Замѣтка о праздникѣ Покрова Пресвятой Богородицы.

Икона Покрова Богородицы. Москва 1589 г. Вклад архиеп. Арсения Елассонского в м-рь Дусику (Пили) (Музей Бенаки в Афинах)

Въ дни византійскаго царя Льва Мудраго, когда въ Константинополѣ подвизался святый Андрей, Христа ради юродивый, Господу угодно было явить вѣрующимъ дивное знаменіе своего неизреченнаго милосердія къ роду христіанскому. Это было – перваго октября въ воскресный день. Въ присутствій императора и многочисленнаго народа въ церкви Пресвятой Богородицы, что во Влахернахъ, совершалось торжественное всенощное бдѣніе. Возносились усердныя молитвы ко Господу о побѣдѣ надъ врагами Преданіе говоритъ, что въ это время византійцы вели войну съ сильнымъ врагомъ и въ Царьградѣ всѣ безпокоились, побѣду-ли дастъ Богъ или пораженіе. Въ житіи св. Андрея (2 октября) не указано время, когда онъ удостоился видѣнія, но видно, что оно было подъ конецъ его жизни, а св. Андрей скончался на 66 году своей жизни (между 940-950 г.); слѣдовательно, видѣніе имъ Пресвятой Богородицы было въ половинѣ 10-го вѣка.

Въ житіи св. Андрея о видѣніи имъ Пресвятой Богородицы говорится такъ: «нѣкогда во время совершенія всенощнаго славословія въ храмѣ во Влахернахъ (гдѣ хранилась риза Богоматери съ омофоромъ и частію Ея пояса), пришолъ туда блаженный Андрей; былъ тамъ и Епифаніи и одинъ изъ его слугъ. По обычаю св. Андрей стоялъ, какъ доставало силъ, иногда до полуночи, иногда до утра. Въ 4-й часъ ночи блаженный Андрей видитъ своими очами величественную Жену, идущую отъ царскихъ вратъ съ великою свитою, изъ коей честный (Іоаннъ) Предтеча и сынъ грома (Іоаннъ Богословъ) поддерживали Ее своими руками, а многіе святые въ бѣлыхъ одеждахъ предшествовали Ей; иные послѣдовали, поя гимны и духовныя пѣсни. Когда Она приблизилась къ амвону, св. Андрей прищедъ къ Епифанію, сказалъ: «видишь ли Госпожу и Царицу міра?» – Вижу, отецъ мой духовный, отвѣчалъ тотъ. И когда смотрѣли, Она, преклонивъ Свои колѣна, молилась на долгій часъ, обливая слезами Свое боговидное и пречистое лицо. Окончивь здѣсь молитву, подошла къ престолу, молилась и здѣсь, за предстоящій народъ. По окончаніи молитвы сняла съ Себя на подобіе молніи блиставшее великое покрывало, которое носила на пречистой главѣ Своей, и, держа его съ великою торжественостыо Своими пречистыми руками, распростерла надъ всѣмъ стоящимъ народомъ. Чудные сіи мужи (Андрей и Епифаній) довольно долгое время смотрѣли на сіе распростертое надъ всѣмъ стоящимъ народомъ покрывало и блиставшую на подобіе молніи славу Господню; доколѣ была тамъ Пресвятая Богородица, видимо было и покрывало. По отшествіи же Ея, сдѣлалось и оно невидимо. Но, взявъ его съ Собою, Она оставила благодать бывшимъ тамъ»[1].

Это дивное событіе молитвеннаго ходатайства Царицы Небесной о родѣ христіанскомъ послужило основаніемъ для установленія праздника Покрова Пресвятыя Богородицы. Въ самомъ Константинополѣ хотя не было сего праздника, но помнили видѣніе св. Андрея: во Влахернской церкви была икона Божіей Матери въ томъ видѣ, какъ Она явилась св. Андрею. Самый праздникъ установленъ въ церкви Русской, не позже половины ХII вѣка. Въ славянскомъ Прологѣ такъ говориться объ установленіи этого праздника: «се убо егда слышахъ (отъ житія св. Андрея о видѣніи Богоматери), помышляхъ, какъ страшное и милосердное видѣніе и паче надѣянія и заступленія нашего бысть безъ праздненства... восхотѣхъ, да не безъ праздника станетъ св. покровъ Твоей, Преблагая». Сіе слово о покровѣ Пресвятой Богородицы находится въ самыхъ древнѣйшихъ славянскихъ прологахъ въ первой редакцій мѣсяцеслова Императора Василія, которая переведена на славянскій языкъ не позднѣе 12-го вѣка.

Замѣчательно, что это видѣніе было св. Андрею, родомъ славянину, и праздникъ установленъ и совершается въ славянскихъ земляхъ.

Праздникъ Покрова Пресвятой Богородицы установленъ въ Россіи, а не въ Византіи: у византійцевъ подъ 1-мъ числомъ октября положена память св. апостола Ананіи. Такимъ образомъ, честь установленія этого праздника принадлежитъ Россійской Церкви, которая отъ начала своего ввѣрилась покрову Богоматери и освятила день явленія его (1 октября) торжественнымъ празднованіемъ.

Праздникъ Покрова Просвятыя Богородицы у нашихъ простолюдиновъ считается покровителемъ свадебъ, и потому сельскія дѣвицы молятся тогда о скорѣйшемъ выходѣ замужъ. Съ этою цѣлью онѣ считаютъ для себя непремѣннымъ долгомъ побывать на праздникѣ Покрова въ церкви; нѣкоторыя ставятъ свѣчи предъ иконою Покрова Богородицы и стараются провести весь этотъ день весело, вѣря, что «если Покровъ весело проведешь, дружка милаго найдешь». «Покровъ – Пресвятая Богородица», приговариваютъ онѣ, – «покрой мать сыру землю и меня молоду». – «Свята Покровенько, покрой менѣ головеньку, та хоть бы вже и онучѣю (тряпкою), най ся дѣвкою не мучу». Для объясненія такого вѣрованія относительно праздника Покрова должно замѣтить, что у многихъ народовъ древности и въ частности у славянъ въ старину, какъ и теперь, покрывало или фата считалась очень важною свадебною принадлежностію. Она вообще служила признакомъ замужества. Одинъ арабскій писатель 12-го вѣка, описывая славянскій бракъ, говоритъ, что если кто чувствовалъ склонность къ какой-либо дѣвицы, набрасывалъ ей ня голову покрывало, и она безпрекословно дѣлалась его женою. Извѣстно, что въ былое время на Руси невѣсту водили подъ вѣнецъ закутавши или закрывши всю фатою. Впрочемъ, и нынѣ еще можно видѣть во многихъ мѣстахъ нашего отечества, что въ церкви, подъ вѣнцомъ, ставятъ невѣсту покрытою съ головы до ногъ покрываломъ[2]. Очевидно отсюда, что по сходству покрывала свадебнаго съ покровомъ или омоформъ Пресвятой Богородицы, съ которымъ она предстательствовала и молилась за людей, простой нашъ народъ усвоилъ настоящему дню Пресвятой Дѣвы покровительство надъ бракомъ. Нужно замѣтить, что около праздника Покрова обыкновенно во многихъ мѣстахъ у насъ являются первые снѣга. Они покрываютъ все окружающее, и невольно наводятъ на сближеніе этого естественнаго бѣлаго земнаго покрова съ свадебнымъ покрываломъ. Въ силу того русскія дѣвицы, въ своихъ обращеніяхъ къ Покрову Пресвятой Богородицы, приговариваютъ: «Мать-Покровъ! Покрой землю снѣжкомъ, меня молоду платкомъ», или; «Бѣлъ снѣгъ землю покрываетъ, не меня ли молоду замужъ снаряжаетъ». Если даже въ народѣ простомъ примѣта, что, если на Покровъ выпадетъ снѣгъ, это предвѣщаетъ много свадебъ[3].

Самое время праздника Покрова въ сельско-хозяйственномъ быту представляетъ особенныя удобства для празднованія свадебъ: къ празднику Покрова оканчиваются всѣ важнѣйшія сельскія работы; простолюдины наши, занимаясь теперь слегка своимъ хозяйствомъ и живя въ достаткѣ, естественно могутъ спокойно думать о свадьбахъ. Отсюда-то, безъ сомнѣнія, и ведутъ свое начало такъ называемыя свадебныя осеннія недѣли, которыя считаютъ обыкновенно съ праздника Покрова Пресвятой Дѣвы. Еще праздникъ Покрова Пресвятой Богородицы имѣетъ важное значеніе въ быту народномъ, какъ срочный день для новыхъ работъ и занятій. Поселяне говорятъ, напримѣръ, о наймахъ: отъ Покрова до Егорья, отъ Покрова до Крещенья и такъ далѣе.

Въ нашихъ богослужебныхъ книгахъ нѣтъ особаго величанія на праздникъ Покрова Богоматери (опущеніе это, по мнѣнію нѣкоторыхъ литургистовъ, сдѣлано въ 17 вѣкѣ.); поэтому въ однихъ храмахъ на означенный праздникъ поють общее величаніе Богородицѣ: «Достойно есть величати Тя, Богородицѣ», въ другихъ – хотя особое, но въ грамматическомъ отношеніи неправильное: «Величаемъ Тя, Пресвятая Дѣво, и чтемъ покровъ Твой честный, юже святый Андрей видѣ на воздусѣ, за ны Христу молящуюся», или въ такомъ видѣ: «Величаемъ Тя, Прененорочная Мати Христа Бога нашего, и чтемъ труды Твоя и Твой честный омофоръ, юже Тя видѣ святый Андрей на воздусѣ за ны Христу молящуюся». Очевидная неправильность фразы въ этихъ величаніяхъ («юже Тя») достаточно говоритъ о неумѣстности ихъ церковнаго употребленія. Въ рукописныхъ уставахъ 16 вѣка есть слѣдующее величаніе, примѣненное къ празднику Покрова Божіей Матери: «Величаемъ Тя, Пресвятая Дѣво, Мати Христа Бога нашего, и всеславный славимъ покровъ Твой». Въ книжкѣ величаній, пѣваемыхъ на поліелеяхъ праздниковъ, изд. Почаевской Лаврой въ 1763 г. находится такое величаніе: «Величаемъ Тя, Пресвятая Дѣва, и чтемъ покровъ Твой честный: Тя бо на воздусѣ видѣ св. Андрей, за ны Христу молящуюся». Въ употребляемый архіерейскими хорами пѣвчихъ «Обиходѣ нотнаго церковнаго пѣнія» Бахметова (на четыре гласа), замѣнившемъ собою, по опредѣленію Св. Синода, Обиходъ Львова, и въ «Кругѣ церковныхъ пѣснопѣній», изданномъ Московскимъ обществомъ любителей церковнаго пѣнія (1881 г.), величаніе это перепечатано такъ: «Величаемъ Тя, Пресвятая Дѣво, и чтемъ покровъ Твой честный: Тя бо видѣ святый Андрей на воздусѣ, за ны Христу молящуюся». Въ послѣднемъ видѣ, по свидѣтельству одного священника, величаніе на Покровъ Пресвятыя Богородицы напечатано и въ одномъ изданіи Слѣдованной псалтири временъ императрицы Екатерины Алексѣевны. Оба послѣднія величанія, при своей краткости и ясности смысла, вполнѣ приличны празднику Покрова Пресвятыя Богородицы, и потому заслуживаютъ того, чтобы быть введенными въ церковное употребленіе[4].

Въ субботу ближайшую къ празднику Покрова Пресвятой Богородицы жители северныхъ районовъ совершають заупокойное поминовенiе своихъ усопшихъ. Установленiе Покровской родительской поминальной субботы связано съ указомъ Московскаго патрiарха Iова отъ 25 февраля 1592 г. архiеп. Казанскому Ермогену (буд. Патрiарху-священномученнику). Имъ предписывалось ежегодное поминовенiе православныхъ воиновъ, павшихъ при взятiи Казани на Покровъ 1552 г. Пожзе въ этотъ день стали поминать и всѣхъ почившихъ родныхъ въ Поволжье и особенно на Вятке. Для жителей сѣверныхъ районовъ Покровская родительская суббота – праздникъ особенный, такъ какъ въ эти дни всѣ стараются посѣтить погосты, чтобы въ преддверiи зимы, до снѣга, успѣть прибраться на могилкахъ своихъ близкихъ и родныхъ, а заодно и помянуть ихъ. По мнѣнiю нѣкоторыхъ исслѣдователей, изображенные на извѣстной иконѣ «Благословенно воинство Небеснаго Царя» (писаной Московскимъ митр. Аɵанасиiемъ) воины съ нимбами – это павшiе участники Казанскаго похода 1552 г. (Сборникъ древностей казанской епархіи и другихъ приснопамятныхъ обстоятельствъ, стараніемъ и трудами Спасоказанскаго преображенскаго Монастыря архимандрита Платона составленный, 1782 года, Казань 1868, С. 73-75.).

Каждый часъ, каждую минуту міръ людской волнуется, обуреваемый заботами, страстями, искушеніями. Каждый день человѣкъ соблазняется и падаетъ. Кто падаетъ, тотъ долженъ вставать и каяться, – и такъ до могилы. Кто обуреваемъ страстями, искушеніями и пороками, – тому гдѣ найти отраду, успокоеніе, ободреніе и спасеніе, какъ не у Заступницы усердной рода христіанскаго – Пречистой Госпожи Дѣвы Богородицы? Вѣдь и теперь, какъ въ день славнаго явленія Своего св. Андрею, Божія Матерь возноситъ молитвы къ Сыну Своему и Богу нашему о всѣхъ предстоящихъ и молящихся Ей умиленною душею и сокрушеннымъ сердцемъ. Покаяніе и молитва спасли уже многихъ грѣшниковъ, пришедшихъ въ умиленіе и покаявшихся; спасутъ и насъ, если принесемъ чистосердечные и достойные плоды покаянія. Радуйся, Радосте наша, избави насъ отъ всякаго зла, покрый насъ честнымъ Твоимъ омофоромъ («Владикавказкія Епархіальныя Вѣдомости». 1903. № 19. Ч. Неофф. С. 381.)

 

Сост. Ред.

 

[1] Минеи Четьи на русскомъ языкѣ. Кн. 2-я. Мѣсяцъ Октябрь.

[2] А. Н. Аѳнасьевъ. Поэтическія воззрѣнія Славянъ на природу. Опытъ сравнительнаго изученія славянскихъ преданій и вѣрованій, въ связи съ миѳическими сказаніями другихъ родственныхъ народовъ. М. 1865. Т. 1, стр. 238.

[3] Тамъ же, стр. 299.

[4] Подр. см. объ этомъ въ «Орловскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостяхъ». 1887. № 13. Отд. Неофф. С. 838-844.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: