человѣкъ будетъ имѣть въ виду не свою пользу, но благо, истинное благо другихъ – поднятіе ихъ нравственнаго уровня и проникновеніе въ ихъ жизнь Христіанской любви. Вотъ почему апостолъ и говоритъ: «праведнику законъ не лежитъ» (1 Тим. 1, 9). Это не значитъ, что праведникъ отвергъ Законъ Божій, не желаетъ ему подчиняться, но что праведникъ достигъ такой степени нравственнаго совершенства, что не нуждается въ законѣ, какъ внѣшнемъ побудителѣ къ исполненію воли Божіей. Онъ слова закона скрылъ въ сердцѣ своемъ (Пс. 118, 11). Они служатъ исходнымъ пунктомъ всей его жизни и дѣятельности, они для него нравственно необходимы; поэтому, что-бы онъ ни дѣлалъ, онъ ничего не можетъ сдѣлать противъ Закона, потому что не можетъ не дѣлать законнаго. Для такихъ людей свобода не страшна. Кромѣ добрыхъ результатовъ, ничего иного отъ нихъ мы не можемъ ожидать.

Но горе, если свободой пользуются люди нравственно неразвитые, или же люди, отвергающіе Законъ Христовъ, какъ главное основаніе жизнедѣятельности. Тогда эта свобода приноситъ неисчислимыя бѣдствія и несчастія. Люди, имѣющіе невысокій уровенъ нравственнаго развитія, свободу понимаютъ, какъ освобожденіе отъ всего того, что сдерживаетъ дурные инстинкты. Это – свобода грабежей, насилій, убійствъ и всего того, предъ чѣмъ содрогается сердце, цѣпенѣетъ умъ всякаго, не потерявшаго совѣсти, человѣка. А тѣ, которые не желаютъ руководиться нравственнымъ Закономъ Христовымъ, теряютъ единственно незыблемое основаніе всякой дѣятельности, единственно истинный показатель при оцѣнкѣ своихъ поступковъ. Отсюда дѣленіе на многочисленныя партіи, враждующія между собой.

По-видимому всѣ служатъ одному дѣлу – общему благу людей, а между тѣмъ, какое разнообразіе пониманія этого блага и какое многоразличіе способовъ достиженія его! Очевидно нѣтъ, кромѣ Слова Божія, мѣрила, имѣющаго обязательный авторитетъ, которое давало бы истинный смыслъ понятію блага и моральную оцѣнку способовъ осуществленія его. Напрасно, поэтому, въ гражданскихъ свободахъ видѣть всеисцѣляющее средство отъ тѣхъ недуговъ и нестроеній, которыми страдаетъ въ настоящее время наша дорогая родина.

Не этимъ путемъ мы можемъ добиться счастья народнаго. Есть одинъ единственный путь, приводящій къ желанной цѣли – это тотъ путь, который указалъ Самъ Господь Іисусъ Христосъ. «Азъ есмь путь и истина и животъ» (Іоан. 16, 6), сказалъ Онъ. Путь земной жизни, послѣ того, какъ прошелъ имъ Самъ Іисусъ Христосъ, открылся намъ, какъ путь креста. Это если и не тотъ самый крестъ, (ибо по тяжести можетъ ли быть ему равный?), то подобный тому, какой несъ Господь Нашъ на землѣ. Это путь полнаго самоотверженія (Лук. 9, 23), безграничной любви (Мѳ. 5, 43-45), совершенной правды (Мѳ. 5, 6), безпредѣльной кротости (Мѳ. 5, 5), высокой нищеты духа (Мѳ. 5, 3), въ общемъ – это путь великихъ страданій и лишеній внѣшнихъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ путь истиннаго, глубокаго, внутренняго счастья, это тотъ «плачъ», который ведетъ къ великому утѣшенію (Мѳ. 5, 4), ибо такимъ путемъ пріобрѣтается та святая чистота сердца, достигая которой, человѣкъ способенъ «зрѣть Бога» (Мѳ. 5, 8).

Нужно всѣмъ проникнуться духомъ Закона Христова, нужно дѣятельное исполненіе его нравственныхъ предписаній, тогда только многоразличныя гражданскія свободы дѣйствительно могутъ принести то, что теперь онѣ безсильны сдѣлать. Тогда немыслимы будутъ грабежи, убійства, различнаго рода насилія, тогда не будутъ имѣть мѣста ссора и вражда, но сердца людей согрѣетъ та любовь, которая простираетъ свои животворные лучи не только на русскаго, но и ни іудея, не только ни свободнаго, но и на раба, не только на эллина, но и на варвара (Гал. 3, 28). Необходимо, чтобы каждый изъ насъ остановилъ свое вниманіе на самомъ себѣ и посмотрѣлъ въ глубокіе тайники своей души; можетъ быть его безпристрастному наблюденію откроются такіе недостатки, которые въ значительной степени препятствуютъ истинно прогрессивному теченію нашей общественной и государственной жизни.

Итакъ, братіе, предъ нами два пути устроенія и реформированія нашей жизни. Это – путь Христовъ: устроеніе жизни на началахъ нравственно-евангельскаго закона и путь, отвергающій Христа, путь, полагающій счастье людей въ измѣненіи внѣшнихъ условій жизни. Первый дѣйствительно осчастливливаетъ людей, второй – приводитъ къ тѣмъ печальнымъ послѣдствіямъ, свидѣтелями которыхъ являемся мы. Отъ насъ зависитъ – пойти ли первымъ путемъ, путемъ мирнаго, христіанскаго обновленія жизни, или вторымъ – путемъ неисчислимыхъ бѣдствій, вражды, кровопролитій. Только всегда будемъ помнить заключительныя слова нагорной бесѣды Іисуса Христа. Онъ говоритъ: «Всякаго, кто слушаетъ слова Мои сіи и исполняетъ ихъ, уподоблю мужу благоразумному, который построилъ домъ свой на камнѣ. И пошелъ дождь, и разлились рѣки, и подули вѣтры, и устремились на домъ тотъ, и онъ не упалъ, потому что основанъ былъ на камнѣ. А всякій, кто слушаетъ слова Мои сіи и не исполняетъ ихъ, уподобится человѣку безразсудному, который построилъ домъ свой на пескѣ. И пошелъ дождь, и разлились рѣки, и подули вѣтры, и налегли на домъ тотъ, и онъ упалъ, и было паденіе его великое» (Мѳ. 7, 24-27). Братіе! Будемъ строить зданіе нашего національнаго благополучія на камнѣ, а не на пескѣ.

 

Священникъ Димитрій Шнурковъ.

 

«Екатеринославскія Епархіальныя Вѣдомости». 1908. № 5. Отд. Неофф. С. 169-174.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: