Протоіерей Димитрій Вершинскій – О вторичномъ призваніи Симона Петра къ Апостольству (Іоан. XXI, 1-19).

Однажды Іисусъ Христосъ, находясь при озерѣ Геннисаретскомъ, вошелъ въ лодку рыбаря, мывшаго сѣти, и, сѣдши въ ней, училъ народъ, стоявшій на берегу. Кончивъ ученіе, Онъ сказалъ хозяину лодки: «отплыви» на глубину, и закинь свои сѣти». Рыбарь отвѣчалъ: «Наставникъ! мы трудились всю ночь, и ничего не поймали: однако, если Тебѣ угодно, закину сѣть». Онъ дѣйствительно закинулъ ее, и поймалъ такое множество рыбы, что сѣть прорывалась. Увидя это, рыбарь палъ къ ногамъ Іисуса Христа, и воскликнулъ: «оставь меня, Господи, я человѣкъ грѣшный». Господь отвѣчалъ ему: «не бойся, съ сего времени будешь ловить человѣковъ; иди за Мною». Рыбарь повиновался, оставилъ все, и пошелъ за Нимъ.

Этотъ рыбарь былъ Симонъ Петръ. Мы разсказали исторію его призванія къ Апостольству (Лук. V, 1-11. си. Матѳ. IV, 19).

При томъ же озерѣ Геннисаретскомъ, уже по воскресеніи Іисуса Христа, произошло слѣдующее. Симонъ Петръ пошелъ съ своими товарищами ловить рыбу, но они не поймали ничего въ ту ночь. При наступленіи утра, они увидѣли на берегу человѣка, который спрашивалъ, нѣтъ ли у нихъ чего съѣстнаго? Когда тѣ отвѣчали, что ничего нѣтъ, онъ сказалъ: «закиньте сѣть и поймаете». Они закинули, и не могли вытащить ея по причинѣ множества рыбы. Іоаннъ тотчасъ узналъ Господа, и сообщилъ о томъ Петру. Въ сѣти оказалось сто пятьдесятъ три большія рыбы. На берегу былъ огонь и на немъ рыба, былъ и хлѣбъ. Господь пригласилъ рыбарей вкусить этой пищи. Когда они вкушали, Іисусъ сказалъ Симону Петру: «Симонъ Іонинъ! любишь ли ты Меня болѣе, нежели они?» Петръ говоритъ Ему: «такъ, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя». Іисусъ говоритъ ему: «паси агнцевъ Моихъ». Въ другой разъ спрашиваетъ его Господь: «Симонъ Іонинъ! любишь ли ты Меня?» Петръ отвѣчаетъ опять: «такъ, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя». Іисусъ говоритъ ему: «паси овецъ Моихъ». Господь спрашиваетъ его въ третій разъ: «Симонъ Іонинъ! любишь ли Ты Меня?» Петръ опечалился, услышавъ въ третій разъ тотъ же вопросъ, и отвѣчалъ: «Господи! Тебѣ извѣстно все; Ты знаешь, что я люблю Тебя». Іисусъ говоритъ: «паси овецъ Моихъ», и предрекши ему мученическую кончину, сказалъ: «иди за Мною».

Это происходило при третьемъ явленіи воскресшаго Господа Апостоламъ (Іоан. гл. XXI).

Нельзя не замѣтить чрезвычайнаго сходства между подробностями этого явленія и призыванія Петра къ Апостольству. И то и другое происходитъ на томъ же озерѣ Геннисаретскомъ[1], можетъ быть на томъ же мѣстѣ. И тамъ и здѣсь Симонова ловитва рыбы была сперва безуспѣшна, и въ обоихъ случаяхъ безуспѣшна цѣлую ночь, потомъ чудесно успѣшна по слову Іисуса Христа. И то и другое оканчивается повелѣніемъ Симону идти за Іисусомъ Христомъ, и немедленнымъ повиновеніемъ Симона. Явно, что въ исторіи явленія Іисуса Христа все, кромѣ троекратнаго вопрошенія о любви, есть повтореніе того, что происходило во время призыванія Симона къ Апостольству. Чтобы увѣриться въ этомъ, слѣдуетъ только, такъ сказать, вслушаться въ слова Іисуса Христа и священнаго повѣствователя.

Петръ недавно еще, по собственному вызову, увѣрялъ, что готовъ идти съ своимъ Наставникомъ и въ темницу и на смерть (Лук. XXII, 23), и положить жизнь свою за Него (Іоан. XIII, 37), что если и всѣ соблазнятся о Іисусѣ Христѣ, онъ никакъ не соблазнится (Матѳ. XXVI, 31); иначе сказать, Петръ увѣрялъ, что любитъ Іисуса Христа болѣе всѣхъ. Теперь Спаситель хочетъ, чтобъ Петръ потвердилъ свои слова. «Симоне Іонинъ! любиши ли Мя паче сихъ?» сказалъ Онъ указывая на другихъ учениковъ, тутъже находившихся. Петръ отвѣчалъ только: «ей, Господи, Ты вѣси, яко люблю Тя». Онъ не прибавилъ паче сихъ, и не могъ прибавить въ присутствіи своихъ сотоварищей, въ числѣ коихъ находился ученикъ, возлюбленный предъ прочими и безъ сомнѣнія паче прочихъ любившій своего Наставника, – Іоаннъ, который за нѣсколько минутъ предъ симъ первый узналъ Господа, и тѣмъ доказалъ; что болѣе прочихъ и мыслилъ о Немъ и понималъ Его. Петръ не могъ сказать, что любитъ Іисуса Христа паче сихъ, и потому, что живо еще помнилъ, какъ онъ не только не оправдалъ дѣломъ прежнихъ своихъ словъ о готовности умереть за своего Наставника, но и отрекся отъ Него. Итакъ вопросъ Іисуса Христа былъ напоминаніемъ Петру о его отреченіи. Отвѣтъ Ап. Петра былъ смиреннымъ исповѣданіемъ слабости: «люблю Тя, но не дерзаю сказать: паче сихъ».

Іисусъ Христосъ снова спрашиваетъ: «Симоне Іонинъ, любиши ли Мя?» – уже не прибавляя словъ: паче сихъ. Первымъ вопросомъ предполагалось, что Петръ любитъ Іисуса Христа, требовалось только знать, въ какой мѣрѣ любитъ, паче ли прочихъ. Когда Петръ не созналъ въ себѣ такого преимущества, то Спаситель хочетъ слышать только, любитъ ли Его Петръ. Петръ отвѣчалъ, какъ прежде: «ей, Господи, Ты вѣси, яко люблю Тя».

И этотъ отвѣтъ еще не вполнѣ соотвѣтствовалъ вопросу. Въ вопросѣ слово: любиши выражено терминомъ, означающимъ чистую, непоколебимую привязанность (ἀγαπᾶς); въ отвѣтѣ употреблено слово, означающее любовь обыкновенную, не такъ твердую и постоянную (φιλῶ σε). Спаситель, какъ при второмъ вопросѣ, сообразуясь съ предшествовавшимъ отвѣтомъ ученика, не прибавилъ: паче сихъ, такъ и теперь нисходитъ съ нимъ на низшую степень, и спрашиваетъ уже о той любви, которую сознаетъ въ себѣ Апостолъ. Это былъ третій вопросъ. Оскорбѣ же Петръ, яко рече ему третіе: любиши ли Мя (φιλεῖς με)?

Нельзя было не скорбѣть Петру. Онъ уже вынужденъ былъ сознаться въ первомъ отвѣтѣ, что своей любви къ Іисусу Христу не дерзаетъ почитать пламеннѣйшею любви къ Нему прочихъ учениковъ, во второмъ, что не дерзаетъ усвоять себѣ любви непоколебимой. Эти два признанія тяжки были; но каково же было ему слышать вопросъ, любитъ ли онъ даже и тою любовію, какую самъ усвояетъ себѣ? Третье вопрошеніе было какъ будто третьимъ требованіемъ дальнѣйшаго сокращенія предѣловъ любви. Но Сердцевѣдецъ зналъ, что дальнѣйшее сокращеніе было невозможно; для чего же Онъ Своимъ вопросомъ какъ бы предполагаетъ его возможнымъ? Для чего спрашиваетъ? Для того, что третье вопрошеніе довершало мѣру напоминанія Петру о троекратномъ его отреченіи отъ Господа во дворѣ Первосвященника, когда онъ съ клятвою увѣрялъ, что не знаетъ Іисуса (Матѳ. ΧΧVI, 70-74). Нельзя было не скорбѣть Петру[2]!

«Не огорчайся Апостолъ», говоритъ блаженный Августинъ (Sermo 296. с. 5.), отвѣчай трижды, дабы трижды побѣдило исповѣданіе любви, поелику трижды побѣждена была въ страхѣ надменность». Тоже говоритъ св. Кириллъ Александрійскій въ толкованіи на гл. 21 Іоанна: «Чрезъ троекратное блаженнаго Петра исповѣданіе, упраздняется преступленіе троекратнаго отверженія. Подъ словами же Господа: паси овцы Моя, разумѣется какъ бы нѣкоторое обновленіе даннаго ему Апостольства». «Трикратное вопрошеніе и исповѣданіе, говоритъ Ѳеофилактъ Болгарскій, трикратное отверженіе врачуетъ, и словесы исправляетъ словесы бывшая согрѣшенія». Церковь наша въ своихъ пѣснопѣніяхъ тоже повторяетъ: «трижды отвергся еси Христа, тѣмже вопрошеніемъ трикратнымъ исцѣляетъ твое согрѣшеніе, Петре преславне, и утвержденіе показуетъ многихъ колеблющихся» (16 Янв. пѣснь 7). «Троекратнымъ вопрошеніемъ еже Петре, любиши ли Мя, трикратное отверженіе Христосъ исправилъ» (на Стиховнѣ).

Римляне[3] слышать не хотятъ о такомъ толкованіи троекратнаго вопрошенія. По ихъ словамъ, не было нужды снова призывать Петра къ Апостольству; отреченіе его еще прежде прощено было, ибо 1) Іисусъ Христосъ, явясь Своимъ ученикамъ вечеромъ въ день Своего воскресенія, сказалъ имъ всѣмъ, не исключая Петра: «якоже посла Мя Отецъ, и Азъ посылаю вы», и преподавъ дуновеніемъ Духа Святаго, далъ имъ всѣмъ власть вязать и рѣшить грѣхи (Іоан. XX, 21. 23). 2) Іисусъ Христосъ по воскресеніи явился Петру прежде другихъ; это показываетъ, что онъ не лишился своего первенства (Лук. XXIV, 31). 3) Іисусъ Христосъ наканунѣ Своей смерти, предрекая Петру паденіе, давалъ въ тоже время и прощеніе: «ты нѣкогда обращся утверди братію твою» (Лук. XXII, 32).

Но эти опоры слабы. Во первыхъ: слова Іисуса Христа: якоже посла Мя Отецъ и Азъ посылаю вы и проч. могли не относиться къ Петру, хотя онъ находился съ прочими Апостолами, точно такъ, какъ они относились къ Ап. Ѳомѣ, хотя его тогда не было съ ними. Подобнымъ образомъ обѣтованіе Іисуса Христа: вы шедшій по Мнѣ сядете на двоюнадесяте престолу, судяще обѣманадесяте колѣнома Израилевама (Матѳ. XIX, 28), хоть сказано было всѣмъ Апостоламъ, однако не усвоилось Іудѣ предателю. Во вторыхъ: Іисусъ Христосъ явился двукратно Маріи Магдалинѣ прежде Ап. Петра; но никто не даетъ ей первенства предъ Ап. Петромъ. Притомъ обстоятельства явленія Петру не извѣстны. Если Спасителю угодно было Своимъ явленіемъ ободрить кающагося ученика, то изъ сего еще не слѣдуетъ, будто Онъ не могъ отложить до другаго времени публичное обличеніе и возстановленіе его. Въ третьихъ: предреченіе возстанія есть предреченіе прощенія, а не самое прощеніе. Господь сказалъ: «Симонъ, Симонъ! се сатана просилъ, чтобъ сѣять васъ, какъ пшеницу. Но Я молился за тебя, чтобъ вѣра твоя не оскудѣла, и ты нѣкогда, обратясь, утверди братьевъ твоихъ». То есть: «Ты падешь, но возстанешь и получишь прощеніе. Это будетъ тебѣ урокомъ; воснользуйся имъ; будь твердъ и утверди братьевъ твоихъ». Бесѣду на берегу, озера Геннисаретскаго очень можно почитать дарованіемъ обѣщаннаго прощенія Петру.

От. Розаванъ спрашиваетъ: почему Іисусъ Христосъ молился только объ Ап. Петрѣ, тогда какъ опасность была общая? и отвѣчаетъ: потому что, молясь о св. Петрѣ, Онъ молился и о прочихъ Апостолахъ, и утверждая главу, утверждалъ члены (Eglise Cath. justifièe et с. p. 178). Опасность дѣйствительно была общая, но не для всѣхъ одинаковая. Петру угрожала еще излишняя его самонадѣянность: «Господи! говорилъ онъ, съ Тобою я готовъ и въ темницу и на смерть идти», и вскорѣ отрекся Его! Итакъ о Петрѣ одномъ молился Іисусъ Христосъ не потому, что онъ былъ глава Апостоловъ, но потому, что большей, нежели другіе, подвергался опасности искушенія отъ сатаны.

Боссюетъ взываетъ: «кто можетъ сомнѣваться въ томъ, что св. Петръ въ слѣдствіе сей молитвы получилъ вѣру постоянную, непобѣдимую, непоколебимую и столь обильную, что была способна утвердить не только обыкновенныхъ вѣрующихъ, но даже его братьевъ, Апостоловъ, пастырей стада, препятствуя сатанѣ сѣять ихъ» (Discours sur l’unité dé l’ Eglise.)?

Спаситель молился, чтобъ не оскудѣла вѣра Петрова, то есть, чтобъ не умалилась до совершеннаго уничтоженія. И ты нѣкогда обращся... Раскаяніе Петрово Спаситель называетъ обращеніемъ: такъ велико было въ немъ оскудѣніе вѣры! Итакъ вѣра Петрова не совершенно истощилась по молитвѣ Іисуса Христа, но не была обильна; и если ему заповѣдано было утвердить братьевъ своихъ, то потому, что вѣра ихъ была ослаблена его паденіемъ. Онъ поколебалъ, онъ и утверди. И подъ именемъ братьевъ нѣтъ нужды разумѣть какихъ-то необыкновенныхъ вѣрующихъ: всѣ ученики Христовы вначалѣ именовались братьями. Преувеличенія такъ же вредятъ истинѣ, какъ и искаженія.

Боссюетъ продолжаетъ: «слова: утверди братьевъ твоихъ – не заповѣдь, данная Петру въ частности. Это – должность, установляемая Имъ въ Церкви на вѣки. Въ Церкви всегда долженъ быть Петръ для утвержденія братьевъ въ вѣрѣ». Въ Церкви всегда есть члены крѣпкіе, способные утверждать другихъ, но нѣтъ нужды имъ быть преемниками Петра. Какъ паденіе и ослабленіе другихъ принадлежитъ лично Петру, такъ и возстаніе и утвержденіе братьевъ не переходитъ отъ него къ его преемникамъ. Благоволительныя слова Іисуса Христа къ Ап. Петру Римляне относятъ и къ его преемникамъ, а укорительныя, какъ напр. иди за мною, сатано, соблазнъ Ми еси (Матѳ. ХVІ, 23), маловѣре (Матѳ. XIV, 31) и подобныя, усвояютъ лично Апостолу: явная несправедливость!

Авторъ книги: Persecution et souffrances de l’ Eglise catholiqae en Rassie, на стр. 364 не довольствуется тѣмъ значеніемъ слова: утверди, какое даютъ ему сами богословы Западные, но хочетъ разумѣть подъ нимъ утвержденіе юридическое (cette confirmation, cette juridiction suprême de Pierre sur ses fréres etс.). Очевидная нелѣпость: Іисусъ Христосъ требуетъ твердости и утвержденія въ замѣнъ слабости и ослабленія; о конфирмованіи тугъ нѣтъ ни малѣйшей мысли.

Итакъ Римскія доказательства насъ не убѣждаютъ въ томъ, что Ап. Петръ не имѣлъ нужды въ возстановленіи. Не болѣе сильно ихъ указаніе на слова Іисуса Христа, сказанныя Ап. Петру въ отвѣтъ на его трикратное увѣреніе въ любви: «паси агнцы Моя, паси овцы Моя». Между агнцами и овцами, въ переносномъ значеніи, нѣтъ разницы. У Ев. Матѳея Іисусъ Христосъ говоритъ: «се Азъ посылаю васъ, яко овцы посредѣ волковъ» (X, 16); у Ев. Луки: «се Азъ посылаю вы, яко агнцы посредѣ волковъ» (X, 3). Пасти агнцевъ или овецъ, или тѣхъ и другихъ, значитъ пасти стадо. Итакъ Іисусъ Христосъ говорилъ Ап. Петру: паси стадо Мое, будь пастыремъ, будь Апостоломъ. Ни изъ чего не видно, чтобъ Іисусъ Христосъ вручилъ одному Петру Свое стадо. Одно стадо можетъ быть пасомо многими пастырями, какъ видно, наприм., изъ словъ Ап. Павла: «внимайте себѣ и всему стаду, въ немже васъ Духъ Святый постави епископы, пасти Церковь Господа и Бога» (Дѣян. XX, 28).

Римляне подъ агнцами разумѣютъ мірянъ, подъ овцами – духовенство, и вручаютъ тѣхъ и другихъ одному Ап. Петру. Но во первыхъ, мудрованіе ихъ не объясняетъ окончанія бесѣды Іисуса Христа съ Ап. Петромъ. Спаситель сказалъ ему: и ди за Мною; Петръ пошелъ, и тѣмъ все кончилось. Не видно цѣли. По нашему это просто: Петру велѣно слѣдовать за Іисусомъ Христомъ точно такъ же, какъ при первомъ званіи его къ Апостольству; это званіе повторено теперь. Во вторыхъ: если Іисусъ Христосъ поручилъ Ап. Петру въ управленіе всю Церковь словами: паси агнцы Моя, паси овцы Моя; то почему Апостолъ не радовался этому, а оскорбѣлъ? Очевидно, онъ оскорбѣлъ потому, что не такъ понималъ Христовы вопрошенія, какъ понимаютъ Римляне.

 

Протоіерей Д. Вершинскій.

«Духовная Бесѣда». 1859.Томъ 6. № 26. С. 415-424.

 

[1] Извѣстно, что озеро Геннисаретское есть тоже, что море Тиверіадское, какъ оно наименовано у св. Іоанна.

[2] Читая бесѣду Іисуса Христа по греческому тексту, яснѣе, можно замѣтить, что Петра оскорбилъ не столько вопросъ: любиши ли Мя, сколько – третій разъ. Тамъ сказано: «оскорбѣ же Петръ, яко, рече ему третіе: φιλεῖς με (любиши ли Мя?). Но это выраженіе употреблено было теперь Іисусомъ Христомъ въ первый разъ. Въ прежніе два раза онъ говорилъ: ἀγαπᾶς με. Безспорно, оба эти глагола употребляются часто одинъ вмѣсто другаго, но когда опрашиваютъ однимъ изъ нихъ, то отвѣтствующій, очевидно, не безъ важной причины употребляетъ другой. Бесѣда Іисуса Христа съ Ап. Петромъ по подлиннику имѣетъ сходство съ слѣдующею: «ты бѣжишь скорѣе прочихъ?» – Да, я иду. – «Ты бѣжишь?» – Да, я иду. – «Ты идешь?» – Да, ты видишь, что я иду.

[3] Римо-католики. – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: