Православіе есть отличительный характеръ Восточной Церкви.

Православіе, какъ вѣрность вселенскимъ началамъ Церкви. – Оканчивая Синтагмою Властаря обозрѣніе памятниковъ церковнаго законодательства въ разсматриваемомъ періодѣ, мы видимъ, что весь этотъ періодъ, начиная отъ Фотія и кончая паденіемъ имперіи, проникнутъ однимъ стремленіемъ, объединяющимъ въ себѣ всѣ явленія церковной жизни, и даже жизни государственной, – стремленіемъ сохранять и оградить отъ поврежденій тѣ начала, которыя были положены въ предшествовавшемъ періодѣ нераздѣльной Церкви, обнимавшей и Востокъ, и Западъ. Но это стремленіе сохранать принятыя начала вселенской церкви, соблюсти ихъ въ подлинномъ, неповрежденномъ и цѣлостномъ видѣ, и есть именно то, что въ Восточной Церкви называется православіемъ. Этотъ общій характеръ Восточной Церкви нашелъ себѣ выраженіе въ церковномъ правѣ съ слѣдующихъ сторонъ:

Соборы Восточной Церкви стремились къ сохраненію принятыхъ семью вселенскими соборами догматовъ. – Это видно изъ разсмотрѣнія охранительной дѣятельности соборовъ, начиная съ Фотія. Фотіевскіе соборы и соборы при Комненахъ и Палеологахъ имѣли главнѣйшею цѣлію оградить Церковь отъ мнѣній, несогласныхъ съ догматами вѣры, выраженными въ символѣ и догматическихъ опредѣленіяхъ семи соборовъ. Синодикъ, читавшійся въ недѣлю православіа, заключалъ въ себѣ перечень всѣхъ этихъ новоявленныхъ мнѣній, отвергнутыхъ Церковію, а самое чтеніе его ежегодно повторяло приговоръ и какъ бы самый судъ Церкви надъ этими новшествами.

Въ сношеніяхъ съ латинянами Восточная Церковь отстояла основы своего устройства и управленія отъ попытокъ папскаго порабощенія. – Это видно изъ того, что въ неудавшихся попыткахъ къ соединенію церквей имѣли важное значеніе не только догматическія разности: исхожденіе Св. Духа и отъ Сына, опрѣсноки, чистилище, но и папское главенство: principalitas. appellatio, nominatio, измѣнившія древнюю конституцію нераздѣльной вселенской Церкви и представляющія новое папское начало. Это новое начало, повреждающее основныя начала устройства и управленія Церковію, было, какъ извѣстно изъ неудавшихся попытокъ подчиненія Восточной Церкви папамъ, неоднократно и рѣшительно отвергнуто. Восточная Церковь сохранила древнія начала своего устройства и управленія.

Основаніемъ церковнаго права Восточной Церкви былъ кодексъ, образовавшійся въ первые девять вѣковъ. – Это видно изъ того, что она руководствовалась тѣмъ составомъ правилъ, который былъ помѣщенъ въ синтагмѣ Фотія. Позднѣйшія церковныя постановленія никогда не сливались съ правилам св. Апостоловъ, соборовъ и св. отецъ, помѣщенными въ этомъ кодексѣ, не смотря на то, что эти постановленія составлялись на основаній помянутаго кодекса. Нѣчто новое, по-видимому, встрѣчается въ развитіи законодательства по дѣламъ брачнымъ, но это новое было основано на старыхъ началахъ вселенскаго законодательства и на Юстиніановскомъ правѣ, принятомъ въ номоканонъ Фотія. Постановленія патріаршаго синода, а тѣмъ болѣе различные каноническіе трактаты, помѣщавшіеся въ комментаріяхъ и сборникахъ, никогда не имѣли значенія равнаго значенію древняго основнаго каноническаго кодекса: они имѣли значеніе приложенія къ текущей церковной жизни постановленій, содержащихся въ этомъ кодексѣ, какъ объ этомъ можно судить на основаніи ихъ содержанія.

Восточная Церковь не только руководствовалась этимъ основнымъ кодексомъ правилъ, но и хранила неизмѣнно его содержаніе. – Это видно изъ того, что послѣдующая частная кодификація церковнаго права ограничивалась только различными новыми комбинаціями тѣхъ же самыхъ правилъ, какія были помѣщены въ синтагмѣ Фотія: Синопсисъ Стефана въ позднѣйшвхъ редакціяхъ, Синопсисъ Пселла и Арсенія, Синтагма Властаря в Сокращеніе Арменопула содержатъ въ себѣ тѣже самыя правила св. Апостоловъ, вселенскихъ и помѣстныхъ соборовъ и св. отцовъ, какія имѣются и у Фотія. Никакихъ новыхъ правилъ, измѣняющихъ или отмѣняющихъ прежнія, внесено въ эти кодексы не было. Самые комментаріи на эти правила, приводя позднѣйшія постановленія патріаршаго синода, все-таки въ сущности единственнымъ своимъ предметомъ имѣютъ эти правила: все остальное есть только второстепенное дополненіе или разъясненіе.

Православіе, какъ объединительный принципъ восточныхъ церквей. – Эта стойкая вѣрность вселенскомъ началамъ въ Восточной Церкви тѣмъ поразительнѣе, что въ ней нѣтъ того внѣшняго подавляющаго единства и централизаціи, какими отличается папская монархія. Восточная Церковь есть союзъ церквей автокефальныхъ. Во вторую половину разсматриваемаго періода образовались, какъ извѣстно, даже новыя автокефальныя церкви: Болгарская, Сербская и, въ концѣ періода, Русская. Всѣ эти церкви, однако, составляли и продолжаютъ составлять одно цѣлое, одинъ живой организмъ. Но это единство, эту связь вноситъ въ нихъ православіе, т. е. то, что всѣ эти церкви хранятъ одни и тѣже вселенскія начала, проникнуты однимъ и тѣмъ же основнымъ догматическимъ и юридическимъ сознаніемъ, зиждутся на одномъ и томъ же объективномъ основаніи догматовъ и каноновъ. Такимъ образомъ православіе въ противоположность католичеству создаетъ такой организмъ, который не подавляетъ самостоятельности частей своихъ; между тѣмъ какъ папское единовластіе созидаетъ такую юридическую систему, которая какъ паутиной охватываетъ всякую часть и лишаетъ ее свободнаго движенія.

 

Проф. М. А. Остроумовъ. Очеркъ православнаго церковнаго права. Часть 1. Введеніе. Томъ 1. Харьковъ 1893. § 55. С. 670-672.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: