Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – О нашихъ грѣхахъ, ихъ многочисленности, безмѣрной виновности и средствахъ избавленія отъ нихъ (Бесѣда въ 11-ю недѣлю по Пятидесятницѣ).

Что драгоцѣннѣе и что важнѣе всего для насъ, братіе, въ жизни настоящей и будущей, здѣсь, на землѣ, и тамъ, въ мірѣ духовъ? Оправданіе отъ грѣховъ нашихъ, пріобрѣтенное намъ цѣною крови Единороднаго Сына Божія. Оно избавляетъ насъ отъ гнѣва Божія и праведной казни за грѣхи во времени и въ вѣчности. Оно отверзаетъ намъ двери царствія Божія и дѣлаетъ наслѣдниками всѣхъ сокровищъ, милости, любви и благоволенія Отца нашего, иже на небесѣхъ. Всякое бѣдствіе, какому ни подвергся бы человѣкъ въ настоящей жизни и какъ бы оно ни было велико и тяжело, такъ же временно и преходяще, какъ и самая жизнь. Если не избавитъ отъ него никто другой, то избавитъ, безъ сомнѣнія, смерть. Но отъ гнѣва Божія, но отъ казни правосудія Божія, неминуемо слѣдующей за грѣхами, не избавитъ насъ никто и никогда: она будетъ тяготѣть на насъ во всю вѣчность.

И что же? Это величайшее, драгоцѣннѣйшее, необходимѣйшее благо Отецъ небесный представилъ вполнѣ нашей волѣ, отдалъ совершенно въ нашу власть. Удивляетесь сему? Но въ этомъ удостовѣряетъ насъ возлюбленный, Единородный Сынъ Его, который для сего самаго восшелъ за насъ на крестъ и сошелъ во гробъ, чтобы сдѣлать не только возможнымъ, а и удобнымъ и доступнымъ для всѣхъ отпущеніе грѣховъ нашихъ. «Аще отпущаете», говоритъ Онъ, «человѣкомъ согрѣшенія ихъ, отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ небесный; аще ли не отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ вамъ согрѣшеній вашихъ» (Мѳ. 6, 14. 15), – средство къ оправданію отъ грѣховъ самое легкое, вполнѣ доступное для всѣхъ и всегда, совершенно зависящее отъ нашей воли!

Казалось бы, что по указаніи такого средства оправданія всѣ грѣшники поспѣшатъ воспользоваться имъ къ своему спасенію, что, по крайней мѣрѣ, въ обществѣ христіанскомъ не останется уже грѣшника неоправданнаго. Но Господь Сердцевѣдецъ предвидѣлъ, что страстное самолюбивое, любомстительное и злопамятливое сердце человѣческое менѣе всего способно покориться этой заповѣди смиренія, кротости, терпѣнія и незлопамятства, что и между самими послѣдователями Его многіе будутъ глухи къ слышанію и косны къ исполненію сей спасительной заповѣди, почему находилъ нужнымъ внушать ее многократно и съ особенною силою. Одно изъ поученій Его о семъ предметѣ мы слышали, братіе, въ евангельскомъ чтеніи настоящаго дня. Быть можетъ, оно прошло, по обычаю, мимо слуха, не обративъ на себя всего должнаго вниманія. Повторимъ его еще разъ для лучшаго уразумѣнія и назиданія.

Когда Господь бесѣдовалъ о томъ, какъ надобно поступать, когда согрѣшитъ предъ нами въ чемъ-либо братъ нашъ; апостолъ Петръ, слушая слово Господне о прощеніи брату своему согрѣшеній его, спросилъ: «Господи, коль краты аще согрѣшитъ въ мя братъ мой, и отпущу ли ему до седмь кратъ?». Господь отвѣчалъ ему: «не глаголю ти до седмь кратъ, но до седмьдесятъ кратъ седмерщею» (Мѳ. 18, 21. 22), т. е. сколько бы разъ не согрѣшилъ предъ тобою братъ твой, должно прощать ему всегда, тѣмъ паче никогда и ни въ какомъ случаѣ не должно мстить ему. И въ подтвержденіе этой заповѣди Онъ сказалъ слышанную нами нынѣ притчу, т. е. изобразилъ ученіе Свое въ примѣрѣ одного неоплатнаго должника, который былъ уже прощенъ и помилованъ, но за жестокость къ собрату своему преданъ опять жестокому мученію, – чтобы намъ легче было видѣть, что бываетъ съ тѣми, которые не прощаютъ ближнимъ своимъ согрѣшеній ихъ, и удобнѣе понять, что будетъ въ подобномъ случаѣ и съ нами.

«Рече Господь притчу сію: уподобися царствіе Божіе человѣку царю» (Мѳ. 18, 23-35). Т. е. царство Божіе во многомъ похоже на земныя царства человѣческія, безъ сомнѣнія, потому, что оно есть первообразъ всѣхъ царствъ человѣческихъ, и послѣднія тѣмъ лучше и совершеннѣе, чѣмъ ближе уподобляются первому. Царствіе Божіе есть св. Церковь Христова, нынѣ воинствующая на землѣ, но потомъ имѣющая явиться Церковію торжествующею и славною, вѣчноблаженнымъ царствомъ Бога и Христа Его. Какъ въ царствахъ земныхъ есть царь и есть подданные, такъ и въ царствѣ Божіемъ есть Царь и Глава – Господь нашъ Іисусъ Христосъ, которому «дадеся всяка власть на набеси и на земли», который, посему, «есть Царь царемъ и Господь господемъ, емуже подобаетъ царствовати, дондеже положитъ враги Своя подъ погама Своими» (1 Кор. 15, 25). Есть и подданные, это мы, вѣрующіе во имя Господа Іисуса Христа, созданные Имъ изъ персти земной, искупленные Его честною кровію отъ вѣчной погибели, и за то обязавшіеся при крещеніи во имя Его вѣровать въ Него, какъ единаго истиннаго Бога, со Отцемъ и Святымъ Духомъ, любить Его отъ всего сердца своего и отъ вся души своея, почитать и поклоняться Ему, какъ Господу, Владыкѣ и Творцу своему, повиноваться и служить Ему со всѣмъ усердіемъ и ревностію во всѣ дни жизни своей. Въ царствахъ земныхъ есть законы и постановленія, которыми опредѣляется кругъ и указуется порядокъ дѣйствій и отношеній всѣхъ подданныхъ и между собою взаимно и къ предержащей власти царя. Точнымъ исполненіемъ сихъ законовъ подданные снискиваютъ благоволеніе царя своего; чрезъ нарушеніе и преступленіе ихъ навлекаютъ на себя его гнѣвъ и наказаніе. И въ царствѣ Божіемъ есть священная, богоданная книга Завѣта, которая, открывая намъ волю Божію, научаетъ тому, какъ намъ вести себя въ отношеніи къ Царю своему Іисусу Христу и къ ближнимъ нашимъ, членамъ того же благоднаго царства, чтобъ заслужить благоволеніе и милость Царя царствующихъ и не подвергнуться Его гнѣву и наказанію.

«Уподобися царствіе Божіе человѣку царю, иже восхотѣ стязатися о словеси съ рабы своими». Въ царствахъ земныхъ царь требуетъ, по временамъ, отчета отъ своихъ подданныхъ въ исполненіи возложенныхъ на нихъ обязанностей и въ совершеніи порученныхъ имъ дѣлъ. Такъ и въ царствѣ Божіемъ Господь востребуетъ отъ насъ отчета во всѣхъ мысляхъ и желаніяхъ, словахъ и дѣлахъ нашихъ. Для сего Онъ предуставилъ отъ вѣка страшный и славный день суда и воздаянія, «и всѣмъ намъ подобаетъ явитися предъ симъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла» (2 Кор. 5, 10). Но и прежде этого всеобщаго суда Господь потребуетъ отъ насъ отчета въ день смерти нашей, когда душа наша, разлучившись съ тѣломъ, явится въ мірѣ духовъ. Подданные земнаго царя большею частію не знаютъ напередъ, въ какое именно время имъ приведется давать отчетъ предъ царемъ своимъ; ибо это зависитъ отъ воли царя, «иже восхотѣ» – самъ, безъ всякаго сторонняго побужденія – «стязатися о словеси съ рабы своими». Тѣмъ паче во всякое время долженъ быть готовъ къ отчету рабъ Христовъ, ибо не вѣдаетъ, «въ онъже часъ Господъ его пріидетъ». Во всякую минуту намъ должно быть готовыми къ смерти и суду Божію; потому и заповѣдуется намъ испытывать совѣсть свою ежедневно, и не только приносить покаяніе въ извѣстныя времена, но и всю жизнь свою проводить въ покаяніи, чтобы смерть ни въ какое время не застала насъ нераскаянными.

«Наченшу же ему стязатися, приведоша къ нему единаго должника тмою талантъ». Не воздавая должной дани царю, не исполняя своихъ обязанностей, не дѣлая того, чего требуетъ воля царя, подданный становится должникомъ предъ нимъ, и чѣмъ долѣе поступаетъ такимъ образомъ, тѣмъ болѣе возрастаетъ его долгъ. Несчастный, о которомъ говорится въ притчѣ, былъ долженъ «тмою талантъ», – сумма по древнему счету чрезвычайно большая, долгъ совершенно неоплатный. Такъ и подданный Царя небеснаго, гражданинъ благодатнаго царства Христова, если не исполняетъ того, чего требуетъ отъ него законъ Божій, становится должникомъ предъ Богомъ, и чѣмъ долѣе живетъ такимъ образомъ, тѣмъ неоплатнѣе становится его долгъ. На всѣхъ насъ, братіе, лежитъ древній неоплатный долгъ предъ Богомъ, наслѣдованный нами отъ перваго праотца, – это прирожденный всѣмъ намъ грѣхъ, за который осуждены мы всѣ на труды и болѣзни до смерти, на вѣчное отлученіе отъ Бога и вѣчное осужденіе по смерти. Къ сему наслѣдственному долгу сколько новыхъ долговъ прибавляемъ каждодневно, не исполняя того, что повелѣваетъ законъ Божій, своевольно дѣлая то, что запрещаютъ святыя заповѣди Господни, безстрашно преступая вседержавную волю Божію, оскорбляя Его неприступное величество и святость! Возьмите хотя одинъ день своей жизни, сосчитайте, если можете, все, что сдѣлано или не сдѣлано вопреки закону Божію и голосу собственной совѣсти, исчислите, если возможно, всѣ мысли, намѣренія, гаданія, предположенія, всѣ мечты воображенія, которыя непрестанно какъ бы роятся въ умѣ нашемъ, всѣ желанія, стремленія, надежды, всѣ чувствованія, влеченія, услажденія, которыми живетъ наше сердце, – ибо все это, какъ плодъ свободной дѣятельности души нашей, подлежитъ отчету предъ Сердцевѣдцемъ Судіею. Вспомните, если можете, всѣ слова свои, – ибо и за каждое «слово праздное, еже аще рекутъ человѣцы, воздадятъ о немъ слово въ день судный» (Матѳ. 12, 36). Какой тяжелый неоплатный долгъ составится такимъ образомъ изъ одного прожитаго нами дня! Какъ же невообразимо великъ и неисчислимъ содѣлается онъ въ продолженіе цѣлой жизни! «Аще беззаконія назриши, Господи, Господи, кто постоитъ? Яко да оправдишися во словесѣхъ твоихъ, и побѣдиши, внегда судити ти» (Пс. 129, 3; 50, 6). И кто же изъ насъ, братіе, можетъ думать о себѣ, что онъ менѣе долженъ предъ правосудіемъ Божіимъ, нежели сей упоминаемый въ притчѣ должникъ предъ царемъ своимъ? Кто не можетъ примѣнить къ себѣ и того суда, какой произнесъ надъ нимъ царь его?

«Не имущу же ему воздати». И что воздалъ бы сей несчастный царю своему? Гдѣ нашелъ и чѣмъ пріобрѣлъ бы онъ такое сокровище, которое равнялось бы тмѣ талантовъ? Несравненно болѣе великъ, и потому совершенно неоплатенъ долгъ каждаго грѣшника предъ правосудіемъ Божіимъ. Что бы онъ ни сдѣлалъ потомъ добраго, никогда не сдѣлаетъ больше того, что обязанъ былъ сдѣлать по закону Божію; а грѣхъ все остается и останется навсегда грѣхомъ, долгъ останется долгомъ, не вознаградимымъ ничѣмъ. Потому-то и говоритъ Господь: «аще и вся повелѣнная вамъ сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы, яко еже должни бѣхомъ сотворити, сотворихомъ» (Лк. 17, 10). Что бы ни пострадалъ грѣшникъ въ настоящей жизни, какихъ бы ни перенесъ мученій и болѣзней, какимъ бы ни подвергся бѣдствіямъ и несчастіямъ; онъ перенесъ малѣйшую только часть того наказанія, которое опредѣлено правосудіемъ Божіимъ, предъ нимъ все еще остается цѣлая вѣчность мученій, ибо таково свойство грѣха, что онъ отлучаетъ насъ отъ Бога на цѣлую вѣчность. Эта неизгладимость и неисправимость грѣховнаго дѣла происходитъ, братіе мои, отъ того, что мы живемъ и дѣйствуемъ во времени, которое идетъ только впередъ, но никогда не возвращается назадъ; потому всякое дѣло наше, доброе или худое, какъ сдѣлано, такъ и останется навсегда. Перемѣнить, или уничтожить его не въ нашей власти; замѣнить его какимъ-либо другимъ дѣломъ мы не въ состояніи, потому что не въ состояніи воротить прошедшаго; уплатить долга грѣховнаго нѣтъ у насъ ни возможности ни средства.

«Не имущу же ему воздати, повелѣ и господь его продати, и жену его и чада, и вся, елика имѣяше, и отдати», т. е. повелѣлъ лишить его всего имущества и отдать его въ вѣчное рабство со всѣмъ его потомствомъ. Такъ, и земные владыки не терпятъ такихъ подданныхъ, которые, не исполняя своихъ обязанностей, остаются безполезными членами общества, тѣмъ паче такихъ, которые, нарушая законы общественные, вредятъ всему обществу. Можетъ ли же быть терпимъ въ царствѣ Божіемъ человѣкъ, который, преступая законы Божественные, сколько оскорбляетъ величіе Божіе, столько же омрачаетъ собою свѣтлое царство Божіе, общество чистѣйшихъ духовъ и душъ святыхъ и непорочныхъ? Посему-то правосудіе Божіе лишаетъ грѣшника всѣхъ духовныхъ сокровищъ, которыми любовь Божія ущедрила человѣка, созданнаго по образу и подобію Божію, отчуждаетъ его отъ наслѣдія жизни вѣчной, изгоняетъ изъ царства Божія и предаетъ вѣчному рабству діавола и собственныхъ страстей его. Такъ изгналъ Господь перваго грѣшника изъ рая сладости; такъ изгонитъ нѣкогда и всѣхъ грѣшниковъ отъ лица Своего на вѣки. «Идите отъ Мене, проклятіи, во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его» (Матѳ. 25, 41): вотъ праведный судъ, который ожидаетъ въ вѣчности всякаго грѣшника, не оправданнаго благодатію Христовою!

Но, благодареніе безконечной любви и милосердію Отца небеснаго къ намъ грѣшнымъ, намъ дарована возможность обрѣтать оправданіе и спасеніе въ Іисусѣ Христѣ, Единородномъ Сынѣ Божіемъ: «тако бо возлюби Богъ міръ, яко Сына Своего Единороднаго далъ есть, да всякъ вѣруяй въ Онъ не погибнетъ, но имать животъ вѣчный» (Іоан. 3, 16). Намъ должно только съ живою вѣрою, искреннимъ раскаяніемъ и твердою надеждою обратиться къ милосердію Божію, какъ обратился упоминаемый въ притчѣ должникъ къ милосердію царя своего.

«Падъ убо рабъ той, кланяшеся ему, глаголя: потерпи на мнѣ, и вся ти воздамъ». Для неоплатнаго должника нѣтъ другаго средства избавленія, какъ прибѣгнуть къ милосердію заимодавца; для безотвѣтнаго преступника нѣтъ другаго прибѣжища, кромѣ молитвы о помилованіи. Такъ и поступаетъ несчастный должникъ: онъ падаетъ къ ногамъ господина своего, проситъ его снисхожденія и милости, умоляетъ его самымъ долготерпѣніемъ его: «потерпи на мнѣ». Такъ надобно, братіе, поступать и намъ грѣшнымъ, если желаемъ очиститься отъ грѣховъ нашихъ. Каждый грѣхъ ужасенъ первѣе всего тѣмъ, что оскорбляетъ величіе и святость Божію, нарушаетъ законъ, которымъ держится весь порядокъ міра нравственнаго, возмущаетъ миръ и покой царства Божія. Въ этомъ отношеніи мы не можемъ сдѣлать ничего для умилостивленія правды Божіей, для умиротворенія царства Божія, для возстановленія попраннаго закона міра нравственнаго, для заглажденія безпорядковъ, вносимыхъ грѣхами нашими въ міръ Божій. Одинъ Господь Іисусъ Христосъ Своими страданіями за грѣхи наши, Своею крестною смертію и воскресеніемъ могъ совершить все сіе, «умиротворивъ всяческая кровію креста Своего, аще земная, аще ли небесная» (Кол 1, 20). Посему одна только живая вѣра въ Господа Іисуса Христа, пострадавшаго за грѣхи наши, одно живое упованіе на силу креста Его, одно искреннее раскаяніе во грѣхахъ своихъ, одна молитва сердца сокрушеннаго, и смиреннаго могутъ снять съ насъ эту тяжкую вину грѣховъ нашихъ и оправдать насъ туне благодатію Христовою. Надобно, по примѣру онаго должника, пасть къ ногамъ премилосердаго Искупителя нашего, Агнца Божія, вземлющаго грѣхи міра, единаго имущаго власть оставляти грѣхи; надобно умолять Его Его же милосердіемъ и долготерпѣніемъ, да пощадитъ насъ бѣдныхъ грѣшниковъ, достойныхъ по дѣламъ нашимъ вѣчнаго осужденія, да явитъ надъ нами неиждиваемое богатство милосердія и щедротъ Своихъ и отверзетъ намъ дверь покаянія, да не погубитъ насъ тотчасъ со беззаконіями и грѣхами нашими, но да пождетъ долготерпѣливо покаянія нашего и продлитъ время жизни нашей, чтобы намъ сотворить плоды достойны покаянія. – Несчастный должникъ обѣщаетъ, притомъ, уплатить царю весь долгъ свой: «потерпи на мнѣ, и вся та воздамъ». Очевидно, что это для него невозможно; этимъ обѣщаніемъ онъ хочетъ только выразить свою готовность употребить съ своей стороны все, чтобы не только не увеличивать впередъ своего долга, но заглаждать, по возможности, и прежніе долги. И это, братіе мои, необходимое условіе для каждаго кающагося и ищущаго оправданія и помилованія грѣшника. Безъ твердаго намѣренія престать отъ грѣха навсегда, не оскорблять величія Божія новыми беззаконіями, не возбуждать на себя гнѣва Божія новымъ преступленіемъ Его святыхъ и животворныхъ заповѣдей, блюстись опасно отъ оскверненія души своей новыми нечистотами грѣховными – покаяніе наше было бы неискренне, обращеніе къ Богу лживое, молитва о прощеніи и помилованіи недостойная милости. Съ другой стороны, если мы не можемъ ничего сдѣлать къ заглажденію грѣховъ своихъ, къ удовлетворенію за нихъ правосудно Божію, то можемъ переносить со смиреніемъ и покорностію волѣ Божіей многоразличныя скорби и бѣдствія жизни, какъ праведное наказаніе за грѣхи наши. Для сего-то и заповѣдуется намъ взять крестъ свой и идти во слѣдъ Господа Іисуса Христа. Кто пріемлетъ все скорбное, горькое, печальное, встрѣчающееся ему въ жизни, всѣ непріятности, досады, озлобленія и напасти, всѣ болѣзни, страданія и печали, всѣ лишенія, несчастія и бѣдствія съ тою вѣрою, что все это посылается ему Отцемъ небеснымъ въ наказаніе за грѣхи его, для уврачеванія души его отъ язвъ грѣховныхъ, для очищенія его отъ всякой скверны плоти и духа; кто переноситъ все это съ полною готовностію потерпѣть еще болѣе, только бы не быть отринутымъ отъ лица Божія въ вѣчности, съ полною преданностію всеблагой волѣ Отца небеснаго, съ живымъ упованіемъ на Его безконечное милосердіе: тому ради крестныхъ страданій Сына Божія эти страданія и скорби вмѣняются въ уплату грѣховныхъ долговъ его предъ Богомъ; тотъ ради временныхъ страданій избавляется отъ вѣчныхъ мученій: «судами бо, отъ Господа наказуемся, да не съ міромъ осудимся» (1 Кор. 11, 32).

Такому-то кающемуся и молящемуся премилосердый Отецъ небесный ради крестныхъ страданій и смерти Единороднаго Сына Своего прощаетъ туне всѣ грѣхи его: «милосердовавъ же господь раба того, прости его, и долгъ отпусти ему». Для сего Господь Іисусъ Христосъ, пріявъ отъ Отца власть на земли отпущати грѣхи человѣкомъ, предалъ сію божественную власть св. ученикамъ и апостоламъ Своимъ, а чрезъ нихъ и всѣмъ служителямъ благодати Своей и строителямъ таинъ Божіихъ, чтобы вѣрующіе въ Него во всякое время, безъ всякаго препятствія обрѣтали у подножія престола Его прощеніе грѣховъ своихъ: «пріимите Духъ Святъ», сказалъ Онъ ученикамь своимъ, «имже отпустите грѣхи, отпустятся имъ, и имже держите, держатся» (Іоан. 20, 22-23).

Что же дѣлаетъ прощенный и помилованный должникъ? «Изшедъ же рабъ той, обрѣте единаго отъ клевретъ своихъ», т. е. равнаго ему раба, «иже бѣ долженъ ему стомъ пѣнязь», – суммою весьма малою и въ сравненіи съ тмою талантовъ совершенно почти ничтожною. Мало того, что грѣхи наши дѣлаютъ насъ безотвѣтными предъ правосудіемъ Божіимъ, они вносятъ еще безпорядокъ и нестроеніе въ нашъ міръ человѣческій, отражаются своими послѣдствіями на нашихъ ближнихъ, и дѣлаютъ насъ виновными предъ ними. Одного соблазнилъ нашъ беззаконный поступокъ, или наше безумное слово, и онъ осудилъ насъ, или, что еще хуже, подражалъ намъ; другой уязвленъ нашимъ злорѣчіемъ, осужденіемъ, или оклеветаніемъ; иной оскорбленъ нашею гордостію и превозношеніемъ; тотъ страждетъ отъ нашего корыстолюбія и лихоимства, другой отъ нашего тяжелаго, строптиваго и сварливаго нрава. Съ своей стороны и мы непрестанно пріемлемъ отъ другихъ язвы и раны сердечныя, возбуждающія въ насъ гнѣвъ и мстительность, ненависть и злопамятство. Отсюда происходитъ неисчислимое множество взаимныхъ долговъ нашихъ, взаимныхъ грѣховъ и прегрѣшеній нашихъ другъ предъ другомъ. Всѣ эти взаимные долги наши малы въ сравненіи съ безмѣрнымъ и неоплатнымъ долгомъ нашимъ предъ Богомъ; но и они связываютъ душу нашу узами неразрѣшимыми, потому что и они суть преступленія заповѣди Божіей, которая повелѣваетъ любить ближняго своего, какъ самого себя, не дѣлать ему оскорбленія и обиды, не осуждать его поступковъ, не раздражаться и не гнѣваться на него, не воздавать ему зломъ за зло, не соблазнять его ни словомъ ни дѣломъ, не дѣлать ему никакого вреда даже мыслію и желаніемъ, а, напротивъ, быть къ нему милосердымъ и сострадательнымъ, прощать ему отъ сердца всякое согрѣшеніе и дѣлать ему всякое добро, какого желаемъ самимъ себѣ. Заглажденіе этихъ-то послѣдствій грѣховъ и страстей нашихъ есть непреложный долгъ кающагося, безъ чего сама благодать Божія не можетъ оправдать его. Уплата этихъ-то взаимыхъ долговъ нашихъ другъ другу, или же заглажденіе ихъ взаимнымъ прощеніемъ и примиреніемъ, есть наша непремѣнная обязанность, безъ чего само милосердіе Божіе не можетъ, простить, очистить и освятить насъ. Самое прощеніе грѣховъ, даруемое намъ въ таинствахъ крещенія и покаянія, не будетъ для насъ спасительно, если мы останемся связаны узами взаимной вражды и недоброжелательства другъ къ другу. Вотъ, какъ изъясняется это далѣе въ притчѣ.

«Изшедъ же рабъ той, обрѣпіе единаго отъ клевретъ своихъ, иже бѣ долженъ ему стомъ пѣнязь, и емь его давляше, глаголя: отдаждь ми, имже ми еси долженъ». Не такъ ли поступаемъ и мы, когда, помилованные Отцемъ небеснымъ во Христѣ Іисусѣ, оправданные туне благодатію Божіею отъ безмѣрнаго множества грѣховъ нашихъ, гнѣваемся и злобствуемъ и за малое оскорбленіе, причиненное намъ собратомъ нашимъ, преслѣдуемъ и язвимъ его всѣми средствами, готовы бываемъ мстить ему до самой смерти, не находимъ довольно словъ, чтобы выразить свою обиду, чтобъ очернить и обвинить обидѣвшаго? А забываемъ о томъ, сколько разъ и какъ тяжко сами оскорбляемъ другихъ и словомъ и дѣломъ и какъ злосчастна была бы наша участь, если бы всѣ, когда-либо оскорбленные и обиженные нами, захотѣли мстить намъ такимъ же образомъ.

«Падъ убо клевретъ его на нозѣ его, моляше его, глаголя: потерпи на мнѣ, и вся воздамъ ти». Казалось бы, какъ не вспомнить, при этомъ моленіи собрата, что онъ и самъ былъ въ томъ же положеніи неоплатнаго должника не предъ равнымъ себѣ рабомъ, а предъ самимъ царемъ ихъ и господомъ, но былъ прощенъ и помилованъ! Какъ не умилостивиться надъ собратомъ своимъ, когда самъ видѣлъ надъ собою такой преизбытокъ милосердія господина своего! Какъ не сжалиться надъ несчастнымъ, который не противится, не оправдываетъ себя, не отрицаетъ своего долга, а проситъ только милости и снисхожденія, молится даже не о томъ, чтобы прощенъ былъ ему долгъ его туне, а о томъ только, чтобы дано было время для заглажденія вины его и для уплаты его долга! Но злопамятство и любомщеніе заглушаютъ въ человѣкѣ всѣ чувства человѣческія и дѣлаютъ его звѣремъ. «Онъ же не хотяше, но ведъ всади его въ темицу, дондеже воздастъ должное». Т. е. за малый долгъ подвергъ его тому самому наказанію, на которое осужденъ былъ самъ за цѣлую тму талантовъ и отъ котораго избавленъ туне по единому милосердію царя своего.

Но такая безчеловѣчная жестокость раба лукаваго къ несчастному своему собрату тотчасъ сдѣлалась извѣстною царю. «Видѣвше же клеврети его бывшая, сжалиша си зѣло, и пришедше возвѣстиша господину своему вся бывшая». Такъ, братіе мои, и наши взаимные поступки другъ съ другомъ, и наши памятозлобные и мстительные помыслы и чувства вѣдомы Сердцевѣдцу Богу. Святые ангелы, неотступные приставники наши, съ болѣзнію и прискорбіемъ видя жестокость нашу другъ къ другу, возвѣщаютъ о томъ предъ лицемъ Отца небеснаго; и не только злое дѣло любомщенія, но ни одинъ злобный помыслъ на брата своего, ни одно гнѣвливое и злостное движеніе сердца не утаить отъ Его всевидящаго ока, и никто и ничто не скроетъ насъ отъ Его карающаго гнѣва.

«Тогда призвавъ его господинъ его, глагола ему: рабе лукавый, весь долгъ онъ отпустихъ тебѣ, понеже умолилъ Мя еси: не подобаше ли и тебѣ помиловати клеврета своего, якоже и азъ тя помиловахъ?» Не подобаше ли изъ одной благодарности къ помиловавшему, изъ чувства радости о помилованіи, изъ состраданія къ бѣдному собрату своему, изъ одного даже житейскаго благоразумія, чтобы дать ему возможность и время уплатить тебѣ долгъ свой, въ которомъ онъ сознаетъ себя виновнымъ? Несравненно виновнѣе предъ Отцемъ небеснымъ мы, братіе, когда не прощаемъ другъ другу взаимныхъ оскорбленій и обидъ, чѣмъ большее явлено надъ нами человѣколюбіе и милосердіе Божіе. Отецъ небесный не пощадилъ Единороднаго Своего Сына, чтобы загладить грѣхи наши, избавить насъ отъ вѣчной смерти и погибели. Сынъ Божій претерпѣлъ за насъ жесточайшія страданія крестныя, чтобъ оправдать насъ предъ Отцемъ Своимъ, чтобъ заслужить намъ Его милость и благоволеніе. Ради такой неизреченной любви не обязаны ли и мы являть искреннюю любовь къ собратіямъ своимъ? Ради такого безпредѣльнаго милосердія къ намъ не должны ли и мы оказывать снисхожденіе, милосердіе и состраданіе къ согрѣшающему предъ нами брату своему? Отъ насъ требуютъ не какихъ-либо чрезвычайныхъ жертвъ, а того только, чтобы мы не мстили за оскорбленія, не злопамятствовали и прощали отъ сердца всякому оскорбляющему насъ. Кто по жестокосердію своему не исполняетъ и этой нетрудной заповѣди, тотъ самъ добровольно осуждаетъ себя на ту казнь, которая постигла жестокосердаго раба.

«И прогнѣвався господь его, предаде его мучителемъ, дондеже воздастъ весь долгъ свой». То-есть за жестокость къ собрату опредѣлено взыскать съ него и тотъ долгъ, который былъ уже прощенъ, предать его вѣчному рабству и мученію.

«Тако», заключаетъ Господь Свою притчу: «и Отецъ Мой небесный сотворитъ вамъ, аще не отпустите кійждо брату своему отъ сердецъ вашихъ прегрѣшенія ихъ». Тако сотворитъ, т. е. отвергнетъ отъ лица Своего и предастъ вѣчному мученію. Таковъ вѣчный и непреложный законъ правды! Таково неизбѣжное слѣдствіе жестокосердія къ ближнему! Ибо можетъ ли человѣкъ раздражительный и любомстительный быть въ царствѣ Божіемъ, которое есть царство любви, мира и радости о Дусѣ Святѣ? Сердце жестокое и безжалостное къ брату своему, достойно ли состраданія и милосердія Отца небеснаго? Кто преслѣдуетъ гнѣвомъ и мщеніемъ другихъ, не заслуживаетъ ли и самъ отмщенія гнѣва Божія? Нѣтъ и не можетъ быть милости не сотворившему милости!

Вотъ, почему, братіе, и сказали мы въ началѣ бесѣды, что въ нашей власти спасти или погубить себя, разрѣшиться отъ узъ грѣховныхъ, или связать себя ими на вѣки: «аще отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ небесный; аще ли не отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ вамъ согрѣшеній вашихъ». Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Т. 3. Слова и Бесѣды на дни воскресные отъ недѣли Фоминой до недѣли о Мытарѣ и Фарисеѣ. М. 1890. С. 221-233.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: