Житіе преподобнаго отца нашего Исаакія (перваго) Оптинскаго.

Семья Антимоновыхъ изъ г. Курска, происходя изъ богатаго купеческаго рода, жила просто и патріархально, отличаясь особой любовью къ дому Божію и безукоризненной честностью и милосердіемъ къ бѣднымъ, для раздачи милостыни которымъ у нихъ былъ назначенъ особый день въ теченіе недѣлѣ. Всѣ эти качества отразились и на личности самаго младшаго члена семьи – Ивана, который соединялъ въ себѣ скромность съ сердечностью, молчаливость съ веселостью, ясный умъ съ простотой, честность съ высокими способностями въ дѣлахъ. Стѣсненіе себя во всемъ и любовь къ уединенію и молитвѣ обнаруживали въ немъ наклонность къ монашескому образу жизни. Но такъ какъ онъ очень успѣшно велъ торговыя дѣла, то былъ незамѣнимъ для отца. Отецъ хотѣлъ его женить, но неоднократное сватовство по разнымъ причиномъ не состоялось, что окончательно убѣдило Ивана въ томъ, что воля Божія о немъ иная. Посѣщая старшаго брата-монаха въ Оптиной Пустынѣ, Иванъ познакомился съ ея духоносными старцами и полюбилъ ихъ. Преподобный Левъ (Леонидъ) предрекъ ему, что и онъ будетъ монахомъ. Установилась переписка съ преп. Макаріемъ Оптинскимъ. Въ 1847 году отецъ послалъ Ивана по дѣламъ на Украину, но онъ, исполнивъ порученіе, отправился прямо въ Оптину, порвавъ привязанность къ роднымъ не безъ борьбы внутренней.

Тогда обителью управлялъ преп. Моисей. Съ его позволенія и съ совѣта преп. Макарія, Иванъ поступилъ первоначально въ скитъ, гдѣ онъ ревностно и усердно проходилъ различныя послушанія: пасѣка, поварня, переплетъ книгъ. Послѣ года жизни въ обители, съ благословеніемъ и молитвами старца Иванъ поѣхалъ къ отцу на примиреніе. Примиреніе состоялось. Милостью Божіей, отецъ и умеръ на рукахъ сына. Преп. Макарій особенно цѣнилъ въ Иванѣ простоту характера и провидѣлъ въ немъ будущаго настоятеля и ради этого испытывалъ его въ смиреніи и терпѣніи. Иванъ же имѣлъ къ своему духовному отцу полное откровеніе помысловъ и усердно занимался молитвой, чѣмъ побѣждалъ всякое искушеніе и восходилъ по духовной лѣстницѣ.

5-го октября 1854 года онъ принялъ постригъ въ мантію и новое имя Исаакій. Съ этого времени онъ оставилъ даже невинныя шутки, къ которымъ имѣлъ способность по природному остроумію и которыми прежде любилъ иногда увеселять братію, и началъ уклоняться отъ всякихъ излишнихъ бесѣдъ. Смиренный подвижникъ, думавшій только о спасеніи души своей, всѣми силами старался избѣгать славы міра сего, уклоняясь даже отъ принятія священническаго сана; и только по убѣжденію своего духовнаго отца, преп. Макарія, противъ воли, со слезами согласился на посвященіе. Въ 1855 году преп. Исаакій былъ рукоположенъ въ іеродіакона, а въ 1858 году и во іеромонаха.

Въ концѣ 1860 года великій старецъ, преп. Макарій, послѣ долгихъ трудовъ и подвиговъ, почилъ въ Бозѣ, оставивъ отца Исаакія на попеченіе своего приснаго ученика и преемника преп. Амвросія. Два года спустя послѣ кончины преп. Макарія, скончался и преп. Моисей, и преп. Исаакію пришлось замѣстить его въ управленіи обителью. Преподобный говорилъ: «я принялъ обитель съ однимъ гривенникомъ». Дѣйствительно, по кончинѣ нестяжательнаго преп. Моисея въ денежномъ его ящикѣ нашли только одинъ гривенникъ, и то потому только, что завалился онъ въ трещинѣ.

Первые дни настоятельства были тяжелымъ испытаніемъ для преп. Исаакія и послужили къ утвержденію его вѣры въ Промыслъ Божій о святой обители. Приходилось ему нерѣдко плакать о невозможности содержать братію, какъ вдругъ извѣстіе объ уплатѣ долговъ ея и еще о завѣщаніи одного благочестиваго жертвователя въ ея пользу 15000 рублей, разсѣяли его сомнѣнія. Онъ возблагодарилъ Господа, воскликнувъ: «Господи, я, неблагодарный, не имѣя на Тебя надежды, сталъ было сѣтовать; а вотъ уже и помощь Тобою послана». Съ тѣхъ поръ преп. Исаакій не переставалъ возлагать упованіе свое на Господа и нуждъ матеріальныхъ болѣе не встрѣчалъ.

Прежде всего преп. Исаакій занялся достройкой неоконченнаго при преп. Моисеѣ храма во имя «Всѣхъ Святыхъ». Затѣмъ значительно расширилъ Казанскій соборъ, выстроилъ гостиницы, множество хозяйственныхъ службъ, расширилъ плодовые сады. Былъ повѣшенъ колоколъ въ 750 пудовъ, были куплены 700 десятинъ лѣса, обитель была обезпечена топливомъ, осушены изъ-подъ болотъ луга для пастьбы скота, устроены восковой заводъ и больница съ безплатной аптекой.

Но если преп. Исаакій обращалъ такое большое вниманіе на внѣшнее благоустройство монастыря, то тѣмъ большее попеченіе имѣлъ онъ о внутреннемъ благоустроеніи насельниковъ его, которое послѣ преп. Моисея было въ цвѣтущемъ состояніи.

Глубоко сознавалъ преп. Исаакій большую отвѣтственность настоятеля предъ судомъ Божіимъ за каждаго брата, оставленнаго имъ безъ вразумленія. Особенное вниманіе обращалъ преп. Исаакій на неопустительное посѣщеніе братіей храма Божія. Онъ уподоблялъ Іудѣ-предателю тѣхъ, кои безъ нужды выходили изъ храма, не дождавшись окончанія службы. Возгрѣвая же ревность братіи къ общественной молитвѣ, преп. Исаакій говорилъ: «за это васъ Царица Небесная не оставитъ и пошлетъ Свою милость». Причемъ, собственнымъ исправнымъ посѣщеніемъ церковныхъ службъ самъ первый подавалъ всѣмъ добрый примѣръ. Службы совершалъ съ великимъ вниманіемъ, благоговѣніемъ и даже со слезами.

При постригѣ въ монашество или посвященіи въ священный санъ преп. Исаакій руководствовался совѣтами старца, безъ котораго не приступалъ никогда ни къ какому важному дѣлу въ обители. Каждую субботу, наканунѣ служенія, онъ отправлялся для исповѣди въ скитъ, и сидя въ пріемной преп. Амвросія вмѣстѣ съ другими, смиренно дожидался очереди, которая иногда доходила до него не скоро. Не измѣнялъ онъ своему обыкновенію и послѣ кончины старца, продолжая, несмотря на ослабленіе своихъ тѣлесныхъ силъ, аккуратно посѣщать его преемника, преп. Іосифа, хотя онъ былъ изъ числа постриженниковъ преп. Исаакія.

Въ одеждѣ преп. Исаакій не отличался отъ прочей братіи, самъ чинилъ себѣ носки. Посты соблюдалъ очень строго.

Сохраняя обычную свою молчаливость, преподобный не нарушалъ ея даже и при многолюдныхъ собраніяхъ. Такъ, однажды, въ присутствіи архіерея на обѣдѣ въ Шамординѣ, когда онъ, по своему обыкновенію, молчалъ, владыка предложилъ ему принять участіе въ бесѣдѣ. Но преп. Исаакій сказалъ, что онъ принимаетъ участіе въ бесѣдѣ тѣмъ, что слушаетъ другихъ.

Простота обращенія преп. Исаакія съ братьей была поразительна. Внѣ начальственныхъ отношеній онъ считалъ всѣхъ равными себѣ. Если кто-либо изъявлялъ свое недовольство на тяжесть или неудобство порученнаго ему послушанія и ропталъ на монастырскіе порядки, преподобный обыкновенно отвѣчалъ: «братъ! возьми мои ключи и начальствуй, а я пойду исполнять твое послушаніе».

Особенно преслѣдовалъ преп. Исаакій дерзость и упрямство, причемъ, если братъ, послѣ старческихъ внушеній и наложеннаго на него наказанія, не исправлялся, то онъ высылалъ его изъ обители, что было мѣрой крайней и рѣдкой. Для лучшаго наблюденія за поведеніемъ братіи преп. Исаакій посѣщалъ иногда келліи, преслѣдуя при этомъ всякое излишество. Особенной любви къ кому-либо старался не выказывать, дабы не возбудить зависти въ другихъ, а отличаемаго брата не привести въ гордость. Оцѣнивая столь мудрое и любвеобильное отношеніе къ себѣ старца-настоятеля, братія, въ свою очередь, питала къ нему нелицемѣрную любовь и уваженіе, какъ къ строгому начальнику и любвеобильному отцу, всегда заботившемуся обо всѣхъ ихъ нуждахъ, называя его въ домашнихъ бесѣдахъ не иначе какъ «дѣдушкой». Вѣря въ благодатную силу молитвъ своего «дѣдушки», нѣкоторые иноки случавшійся благополучный исходъ изъ тѣсныхъ обстоятельствъ относили къ его молитвамъ. Такъ, одинъ монахъ, будучи въ опасности погибнуть при переправѣ черезъ рѣку осенью, когда ледъ былъ еще не крѣпокъ, призвавъ на помощь молитвы своего «дѣдушки», избавился отъ опасности. Многіе признавали силу и дѣйственность его слова, по которому иноки, входя къ нему часто очень разстроенными, выходили спокойными, забывъ всѣ свои скорби.

Въ продолженіе своего долгаго, почти 32-лѣтняго управленія обителью, преп. Исаакій всячески старался поддерживать всѣ добрыя, завѣщанныя оптинскими старцами, преданія, заботясь о духовномъ преуспѣяніи ввѣренной его попеченію братіи.

Преп. Исаакій также проявлялъ теплое участіе, заступничество и отеческую заботу о новоустроенной преп. Амвросіемъ женской обители въ Шамординѣ, несмотря на различные нападки, доносы и ропотъ.

Нестяжательность преп. Исаакія особенно выказалась послѣ блаженной его кончины; у него ничего не осталось, несмотря на то, что онъ въ свое время былъ человѣкъ богатый. Кромѣ общаго благотворенія нищимъ отъ обители, преп. Исаакій и самъ отъ себя раздавалъ щедрую милостыню, стараясь всячески утаить свое доброе дѣло. Снабжалъ бѣдныхъ жителей Козельска строевымъ лѣсомъ даромъ.

Чѣмъ ближе подходила смерть, тѣмъ больше сокрушался надъ собой преп. Исаакій. Господь послалъ ему и скорби, которыя были связаны съ управленіемъ обителью, такъ что послѣ всѣхъ трудовъ преп. Исаакій испыталъ и гоненія отъ своихъ же. Здоровье начало надламываться. Онъ пожелалъ келейно принять постриженіе въ схиму, которое совершилъ надъ нимъ братскій духовникъ, скитоначальникъ преп. Анатолій.

Утѣшеніе его составляла молитва и св. иконы. «Ахъ, какъ умирать-то! Какъ явиться предъ лицомъ Божіимъ и на страшный судъ Его! А сего не миновать!». Благославлялъ братію иконою, за двѣ недѣли до смерти ежедневно пріобщался. «Какъ батюшка жить послѣ васъ?» – спрашивали его. «Живите по совѣсти и просите помощи у Царицы Небесной, и все будетъ хорошо», – отвѣчалъ онъ. 22 августа 1894 года, 85 лѣтъ отъ роду, преподобный мирно почилъ о Господѣ. Тѣло его погребено внутри оптинскаго Казанскаго собора.

 

Оптинскіе старцы. Лондонъ. Канада: Издательство «Заря», 1990. С. 48-52.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: