ПАСХАЛЬНОЕ БЛАГОВѢСТІЕ.

Въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово.

(Іоанн. I, 1-17).

Комy неизвѣстно по своимъ начальнымъ словамъ Пасхальное Евангеліе? Кто не слыхалъ ихъ торжественнаго, часто на различныхъ языкахъ, возглашенія?

И вмѣстѣ съ тѣмъ, у кого хоть иногда не возникалъ недоумѣнный вопросъ: зачѣмъ читается на Пасху именно это Евангеліе отъ Іоанна о Словѣ Божіемъ Іисусѣ Христѣ, а не повѣствованіе о Его воскресеніи? Не болѣе ли соотвѣтствуетъ празднику проповѣдь о возстаніи Богочеловѣка изъ мертвыхъ, о Его побѣдѣ надъ смертію?

Будемъ, однако, послушными дѣтьми Церкви Христовой! Она знаетъ, чѣмъ назидать и утѣшать вѣрующихъ въ тотъ или другой день, при тѣхъ или иныхъ воспоминаніяхъ. Къ тому же, кто посѣщалъ глубоко-трогательныя и прекрасныя службы церковныя въ послѣдніе дни Страстной седмицы, тотъ вчера, въ Великую субботу, уже видѣлъ и слышалъ: вотъ послѣ апостольскаго чтенія за литургіей запѣли въ храмѣ пѣснь воскресенія: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наслѣдиши во всѣхъ языцѣхъ; яко Ты царствуеши во вѣки...»; вотъ въ знакъ радости воскресенія перемѣнились темныя ризы священнослужителей на свѣтлыя; вотъ діаконъ, какъ ангелъ въ ризахъ блещащихся, вышелъ изъ алтаря съ Евангеліемъ и, ставши предъ Плащаницею, предъ изображеніемъ мертвеннаго Тѣла умученнаго Господа Іисуса, возвѣстилъ радостную вѣсть о Его возстаніи изъ гроба, – о томъ, какъ шли мѵроносицы «въ вечеръ субботній, свитающи», то есть, на разсвѣтѣ перваго дня недѣли послѣ субботы; какъ сдѣладось великое землетрясеніе; какъ ангелъ, котораго видъ былъ подобенъ молніи, отвалилъ камень отъ двери гроба; какъ въ ужасѣ пали и потомъ бѣжали воины; какъ ангелъ возвѣстилъ мѵроносицамъ о томъ, что Христосъ воскресъ; какъ спѣшили потомъ мѵроносицы возвѣстить о томъ ученикамъ, а на пути встрѣтилъ ихъ и Самъ Воскресшій и сказалъ имъ: «радуйтесь!».

Такъ святая Церковь не оставила насъ безъ проповѣди и безъ Евангельскаго сказанія о воскресеніи Христовомъ. Этого мало: во всѣ воскресные дни цѣлаго года она всегда и неизмѣнно возвѣщаетъ намъ на утреннихъ чтеніяхъ Евангелія о явленіяхъ Воскресшаго Спасителя.

Въ самый же день Пасхальный святая Церковь хочетъ возвысить и усилить нашу радость другимъ напоминаніемъ и поученіемъ: она хочетъ показать намъ – Кто такой Воскресшій, какое отношеніе Онъ имѣетъ къ міру и человѣку, и особенно къ тѣмъ, которые вѣруютъ въ Него. Тогда, послѣ такихъ разъясненій, понятна намъ и близка безмѣрная радость спасенія; тогда понятно торжество Церкви; тогда и слово Церкви о томъ, что нынѣ вся исполнишася свѣта, небо же и земля и преисподняя, – это слово заполняетъ наше сердце; тогда понятенъ этотъ мѣдный гласъ церковныхъ колоколовъ, приносящихъ міру, спасенному отъ смерти и гибели, вѣсть о томъ, что Христосъ воскресе и въ Немъ ожило и избавлено отъ смерти все, достойное чрезъ вѣру жизни и безсмертія.

Кто же такой Воскресшій?

Это – Іисусъ Христосъ. Давно, съ того дня, какъ грѣхъ принесъ людямъ смерть духовную и тѣлесную, принесъ муку жизни и горечь сознанія, что люди отвержены чрезъ грѣхъ отъ Бога, – давно Его ждали люди по обѣтованію о томъ отъ Самого Милостиваго Бога, И знали люди, что не могъ ихъ спасти, искупить и возвратить къ Богу какой-либо человѣкъ, ибо всякій человѣкъ грѣшенъ: а грѣшному, отверженному, нельзя содѣлать другихъ безгрѣшными и близкими къ Богу Его сынами, содѣлать ихъ тѣмъ, чѣмъ они были до страшнаго грѣхопаденія въ раю. Это могъ сдѣлать только Тотъ, Кто творилъ міръ и человѣка, Кто далъ человѣку свѣтъ души и богоподобія; только Онъ могъ искупить, возвратить человѣка къ Богу и богоподобію, дать ему утраченный свѣтъ духовнаго познанія, то есть какъ бы вновь его сотворить: это могъ сдѣлать только Богъ.

Неясно, но все же, при помощи Божіяго откровенія, люди знали въ Ветхомъ Завѣтѣ, что ожидаемый ими Спаситель есть Богъ. Неясно, совсѣмъ неясно, но все же какъ бы предчувствовали люди въ Ветхомъ Завѣтѣ, что явленіе Божества будетъ не только въ единствѣ, но въ нѣкоемъ различіи Лицъ, при единствѣ существа и Божественной природы.

Премудрый Соломонъ, по откровенію Божію, чтобы приблизить все это къ человѣческому разуму, называлъ Искупителя Бога, какъ особое Лицо Божественной и Единосущной Троицы, – называлъ «Премудростью» Божіей. И онъ уже указалъ тогда, что эта Премудрость не означаетъ только Божественный разумъ, но что Она – есть Лицо.

Говоритъ Соломонъ отъ лица этой Премудрости: «Господь имѣлъ Меня началомъ пути Своего»... Когда же это было? Отвѣчаетъ Соломонъ: «въ началѣ»: Но что же значитъ «въ началѣ?» Вѣдь и небо съ землею, какъ сказано въ Библіи, Господь сотворилъ то же «въ началѣ». Ясно далѣе насъ поучаетъ Соломонъ. Нѣтъ, Премудрость Божія существуетъ «въ началѣ, искони, прежде бытія земли, прежде созданій Божіихъ» (Притч. VІІІ, 22 и д.). Это значитъ, что Премудрость Божія есть Особое Лицо Божества, Оно не создано, вѣчно. Послушаемъ, какъ описываетъ Ее Соломонъ, Божіею Премудростью вдохновенный.

«Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источниковъ, прежде нежели водружены были горы, прежде холмовъ, когда еще Онъ (Богъ Отецъ) не сотворилъ ни земли, ни полей, ни начальныхъ пылинокъ вселенной. Когда Онъ уготовлялъ небеса, Я была тамъ. Когда Онъ проводилъ круговую черту по лицу бездны, когда утверждалъ вверху облака, когда укрѣплялъ источники бездны, когда давалъ морю уставъ, чтобы воды не переступали предѣловъ его, когда полагалъ основанія земли: тогда Я была при Немъ художницею, и была радостію всякій день, веселясь предъ лицомъ Его во все время; веселясь на земномъ кругу Его, и радость Моя была съ сынами человѣческими (тамъ же, ст. 24-31).

Но что было неясно, что только предчувствовалось ветхозавѣтными людьми то ясно намъ открыто въ Новомъ Завѣтѣ нашимъ Господомъ и Учителемъ. Въ Новомъ Завѣтѣ открыто намъ, что Онъ есть Второе Лицо Святой Троицы, Богъ совершенный и Человѣкъ совершенный. Онъ есть Божія Вѣчная Премудрость. Премудрость выражается во внутреннемъ словѣ ума. Оттого-то въ Новомъ Завѣтѣ Сыну Божію дано, вмѣсто прежняго именованія Премудрости, новое именованіе: Слово, ибо въ Немъ Богъ открылся людямъ, какъ премудрость открывается посредствомъ слова. Наименованіе это приближаетъ къ ограниченному человѣческому разумѣнію тайну рожденія Втораго Лица Святой Троицы отъ Перваго Лица.

Премудрость, сказано въ ветхомъ Завѣтѣ, у Соломона, рождается отъ Бога; и Сынъ Божій, Слово, рождается отъ Отца, какъ внутреннее наше слово рождается отъ ума.

«Какъ умъ, рождающій слово, рождаетъ безъ болѣзни, не раздѣляется, не истощается: такъ и Божественное рожденіе, безстрастно, неизреченно, непостижимо, и чуждо дѣленія» (св. Златоустъ).

Нельзя ни понять, ни объяснить; какъ внутреннее (еще не сказанное) слово рождается изъ мысли, однако, это – Истина, мы видимъ это каждый день, каждый мигъ: такъ непонятно рожденіе Слова Божественнаго, Сына Божія, отъ Отца, и, однако, оно есть истина непреложная.

«Какъ нельзя сказать, что умъ иногда бываетъ безъ слова, такъ и Отецъ, Богъ, не былъ безъ Сына» (блаж. Ѳеофилактъ). Это значитъ, что Сынъ, Слово Божіе, такъ же вѣченъ, какъ и Отецъ, существуетъ вѣчно, искони; вначалѣ, до творенія міра, какъ Самъ Іисусъ Христосъ о Себѣ говоритъ, что прежде бытія міра Онъ имѣлъ славу Божественную (Іоанн. ΧVΙΙ, 5).

Слово Божіе вмѣстѣ съ Отцомъ и Духомъ творило міръ и человѣка: Оно, Божія Премудрость, было радостью сыновъ человѣческихъ и до грѣхопаденія, и послѣ грѣхопаденія, какъ Обѣтованный имъ Спаситель.

Всѣ эти глубокія мысли, все это высочайшее ученіе объ Іисусѣ Христѣ и излагается въ начальныхъ стихахъ первой главы Евангелія святаго Іоанна Богослова:

Въ началѣ, то есть отъ вѣчности, было, – существуетъ вѣчно, Слово, Сынъ Божій, Іисусъ Христосъ.

И Слово было у Бога; Оно не свойство, не сила, не дѣйствіе только Божества, Оно было у Бога, какъ особое, второе Лицо Единаго Божества.

И Слово было, и есть Богъ.

Сей бѣ искони къ Богу, – Оно было въ началѣ у Бога: снова и снова повторяетъ это Евангелистъ, чтобы мы знали и помнили хорошо, что Слово есть особое Лицо Божества Трисвятаго, и вѣчное.

Вся Тѣмъ быша, все произошло чрезъ Него, и безъ Него ничтоже бьгсть, еже бысть: безъ Него не начало быть ничто, что произошло. Все имѣетъ начало, а Слово безначально, и Слово, вмѣстѣ съ Отцомъ и Духомъ, все въ мірѣ сотворило. Не сотворены только Отецъ, Слово и Духъ Святый, и Сіи Три Едино суть (1 Іоанн. V, 7.). Такъ учитъ въ другомъ мѣстѣ святый Іоаннъ.

Мы видимъ: въ Словѣ, какъ Творцѣ, заключена, и отъ Слова, какъ отъ Бога, зависитъ жизнь всего міра. Въ Томъ животъ бѣ, въ Немъ была жизнь; но иное дѣло жизнь для твари неразумной, и иное дѣло – для твари разумной, для человѣка. Для жизни человѣка нужно познаніе Бога, Его закона, для человѣка нужно озареніе его совѣсти, познаніе истины, просвѣщеніе ума, нуженъ свѣтъ духовный: иначе, онъ во тьмѣ погибнетъ, какъ гибнетъ растеніе безъ свѣта и тепла солнца. Христосъ, Слово Божіе, и даровалъ людямъ такой именно свѣтъ духовный. И до Іисуса Христа люди стремились къ Богу, имѣли совѣсть, но грѣхъ все у нихъ затмилъ, и если они знали что-либо о Богѣ, о человѣкѣ, о добрѣ, о злѣ: то знали только отъ Бога, изъ Его откровенія людямъ, чрезъ патріарховъ и пророковъ. Чрезъ нихъ свѣтило людямъ тоже Слово Божіе, пока Оно не пришло на землю во плоти: и тогда Само Слово, Іисусъ Христосъ, изрекло на вѣки: Я всмъ свѣтъ міру (Іоанн. VIIΙ, 12).

Итакъ, въ Немъ была жизнь, и жизнь была свѣтъ человѣковъ; и свѣтъ во тьмѣ свѣтмть, и тьма не объяла его.

Наконецъ, приблизилось время пришествія Его въ міръ, Тогда былъ посланъ отъ Бога человѣкъ, имя ему Іоаннъ. Сей пріиде во свидѣтельство, да свидѣтельствуетъ о Свѣтѣ, т. е. о Христѣ, да вси вѣру имутъ Ему.

«У людей, говоритъ святый Іоаннъ Златоустъ, свидѣтель нерѣдко бываетъ выше и достовѣрнѣе того, о комъ онъ свидѣтельствуетъ. Чтобы сего не подумалъ кто объ Іоаннѣ, Евангелистъ показываетъ, какъ велико здѣсь различіе между свидѣтелемъ и Тѣмъ, о Комъ онъ свидѣтельствуетъ». Объ Іоаннѣ говоритъ Евангелистъ: не бѣ той свѣтъ, но да свидѣтельствуетъ о свѣтѣ. О Словѣ же Божіемъ говоритъ такъ: бѣ свѣтъ истинный, Иже просвѣщаетъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ.

Да, Онъ Свѣтъ истинный. И пророки и патріархи тоже сообщали свѣтъ неложный въ Божественномъ Писаніи, и Креститель Іоаннъ неложно говорилъ о свѣтѣ: но они заимствовали этотъ свѣтъ отъ Свѣта Истиннаго, отъ Бога-Слова: Онъ Одинъ только и есть источникъ свѣта, всякой истины, всякаго познанія, всякой мудрости, всякаго просвѣщенія.

Однако, Онъ былъ въ мірѣ, среди людей, и міръ Его не позналъ, язычники Его не вѣдали. Вѣдали іудеи, они имѣли Откровеніе Божіе, они ожидали Его; они были избранные, свои для Бога Слова. Но, какъ говорилъ Спаситель: «Свѣтъ пришелъ въ міръ, а люди возлюбили тьму больше, чѣмъ свѣтъ, ибо ихъ дѣла были злыя, а всякій дѣлающій зло ненавидитъ свѣтъ, и не приходитъ къ свѣту, ибо свѣтъ обличаетъ лукавыя дѣла его» (Іоанн. III, 19-20).

Гакъ и случилось: пришелъ Іисусъ Христосъ во своя, къ своимъ, къ еврейскому народу, – во своя пріиде Слово, и свои Его не пріяша. Не приняли свои, какъ весь народъ, но и въ мірѣ языческомъ, и среди еврейскаго народа нашлись отдѣльные люди, которые увѣровали въ Него, приняли Слово и получили искупленіе, изъ отверженныхъ сдѣлались чадами Божіими, любимыми и близкими Богу. Іудеи только гордились тѣмъ, что происходили по плоти, по тѣлу и крови, отъ Авраама, котораго съ потомствомъ, съ народомъ еврейскимъ, Господь призвалъ, какъ избранныхъ, для храненія и распространенія вѣры въ Спасителя и для спасенія всѣхъ людей на землѣ. Но одного тѣлеснаго, по крови, происхожденія отъ Авраама мало, нужно быть ему подобнымъ по духу, по вѣрѣ; вѣрующіе язычники скорѣе чада Авраама, чѣмъ невѣрные іудеи, а чрезъ вѣру они въ Спасителѣ нашемъ, Словѣ Божіемъ, содѣлываются и чадами Божіими, пріобрѣтаютъ это потерянное чрезъ грѣхъ достоинство и право человѣка.

Елицы же пріяша Его, говоритъ Евангелистъ, вѣрующимъ во имя Его, даде имъ областъ (– власть) чадомъ Божіимъ быти, иже не отъ крове, ни отъ похоти плотскія, ни отъ похоти мужескія, но отъ Бога родишася (стт. 12-13).

Итакъ, мы видимъ теперь, Кто Воскресшій. Это – Богъ, а не человѣкъ только; это нашъ Искупитель и Спаситель, нашъ новый Творецъ, усыновившій насъ Богу. Что было бы, если бы Онъ не воскресъ? Тогда поистинѣ, мы были бы во власти грѣха и зла, тогда и мы всѣ имѣли бы одинъ конецъ – вѣчную смерть и рабство діаволу и міру, какъ нѣкоему владыкѣ и богу. Теперь же мы знаемъ, что міръ есть Божіе твореніе, а человѣкъ въ немъ царь творенія и владыка, а по отношенію къ Богу человѣкъ есть Сынъ Божій чрезъ вѣру во Христа Воскресшаго. Теперь мы знаемъ и имѣемъ вѣчный свѣтъ въ Божественномъ Словѣ и знаемъ, что тьма его не покрыла и не покроетъ.

Зная это, будемъ сынами свѣта, будемъ ходить въ свѣтъ, будемъ избѣгать дѣлъ лукавыхъ, чтобы быть достойными великаго званія сыновъ Божіихъ, которые отъ Бога родились.

 

«Приходское Чтеніе». 1910. № 1. С. 1-5.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: