Поученіе по житію св. мучениковъ Адріана и Наталіи.

Святые Адріанъ и Наталія подаютъ намъ въ своихъ страданіяхъ примѣръ не только вѣрности Богу, но и взаимной супружеской любви, любви до смерти, но любви необыкновенной, человѣческой, основанной лишь на взаимной симпатіи, или же влеченіи, но любви супружеской христіанской, въ основѣ которой лежитъ образъ союза Христа съ Церковью и которая зиждется на Богѣ, Создателѣ всего.

Свв. Адріанъ и Наталія пострадали при нечестивомъ Максиміанѣ. Тѣлесно перенесъ мученія только св. Адріанъ, святая же Наталія, подобно св. Софіи (память 17-го сентября) сострадала своему мужу душою, какъ послѣдняя сострадала своимъ дѣтямъ. Обѣ и св. Софія и св. Наталія, перенеся душевныя муки, вскорѣ оставили этотъ міръ, одна пойдя вслѣдъ за своимъ мужемъ въ небесные чертоги Царя Христа, а другая вслѣдъ за своими многострадальными дѣтьми.

Царь Максиміанъ (305-311 г.), иначе называемый Галеріемъ, прибылъ въ г. Никомидію, бывшую тогдашней столицей восточной половины Римской имперіи, для того чтобы гнать и мучить христіанъ. Много пострадало вѣрующихъ во Христа: до 20.000 тысячъ христіанъ было сожжено въ главномъ Никомидійскомъ храмѣ въ первый день праздника Пасхи, другіе же скрывались въ пещерахъ и окрестныхъ горахъ. Нашлись среди язычниковъ предатели, которые, желая выслужиться въ глазахъ правителя, донесли объ этихъ скрывавшихся несчастныхъ. Тогда былъ посланъ отрядъ воиновъ, который и привелъ пойманныхъ христіанъ къ Максиміану Геркулу. Когда христіане посмѣялись надъ богами язычниковъ, назвавъ ихъ служителями сатаны, а его самого Максиміана начальникомъ ихъ, Геркулъ въ гнѣвѣ приказалъ растянуть ихъ и бить палками безъ всякой пощады. «Посмотримъ, говорилъ онъ, придетъ ли вашъ Богъ спасти васъ отъ руки моей». Но мученики, избиваемые воинами, говорили: «если бы ты, царь, даже утроилъ наши страданія, то и тогда не достигъ бы ничего кромѣ того, что этимъ ты умножилъ бы наши вѣнцы». Максиміанъ же, услышавъ, что мученики даже радуются своимъ страданіямъ, ибо надѣятся чрезъ нихъ получить вѣнцы, пришелъ въ неописанную ярость и въ изступленіи закричалъ: «Бейте ихъ камнями по устамъ». Слуги Максиміана схватили камни, но въ безумномъ гнѣвѣ своемъ пришли въ такое состояніе, что стали бить камнями не мучениковъ, а другъ друга.

Такъ, братіе, страсть гнѣва приводитъ насъ въ такое ненормальное состояніе, что мы дѣлаемся подобными безумцамъ и не понимаемъ того, что дѣлаемъ. У нечестивыхъ же, истязавшихъ свв. мучениковъ примѣшивалась еще злоба діавольская, ибо, не вѣря въ Господа Іисуса Христа, побѣдителя дьявола, они всецѣло находились въ его власти. Но и мы, братіе, крещеные во имя Господа Іисуса Христа и вѣрующіе въ Него, если не будемъ бороться со страстью гнѣва и не будемъ отгонять отъ себя дьявольское искушеніе, то будемъ мало-по-малу ожесточаться, сердце наше осатанѣетъ, и тогда мы легко можемъ быть уловлены въ сѣти врагомъ рода человѣческаго, дьяволомъ. Поэтому, братіе, будемъ всемѣрно бороться со страстью гнѣва, будемъ прощать, по примѣру нашего Спасителя, причиненныя намъ обиды, дабы быть намъ душою нашею непрестанно со Христомъ, Избавителемъ нашимъ, учившимъ насъ прощенію и снискавшимъ намъ прощеніе грѣховъ нашихъ у Бога Своею Пречистою Кровью и Своими страданіями.

Мучимые безъ милости святые страдальцы говорили Максиміану: «Врагъ Божій, ты мучишь насъ, ни въ чемъ предъ тобою неповинныхъ, но за это ты и самъ понесешь кару, и погубитъ тебя ангелъ Божій. Ты понесешь несравненно большія муки въ будущей жизни». Тогда Максиміанъ въ гнѣвѣ закричалъ: «клянусь богами, я велю отрѣзать у васъ языки, чтобы и другіе, смотря на ваше наказаніе, научились слушаться властей». – «Скажите же, продолжалъ мучитель, какія такія муки я буду испытывать, которыми вы мнѣ угрожаете?». Св. мученики отвѣчали: «тѣ муки, о которыхъ говоритъ Евангеліе, которыя уготованы діаволу и ангеламъ его, а именно – неугасимый огонь, червь неусыпающій, тьму, плачъ и скрежетъ зубовъ». «Клянусь, воскликнулъ мучитель, отрѣжу у васъ языки». «Безумецъ, отвѣчали ему страдальцы, если ты отрѣжешь у насъ члены, которыми мы славимъ Богда, то воздыханія изъ глубины нашей души еще скорѣе дойдутъ до Него, а наша кровь, какъ труба, будетъ вопіять къ Нему день и ночь объ отомщеніи». Послѣ этого Максиміанъ повелѣлъ заковать св. страдальцевъ въ оковы и посадить въ темницу, а имена и рѣчи ихъ записать въ судебныя книги. Свидѣтелемъ страданій св. мучениковъ, а также ихъ мужества былъ одинъ знатный человѣкъ, по имени Адріанъ, слышавшій доблестныя слова страдальцевъ и удивлявшійся ихъ мужеству. Когда святыхъ вели въ тюрьму, то онъ, приступивъ къ нимъ, сказалъ имъ: «Во имя вашего Бога, скажите мнѣ, какую вы награду ожидаете себѣ отъ Него, терпя такія мученія»? Святые отвѣчали ему: «Мы своими устами не можемъ разсказать тебѣ объ этихъ наградахъ и радостяхъ, которыя Богъ уготовалъ любящимъ, ибо само Откровеніе Божіе возвѣщаетъ, что «ихже око не видѣ и ухо не слыша и на сердце человѣку не взыдоша, то Господь даетъ въ удѣлъ Своимъ рабамъ». Услышавъ это, Адріанъ сказалъ начальствующимъ, ведшимъ въ темницу св. мучениковъ: «Впишите въ книги и мое имя вмѣстѣ съ этими мучениками, ибо и я христіанинъ и вмѣстѣ съ ними готовъ умереть за Христа Бога».

Такъ сердце св. Адріана было поражено истиной, которую онъ узрѣлъ воплощенною въ дѣлахъ св. мучениковъ. Увлеченный истиной и почувствовавъ ложь язычества, онъ не сталъ, подобно св. апостолу Павлу, совѣщаться съ плотью и кровью, но прямо объявивъ себя христіаниномъ, зная, что вслѣдъ за этимъ для него послѣдуетъ лишеніе всѣхъ земныхъ благъ: богатства, знатности и семейнаго счастья, и что, наоборотъ, объявивъ себя христіаниномъ, онъ подвергаетъ себя мученіямъ и смерти. Такъ, братіе, поступилъ св. Адріанъ. А мы, грѣшные, какъ ведемъ себя? Намъ не угрожаютъ ни мученія, ни страданія, ни насильственная смерть за вѣру во Христа. Тѣмъ не менѣе, когда дѣло доходитъ до исполненія заповѣдей Христовыхъ, когда намъ предстоитъ сдѣлать выборъ между закономъ Евангельскимъ и своими похотями, между Христомъ и Веліаромъ, не чаще ли мы слѣдуемъ по второму пути, а не по первому? Подвигнемся же, братіе, примѣромъ св. мученика Адріана, будемъ идти вслѣдъ за Христомъ и бороться со своими дурными наклонностями.

Донесли царю Макснміану объ обращеніи Адріана. Призвавъ его, Максиміанъ сказалъ ему: «Ты лишился разсудка, Адріанъ, что хочешь своей гибели?» «Нѣтъ, царь, возразилъ Адріанъ, я, наоборотъ, отъ безумія пришелъ къ разуму». Такъ, братіе, святые мученики были безумными для міра, чтобы быть мудрыми для Христа и во Христѣ (1 Крѳ. ІV, 10). Безумство ихъ въ глазахъ язычниковъ заключалось въ томъ, что они отказывались отъ земныхъ благъ и земной жизни ради вѣчныхъ благъ и небесной, безсмертной жизни. Язычникамъ, вѣровавшимъ только въ земную жизнь и земныя блага, такое поведеніе св. христіанскихъ мучениковъ казалось безуміемъ. Но христіане, братіе, знаютъ объ иной жизни, кромѣ земной, въ иномъ безсмертномъ, духовномъ тѣлѣ, которое не будетъ только прикрѣплено къ землѣ, но будетъ обитать во всемъ мірѣ и пользоваться его благами. Святые мученики понимали слова Евангелія, что если человѣкъ пріобрѣтетъ себѣ въ обладаніе даже весь земной міръ, но чрезъ это погубитъ свою душу, т. е. сдѣлаетъ ее грѣховной, то чрезъ это не получитъ себѣ никакой пользы и, наоборотъ, что кто погубитъ свою душу (въ земномъ и временномъ смыслѣ) ради Христа и Евангелія, тотъ пріобрѣтетъ ее себѣ для вѣчной и безсмертной жизни, полной радости и блаженства (Мрк.VІІІ, 35-36; Мѳ. ХVІ, 25-26; Лк. IX, 24-25).

Услышавъ отъ Адріана объ его безповоротномъ рѣшеніи остаться христіаниномъ, Максиміанъ приказалъ заковать Адріана въ оковы и отвести въ темницу вмѣстѣ съ другими мучениками.

Между тѣмъ одинъ изъ слугъ Адріана, видѣвшій все происшедшее, побѣжалъ въ домъ Адріана и возвѣстилъ женѣ его Наталіи, что господина его заковали въ цѣпи и отвели въ тюрьму. Наталія пришла въ ужасъ отъ этого извѣстія и, горько плача, спрашивала слугу, за что посадили въ темницу ихъ господина. Когда же она узнала, что Адріанъ былъ посаженъ въ тюрьму за исповѣданіе имени Христова, то весьма возрадовалась духомъ, ибо сама Наталія была христіанкой. Недавно она вышла замужъ за Адріана, всего 12 мѣсяцевъ, и все это время усердно молила Бога, чтобы Онъ обратилъ къ вѣрѣ въ Него ея мужа – Адріана. Теперь, узнавъ, по какой причинѣ мужъ ея Адріанъ заключенъ подъ стражу, она перестала плакать, одѣла свои лучшія одежды и отправилась въ тюрьму, чтобы тамъ объявить и себя христіанкой, дабы пострадать вмѣстѣ со своимъ любимымъ супругомъ.

Вотъ каковы были, братіе, древніе христіане и каковы были жены христіанскія. Древніе христіане боялись погибнуть, или быть осужденными за воровство и злодѣйство. Поэтому, когда Наталія узнала о заключеніи въ темницу своего мужа, то она ужаснулась и горько заплакала. Потерпѣть же безчестіе за Христа считалось, наоборотъ, за великую честь и счастье. Вотъ почему Наталія, узнавъ настоящую причину заключенія Адріана, воспрянула духомъ и обрадовалась въ сердцѣ своемъ. Но мало этого, какъ вѣрная христіанская жена, знающая, что она составляетъ съ мужемъ одну плоть, она спѣшитъ въ темницу, дабы ободрить своего мужа и раздѣлить съ нимъ его участь.

Войдя въ темницу, Наталія припала къ ногамъ своего мужа и, облобызавъ его оковы, начала увѣщевать его, чтобы онъ не отказался отъ новой своей вѣры, не жалѣлъ бы о потерѣ земной славы и богатства, не слушалъ бы льстивыхъ рѣчей родственниковъ и друзей, которые хотѣли отвратить Адріана отъ Христа. «Возненавидь ихъ ласки, говорила Наталія, помни, что все земное придетъ въ ветхость и истлѣетъ, одно только небесное будетъ вѣчно». Адріанъ же сказалъ женѣ своей: «Ступай, сестра моя, домой и будь спокойпа, а когда придетъ время, чтобы вести насъ на мученіе, то я извѣщу тебя, чтобы ты могла придти и видѣть нашу кончину». Наталія же припадала и къ другимъ мученикамъ, цѣлуя узы ихъ и прося, чтобы они своимъ примѣромъ и рѣчами укрѣпили ея мужа.

Такъ, братіе, древніе христіане соблюдали заповѣдь Евангелія: «кто любить отца, или мать, или мужа, или сестру, или сына и дочь больше Меня, тотъ недостоинъ Меня».

Когда черезъ нѣсколько дней стало извѣстно. что мучениковъ собираются вывести па судъ, Адріанъ испросилъ себѣ позволеніе сходить въ свой домъ, чтобы извѣстить Наталію о времени казни. Мученики поручились за него, и Адріанъ, заплативъ темничнымъ сторожамъ, отправился. Въ это время одинъ изъ слугъ извѣстилъ Наталію, что мужъ ея Адріанъ возвращается домой. Блаженная Наталія подумала сначала, что мужъ ея отрекся отъ Христа и за это получилъ себѣ свободу. Поэтому, когда онъ вошелъ въ домъ, то она затворила двери своей компаты и стала укорять его, говоря: «Отойди отъ меня отступникъ Христа, обманувшій Бога своего. Не могу я бесѣдовать съ отвершимся отъ вѣры и не стану слушать лживыхъ рѣчей. О, лжецъ, кто разлучилъ тебя со святыми? Ты еще не видѣлъ врага, а уже убѣжалъ отъ него. Ранѣе я думала, что буду супругою мученика, а теперь я жена богоотступника».

Адріанъ же, слыша за дверями слова Наталіи, еще болѣе загорался духомъ, еще сильнѣе желая пострадать за Христа. Видя же огорченіе своей жены, онъ говорилъ къ ней: «Открой мнѣ двери, госпожа моя Наталія. Я не ушелъ отъ страданій, какъ ты думаешь. Нѣтъ, я пришелъ извѣстить тебя о днѣ моей кончины, какъ обѣщалъ тебѣ». Но Наталія не вѣрила ему. Тогда Адріанъ сказалъ женѣ: «Отвори же, жена, ибо я долженъ скоро уйти; за меня поручились предъ темничными стражами мученики, иначе я уйду, и ты не увидишь меня». Тогда Наталія немедленно открыла дверь и супруги обняли друга, друга. «Блаженна ты жена, сказалъ Адріанъ, ибо одна познавши Бога прежде мужа своего, привела ко спасенію и мужа». Взявъ съ собою жену, Адріанъ спрашивалъ ее по дорогѣ: «А какъ же поступить намъ съ нашимъ имѣніемъ?» Но Наталія отвѣчала ему: «забудь, господинъ, о всемъ земномъ и молись только Богу, чтобы тебѣ окончить твой подвиги, на который Господь тебя призвалъ». Войдя въ темницу, супруга Адріана Наталія припадала къ ногамъ мучениковъ и лобызала ихъ узы. При этомъ она замѣтила, что у многихъ изъ нихъ загнили ихъ раны и изъ сихъ послѣднихъ падали черви, а тѣлесные составы отъ тяжести желѣзныхъ оковъ отдѣлялись отъ тѣла. Тогда блаженная Наталія послала своихъ слугъ къ себѣ въ домъ и велѣла оттуда принести чистыхъ повязокъ и стала ими отирать гной съ ранъ свв. мучениковъ и перевязывать ихъ раны чистымъ полотномъ. Семь дней провела Наталія въ тюрьмѣ, прислуживая свв. мученикамъ и облегчая ихъ страданія.

Отсюда видимъ, братіе, что необходимо почитать святыхъ Божіихъ, особенно же облегчать ихъ узы въ гоненіяхъ и страданіяхъ за Христа. Сколь величественъ образъ св. Наталіи отирающей гной отъ ранъ на тѣлахъ мучениковъ! Будемъ же, братіе, и мы чтить святыхъ Божіихъ, чтить ихъ тѣла и предметы имъ принадлежавшіе, помня что это друзья Божіи и близкіе Христа Спасителя нашего, изрекшаго: «Принимающій Меня, принимаетъ пославшаго Меня» (Іоан. XIII, 20).

Когда насталъ день казни, то свв. мучениковъ повлекли на судилище къ царю Максиміану. Но всѣ заключенные страдальцы такъ изнемогли отъ ранъ, что ихъ невозможно было вести, а потому мучители, связавъ ихъ и зацѣпивъ крючьями, повлекли тѣла ихъ, какъ трупы скотовъ. Но они не могли быть введены въ судилище по причинѣ крайней ихъ слабости. Только одинъ Адріанъ, еще не потерпѣвшій мукъ, былъ бодръ и здравъ тѣломъ. Объ этомъ доложили Максиміану, и тотъ повелѣлъ ввести въ судилище одного Адріана. Адріанъ вошелъ, неся на себѣ орудія пытокъ и казни. «Блаженъ ты, Адріянъ, сказали ему вослѣдъ другіе мученики, ибо ты удостоился понести на себѣ, подобно Господу Іисусу Христу, орудія своей казни». Наталія же ободряла своего супруга, чтобы онъ не страшился мукъ и умомъ своимъ обратился бы только къ Богу, помня, что если онъ умретъ за Царя Небеснаго, то и самъ съ Нимъ воцарится.

Максиміанъ, увидѣвъ Адріана, спросилъ его: «неужели ты еще не отрѣшился отъ своего безумія?». Адріанъ же отвѣчалъ ему: «я сказалъ уже тебѣ, царь, что я пришелъ еще въ большій разумъ, чѣмъ раньше». Тогда Максиміанъ предложилъ ему принести жертвы великимъ богамъ. Но Адріанъ отказался, сказавъ, что боговъ Максиміана онъ почитаетъ за ничто. Услышавъ это, мучитель приказалъ бить Адріана. Наталія же возвѣстила о страданіяхъ Адріана свв. мученикамъ, и тѣ начали молиться за него. Мучитель затѣмъ началъ уговаривать Адріана пощадить себя и свою юность, ибо Адріану было всего 28 лѣтъ, обѣщая, въ случаѣ покорности, возвратить Адріану его, санъ и честь. Адріанъ же отвѣчалъ ему, что выше всего онъ почитаетъ небесное наслѣдіе и небесную честь, о которой, если бы зналъ Максиміанъ, то и онъ самъ своими руками уничтожилъ бы своихъ боговъ. Максиміанъ, возмущенный хулою на его боговъ, повелѣлъ бить Адріана по чреву кольями. Слуги нещадно били Адріана, такъ что образовалась рана на животѣ его, и стали показываться внутренности его. Тогда Максиміанъ опять сталъ уговаривать Адріана поклониться идоламъ, обѣщая залечить его раны и вознаградить его за его страданія. Адріанъ же сказалъ, что, если сами боги Максиміана скажутъ ему, чтобы онъ поклонился имъ, то онъ исполнитъ ихъ новелѣніе. Максиміанъ тогда возразилъ: «Но, вѣдь, они не могутъ говорить!». «А если не могугь, отвѣчалъ св. Адріанъ, то зачѣмъ же и чтить ихъ нѣмыхъ и бездушныхъ». Максиміанъ пришелъ оть этихъ словъ св. Адріана въ сильный гнѣвъ и приказалъ увести Адріана съ его глазъ, и вотъ страдальца вмѣстѣ съ прочими мучениками повлекли въ темницу.

Наталія же ободряла его говоря: «Блаженъ ты, господинъ мой, что удостоился пострадать за Христа. Теперь ты сподобишься видѣть и славу Его и быть общинномъ ея, ибо участникъ въ его страданіяхъ будетъ участникомъ и въ Его славѣ». Мученики въ темницѣ также привѣтствовали Адріана, цѣлуя его, иные, же приползали къ нему, такъ какъ не могли ходить, чтобы облобызать его раны. Наталія и другія жены служили святымъ, перевязывая ихъ раны и облегчая ихъ страданія. Узнавъ объ этомъ, Максиміанъ запретилъ женщинамъ входить въ темницу. Тогда Наталія и другія женщины стали одѣваться въ мужское платье и продолжали служить святымъ. Посѣщая Адріана, Наталія говорила ему: «Молю тебя, господинъ мой, помни нашъ супружескій союзъ и по смерти своей, и за мое присутствіе при тебѣ во время твоихъ страданій умоли Господа, чтобы Онъ взялъ и меня съ тобою, дабы, какъ мы жили вмѣстѣ здѣсь въ этой земной юдоли, исполненной печали и скорбей, такъ неразлучно пребыли бы и въ вѣчной блаженной жизни».

Но вотъ наступилъ день, когда, по приказанію царя, должны были казнить святыхъ мучениковъ. Максиміанъ приказалъ раздробить руки и ноги ихъ на наковальнѣ, чтобы они такимъ образомъ умерли. Наталія, увидѣвъ это, молила палачей начать казнь съ ея мужа, ибо боялась, чтобы Адріанъ не палъ духомъ, увидя казнь другихъ. Палачи исполнили просьбу Наталіи, которая подняла ноги супруга на наковальню, ибо онъ былъ не въ силахъ этого сдѣлать самъ. Палачи раздробили голени его, и ноги Адріана отдѣлились отъ туловища. «Умоляю тебя, господинъ мой, сказала Наталія Адріану, пока ты еще живъ, протяни руку твою, дабы палачи отбили и руку твою, ибо другіе мученики пострадали болѣе, нежели ты, и лишились рукъ своихъ». Св. Адріанъ протянулъ къ женѣ руку свою, а она положила ее на наковальню, и палачи ударомъ молота отняли руку св. Адріана. Адріанъ же тотчасъ испустилъ духъ свой къ Богу. Умертвивъ Адріана, палачи стали убивать и другихъ святыхъ мучениковъ, которые передъ смертію только говорили: «Господи, пріими наши души». Послѣ этого Максиміанъ приказалъ сжечь тѣла убитыхъ. Тогда Наталія взяла руку своего мужа, чтобы хранить ее у себя, другія же жены собирали кровь мучениковъ въ дорогія ткани, дабы другіе христіане могли освятить себя, помазавшись честною ихъ кровію. Кромѣ того, они скупили у стражей и одежды мучениковъ.

Замыселъ Максиміана сжечь тѣла мучениковъ однако не удался. Когда зажженъ былъ сильный костеръ, то вдругъ раздался сильный громъ и полился дождь, который и разогналъ слугъ царя, разрушилъ костеръ и затопилъ многія мѣста водою. Тогда Наталія и другія жены воспользовались этимъ обстоятельствомъ и унесли тѣла святыхъ мучениковъ. Между тѣмъ одинъ благочестивый человѣкъ, уѣзжавшій изъ Никомидіи на кораблѣ въ Византію (нынѣшній Константинополь) убѣждалъ Наталію и прочихъ женъ отдать ему эти мощи святыхъ страдальцевъ, дабы отвезти ихъ въ Византію и тамъ укрыть ихъ, ибо нечестивый Максиміанъ, если бы остались тѣла въ Византіи, рано или поздно все равно приказалъ бы ихъ сжечь. Всѣ согласились на это, и тѣла святыхъ мучениковъ были перенесены на корабль, отвезены въ Византію и положены въ храмѣ.

Отсюда видимъ, братіе, что и въ самое древнее время христіане почитали святыя мощи и разнаго рода останки святыхъ и полагали ихъ въ честнѣйшихъ мѣстахъ: въ храмахъ Божіихъ. Какъ, поэтому, неправы тѣ изъ современныхъ намъ послѣдователей Христа, именующихъ себя не только христіанами, но и евангеликами, кои отвергаютъ почитаніе памятей святыхъ, ихъ останковъ, святыхъ изображеній ихъ и т. п.

Между тѣмъ супруга св. Адріана Наталія проживала въ своемъ домѣ, храня руку своего мужа, страдальца за Христа. Она умастила ее драгоцѣнными благовоніями и, обвивъ дорогими тканями, держала у изголовья своей постели, чего никто не зналъ изъ ея домашнихъ.

Черезъ нѣкоторое время одинъ богатый и знатный человѣкъ пожелалъ жениться на блаженной Наталіи и просилъ у царя содѣйствія въ этомъ дѣлѣ. Узнавъ объ этомъ, блаженная Наталія замыслила бѣжать изъ Никомидіи. Она просила дать ей срокъ для размышленія. Когда посланные царя ушли, Наталія, вышедши въ свою спальню, гдѣ хранилась рука св. Адріана, стала молиться Господу, чтобы Онъ не допустилъ ей, ради страданій супруга ея Адріана, сожительствовать съ язычникомъ, врагомъ Христа и избавилъ бы ее отъ намѣреній того человѣка, который хотѣлъ на ней жениться дабы пребыть ей вѣрною памяти своего перваго супруга. Послѣ молитвы на Наталію нашелъ легкій сонъ, во время котораго явился къ ней одинъ изъ мучениковъ, который сказалъ ей: «Миръ тебѣ, раба Христова Наталія! Вѣрь, что молитва твоя услышана Богомъ, и мы не забыли твоихъ трудовъ въ темницѣ во время ухода за нами. Мы молимъ Христа, чтобы Онъ повелѣлъ и тебѣ скорѣе придти къ намъ». Блаженная же Наталія и во снѣ не забыла о своемъ супругѣ Адріанѣ и спросила мученика: «Скажи же мнѣ, святый мученикъ, предсталъ ли вмѣстѣ съ вами ко Христу и господинъ мой Адріанъ?» Мученикъ отвѣтствовалъ: «Онъ прежде насъ предсталъ предъ Господомъ. А ты иди на корабль и поѣзжай туда, гдѣ наши тѣла и тамъ Господь приведетъ тебя къ намъ».

Отсюда видимъ, братіе, что святые и по отшествіи изъ этого міра не оставляютъ насъ, но молятся за насъ, предстательствуя за насъ ко Господу. Мало того, они являются, по Божію попущенію, къ намъ въ дѣяніяхъ и даютъ намъ полезные совѣты.

Пробудившись отъ сна, блаженная Наталія немедленно взяла руку св. Адріана ц отправилась на пристань. Тамъ былъ уже готовъ къ отплытію въ Византію корабль и она, сѣвши на него, отправилась. Но узналъ объ этомъ и человѣкъ, желавшій жениться на Наталіи, сѣлъ на другой корабль и погнался за Наталіей. Но въ это время поднялся въ морѣ вѣтеръ, который отклонилъ въ сторону отъ корабля, на которомъ плыла св. Наталія, судно, на которомъ путешествовалъ искавшій ея руки человѣкъ. Діаволъ же захотѣлъ искусить Наталію и ввергнуть ее въ руки того человѣка. Онъ явился въ полночь съ кораблемъ и, имѣвъ видъ кормчаго на кораблѣ, спрашивалъ матросовъ: «Откуда и куда вы держите путь»? Корабельщики судна, на которомъ путешествовала св. Наталія, отвѣчали: «Мы изъ Никомидіи, а плывемъ въ Византію». Тогда діаволъ сказалъ: «Вы сбились съ пути, поэтому поверните корабль въ лѣвую сторону». Если бы они послушались діавола, то встрѣтились бы съ кораблемъ, на которомъ ѣхалъ человѣкъ, искавшій руки Наталіи. Но вотъ корабельщикамъ явился св. Адріанъ, который сказалъ: «Не слушайте врага рода человѣческаго, готовящаго вамъ гибель», и тотчасъ св. мученикъ отправился по водамъ къ кораблю діавольскому и внезапно исчезъ и діаволъ и корабль его. Тогда корабельщики убѣдились въ истинѣ сказаннаго св. Адріаномъ. Блаженная же Наталія, увидѣвъ св. Адріана, воскликнула: «Вотъ господинъ мой».

Между тѣмъ, подулъ попутный вѣтеръ, и корабль быстро присталъ къ берегамъ Византіи. Придя въ храмъ къ мощамъ свв. мучениковъ, Наталія припала къ ихъ гробницамъ, цѣлуя ихъ святыя тѣла и проливая отъ глубокаго чувства слезы. Приложивъ руку св. Адріана къ его тѣлу, она преклонила колѣна и долго молилась. Бывшіе же въ храмѣ христіане пріютили у себя св. Наталію.

И здѣсь, братіе, мы видимъ знакомые намъ примѣры: св. Наталія цѣлуетъ тѣла мучениковъ, преклоняетъ колѣна у ихъ гробницъ и подолгу молится около нихъ. Не то же ли и мы дѣлаемъ, братіе, въ настоящее время? А отсюда мы видимъ, братіе, что, поступая такъ, мы единомысленны со святыми, друзьями Божіими и Христовыми, что мы содержимъ правильную и неповрежденную вѣру. Сознавая это, будемъ укрѣпляться въ нашемъ исповѣданіи, открыто признавая нашу вѣру правильной, не боясь никакихъ насмѣшекъ, ни гоненій на насъ.

Когда св. Наталія уснула, изнемогши послѣ труднаго морского пути, то къ ней явился во снѣ св. Адріанъ, который сказалъ ей: «Хорошо сдѣлала, что пришла сюда, раба Христова и дочь мучениковъ: приди въ обитель, уготованную тебѣ отъ Господа и прими должную тебѣ награду». Воставъ отъ сна св. Наталія разсказала сонъ свой христіанамъ и просила помолиться о ней. Вѣрующіе пошли въ храмъ для молитвы о ней, она же снова уснула, и когда христіане вернулись изъ храма, то она оказалась мирно отошедшей ко Господу.

Такъ, по произволенію Божію, блаженная Наталія мирно окончила свой мученическій подвигъ безъ пролитія крови. Она была причислена къ лику свв. мучениковъ, ибо много послужила имъ въ темницѣ и сострадала ихъ страданіямъ. Ради же цѣломудрія она покинула свой домъ и все свое имущество, только бы остаться вѣрной Христу и своему супругу Адріану. За то и послалъ ей Господь мирную и безболѣзненную кончину, какъ послалъ Онъ таковую же кончину свв. мученицамъ Софіи и царицѣ Александрѣ. Ихъ молитвами да помилуетъ и насъ Христосъ Господь и да дастъ намъ христіанскую кончину живота нашего, безболѣзненную, непостыдную, мирную и да сподобитъ насъ добраго отвѣта на страшномъ судилищѣ Его, о чемъ мы ежедневно просимъ Его въ нашихъ церковныхъ молитвахъ!

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 42. С. 1231-1238.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: