Протоіерей Іоаннъ Рождественскій – О ложномъ взглядѣ современной науки на человѣка и его жизнь и о томъ, что гибильныя послѣдствія такого взгляда можно предотвратить только христіанскимъ воспитаніемъ новыхъ поколѣній.

«Богъ все видитъ, Богъ все слышитъ, Богъ все знаетъ, Богъ любитъ правду, Богъ не любитъ грѣха» – этими пятью словесами воспользовался досточтимый отецъ протоіерей Іоаннъ Николаевичъ Рождественскій, предлагая программу матерямъ для религіозно-нравственнаго воспитанія дѣтей. Ред.

Едва ли когда такъ много заботились о благосостояніи народовъ, обществъ и отдѣльныхъ лицъ, какъ нынѣ. Этому посвящаются лучшія силы и труды человѣчества. Политика, законодательство и науки, въ особенности естествознаніе, напрягаютъ всѣ усилія для изысканія средствъ къ водворенію на землѣ спокойствія, довольства и благоденствія. Не менѣе усилій употребляютъ правительства и общества для образованія и развитія духовныхъ силъ въ массахъ народа. Съ этою цѣлію размножаются училища, разширенъ кругъ образовательныхъ наукъ, придуманы новые методы преподаванія для скорѣйшаго развитія умственныхъ силъ и для легчайшаго усвоенія предметовъ знанія. И эти труды и усилія принесли и продолжаютъ приносить плоды по роду своему. Въ наше время много открыто новыхъ средствъ для облегченія и удобствъ жизни, много одержано побѣдъ надъ враждебными намъ дѣйствіями природы, много силъ ея покорено владычеству человѣка и не мало уже пролито духовнаго свѣта въ темныя массы народа.

Но при всемъ томъ золотой вѣкъ на землю не возвращается. Напротивъ, кажется, по мѣрѣ того, какъ открываютея новыя средства для улучшенія матеріальнаго быта человѣчества, распространяется образованіе и дается больше простора свободѣ и самодѣятельности всѣхъ и каждаго, благосостояніе удаляется отъ людей, при умножающихся удобствахъ жизни жизнь становится труднѣе и требованія ея сложнѣе; изъ самыхъ благъ, вновь открываемыхъ въ природѣ, или доставляемыхъ попечительностію правительствъ, гуманностію законодательствъ и науками, часто возникаетъ зло, дотолѣ вовсе неизвѣстное, или же не съ такою силою дѣйствовавшее въ людяхъ. При многихъ улучшеніяхъ государственныхъ и соціальныхъ больше прежняго замѣчается недовольство настоящимъ и какой-то разладъ въ государственной, общественной и семейной жизни, подъ покровомъ стремленія къ всеобщему благу и благоденствію, при внѣшнихъ (политическихъ) союзахъ народовъ и государствъ, при желаніи всѣхъ сохранить миръ, таится взаимная недовѣрчивость правительствъ другъ къ другу; при направленіи законодательствъ къ объединенію всѣхъ сословій, къ подчиненію ихъ однимъ общимъ законамъ и къ уравненію правъ передъ закономъ, въ государствахъ являются партіи, въ сословіяхъ соперничество, симпатіи и антипатіи, въ семьяхъ – дѣлежъ и домогательство каждаго изъ членовъ независимости отъ другихъ – женъ отъ мужей, дѣтей отъ родителей, даже прислуги отъ домохозяевъ; всѣ ищутъ полноправія и равноправія, между тѣмъ какъ большая часть людей не умѣетъ правильно пользоваться и тѣми правами, которыя имъ принадлежатъ законно.

Отъ чего это ненормальное явленіе въ жизни международной, общественной и семейной? Много конечно неизслѣдимыхъ причинъ въ тайныхъ судьбахъ Промысла Божія, управляющаго вселенною по неисповѣдимымъ законамъ вѣчной премудрости: но болѣе открытою причиною такихъ грустныхъ явленій представляется односторонній взглядъ на человѣка и его жизнь и сообразное съ такимъ взглядомъ направленіе дѣятельности нашего вѣка.

Человѣкъ по природѣ существо двойственное, и жизнь ему назначена двойственная: по тѣлу онъ временный гость земли, а по духу – наслѣдникъ вѣчныхъ благъ на небѣ. Временная жизнь его на землѣ имѣетъ неразрушимую связь съ не земною, вѣчною, потому что одинъ Владыка жизни, изъ одного источника излилась та и другая жизнь, и послѣдняя есть безконечное продолженіе первой. Поэтому только то направленіе народовъ, обществъ и ихъ двигателей будетъ правильно и благотворно, которое сообразно съ такимъ взглядомъ на человѣка и его жизнь, потому что такое направленіе согласно съ природою вещей; всякое же другое ложно и потому вредно; только тогда достиженіе благосостоянія, какъ частнаго такъ и общаго, возможно, когда удовлетворены обѣ стороны человѣческой природы.

Современная наука, и за нею литература, не поняла человѣка – это высокое произведеніе Божественнаго творчества, эту связь міровъ, или, какъ говорили древніе, этотъ малый Божественный міръ (μικροκοσμοθεος) въ великомъ Божіемъ мірѣ, взглянула на него однимъ глазомъ, замѣтила въ немъ только внѣшнія земныя свойства и признала его всецѣло за продуктъ земли, подобно грибу, червяку и проч. и умаленнаго малымъ чимъ отъ ангелъ, поставленнаго владыкою надъ дѣлами рукъ Вседержителя, примѣнила къ скотамъ несмысленнымъ, породнила его по происхожденію съ обезьяною и признала для нихъ одинаковый законъ и одинаковый конецъ бытія.

Такой взглядъ на человѣка и его жизнь не новый; онъ появлялся и повторялся едва ли не каждое столѣтіе, хотя никогда не бывалъ общимъ. Еще во времена Соломона (и раньше – передъ потопомъ) были люди, которые, разсуждали и говорили о человѣкѣ и его жизни подобно современнымъ намъ мыслителямъ – матеріалистамъ (Прем. 2). Поводы и обстоятельства, въ разныя времена располагавшіе къ такимъ разсужденіямъ, у разныхъ людей были различны. Въ настоящее время историческимъ прецедентомъ такого взгляда на человѣка и его жизнь были между прочимъ съ одной стороны успѣхи цивилизаціи и вслѣдствіе ихъ усложненіе требованій жизни, а съ другой – великіе, но худо понятые, успѣхи разума въ изслѣдованіи явленій и силъ природы. Быстро развивавшаяся общественная жизнь также быстро развивала и требованія, коими условливалось и сопровождалось ея развитіе. Существовавшихъ дотолѣ средствъ оказалось недостаточно для удовлетворенія имъ. Нужда – великая изобрѣтательница; по требованію и указанію ея наука обратилась за помощью къ окружающей человѣка природѣ, вопросила ее о тайнахъ, въ надеждѣ открытіемъ ихъ улучшить и облегчить трудное положеніе человѣка. Природа отнеслась благосклонно къ нѣкоторымъ вопросамъ науки, открыла ей нѣкоторыя тайны свои и помогла человѣку въ нуждахъ. Благодарный за помощь, онъ поклонился ей, какъ Богу, и отрекся отъ поклоненія самому Богу, сотворшему всяческая, облобызалъ помогшую ему руку, но не замѣтилъ, отъ кого эта рука получила для него помощь. Такимъ образомъ въ премудрости Божіей человѣкъ не уразумѣлъ своею премудростію Бога (1 Кор. 1, 21).

Природа и открываетъ и можетъ закрывать Бога, смотря потому, какъ относится къ ней человѣкъ: кто относится къ ней правильно, съ любовію къ истинѣ, того ведетъ она къ ясному и живому Богопознанію; ему небеса повѣдаютъ славу Божію, о твореніи рукъ Его возвѣщаетъ твердь (Пс. 18, 2), а при неправильномъ отношеніи, природа есть книга на непонятномъ языкѣ. Ньютонъ и Лейбницъ въ каждой пылинкѣ видѣли благоговѣйною мыслію Бога премудраго и благаго, а Дарвинъ и Фейербахъ не замѣчаютъ его и въ гармоніи звѣзднаго неба и не находятъ его ни въ природѣ, ни въ исторіи.

Такимъ образомъ успѣхи разума въ изслѣдованіи природы обольстили его, поставили на ложный путь и привели къ невѣрію. Оттуда выродились ложныя и опасныя ученія (доктрины), которыя носятъ въ себѣ разрушительныя начала для государственной, общественной и семейной жизни. Справедливо кто-то назвалъ невѣріе мудростію разврата и пестуномъ его. Оно обладаетъ мощною силою, но не созидающею и охраняющею, а разрушающею. Въ теченіе вѣковъ и тысячелѣтій оно ничего не могло создать. Былъ ли когда народъ и царство невѣрующихъ? Бывали иногда въ разныхъ мѣстахъ скопища безбожниковъ, скоро распадавшіяся, но никогда онѣ не могли соединиться въ народъ, правильно организованный. Вавилонская башня есть памятникъ и символъ трудовъ невѣрія. Никогда оно также не могло и не можетъ рѣшить вопросы о счастіи личномъ и всеобщемъ благоденствіи, о прекращеніи или хотя уменьшеніи страданій, нищеты, о водвореніи всеобщаго мира и проч., о чемъ такъ много хлопочутъ и чего достигнуть мечтаютъ гуманисты-матеріалисты, потому что центромъ и цѣлію своихъ стремленій оно поставляетъ – Я, не понимаетъ смысла въ самоотверженіи, которымъ обусловливается личный и общественный миръ и благоденствіе и не признаетъ закона, владычествующаго надъ внутренними движеніями воли. Невѣріе, отчуждая отъ Бога, отчуждаетъ и отъ жизни Божіей; въ отчужденіи отъ жизни Божіей нѣтъ нравственности ни въ семьѣ, ни въ государствѣ, ни личной, ни общественной: дерево не можетъ рости и приносить плоды безъ корня. Гдѣ отвергается владычество закона Божія надъ совѣстію, надъ внутренними движеніями воли, тамъ никакой законъ не имѣетъ обязательной силы и не можетъ устоять противъ эгоизма и физической силы. Вмѣсто нравственнаго долга, тамъ личная польза составляетъ главное побужденіе дѣятельности, а лучшій плодъ сего побужденія – коммерческая, торговая, промышленная добродѣтель.

Люди, утратившіе вѣру, такъ и разсуждаютъ и открыто высказываютъ свой образъ мыслей; другихъ побужденій для доброй нравственности, кромѣ личной пользы, они и не видятъ и не признаютъ, потому что земную жизнь представляютъ единственнымъ назначеніемъ человѣка, а земное благосостояніе высшимъ благомъ и единственною цѣлію жизни. Для того-то человѣкъ, по ихъ ученію, и обладаетъ умомъ и свободною волею, тѣмъ онъ и отличается отъ животныхъ неразумныхъ, что можетъ для себя изыскивать удовольствія и удобства жизни и заставлять природу служить ему въ этомъ. Потому все то добро, что можетъ служить средствомъ къ удобствамъ и удовольствіямъ жизни, и все то зло, изъ чего могутъ возникать огорченія, страданія. Все, что не подходитъ подъ такое воззрѣніе на жизнь – они признаютъ идеализмомъ, т. е. безсмыслицей. Такой взглядъ на человѣка и жизнь его они стараются выдать за результатъ изслѣдованій научныхъ и изъ школы перенести въ жизнь общественную и семейную, и изъ образованныхъ круговъ въ темныя массы народа, съ цѣлію, освѣтивъ ихъ ложнымъ свѣтомъ легко пріобрѣтаемаго образованія, возбудить жажду удовольствій и, возмутивши жизнь общественную, ввести жизнь безсемейную и такимъ образомъ произвести всемірный переворотъ во всѣхъ областяхъ жизни – государственной, общественной и семейной – по началамъ созданной ими доктрины о человѣкѣ и жизни.

Такое возмутительное ученіе, съ движеніемъ времени распространяющееся во всей Европѣ и у насъ уже пріобрѣтающее своихъ адептовъ, должно озаботить всѣхъ благомыслящихъ и расположить къ благовременному и совокупному принятію предупредительныхъ мѣръ прежде, нежели зло разовьется и пріобрѣтетъ силу. Предупреждать зло легче, нежели поборать его. Въ дѣлахъ такого рода единичныя силы не приведутъ къ успѣху; нуженъ отпоръ злу сильный и рѣшительный общими силами всѣхъ сознающихъ его. Это зло, разъѣдающее государственную, общественную и семейную жизнь у западныхъ народовъ Европы, можетъ быть предотвращено у насъ только основательнымъ, разумнымъ въ духѣ вѣры и закона Божія, воспитаніемъ новыхъ поколѣній. Забота объ основательномъ воспитаніи новаго поколѣнія становится строже въ виду всесословной воинской повинности, вслѣдствіе которой люди всѣхъ направленій и степеней образованія должны сойтись такъ близко, стать въ одной семьѣ, гдѣ естественно болѣе сильный элементъ долженъ увлечь или подавить элементы слабѣйшіе.

Здравый смыслъ не можетъ противорѣчить тому, что основательнымъ и разумнымъ воспитаніемъ должно признать то, которое сообразно съ природою человѣка; такое только воспитаніе можетъ правильно и стройно развивать естественныя силы его и возвышать дѣятельность ихъ. Одинъ изъ древнихъ церковныхъ писателей сказалъ, что душа по природѣ христіанка. Мысль совершенно вѣрная. Поэтому христіанское только воспитаніе, т. е. согласное съ ученіемъ вѣры и закона Христова, можно признать правильнымъ и разумнымъ; оно только и можетъ служить и врачествомъ и предохраненіемъ отъ разрушительныхъ ученій, умиротворить жизнь, водворить на землѣ трудъ съ довольствомъ, общеніе имуществъ безъ насилія, сочетать свободу съ повиновеніемъ закону и законной власти, правосудіе съ милосердіемъ, наслажденіе жизнію съ строгостію нравовъ. Внесите въ жизнь человѣчества всѣ начала христіанскія, изгоните изъ нея все, что воспрещаетъ христіанство, тогда на землѣ откроется рай. Не на коммунистическихъ всеразрушающихъ началахъ зиждется благо человѣчества, а на началахъ вѣчной истины и любви, которыя выражаются въ устройствѣ всей природы.

Правительство и лучшее общество сознаетъ это и стремится къ тому, чтобы очистить, умиротворить и освятить жизнь христіанскимъ воспитаніемъ дѣтства и юношества. Потому всѣ учрежденія для общественнаго воспитанія и образованія поставляетъ на христіанской почвѣ; размножая школы для образованія народа, даетъ въ нихъ первое мѣсто Закону Божію.

Но школа, какъ бы ни была хорошо поставлена, одна, безъ союза съ семьею и церковію, не можетъ дать религіозное воспитаніе народу, уже потому, что воспитаніе должно начинаться гораздо раньше школы; въ школу многія дѣти являются уже съ плодами воспитанія, т. е. съ тѣмъ или съ другимъ настроеніемъ, съ задатками въ душѣ добра и зла. Обязанность школы учить; она заслуживаетъ осужденія, если въ ней учатъ дурно; но едва ли можно строго винить ее, если ученики ея не вынесутъ изъ нея въ послѣдующую жизнь религіознаго настроенія, или духа христіанскаго благочестія. Ни средствъ, ни времени для этого школа не имѣетъ. Ей дается программа, которую она должна выполнить; по ней она должна развивать память, воображеніе, умъ. Школьная программа объемлетъ разные предметы; по ней и время въ школѣ должно дробиться на разныя отрасли человѣческаго вѣдѣнія, такъ что часто на долю религіознаго образованія достается менѣе всего. Притомъ программа указываетъ только предметы ученія въ школѣ и очерчиваетъ границы ихъ, т. е. внѣшнюю сторону ученія, но не указываетъ тѣхъ путей, которыми ученіе вѣры и Законъ Божій можно и должно низводить въ глубины духа учащихся.

Какъ же устроить воспитаніе народа въ духѣ вѣры и благочестія, въ этомъ зиждительномъ духѣ, благоустрояющемъ жизнь цѣлыхъ народовъ и государствъ, также какъ и частныхъ лицъ? Попробуемъ обратиться къ семьѣ и церкви и у нихъ попросить помощи школѣ. Держась естественнаго порядка, можно дѣло такъ поставить, чтобы школа шла за семьею, а не семья за школой, а тою и другою руководствовала бы Церковь. Кому угодно, могутъ насъ за эти два-три слова огласить клерикалами, ультрамонтанами и другими разными проименованіями, заимствованными изъ новѣйшихъ словарей западной Европы; а мы безъ малѣйшаго смущенія будемъ высказывать твердо слово нашего убѣжденія.

Основаніе добраго воспитанія должно быть положено въ семьѣ, а школа должна поддерживать и развивать то, что дано ребенку въ доброй семьѣ. Первое слово о Богѣ должна сказать ребенку та, кому подарена была первая его улыбка. Мать должна принести ему благовѣстіе объ Отцѣ Небесномъ; она должна начать религіозно-нравственное воспитаніе его; ея слово живо и дѣйственно, ея примѣръ глубоко назидателенъ; она должна научить свое дитя благоговѣйно чтить и произносить достопокланяемое Имя Божіе, ощущать присутствіе Бога на всякомъ мѣстѣ владычества Его, ходить передъ Нимъ со страхомъ, покоряться Его судьбамъ и распоряженіямъ съ благоговѣйною довѣренностію, страшиться оскорбить Его грѣховнымъ дѣломъ, словомъ, желаніемъ, помысломъ и просить Его помощи, защиты и покровительства въ нуждахъ.

Съ такимъ настроеніемъ и приготовленіемъ пусть родители, помолясь Богу, отпускаютъ дѣтей своихъ въ школу. Тамъ имъ разъяснятъ и дополнятъ то, чего не могли уяснить и дополнить дома.

Такимъ образомъ въ добромъ направленіи семьи и школы, и при взаимномъ союзѣ ихъ и вспомоществованіи другъ другу, молодое поколѣніе будетъ находить огражденіе отъ современнаго невѣрія и отъ тѣхъ гибельныхъ ученій, которыя, коренясь въ невѣріи, смущаютъ умы и обольщаютъ воображеніе легковѣрныхъ обѣтованіемъ земнаго блаженства всѣмъ и каждому.

Но, скажутъ, такое воспитаніе дѣтямъ могутъ дать только семейства образованныя; а много ли ихъ въ сравненіи съ тѣми, которыя или вовсе не получили никакого образованія, или получили очень скудное? Къ двумъ послѣднимъ категоріямъ должно отнести все почти сельское населеніе и большую часть городскаго. Ихъ надобно самихъ воспитать, чтобы они могли дѣтямъ своимъ дать религіозное воспитаніе. Къ тому же при подавляющихъ домашнихъ хозяйственныхъ занятіяхъ, они не имѣютъ и времени для занятій по воспитанію своихъ дѣтей.

Вполнѣ соглашаясь съ такимъ замѣчаніемъ, мы религіозно-нравственное воспитаніе матерей признаемъ далеко не такъ труднымъ, какъ это представляется съ перваго взгляда. Если душа человѣческая по природѣ христіанка, то ей не трудно принять и усвоить первыя начала христіанскаго нравственнаго ученія. Это доказываютъ тѣ полудикіе, которымъ впервые возвѣщается Евангеліе. Сельскія семейства наши стоятъ несравненно выше ихъ въ духовномъ развитіи. Пополнить недостатокъ ихъ образованія настолько, на сколько это нужно имъ для первоначальнаго воспитанія дѣтей въ духѣ христіанскаго благочестія, нетрудно; это могутъ и должны сдѣлать приходскіе ихъ священники и духовные отцы. Но нужно оговориться, что мы не думаемъ давать матерямъ въ руководство для религіозно-нравственнаго воспитанія дѣтей обширную систему воспитанія, а сокращаемъ ее въ пять словесъ, которыя должны затвердить матери и которыя при всякомъ случаѣ должны онѣ напоминать дѣтямъ. Эти пять словесъ слѣдующія:

Богъ все видитъ,

Богъ все слышитъ,

Богъ все знаетъ,

Богъ любитъ правду,

Богъ не любитъ грѣха.

Вотъ программа матерямъ для религіозно-нравственнаго воспитанія дѣтей. Покуда народъ нашъ доучится до пониманія нѣмецкихъ и англійскихъ системъ воспитанія, не останется безъ пользы для него тщательное выполненіе и вышеизложенной программы изъ пяти словесъ.

А чтобы и ее не забыли матери, для этого священники должны при всякомъ удобномъ случаѣ, – при посѣщеніи домовъ своихъ прихожанъ въ праздники, при исправленій у нихъ требъ и даже при случайныхъ встрѣчахъ, напоминать имъ объ ней и спрашивать ихъ объ исполненіи, а тѣмъ паче на исповѣди и при вступленіи въ бракъ, коимъ полагается начало семьи. Будущая мать семьи непремѣнно должна знать, какъ дѣтей, которыхъ дастъ ей Богъ, – сохранить для Него, чтобы могла нѣкогда съ дерзновеніемъ сказать Ему: «се азъ и дѣти, яже ми далъ еси». Если будутъ часто и съ усердіемъ сѣять это малое сѣмя, то Богъ возраститъ изъ него вѣтвистое древо; ибо Царствіе Божіе подобно зерну горушичну. Лк. 13. 18, 19.

 

Рѣчь Предсѣдателя Московскаго Общества любителей духовнаго просвѣщенія, о. протоіерея Іоанна Николаевича Рождественскаго, въ годичномъ собраніи Общества, 24-го октября 1876 г. М. 1876. Изъ ноябрской книжки «Чтеній въ Обществѣ любителей духовнаго просвѣщенія» за 1876 г.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: