НАЗНАЧЕНІЕ ХРИСТІАНСКАГО СЕМЕЙСТВА.

Азъ и домъ мои служити будемъ Господеви, яко святъ есть.

(Іис. Нав. XXIV, 13).

Семейная жизнь, какъ установленіе Божіе, имѣетъ высокое назначеніе. Въ ней представляется обширное поприще для дѣятельности всѣхъ членовъ семейства. Семейная жизнь, имѣя важныя обязанности, отличается по преимуществу искренностію. Лучшее средство пріобрѣсть болѣе вѣрное понятіе о томъ или другомъ лицѣ – узнать его внутреннюю, домашнюю жизнь въ кругу его семейства. Какъ зло, такъ и добро имѣютъ здѣсь безчисленныя слѣдствія. Отношенія, соединяющія между собою всѣ члены семейства, весьма тѣсны; соприкосновеніе между ними самое близкое и всегдашнее; взаимное ихъ вліяніе весьма разнообразно.

Божественное опредѣленіе о семейной жизни, данное Богомъ нашимъ прародителямъ (Быт. I, 27-28. II, 18), подтверждено и освящено Христомъ Спасителемъ въ таинствѣ брака. Оставимъ въ сторонѣ сравненіе семейной жизни съ иноческою и отшельническою; по своей высотѣ, она предоставлена Спасителемъ только могущимъ вмѣстити (Матѳ. XIX, 12), какъ высшій подвигъ христіанскаго самоотверженія. Но и семейная жизнь есть надежное средство для служенія и благоугожденія Богу. Азъ же и домъ мои служити будемъ Господеви, говорилъ о себѣ Іисусъ Навинъ. Служить Богу – это, какъ извѣстно, есть главная цѣль христіанской жизни. Христіанинъ не для себя живетъ, но для Бога. Воля его должна подчиняться волѣ Божіей. Служить Богу въ смыслѣ христіанскомъ значитъ повиноваться Ему со смиреніемъ и любовію. Служить Богу семейныя лица могутъ двоякимъ образомъ: въ семействѣ и чрезъ семейство.

Служить Богу въ семействѣ значитъ стараться о прославленіи Его всѣми дѣйствіями въ семейномъ быту, заботиться о томъ, чтобы каждый членъ семейства жилъ не для себя, но для Бога. А какъ много между христіанами людей, которые служатъ только себѣ и своему семейству, а не Богу! Они воображаютъ себя безукоризненными, потому что могутъ удалять отъ семейства разныя бѣдствія и непріятности и находятъ удовольствіе въ мирномъ кругу домашнихъ занятій. Но это большая съ ихъ стороны ошибка: они также легко губятъ свою душу среди своихъ родственниковъ, какъ другіе – въ суетѣ міра. Своекорыстіе и эгоизмъ служатъ у нихъ главными началами дѣятельности и омрачаютъ ихъ нравственную жизнь. Правда, семейство имѣетъ свои радости живыя и законныя; оно также имѣетъ свои интересы. Но въ томъ и будетъ служеніе Богу, когда мы посвящаемъ Ему свои радости, какъ интересы своего семейства.

Ожидать въ своемъ домѣ только пріятныхъ наслажденій для своей жизни не значитъ служить Богу, хотя онѣ въ сущности своей заключаютъ удовольствіе, признаваемое законнымъ въ самомъ Евангеліи. Мы нарушаемъ свое служеніе Богу въ семействѣ, если не умѣемъ для Бога отказаться отъ семейныхъ радостей на нѣсколько дней или часовъ. Это касается тѣхъ, которые счастіе домашней жизни считаютъ выше всякаго долга и заключаются только въ кругѣ семейныхъ обязанностей. Время, какое они обыкновенно посвящаютъ для семейства, имъ кажется священнымъ, между тѣмъ какъ Богъ требуетъ отъ нихъ очень малой части не для Себя, а для поддержанія ихъ же труда въ отношеніи къ ихъ роднымъ и для содѣйствія ихъ духовному благу. Тотъ, кто укрывается за домашнимъ своимъ счастіемъ, какъ за непроницаемою преградою, такою жизнію своею яснѣе словъ говоритъ о себѣ: «я буду служить моему дому, и забуду моего Бога».

Недостаточно для служенія Богу отказываться въ случаѣ нужды отъ радостей семейства, необходимо еще подчинять волѣ Божіей всѣ его интересы. Съ этой стороны ошибки очень удобны: сколько есть христіанъ, которые подъ предлогомъ устроенія благосостоянія семейства, открываютъ свои сердца для корыстолюбія! Сами по себѣ они постыдились бы питать въ себѣ страсть къ богатству; но они считаютъ себя совершенно правыми, потому что домогаются сокровищъ для своихъ семействъ. Думая о благѣ своихъ домочадцевъ, они нерѣдко противятся голосу своей совѣсти; и если даже позволяютъ себѣ противозаконные поступки, то думаютъ извинить себя своимъ долгомъ въ отношеніи къ роднымъ. Иной изъ таковыхъ отказывается для важнаго и святаго дѣла пожертвовать что либо изъ своихъ благъ, дарованныхъ ему Богомъ, опасаясь чрезъ то уменьшить наслѣдство своихъ дѣтей, какъ будто служеніе Богу не можетъ даровать имъ высшее благословеніе, какъ будто нравственное наслѣдство – передача благородства, духа самоотверженія и добрыхъ примѣровъ – должно быть ниже матеріальнаго наслѣдства! Какъ будто это послѣднее, накопленное и сбереженное скупостію, не передастъ дѣтямъ, вмѣстѣ съ золотомъ и серебромъ, чрезмѣрной жадности къ деньгамъ и ненасытимаго корыстолюбія! Поставленный между Богомъ и семействомъ такой человѣкъ не колеблется и очень доволенъ своимъ распоряженіемъ. Онъ считаетъ себя благоразумнымъ, справедливымъ и добрымъ отцемъ, потому что онъ скупъ и корыстолюбивъ пл отеческой любви. Такими поступками не говоритъ ли онъ о себѣ: «я буду служить моему дому, и забуду моего Бога?»

Жертвовать для Бога удовольствіями и благами семейства есть дѣло не такъ еще трудное. Болѣе трудная жертва состоитъ въ пожертвованіи своими привязанностями къ семейству для любви къ Богу. Нужно вспомнить при этомъ замѣчательныя слова Христа Спасителя: иже любитъ отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ: и иже любитъ сына или дщерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. X, 37). Эти слова научаютъ насъ, что для истиннаго служенія Богу наши человѣческія привязанности должны быть совершенно подчинены той любви, какую мы должны имѣть къ Господу. Въ противномъ случаѣ, какое будетъ служеніе Богу, если мы для Него будемъ оставлять въ своемъ сердцѣ второе мѣсто, а первое сохранять для нашихъ родныхъ? Душа, пламенно любящая твореніе, даетъ ему свои первые плоды, – все, что имѣетъ лучшаго; а для Бога удѣляетъ только остатки, или что не такъ ей нужно. Не значитъ ли это обратить семейный очагъ въ жертвенникъ, а любовь къ семейству въ преступное идолопоклонство и за тѣмъ сказать: «я буду служить моему дому, и забуду моего Бога?»

Такъ нужно возвысить любовь свою къ Богу надъ привязанностями къ семейству, чтобы всегда быть готовыми идти на Его призывъ. Если бы и намъ Христосъ Спаситель запретилъ идти въ свое жилище отдать послѣдній долгъ умершему отцу (Лук. IX, 60), – возлагая на насъ болѣе важную обязанность; то мы не колеблясь и безъ ропота должны принять это повелѣніе.

Служить Богу въ семействѣ не значитъ только подчинять Ему всѣ свои желанія: нужно еще совершать въ своемъ домѣ должное богопочтеніе. Богопочтеніе это бываетъ двухъ родовъ: сперва молитва, или служеніе Богу частное; а за тѣмъ вся вообще жизнь, возведенная чрезъ Евангеліе до высоты непрестаннаго богомыслія. Въ этихъ двухъ отношеніяхъ мы можемъ сказать: «я и домъ мой будемъ служить Богу». Невозможно иначе служить Богу въ своемъ домѣ, какъ заставляя все семейство ежедневна совершать молитву Богу. Мы вовсе не думаемъ уменьшать важности общественнаго Богослуженія: она неоспорима; но не хотимъ думать, будто святыня должна скрываться только въ священныхъ стѣнахъ. Ужели для насъ нисколько не священно и не достойно благоговѣйной молитвы то мѣсто, гдѣ проводимъ свою жизнь, гдѣ произошло столько трогательныхъ для насъ событій? Здѣсь у родителей явились къ жизни дѣти, здѣсь какое либо дорогое для насъ существо отошло къ небеснымъ обителямъ, здѣсь члены семейства вмѣстѣ радовались и плакали: ужели это не можетъ трогать сердца? Семейный храмъ возбуждаетъ всегда много воспоминаній, смѣшанныхъ съ горестію и сладостію, какъ самая жизнь человѣческая. Возможно ли, чтобы христіанское семейство ие составляло домашней церкви (1 Кор. XVI, 19)? Восхитительны эти благословенныя минуты, когда родители и дѣти соединяются предъ Богомъ въ одной молитвѣ, для полученія отъ Него прощенія, или помощи, или милостей! Не тогда ли скрѣпляются между ними священныя узы, разсѣеваются ложныя впечатлѣнія, зараждаются добрыя намѣренія? Нужно скорбѣть о тѣхъ семействахъ, которыя не знаютъ этихъ минутъ, которыя не начинаютъ каждаго дня домашнею своею молитвою.

Впрочемъ домашнее богопочтеніе будетъ имѣть истинную пользу только тогда, когда будетъ въ связи съ другимъ служеніемъ, которое обнимаетъ все наше существованіе. Служить Богу въ своемъ домѣ – значитъ чрезъ всю семейную жизнь проводить христіанскія начала, т. е. тщательно наблюдать за дѣйствіями всѣхъ членовъ семейства, чтобъ онѣ были достойны имени христіанъ, устранять все, что можетъ быть соблазномъ для окружающихъ, всегда заботиться о славѣ Божіей, сознавать, что намъ, поручены юныя души для руководства въ благочестивой жизни, – и, если есть какой либо членъ семейства, еще не утвержденный въ вѣрѣ, на немъ сосредоточить всѣ свои заботы и усилія, со всею участливостію и теплотою любви. Измѣрили-ль вы, родители и воспитатели, вполнѣ пространство своихъ обязанностей этимъ взглядомъ? Не дѣлаете ли вы ошибки въ самой своей привязанности? Не забыли-ли вы грознаго дѣйствія судебъ Божіихъ надъ тѣми дорогими существами, которыя пьютъ изъ одной съ вами чаши и преломляютъ тотъ же самый хлѣбъ и которыя однакожъ чрезъ свое маловѣріе и развращеніе отдѣлены отъ васъ всѣмъ разстояніемъ, какое находится между проклятіемъ и спасеніемъ, всею широтою пропасти, какая утвердилась между злымъ богачемъ и Лазаремъ? Ахъ! можете ли вы быть покойны духомъ при такомъ представленіи? Не содѣйствуете ли вы гибели любезныхъ вашему сердцу излишнимъ снисхожденіемъ къ нимъ и неблагоразумными поблажками? Христосъ Спаситель нашъ «горохищное обрѣтъ овча, на рамо воспріимъ, ко Отцу принесе». (Догмат. пѣсн. 4); ужели вы не захотите протянуть руки къ этой погибающей душѣ, которая такъ близка къ вамъ и можетъ быть такъ далекою отъ васъ?

Служа Богу въ семействѣ, необходимо еще служить Ему чрезъ семейство. Предѣлы нашей дѣятельности христіанской не ограничиваются стѣнами нашего жилища. Хорошо служить Богу въ семействѣ, но еще лучше, если наше семейство распространяетъ благодѣтельное вліяніе на другихъ людей постороннихъ. А оно непремѣнно это можетъ дѣлать, если оно истинно-христіанское благочестивое семейство, есть жилище свѣта: оно распространяетъ кругомъ себя пріятное и ясное сіяніе; оно согрѣваетъ холодныя сердца; оно дѣлаетъ досточтимымъ имя Господа Іисуса Христа; оно заставляетъ чувствовать сладость жизни христіанской. Но къ этому вліянію нужно присоединить болѣе прямое дѣйствіе, т. е. семейство христіанское должно быть открыто для всѣхъ скорбныхъ и одинокихъ, увлекая потокомъ своей любви и благочестія столько душъ, сколько возможно. Замкнутость семейства можетъ оскорблять самыя законныя чувства. Кто совершенно заключается въ тѣсномъ кругѣ своихъ занятій и имѣетъ нѣкотораго рода скупость въ своей привязанности, тотъ не можетъ имѣть благодѣтельнаго вліянія. Для подобныхъ людей нужно напоминать и раскрывать внутренній смыслъ Апостольскаго повелѣнія: страннолюбія не забывайте (Евр. XIII, 2). Есть гостепріимство сердца и мысли, болѣе драгоцѣнное, нежели всякое другое; съ особенною пріятностію приближаются къ той кровлѣ, подъ которою обитаетъ радушная привѣтливость и теплая любовь. Здѣсь, какъ вездѣ, вы совершаете истинное добро, когда при этомъ забываете себя, оказываете благотворительность, однимъ словомъ – служите Богу.

Духъ благотворительности и гостепріимства составляетъ украшеніе и сберегаетъ счастіе семейной жизни. Отнимите этотъ духъ, что вы тамъ увидите? Радости кратковременныя и смутныя, сухость подъ видомъ привязанности, иногда страсть; но никогда не замѣтите любви спокойной, глубокой, не умирающей; часто увидите раздраженіе, ссоры, случаи пресыщенія удовольствіями, потомъ изнеможеніе, скуку и неудовольствіе – однимъ словомъ, эгоизмъ болѣе или менѣе утонченный, скрытный, удерживающій благородные порывы и распространяющійся, подобно тусклому туману, надъ пустымъ и поблеклымъ существованіемъ. Напротивъ благотворительность обогащаетъ васъ чрезъ самыя лишенія. Вы пожертвовали какими ли бо удовольствіями иди выгодами въ пользу ближняго, – и благословеніе Божіе распространяется надъ вами, какъ ясное небо надъ прекрасною страною. Вы согласились свои привязанности подчинить любви къ Богу, – и съ этого мгновенія вы стали истинно любить. Вы отказались отъ міра и его похотей, – и благочестіе распространило въ вашей внутренней жизни небесный свѣтъ, который усиливается по мѣрѣ того, какъ вы возвышаетесь.

Изъ Евангелія намъ извѣстно благочестивое семейство, жившее въ Виѳаніи; оно можетъ служить образцомъ христіанскихъ семействъ. Были въ немъ свои несчастія и скорби; но среди его всегда вѣяла святая любовь и чувствовался благодатный миръ. Отъ чего такъ? Отъ того, что тамъ нерѣдко присутствовалъ Христосъ Спаситель, – отъ того, что тамъ съ любовію Его встрѣчали и со вниманіемъ слушали слово Его (Лук. X, 39). Вотъ условія, при которыхъ и наши домы могутъ принять небеснаго Гостя. По Своей любви Онъ всегда готовъ посѣщать наши жилища и Своимъ присутствіемъ освящать ихъ и дѣлать святилищами. Самъ Онъ сказалъ намъ: се стою рехъ и толку: аще кто услышитъ гласъ Мой, и отверзетъ двери, вниду къ нему, и вечеряю съ нимъ, и той, со Мною (Апок. III, 20). Ахъ! Отверзите для Него двери своего дома! Молите Его, чтобы Онъ сотворилъ съ вами вечерю и наставилъ, какъ должно служить Богу въ семейной жизни!...

 

«Духовная Бесѣда». 1859.Томъ 7. № 27. С. 25-32.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: