Протоіерей Климентъ Ѳоменко – Крестъ трисоставный (Замѣтка).

Въ канонѣ Честному и Животворящему Кресту находятся слѣдующія слова: «крестъ трисоставный честное древо, Троицы бо носитъ тріѵпостасныя образъ» (пѣснь 8-я). О трисоставномъ крестѣ Господнемъ воспѣвается еще и въ слѣдующихъ канонахъ: гласа 2-го, въ среду на утрени, пѣснь 9-я, стихъ 2-й и гласа 3-го въ среду и пятокъ на утрени сѣдаленъ. Въ какомъ смыслѣ Животворящій Крестъ Господа нашего Іисуса Христа названъ древомъ и крестомъ трисоставнымъ? Къ разрѣшенію этого вопроса можетъ послужить преданіе «о древѣ крестномъ» Крестнаго монастыря, находящагося вблизи святаго града Іерусалима. Монастырь этотъ, по древнимъ сказаніямъ, построенъ на томъ святомъ мѣстѣ, гдѣ росло древо креста Господня. Въ настоящее время на семъ мѣстѣ уставленъ престолъ храма. Отсюда и самъ монастырь получилъ названіе «Крестнаго монастыря». По болѣе новому преданію, греческій императоръ Ираклій, возвративъ въ 628 г. отъ персовъ «Животворящій Крестъ Господень», провелъ съ симъ святымъ древомъ на мѣстѣ Крестнаго монастыря ночь наканунѣ торжественнаго внесенія креста во святой градъ. Можно полагать, что императоръ Ираклій именно потому и выбралъ для ночного покоя Крестный монастырь, что на мѣстѣ его, по древнему сказанію, и выросло святое древо Креста Господня, ибо монастырь этотъ не находится по пути въ Іерусалимъ, а стоитъ въ сторопѣ отъ большой дороги.

Крестный монастырь хранитъ «о древѣ Крестномъ» такое преданіе: патріархъ Авраамъ, желая узнать, проститъ-ли милосердый Богъ тяжкій грѣхъ Лота (Быт. 19, 30-38), насадилъ на томъ мѣстѣ, гдѣ въ настоящее время находится главный престолъ Крестнаго монастыря, три лѣторосли изъ трехъ негніющихъ деревъ: кипариса, певга (т. е. финиковой пальмы – ваіа отъ финикъ) и кедра и приказалъ Лоту водой изъ Іордана поливать эти насажденія. Авраамъ постановилъ въ себѣ, что если пріймутся поименованныя вѣтки, то Богъ простилъ Лота, – если же нѣтъ, то грѣхъ Лота не прощенъ. Лотъ усердно исполнялъ положенный на него подвигъ искренняго покаянія. Искуситель рода человѣческаго – діаволъ, видя неустанный трудъ Лота, чинилъ ему всевозможныя препятствія, чтобы не допустить поливать водой заповѣдныя три вѣтки. Подвигъ покаянія превозмогъ козни искусителя. Обильно поливаемыя вѣтви – выросли. Мало сего, онѣ срослись въ одно древо. Изъ этого единаго, но трисоставнаго древа и былъ впослѣдствіи руками распинателей содѣланъ крестъ, въ которому, грѣхъ ради нашихъ и ради нашею спасенія, и былъ пригвожденъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ. Это мѣстное преданіе Крестнаго монастыря, (въ «Розыскѣ» святаго Димитрія Ростовскаго это преданіе сообщено нѣсколько въ иномъ видѣ) очень распространено на протяженіи всей Палестины и сосѣдней Сиріи. Было оно извѣстно и при греческомъ императорѣ Иракліи. Несомнѣнно, было оно извѣстно и великому подвижнику обители Саввы Освященнаго, богодухновенному творцу каноновъ Октоиха, святому Іоанну Дамаскину. При семъ мѣстномъ преданіи Крестнаго монастыря, дѣлается понятнымъ и слѣдующее мѣсто изъ воскреснаго канона 2-го гласа: «яко изволилъ еси (распятися) на кипарисѣ, и на певгѣ и кедрѣ, плотію совоздвизаемъ» (ст. 1-й, пѣснь 5-я).

Старообрядческіе начетчики въ своихъ толкованіяхъ о томъ, что крестъ, на которомъ былъ распятъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, якобы состоялъ изъ осьми концовъ, а не изъ четырехъ, обыкновенно ссылаются на прописанныя слова 5-й пѣсни канона: на кипарисѣ, певгѣ и кедрѣ былъ распятъ Христосъ, говорятъ они. Три древа образовали яко-бы шесть концовъ креста, а титлы сверху креста образовали еще два конца и потому-де крестъ былъ осьмиконечный. Древнѣйшее же преданіе Крестнаго монастыря объясняетъ намъ, что три вѣтки кипариса, певга и кедра срослись въ одно древо. И святой крестъ Господа нашего Іисуса Христа былъ трисотавный, «Троицы бо носитъ тріѵпостасныя образъ» (8-я пѣснь), но изъ сего никакъ еще не слѣдуетъ, чтобы онъ былъ непремѣнно осьмиконечный.

 

Протоіерей Кл. Ѳомѳнко.

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1896. № 42. С. 1526-1527.

 

***

Крестъ – тріѵпостасныя Троицы образъ: высотою знаменуетъ Отца, въ вышнихъ живущаго, глубиною – Сына, сошедшаго даже до ада, широтою же – вмѣстѣ и долготою знаменуетъ Духа святаго, вездѣсущаго и вся исполняющаго, посему и, знаменуясь крестнымъ знаменіемъ, говоримъ: «во имя Отца, и Сына, и Св. Духа» (Свят. Дим. Рост.). Какъ четыре края креста среднимъ центромъ держатся и соединяются, такъ Божіею силою высота же и глубина, долгота же и широта содержатся. О, великая сила и премудрость Креста Христова, хранителя всея вселенныя!

Новосвмуч. Иосифъ, митр. Петроградскій. «Въ объятіяхъ Отчихъ. Дневникъ инока». № 4335.

 

Лот поливает триединое Древо. Икона XIX в. с кафоликона Крестового монастыря в Иерусалиме.

Придел Животворящего Креста монастыря Св. Креста в Иерусалиме.

Место, где росло дерево, из которого был изготовлен Честной Крест Господень.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: