Николай Петровичъ Сенаторскій – Основанія и общій порядокъ канонизаціи святыхъ на православномъ востокѣ и въ Русской церкви.

Содержание: Основания и общий порядок канонизации святых на православном востоке и в Русской церкви. – Народное прославление епископа Белгородского Иосафата (Горленко) со дня его смерти и открытия нетленных мощей. – Ходатайство пред Св. Синодом Курского и Белгородского архиепископа Феоктиста о церковном прославлении святителя Иоасафа и неуспех его ходатайства. – Отношение к нетленным мощам святителя Иоасафа курских преосвященных: Илиодора, Сергия и настоятеля Троицкого монастыря архиепископа Варлаама. – Возобновление пред Св. Синодом ходатайства о церковном прославлении святителя Иоасафа, Курским архиепископом Питиримом.

I.

Основанія и общій порядокъ канонизаціи святыхъ на православномъ востокѣ и въ Русской церкви.

Въ процессѣ канонизаціи Русской церковію святыхъ обычно усматривается два главныхъ фактора: истинно-христіанская, исполненная высокихъ добродѣтелей жизнь угодниковъ Божіихъ и принадлежащій имъ даръ чудотвореній. Нетлѣніе мощей, служа основаніемъ для народнаго ихъ прославленія, не признавалось церковію необходимымъ, общимъ и непремѣннымъ условіемъ для ихъ канонизаціи, но принималось во вниманіе только, какъ дополнительное чудо. Такъ всегда практиковалось на православномъ востокѣ, тоже было и у насъ въ Россіи.

Не вдаваясь въ подробную трактацію о практикѣ церкви Восточной относительно канонизаціи, сошлемся на типичное свидѣтельство патріарха константинопольскаго Филоѳея (1360-1374 г.), причислившаго Григорія Паламу, архіепископа солунскаго, къ лику святыхъ. «Я признаю, говоритъ поименованный патріархъ, Паламу святымъ за его ангелоподобную жизнь, за постоянную и великую борьбу его съ плотію, діаволомъ и врагами церкви православной. Особенно же ясно убѣдился я въ святости чудесами, какія онъ творилъ по смерти, содѣлавшн гробъ свой источникомъ исцѣленій. Но чтобы удостовѣриться въ истинности его чудесъ, я (не потому, чтобы сомнѣвался самъ въ нихъ, – ибо я хорошо знаю достойную жизнь совершающаго ихъ, – а ради сомнѣвающихся и невѣрующихъ) приказалъ брату нашему великому эконому церкви той Ѳессалоникійской, гдѣ былъ погребенъ Палама, изслѣдовать нѣкоторыя изъ чудесъ Паламы и написать о нихъ мнѣ. Великій экономъ прежде всего непосредственно снесся съ тѣми, которые получили исцѣленіе отъ гроба Паламы, и такимъ образомъ непосредственно испытали на себѣ чудодѣйственную сиду святого; – взялъ съ нихъ удостовѣреніе въ томъ, что они говорятъ правду, и тогда уже написалъ мнѣ обо всемъ этомъ, приславши свою грамоту съ достовѣрными свидѣтелями. Посему всякій желающій праздновать св. Паламѣ, пусть празднуетъ безпрепятственно. А что доселѣ непраздновали ему въ великой церкви и въ другихъ мѣстахъ, такъ это потому, что объ этомъ мы еше не сообщали великому собору. Теперь же объявляемъ общее соборное рѣшеніе и постановленіе: – пусть празднуютъ. Ибо относительно святыхъ, Богомъ прославляемыхъ, соблюдается церковію такой обычай: сперва прославленный святой чтится мѣстною церковію (икона его выносится въ недѣлю православія на средину церкви, а также носится во времена торжественныхъ крестныхъ ходовъ; потомъ съ того времени, какъ святость усопшаго утвердятъ на соборѣ, начинаютъ праздновать ему въ великой церкви и въ другихъ церквахъ»[1].

Прибавимъ къ этому также характерное свидѣтельство патріарха іерусалимскаго Нектарія (1661-1669 г.). Въ своемъ полемическомъ противъ латинянъ сочиненіи («Περὶ τῆς αρχῆς τοῦ πάπα ἀντίρρησις» – о главенствѣ папы) онъ пишетъ: «три вещи признаются свидѣтельствующими объ истинной святости въ людяхъ: 1) православіе безукоризненное, 2) совершеніе всѣхъ добродѣтелей, за которыми слѣдуетъ противостояніе за вѣру даже до крови, и наконецъ 3) проявленіе Богомъ сверхъестественныхъ знаменій и чудесъ»[2]. Упоминаемое въ цитируемомъ сочиненіи Нектарія нетлѣнія мощей (τῶν λειψάνων ἀφθορίᾳ) или благоуханіе отъ костей (εύώδις τῶν ὀστῶν ὀσφρήσει) святыхъ, какъ необходимое условіе при ихъ канонизаціи, было требованіемъ позднѣйшаго времени, стоявшимъ въ связи съ злоупотребленіями относительно чудесъ, и потому не представляется категорическимъ, имѣющимъ общеобязательный характеръ.

Такимъ образомъ, непремѣнными условіями на востокѣ при канонизаціи подвижниковъ были: ихъ святая жизнь и чудотворенія.

Причтеніе къ лику святыхъ въ Россіи совершалось съ соблюденіемъ сихъ же необходимыхъ двухъ условій. Подтвержденіемъ сему служитъ канонизація Русской церковію святыхъ до открытія ихъ мощей (преподоб. Ѳеодосія печерскаго, митрополита Петра, Саввы звенигородскаго) или спустя нѣкоторое время по открытіи ихъ (Гавріила псковскаго, Стефана махрицкаго, Савватія соловецкаго). Кромѣ того, мощи многихъ святыхъ совсѣмъ не были открыты: Антонія печерскаго, Кирилла бѣлозерскаго, Діонисія глушицкаго. Сокращая аргументацію фактически обосновываемаго нами тезиса, сошлемся на совершившуюся въ наши дни канонизацію Саровскаго чудотворца, св. Серафима, для которой Св. Синодомъ нетлѣнность мощей не была признана необходимой. По разъясненію митрополита Антонія, «святость старца Серафима опредѣлялась не свойствомъ его останковъ, а вѣрою народа и многочисленными чудесами»[3].

Своею богоугодною жизнію и беззавѣтнымъ служеніемъ дѣлу личнаго спасенія и спасенія ближнихъ, подвижники вѣры и благочестія являли себя обществу людьми не отъ міра сего, облагодатствованными отъ Господа чудесными дѣйствіями. Отсюда глубокое благоговѣніе современниковъ и потомковъ предъ славными подвигами сихъ богатырей духа въ борьбѣ съ немощами плоти и злоухищреніями исконнаго врага рода человѣческаго. Даръ чудотворенія, коимъ часто подвижники обладали при жизни и особенно послѣ смерти, весьма скоро окружалъ ихъ ореоломъ неземного величія и созидалъ основаніе для почитанія ихъ святыми. Это почитаніе крѣпло и развивалось помѣрѣ обнаруженія чудодѣйственной силы, исходившей отъ прославленныхъ мощей праведниковъ и отъ ихъ гробовъ, опытно познаваемой болящими, страждущими, вообще всѣми нуждающимися въ небесной помощи.

Народное чествованіе почившихъ угодниковъ въ большинствѣ случаевъ предваряло церковное прославленіе. Оно выражалось въ посѣщеніи благочестивыми почитателями усопшихъ подвижниковъ мѣстъ ихъ погребенія съ цѣлію совершенія по нимъ панихидъ и заупокойной литургіи, особенно въ дни ихъ преставленія, а равно и для молитвеннаго обращенія къ нимъ. Выраженіемъ сего почитанія служили еще распространенныя въ обществѣ изображенія подвижниковъ, ихъ житія, составленныя въ честь ихъ молитвы и пѣснопѣнія.

Возраставшее количество чудесъ при гробѣ извѣстнаго подвижника, тщательно вносимыхъ въ особыя записи, содѣйствуя укрѣпленію общаго убѣжденія въ его праведности, являлось причиной общественнаго ходатайства предъ церковной властью о легальномъ признаніи его въ ликѣ святыхъ или о канонизаціи его. Той-же цѣли служило открытіе нетлѣнныхъ мощей, на что съ конца тридцатыхъ годовъ XVI столѣтія испрашивалось нарочитое разрѣшеніе гражданскаго и церковнаго правительствъ. Послѣднее не ранѣе приступало къ канонизаціи, какъ убѣдившись чрезъ особую комиссію въ истинности чудесъ и дѣйствительности нетлѣнія мощей. Объ этомъ, помимо многихъ частныхъ случаевъ[4], ясно говорятъ и общія распоряженія.

На соборѣ 1547 года, сдѣлавшемъ первую попытку ввести въ церковь календарь всѣхъ извѣстныхъ русскихъ чудотворцевъ, царь Иванъ Васильевичъ умолялъ епископовъ собрать въ подвѣдомственныхъ имъ епархіяхъ свѣдѣнія о жизни и чудесахъ святыхъ и сообщить таковыя въ Москву[5]. Благочестивое моленіе христолюбиваго царя вскорѣ было исполнено. На основаніи мѣстныхъ свидѣтельствъ святители, каждый въ своей епархіи, собрали «каноны, житія и чудеса» просіявшихъ въ ихъ предѣлахъ святостію и представили собору 1549 г. По обслѣдованіи, соборъ предалъ церквамъ Божіимъ каноны, житія и чудеса славить и праздновать[6]. Великій Московскій соборъ 1667 г. строго запретилъ чествованіе несвидѣтельствованныхъ мощей соборнѣ[7].

Убѣдившись изъ донесенія слѣдственной комиссіи въ истинности чудесъ и нетлѣнія мощей чествуемаго народомъ подвижника, высшая церковная власть совершала самый актъ его канонизаціи, состоявшій въ назначеніи ему празднованія въ день его успенія, открытія нетлѣнныхъ останковъ или-же въ дни его рожденія и ангела.

II.

Народное прославленіе еписнопа Бѣдгородсяато Іоасафа (Горленно) со дня его смерти и открытія нетлѣнныхъ мощей.

Въ давно ожидаемомъ прославленіи церковію Бѣлгородскаго епископа Іоасафа (Горленко) нашли для себя примѣненіе всѣ вышеизложенныя условія.

Аскетъ съ раннихъ лѣтъ, презрѣвшій земныя блага и всегда построявшій свою жизнь на высокихъ евангельскихъ началахъ, неустанный молитвенникъ, поставившій конечной цѣлью своего бытія богоугожденіе и служеніе ближнему, горячій ревнитель славы Божіей и точный исполнитель уставовъ церкви, архипастырь неустанно радѣвшій о спасеніи своей многочисленной паствы, начальникъ, всегда строгій къ себѣ и требовательный къ пасомымъ въ исполненіи ими обязанностей своего званія, щедрый благотворитель неимущимъ и нестяжатель, покровитель сиротъ и вдовыхъ, нищелюбивый, правдивый и прозорливый. святитель Іоасафъ показалъ себя праведникомъ, достигшимъ христіански-совершеннаго житія. Отсюда твердое убѣжденіе современниковъ епископа Іоасафа въ его святости, преемственно отъ нихъ перешедшее и въ общество нашего времени.

Со дня блаженной кончины прославленный отъ Бога нетлѣніемъ мошей и даромъ чудотвореній, онъ всегда былъ предметомъ благоговѣйнаго почитанія благочестивыхъ людей, нуждающихся въ высшей, небесной помощи и предстательствѣ святыхъ угодниковъ. Гробница его, находящаяся подъ придѣльной Страшнаго Суда церковью Троицкаго Бѣлгородскаго монастыря, постоянно привлекала къ себѣ большое число богомольцевъ, служившихъ по немъ панихиды, заупокойныя литургіи, и получавшихъ разительныя, многочисленныя исцѣленія.

Бѣлгородская осиротѣвшая паства увѣрилась въ прославленіи отъ Бога своего архипастыря нетлѣніемъ и чудотвореніемъ при его погребеніи.

Несмотря на то, что погребеніе почившаго святителя было совершено чрезъ два съ половиною мѣсяца – (28 февраля 1755) послѣ смерти († 10 декабря 1754 г.), тѣло его за столь продолжительное время, вопреки законамъ естества, не подверглось разложенію и сохранилось невредимымъ. Прославленіе его нетлѣніемъ соединилось съ чудотвореніемъ. Послѣ погребенія, у гроба его страждущіе и болящіе разными недугами начади получать исцѣленія, непрекращавшіяся во все послѣдующее время[8].

Въ 1756 году бѣлгородцамъ представился еще новый случай убѣдиться въ нетлѣніи своего глубокопочитаемаго архипастыря.

Движимые любопытствомъ и сознаніемъ святости епископа Іоасафа, нѣкоторые изъ клириковъ каѳедральнаго Троицкаго собора, войдя въ усыпальницу, открыли его гробъ. Благочестивое намѣреніе ихъ не осталось тщетнымъ. Они обрадованы были обрѣтеніемъ нетлѣнныхъ останковъ угодника Божія. Несмотря на значительную сырость, царившую въ склепѣ, сохранились въ полной неповрежденности даже святительскія одежды, покровъ и самый гробъ. Быстро разнесшійся по городу и его окрестностямъ слухъ объ этомъ явленіи милости Божіей привлекъ ко гробу святителя болящихъ, получившихъ, по его предстательству, облегченіе и исцѣленіе своихъ недуговъ[9].

По мѣрѣ умноженія случаевъ чудесной помощи у гроба святителя Іоасафа, популярнѣе становилось его имя, какъ небеснаго ходатая и заступника предъ Богомъ. Скоро о немъ узнали знатные и сильные міра сего. Такъ, 27 февраля 1780 г., по открытіи Курскаго намѣстничества, фельдмаршалъ, графъ Румянцевъ-Задунайскій, будучи въ Бѣлгородѣ, посѣтилъ мѣсто упокоенія епископа Іоасафа со всѣмъ генералитетомъ и съ преосвященнымъ Аггеемъ (Колосовскимъ). Выходя изъ пещеры, онъ многознаменательно замѣтилъ: «я не могу ничего судить, какъ только святымъ, иже суть на земли Его, удиви Господь вся хотѣнія своя въ нихъ»[10].

Молитвенное ублаженіе памяти святителя Іоасафа такъ окрѣпло къ этому времени въ народѣ, что было составлено его житіе[11] и въ значительномъ количествѣ распространены его изображенія на югѣ и въ другихъ мѣстахъ Россіи. Ихъ вѣшали вмѣстѣ съ иконами въ домашнихъ божницахъ, въ монастырскихъ келліяхъ, трапезныхъ и въ церквахъ. Предъ ними возжигали лампады, какъ возжигаютъ предъ иконными ликами прославленныхъ святыхъ. Это благочестивое обыкновеніе живо и доселѣ. Въ настоящее время едва ли найдется въ Бѣлгородѣ и его окрестностяхъ домъ, въ которомъ бы не было на ряду съ другими иконами почитаемаго изображенія угодника Іоасафа[12].

Впослѣдствіи ему была также составлена умилительная молитва, получившая широкую извѣстность и служащая образцемъ молитвеннаго обращенія къ нему, она читается такъ: «Отъ младенчества Богомъ предъизбранный, во отрочествѣ покровомъ Божіей Матери пріосѣненный, святителю отче Іоасафе, всего себе вдалъ еси на служеніе церкви Христовой словомъ, дѣломъ, житіемъ своимъ. Довлѣла же Царицѣ неба и земли, Пресвятой Богородицѣ, молитва твоя и скончався, исполнилъ еси лѣта многа, и яко солнце сіе ясно, тако свѣтло предсталъ еси въ смертный часъ престолу Божію. Молися убо за ны, святителю, да управимъ себе ко Господу Богу»[13].

Руководясь благоразумной осторожностью, Курскій и Бѣлгородскій епископъ Ѳеоктистъ (Мочульскій) призналъ необходимымъ до времени ограничивать проявленія народнаго энтузіазма въ чествованіи святого, еще не признаннаго церковью. Съ каковой цѣлью, въ мартѣ 1791 г., онъ предписалъ чрезъ Консисторію закрыть входъ въ усыпальницу преосвященнаго Іоасафа и запечатать двери печатью, поручивъ наблюденіе за исполненіемъ сего каѳедральнымъ протоіерею и ключарю[14].

По поводу сего предписанія профессоръ А Лебедевъ пишетъ: «неизвѣстно, надолго ли замокъ и печать закрывали входныя двери въ усыпальницу святителя Іоасафа, только, во всякомъ случаѣ, закрытыми онѣ остались не навсегда»[15].

Намъ кажется, что это распоряженіе было кратковременнымъ и не долго оставалось въ силѣ. Вразумленный особымъ видѣніемъ святителя Іоасафа, сказавшаго: «что ты меня гонишь», Ѳеоктистъ немедленно повелѣлъ открыть ходъ въ его пещеру[16]. Послѣднее дѣйствіе владыки вызвано было также усиленными просьбами благочестивыхъ бѣлгородцевъ, возбуждавшихъ ходатайство предъ нимъ о церковномъ прославленіи святителя Іоасафа.

Въ исторіи его церковнаго прославленія означенное ходатайство съ послѣдующими обстоятельствами составляетъ первичный, интересный и достопримѣчательный актъ, требующій отъ насъ болѣе подробнаго изложенія.

III.

Ходатайство предъ Св. Синодомъ Курскаго и Бѣлгородскаго архіепископа Ѳеоктиста и о церковномъ прославленіи святителя Іоасафа и неуспѣхъ его ходатайства.

Въ концѣ декабря 1815 г. бѣлгородскіе граждане обратились къ своему архипастырю Ѳеоктисту и Курскому губернатору А. Нелидову съ прошеніями тождественнаго содержанія. Въ своихъ прошеніяхъ они просили мѣстную епархіально-гражданскую власть возбудить, гдѣ слѣдуетъ, ходатайство объ открытіи нетлѣнныхъ мощей святителя Іоасафа и о дозволеніи пѣть ему, какъ угоднику Божію, молебны со внесеніемъ его имени въ церковныя книги и календари. Кромѣ того, просители выражали еще желаніе о назначеніи ему ежегоднаго празднованія 19 ноября «обще съ празднуемымъ тогда индійскимъ царевичемъ Іоасафомъ». Ходатайство бѣлгородцевъ мотивировалось общеизвѣстною благочестивою жизнію святителя, отъ многихъ съ давнихъ временъ прославляемою, нетлѣніемъ его со дня смерти мощей, многоразличными, по его предстательству, случаями исцѣленій въ болѣзняхъ и облегченій въ скорбяхъ, а равно и постояннымъ стеченіемъ ко гробу его богомольцевъ, приходившихъ сюда даже изъ отдаленныхъ мѣстъ для служенія по немъ панихидъ и благоговѣйнаго поклоненія ему.

Отнесшись съ должнымъ вниманіемъ къ сему ходатайству, архіепископъ и губернаторъ, предварительно направленія его въ высшія инстанціи, затребовали отъ подлежащихъ лицъ и учрежденій соотвѣтственныя справки. Въ частности, резолюція на немъ[17] высокопреосвященнымъ Ѳеоктистомъ положена слѣдующая: «Потребно мнѣ знать – кто? когда? и гдѣ изъ Бѣлгородскихъ преосвященныхъ архіереевъ преставился и погребенъ? надобно бы дополнить описаніе Бѣлгородской епархіи мною въ четверочастномъ Дарѣ напечатанное, – да и о семъ святителѣ Христовѣ Іоасафѣ; требованіе отъ Бѣлгородскихъ гражданъ Консисторіи разсмотрѣть и мнѣ доложить».

Въ свою очередь губернаторъ Нелидовъ по возбужденному вопросу о церковномъ прославленіи епископа Іоасафа снесся съ высокопреосвященнымъ Ѳеоктистомъ о неимѣніи для него препятствій, просилъ его мнѣнія и выразилъ полное свое согласіе дать ему дальнѣйшее движеніе[18].

По предписанію духовной Консисторіи[19], каѳедральный протоіерей Іоаннъ Ильинскій «съ соборяны» представилъ архіепископу Ѳеоктисту потребныя справки о мѣстномъ народномъ прославленіи святителя Іоасафа. По справкамъ оказалось, что свыше сорока лѣтъ гробница сего святителя уже служила объектомъ возвышенныхъ христіанскихъ чувствованій многочисленныхъ почитателей его богоугодной жизни и нетлѣнія мощей. Въ каѳедральный города Бѣлгорода Троицкій соборъ, служившій мѣстомъ его упокоенія, въ большомъ числѣ одинаково приходили на богомолье «знаменитыя особы и различнаго званія и состоянія люди нетокмо изъ здѣшней Бѣлгородской округи и всей Курской епархіи, но изъ отдаленныхъ мѣстъ». По ихъ усерднымъ просьбамъ, соборяне въ придѣльной церкви Страшнаго Суда, подъ коей находился каменный большой склепъ, вмѣщавшій нетлѣнные останки угодника Божія Іоасафа, совершали панихиды. Весьма многіе по его молитвамъ получили исцѣленія, что засвидѣтельствовали собственноручными записями, оставленными въ соборѣ[20]. Реестръ таковыхъ исцѣленій былъ приложенъ при рапортѣ въ Консисторію. Въ этомъ же рапортѣ изложена общеизвѣстная исторія построенія церкви Страшнаго Суда, согласно завѣщанію святителя Іоасафа, его братомъ, малорусскимъ полковникомъ Андреемъ Горленко[21].

Изготовленныя, на основаніи рапорта и соборнаго духовенства, свѣдѣнія о народномъ прославленіи преосвященнаго Іоасафа и о чудесныхъ, по его молитвамъ, исцѣленіяхъ, архіепископомъ Ѳеоктистомъ, вопреки его намѣренію, не были отосланы курскому губернатору Нелидову, за отъѣздомъ его въ С.-Петербургъ. Но впослѣдствіи, какъ-бы въ исправленіе сего, вынужденнаго силою обстоятельствъ, опущенія, они были отосланы Бѣлгородскому предводителю дворянства, полковнику А. М. Боршову.

Въ сентябрѣ и октябрѣ мѣсяцахъ 1817 года совершилось въ Бѣлгородѣ событіе, окрылившее надеждой его жителей на успѣшное окончаніе начатаго ими дѣла о церковномъ прославленіи ублажаемаго святителя Іоасафа. Такимъ радостнымъ событіемъ для нихъ было посѣщеніе города Императоромъ Александромъ I и великимъ княземъ Михаиломъ Павловичемъ. Находившіеся въ ихъ свитѣ вельможи, посѣтивъ каѳедральный соборъ, лично обозрѣвали мощи преосвященнаго Іоасафа, о чемъ и довели до свѣдѣнія Государя Императора. Объ этомъ же обстоятельствѣ предложено было Бѣлгородскиму предводителю дворянства поставить въ извѣстность министра полиціи. Ободренный благопріятнымъ ходомъ дѣла, архіепископъ Ѳеоктистъ по сему предмету вступилъ въ переписку съ оберъ-прокуроромъ Св. Синода, княземъ А. Н. Голицынымъ, и С.-Петербургскимъ митрополитомъ Амвросіемъ. Въ своихъ донесеніяхъ[22] указаннымъ лицамъ онъ сообщалъ о всенародномъ прославленіи святителя Іоасафа, о нетлѣніи его мощей и многократныхъ при гробѣ его исцѣленіяхъ, о начатомъ оффиціальнымъ порядкомъ дѣлѣ его канонизаціи, оканчивая посѣщеніемъ его гробницы сановниками свитъ Императора Александра I и великаго князя Михаила Павловича.

Отвѣтнымъ распоряженіемъ князя Голицына на донесеніе архіепископа Ѳеоктиста было предписаніе ему представить для разсмотрѣнія въ Св. Синодъ своевременно не доставленныя Курскому губернатору свѣдѣнія о епископѣ Іоасафѣ, съ указаніемъ чудесныхъ исцѣленій отъ его нетлѣнныхъ мощей[23].

Исполненіе оберъ-прокурорскаго распоряженія Консисторіей было поручено новому каѳедральному протоіерею, ректору семинаріи Іоанну Савченкову, съ предписаніемъ ему дополнить прежній реэстръ чудесныхъ дѣйствій новыми, явленными съ февраля мѣсяца 1816 года[24].

Въ своемъ донесеніи Консисторіи протоіерей Савченковъ съ соборянами вполнѣ подтвердилъ справедливость свѣдѣній, сообщенныхъ его предшественникомъ, протоіереемъ Ильинскимъ, и кромѣ того сообщилъ о новомъ освидѣтельствованіи мощей святителя, причемъ оказалось, что тѣло его сохранилось нетлѣннымъ «ниже малѣйше неповрежденнымъ такъ, что даже и волоса на головѣ и бородѣ находятся въ цѣлости же». Въ приложенной къ донесенію запискѣ отмѣчено пять новыхъ случаевъ исцѣленія отъ болѣзни[25].

Исполненіемъ секретнаго синодальнаго указа высокопр. Ѳеоктистъ не замедлилъ. Весьма скоро онъ представилъ въ Св. Синодъ рапортъ, содержавшій въ себѣ краткія біографическія свѣдѣнія о святителѣ Іоасафѣ – его происхожденіи, обученіи, служебной дѣятельности, смерти, погребеніи, устроеніи, по его завѣщанію, церкви Страшнаго Суда, и обстоятельно изложенную исторію двухлѣтняго ходатайства о церковномъ его прославленіи. При рапортѣ была приложена записка о чудесныхъ исцѣленіяхъ, сообщенныхъ Консисторіи бѣлгородскими соборянами[26].

Къ прискорбію почитателей уважаемаго угодника Божія Іоасафа, ходатайство о церковномъ прославленіи его не было удовлетворено высшей властью. Св. Синодъ не нашелъ возможнымъ признать его въ ликѣ святыхъ за недостаткомъ въ рапортѣ архіеп. Ѳеоктиста данныхъ, вполнѣ удовлетворяющихъ установившимся требованіямъ канонизаціи. Отрицательное постановленіе свое Св. Синодъ обосновалъ на томъ положеніи, что 1) записки о чудесныхъ исцѣленіяхъ при гробѣ преосвященнаго Іоасафа «суть партикулярныя» и никѣмъ оффиціально не засвидѣтельствованныя, а потому и лишены характера достовѣрности, и 2) что его гробъ съ давняго времени открытъ самовольно, безъ должнаго освидѣтельствованія и разрѣшенія правительства. По изложеннымъ основаніямъ, Св. Синодъ предписалъ преемнику Ѳеоктиста († 30 апрѣля 1818 года), епископу Евгенію, оставить тѣло святителя Іоасафа «въ настоящемъ его положеніи и принять благоразумныя мѣры къ ослабленію заботъ и намѣренія желающихъ оглашенія того тѣла». Таковое синодальное опредѣленіе чрезъ министра внутреннихъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія князя Голицына доведено было до свѣдѣнія Государя Императора[27].

Резолюціей своей, отъ 20 іюля 1819 г., преосвященный Евгеній предписалъ каѳедральнымъ протоіерею и ключарю поступить по силѣ синодальнаго указа и «внушить его основанія какъ соборянамъ, такъ и другимъ, и тѣмъ содѣйствовать исполненію воли верховнаго правительства, помня, что сердце царево въ руцѣ Божіей».

IV.

Отношеніе къ нетлѣннымъ мощамъ святителя Іоасафа курскихъ преосвященныхъ: Иліодора, Сергія и настоятеля Троицкаго монастыря архіепископа Варлаама.

Справедливость требуетъ сказать, что требованіе сего указа Курской епархіальной властью не всегда выполнялось съ буквальной точностью, а иногда онъ примѣнялся и съ излишней строгостью.

Вопреки прямого его смысла, архіепископъ Иліодоръ (1832-1860 г.) и епископъ Сергій (1861-1879 г.) совершенно закрыли мощи святителя Іоасафа, облекши ихъ, поверхъ архіерейскихъ одеждъ, въ глухой саванъ и припечатавъ въ ногахъ печатью[28]. Конечно, эта крайняя мѣра предпринята была противъ злоупотребленій, всегда возможныхъ при религіозномъ невѣжествѣ и дурномъ направленіи воли. Но внѣшнія мѣропріятія не могли сдержать потока религіозныхъ чувствъ благочестивыхъ почитателей праведнаго Іоасафа, стремившихся найти для себя всецѣлое удовлетвореніе въ молитвенномъ общеніи съ нимъ и непосредственномъ испрошеніи благодатной помощи у его гроба. Тѣмъ болѣе, что чудотворенія не прекращались и попрежнему соборянами вносились въ особыя записи. Къ 1874 году число ихъ было довольно значительное – около 70. Обиліе чудесныхъ знаменій и многолюдное, съ каждымъ годомъ развивавшееся паломничество къ цѣльбоносной ракѣ святителя Іоасафа, побудили архіепископа (бывшаго Тобольскаго) Варлаама просить Св. Синодъ пересмотрѣть дѣло о нетлѣнныхъ его мошахъ, съ цѣлію убѣдиться въ сохраненіи ихъ «и пo тѣлу, и по облаченію архіерейскому, каковыми были до выѣзда (его) моего въ С.-Петербургъ въ 1842 году на чреду священнослуженія»[29]. Означенное ходатайство успѣха не имѣло: Св. Синодомъ оно оставлено безъ послѣдствій, какъ «не заключающее въ себѣ никакихъ новыхъ обстоятельствъ»[30].

Въ 1888 году, въ районѣ бывшей Бѣлгородской епархіи, случилось выдающееся, по своей необычайности, событіе, воскресившее въ сердцахъ благочестивыхъ почитателей святителя Іоасафа надежду на скорое его церковное прославленіе. Такимъ событіемъ было чудесное спасеніе Августѣйшей семьи отъ смертной опасности 17 октября, при крушеніи императорскаго поѣзда, не вдали отъ Харькова, въ Боркахъ. Счастливо миновавшая опасность вызвала Императора Александра III на открытое заявленіе, что, по молитвамъ сего святителя, Господь сохранила ему жизнь и всему Царскому семейству[31].

Гласное засвидѣтельствованіе очевиднаго чуда съ высоты царскаго престола содѣйствовало укрѣпленію въ русскомъ обществѣ вѣры въ епископа Іоасафа, какъ святого, а также и распространенію болѣе широкой извѣстности его въ народѣ. Теперь заговорили о немъ раньше не знавшіе его славнаго имени или же сомнѣвавшіеся въ его святости и чудодѣйственности. Благовременно посему было возбудить вопросъ о церковномъ прославленіи святителя, раньше не получившій удовлетворительнаго разрѣшенія. Но благопріятный моментъ не былъ использованъ съ желаннымъ успѣхомъ. По разнымъ обстоятельствамъ, вопросъ о канонизаціи великаго Бѣлгородскаго архипастыря не былъ затронутъ въ настоящій разъ мѣстной епархіальной властью и посему онъ не былъ обсуждаемъ въ высшихъ правительственныхъ сферахъ.

V.

Возобновленіе предъ Св. Синодомъ ходатайства о церковномъ прославленіи святителя Іоасафа, Курскимъ архіепископомъ Питиримомъ.

Кто знаетъ, какъ долго вопросъ о церковномъ прославленіи святителя Іоасафа оставался бы открытымъ, если бы за рѣшеніе его не принялся съ рѣдкой энергіей и полнымъ знаніемъ дѣла нынѣ правящій Курской епархіей архіепископъ Питиримъ. Хочется вѣрить, что для сего онъ и посланъ Провидѣніемъ на святительскій престолъ бѣлгородско-обоянскихъ іерарховъ.

Со времени перемѣщенія своего[32] изъ Тульской на Курскую каѳедру, онъ неустанно являетъ себя искреннимъ и благоговѣйнымъ почитателемъ приснопамятнаго святителя Іоасафа. За это краснорѣчиво говорятъ продуманность и систематичность многихъ его распоряженій.

Всего прежде, по случаю исполнявшагося 10 декабря 1904 г. 150-лѣтія со дня кончины святителя, высокопреосвященный Питиримъ обратился въ Консисторію съ предложеніемъ[33], въ коемъ, высказавъ свое убѣжденіе въ имѣющемъ скоро послѣдовать церковномъ прославленіи святителя, указывалъ на благовременность молитвеннаго поминовенія его съ родителями боляриномъ Андреемъ и Маріею. Посему онъ потребовалъ отъ Консисторіи сдѣлать распоряженіе, чтобы 9 декабря въ монастырскихъ церквахъ Курской епархіи было совершено всенощное бдѣніе по парастасу, а 10 декабря заупокойная литургія и панихида по означеннымъ лицамъ. Въ церквахъ всѣхъ духовно-учебныхъ заведеній также имѣли быть совершены богослуженія съ освобожденіемъ учащихся отъ занятій 10 декабря.

Для непосредственнаго участія въ небываломъ для Бѣлгорода торжествѣ, владыка Питиримъ лично прибылъ сюда, и въ сослуженіи многочисленнаго духовенства въ соборной Троипкаго монастыря церкви совершилъ 9 декабря всенощное бдѣніе, а на другой день литургію и панихиду объ упокоеніи епископа Іоасафа и родителей его. На службахъ были произнесены Курскимъ архипастыремъ глубокопрочувствованныя поученія, законченныя искреннимъ его благожеланіемъ молящимся «дожить до свѣтлаго и желаннаго дня открытія мощей святителя Іоасафа».

Благожеланіе владыки не осталось напраснымъ. Исполненіе его начало быстро близиться и принимать реальныя формы. Ежегодно совершая паломничество въ Бѣлгородъ, онъ своимъ убѣжденнымъ словомъ возжигалъ въ ихъ сердцахъ огонь вѣры въ святителя Іоасафа, какъ небеснаго ходатая, молитвенника и заступника предъ Богомъ.

Всѣмъ лицамъ, пожелавшимъ заняться изученіемъ жизни и дѣятельности архипастыря и подвижника Іоасафа, высокопреосвященный Питиримъ охотно предоставлялъ для пользованія имѣвшіеся въ его распоряженіи документы, письменные и вещественные памятники. Для собиранія послѣднихъи сохраненія ихъ въ цѣлости основано въ Бѣлгородѣ спеціальное хранилище[34], а въ Курскѣ – историко-археологическая комиссія, которой поручено изданіе документовъ и дѣлъ, относящихся къ тому же уважаемому святителю[35].

Благое начало принесло богатые плоды. Недостаточно разработанная въ прежнее время литература о святителѣ Іоасафѣ оживилась и обогатилась новыми, довольно цѣнными трудами[36], въ общественныхъ собраніяхъ нѣкоторыхъ губернскихъ и даже столичныхъ городахъ произнесены были рѣчи, приковавшія вниманіе благочестивыхъ лицъ къ свѣтлому образу прославляемаго угодника[37].

Въ отдаленномъ отъ Бѣлгорода Петербургѣ составился (1907 г.) особый кружокъ изъ курскихъ уроженцевъ и вообще дѣятелей Курской, Харьковской и др. губерній съ цѣлію содѣйствовать прославленію Бѣлгородскаго святителя[38]. Средствами для достиженія указанной цѣли онъ избралъ: 1) печатаніе на страницахъ духовныхъ журналовъ о немъ статей, 2) изданіе отдѣльной монографіи о жизни его для широкаго распространенія среди читающей публики, 3) устроеніе чтеній о немъ съ свѣтовыми картинами для народа и школъ.

Душею Петербургскаго кружка, такъ назовемъ его, является потомокъ святителя, князь Н. Д. Жеваховъ[39]. Съ выдающейся энергіей, онъ въ теченіе нѣсколькихъ уже лѣтъ занимается собираніемъ и изученіемъ письменныхъ и вещественныхъ памятниниковъ имени его славнаго предка-іерарха. Плодомъ его дѣятельности въ указанномъ отношеніи служатъ изданные имъ «Матеріалы для біографіи» святителя Іоасафа, изъ коихъ, съ великой пользой, ученые и благочестивыя лица могутъ почерпать о немъ драгоцѣнныя въ научномъ отношеніи и душеполезныя свѣдѣнія[40].

Въ квартирѣ князя Жевахова настоятельно былъ поднятъ вопросъ о возбужденіи оффиціальнымъ порядкомъ ходатайства объ открытіи нетлѣнныхъ мощей святителя Іоасафа и признаніи его въ ликѣ святыхъ. Въ состоявшемся здѣсь 14 сентября 1908 г. собраніи почитателей памяти святителя принятъ былъ проэктъ прошенія къ Курскому преосвященному Питириму о ходатайствѣ предъ Св. Синодомъ по возобновляемому дѣлу его канонизаціи. Тогла-же одобрены еше были обращенія къ губернскому предводителю дворянства, къ земскому собранію и членамъ Государственной Думы отъ Курской губерніи[41].

Въ скоромъ времени съ такимъ же ходатайствомъ къ своему архипастырю вошло духовенство Курской епархіи чрезъ депутатовъ своихъ раіонноокружного и епархіальнаго съѣздовъ.

Въ обращеніи, составленномъ трехчленной комиссіей по уполномочію Бѣлгородскаго съѣзда духовенства, отъ 7 ноября 1908 г., церковное прославленіе святителя Іоасафа названо «завѣтною мечтою всѣхъ вѣрующихъ почитателей ею»[42]. Въ засѣданіи Курскаго миссіонерско-просвѣтительнаго братства, 15 января 1909 года, съ участіемъ всѣхъ депутатовъ епархіальнаго съѣзда духовенства, послѣдніе просили владыку ходатайствовать предъ Св. Синодомъ о томъ-же. Прекрасную свою рѣчь по сему близкому и дорогому его сердцу предмету Курскій архипастырь закончилъ словами: «тайну цареву прилично хранить, а о дѣлахъ Божіихъ объявлять похвально (Тов. 12, 11)»[43]. Съ однородными ходатайствами къ владыкѣ обращались жители г.г. Бѣлгорода, Грайворона и крестьяне Бѣлгородскаго уѣзда, селъ: Дальней Игуменовой, Ольховатки, Ивановки, Масловой Пристани и другихъ.

На основаніи представленнаго перечня ходатайствъ о канонизаціи преосвященнаго Іоасафа можно заключать, что изъ многихъ курскихъ градовъ и весей Бѣлгородъ и Грайворонъ приняли въ нихъ выдающееся участіе. И это не случайность. Вѣдь въ Бѣлгородѣ святитель украсилъ себя духовными доблестями и просіялъ праведною жизнію. Онъ здѣсь училъ, благотворилъ, не перестаетъ благотворить и въ настоящее время, источая исцѣленія и подавая помощь всѣмъ въ скорби сушимъ. Не меньшая близость связываетъ съ именемъ величайшаго изъ бѣлгородскихъ іерарховъ и Грайворонъ, прежнюю слободу архіерейскаго дома. Въ шестилѣтнее правленіе своей епархіей; святитель Іоасафъ ежегодно пріѣзжалъ въ Грайворонъ и, проживая въ тамошнемъ монастырькѣ, наставлялъ съ братіей мірянъ, воочію всѣхъ являлъ себя героемъ аскетической добродѣтели и предавался дѣламъ христіанской благотворительности. Здѣсь же вечернее солнце его жизни свершило закатъ свой, а грайворонцы первые оросили искренними слезами смертный одръ его и горестно оплакали не замѣнимую утрату въ немъ[44]. Понятны посему болѣе интенсивныя заявленія бѣлгородцевъ и грайворонцевъ объ ихъ скорби, не утоляемой «панихиднымъ пѣніемъ, ежедневно раздающимся надъ нетлѣнными мощами» святителя, объ извлеченіи послѣднихъ изъ нѣдръ земли и дарованіи имъ великой радости наравнѣ съ другими русскими городами, «расположенными у подножія мѣстныхъ святыхъ, торжественно воспѣвать славу своего небеснаго покровителя» и обращаться къ нему съ радостнымъ молебнымъ пѣніемъ вмѣсто печальнаго заупокойнаго.

Кромѣ исторически-традиціоннаго тяготѣнія Бѣлгорода къ памяти іерарха-подвижннка и чудотворца, въ объясненіе вышеотмѣченнаго факта намъ не представляется ошибочнымъ и указаніе на многополезную дѣятельность мѣстнаго епископа Іоанникія, съ именемъ котораго нѣкоторые справедливо связываютъ религіозное возрожденіе и нравственное оздоровленіе бѣлгородцевъ[45]. По мѣткому выраженію члена слѣдственной комиссіи В. В. Кузмина, преосвященный Іоанникій, будучи «въ дѣлѣ прославленія святителя Іоасафа ближайшимъ помощникомъ нашего всемилостивѣйшаго епархіальнаго владыки», назадъ тому четыре года впервые перешагнувъ порогъ Бѣлгородскаго Троицкаго монастыря, сдѣлался предтечею того, «что нынѣ совершается передъ нами»[46].

Признавъ въ поступившихъ къ нему прошеніяхъ мощно выраженный голосъ всей курской паствы, давно ожидающей прославленія церковію святителя Іоасафа, высокопреосвященный Питиримъ вошелъ съ ходатайствомъ въ Св. Синодъ, въ коемъ просилъ его «приклонить свое вниманіе къ благоговѣйному и смиренному заявленію современниковъ, предки которыхъ были очевидцами и свидѣтелями богоугодной жизни и ревностнаго служенія церкви Преосвященнѣйшаго Іоасафа, епископа Бѣлгородскаго и Обоянскаго»[47].

VI.

Комиссія для обслѣдованія случаевъ чудесной помощи святителя Іоасафа и ея дѣйствія.

На свое ходатайство архіепископъ Питиримь получилъ изъ Св. Синода указъ, каковымъ предоставлено ему образовать особую комиссію для тщательнаго обслѣдованія случаевъ чудесной помощи, совершенныхъ по молитвенному предстательству святителя Іоасафа. Согласно указу, самое обслѣдованіе чудесъ должно быть произведено чрезъ отобраніе, подъ присягою, письменныхъ показаній какъ отъ липъ исцѣленныхъ по молитвамъ святителя, такъ и отъ ихъ очевидцевъ, а по окончаніи представлено въ Синодъ, по назначенію[48].

Въ составъ организованной высокопреосвященнымъ владыкою, подъ его предсѣдательствомъ, комиссіи вошли духовныя и свѣтскія лица: два викарныхъ епископа – Бѣлгородскій Іоанникій и Рыльскій Іоасафъ, каѳедральный протоіерей Іоаннъ Платоновъ, ключарь-протоіерей Константинъ Поповъ, епархіальный наблюдатель церковныхъ школъ, протоіерей Іоаннъ Каплинскій, инспекторъ Курскаго женскаго епархіальнаго училища и предсѣдатель епархіальнаго училищнаго Совѣта, священникъ Василій Ивановъ, священникъ города Бѣлгорода Сергіевской церкви Іаковъ Тимоѳеевъ, смотритель Бѣлгородскаго духовнаго училища, священникъ Петръ Сіонскій, депутаты съ гражданской стороны – Бѣлгородскій уѣздный исправникъ Ѳ. П. Лонгиновъ, члены Курскаго миссіонерскаго братства – генералъ-маіоръ М. С. Давыдовъ, статскій совѣтникъ А. М. Абаза, непремѣнный членъ Бѣлгородской землеустроительной комиссіи В. В. Кузминъ и секретарь архіепископа П. Г. Колмаковъ.

Послѣ предварительныхъ работъ, состоявшихъ въ детальномъ просмотрѣ и изученіи матеріала, содержащаго описаніе чудотвореній святителя, а равно и въ выработкѣ программы дѣйствій по ихъ обслѣдованію и въ опредѣленіи лицъ, подлежавшихъ вызову въ качествѣ свидѣтелей, высокопреосвященный предсѣдатель слѣдовательной комиссіи, въ сопровожденіи шести ея членовъ, 19 мая прибылъ въ Бѣлгородъ.

Въ тотъ же день въ покояхъ архіерейскаго дома комиссія открыла свои дѣйствія по обслѣдованію чудесъ, частію описанныхъ во второмъ томѣ «Матеріаловъ» кн. Жевахова[49], а болѣе всего новѣйшихъ, о которыхъ получены были письменныя донесенія или словесныя заявленія. Въ одиннадцати вечернихъ и утреннихъ засѣданіяхъ допрошено было подъ присягою множество свидѣтелей, бывшихъ очевидцами чудотвореній, явленныхъ Богомъ по молитвамъ святителя Іоасафа, или же непосредственно получившихъ исцѣленіе и небесную помощь по его ходатайству. Показанія свидѣтелей записывались секретарями въ протоколы, прочитывались въ ихъ же присутствіи, въ случаѣ надобности дополнялись, исправлялись, а затѣмъ скрѣплялись ихъ же подписями. По окончаніи допроса, слѣдственная комиссія дѣлала за подписью своихъ членовъ постановленіе о пріобщеніи къ слѣдственному дѣлу состоявшихся – переписки, заявленія или показанія, къ слѣдственному дѣлу относящихся.

Очевидно, что при такомъ способѣ обслѣдованія чудесъ не могли имѣть мѣста, ни пристрастіе, ни вымыселъ, ни корыстный умыселъ, ни суевѣріе и вообще односторонность сужденія и нечистыя побужденія. Тамъ царила только истина во всемъ ея обаятельномъ величіи и сознаніе важности совершаемаго акта для настоящаго времени и будущихъ поколѣній. Въ теченіе шести долгихъ, лѣтнихъ дней (съ 19-25 мая) комиссіей обслѣдовано до 80 случаевъ, изъ коихъ значительное большинство ихъ признаны чудесными, исключающими возможность объясненія ихъ случайными обстоятельствами, естественными причинами. Для каждаго изъ участниковъ слѣдственной комиссіи было ясно, что они имѣютъ дѣло не съ слѣпыми случаями, не съ естественными явленіями, не съ моднымъ продуктомъ самовнушенія, но съ поразительными дѣйствіями божественной силы, съ несомнѣнными чудесами, совершаемыми Богомъ чрезъ святыхъ Своихъ.

Такое убѣжденіе относительно послѣднихъ неотразимо составляется и у всѣхъ, ознакомившихся съ ними, благодаря опубликованію ихъ на страницахъ Курскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостей подъ рубрикой: «Знаменія милости Божіей по молитвенному предстательству святителя Іоасафа (Горленко), епископа Бѣлгородскаго и Обоянскаго». Обслѣдованныхъ знаменій опубликовано 54. О четырехъ изъ означеннаго числа чудесныхъ исцѣленіяхъ, какъ заявленныхъ предсѣдателю комиссіи, по отбытіи его въ Курскъ, дознаніе произведено особо преосвященнымъ Бѣлгородскимъ Іоанникіемъ, при участіи членовъ комиссіи, проживающихъ въ Бѣлгородѣ. 11 ноября слѣдственное дѣло высокопреосвященнымъ Питирнмомъ отправлено въ Св. Синодъ съ извѣщеніемъ, что слѣдственная комиссія вынесла глубокое убѣжденіе въ святости святителя Іоасафа, въ томъ, что сей угодникъ Божій со дня своей блаженной кончины и по настоящее время не оставляетъ своею помощію всѣхъ съ вѣрою къ нему притекающихъ»[50].

Твердо уповаемъ, что Св. Синодъ найдетъ въ сихъ знаменіяхъ дѣйствительныя чудотворенія, достаточныя для признанія сего угодника въ ликѣ святыхъ и почтитъ его установленіемъ въ честь его церковнаго празднества, составленіемъ приличествующихъ ему, какъ прославленному святому, молитвъ, службъ и пѣснопѣній.

Въ заключеніе рѣчи о предстоящемъ церковномъ прославленіи Бѣлгородскаго епископа Іоасафа, для соблюденія исторической правды, нельзя обойти молчаніемъ мнѣнія проф. Е. Голубинскаго, объясняющаго непризнаніе его святымъ, при наличности нетлѣнія, отсутствіемъ его чудотвореній[51]. Чудеса, какъ показано выше, начали совершаться при гробѣ святителя со дня его смерти и было ихъ немало. Но они не бы ли въ свое время оглашены оффиціальнымъ порядкомъ и не были обслѣдованы съ надлежащей полнотою и непререкаемой достовѣрностью.

Прямымъ подтвержденімъ сего положенія служитъ уже извѣстный намъ реэстръ исцѣленій, представленныхъ въ Св. Синодъ архіеп. Ѳеоктистомъ и непризнанныхъ за чудотворенія, какъ «партикулярныя и никѣмъ въ правдоподобіи» не засвидѣтельствованныя. Понятно, что сухой перечень такихъ исцѣленій, безъ указанія ихъ дополняющихъ и поясняющихъ обстоятельствъ, не могъ представить для Св. Синода достаточное основаніе къ благопріятному въ 1819 году рѣшенію вопроса о церковномъ прославленіи святителя Іоасафа[52].

 

И. Сенаторскій.

Курскъ.

28 апрѣля 1910 г.

«Курскія Епархіальныя Вѣдомости». 1910. Ч. Неофф. № 18. С. 180-184; № 19. С. 189-192; № 20. С. 200-203.

 

[1] Curs. Comps. Patrolog. t. CLI, p. 711-712. См. также IV прилож. въ сочиненіи проф. Голубинскаго: Исторія канонизаціи святыхъ въ Русской церкви, стр. 384.

[2] Ibid. Греческое прилож. VIII, стр. 406-7.

[3] Ibid., стран. 270. Прибавл. къ Церковн. Вѣдом. за 190З г., статьи: «Нетлѣніе святыхъ мощей» № 12, и «Необходимое разъясненіе» № 20. Дѣяніе Св. Синода 9 января 1904 г. Душеполезное Чтеніе, августъ 1905 г. стр. 632-635.

[4] Е. Голубинскій. Исторія канониз. святыхъ въ Русской церкви, стр. 283.

[5] «Койждо во всякихъ предѣлѣхъ, порученныхъ имъ во градѣхъ и въ монастыряхъ, и въ пустыняхъ, и во всѣхъ извѣстно испытайте и обыскивайте о великихъ новыхъ чудотворцехъ, священными соборы и игумены, и священноиноки, и иноки, и пустынники, и княжми и боляры и богобоязнивыми людми, гдѣ которой чудотворецъ прославился великими чудесы и знаменіи, отъ коликихъ временъ и въ каковы лѣта». Стоглавъ, гл. 4, стр 37.

[6] Ibid., стр. 37. Ключевскій. Древне-русскія житія святыхъ, какъ историческій источникъ, стр. 227.

[7] «Нетлѣшшхъ тѣлесъ, обрѣтающихся въ нынѣшнемъ времени, да не дерзаете кромѣ достовѣрнаго свидѣтельства и соборнаго повелѣнія во святыя почитати: зане обрѣтаются многая тѣлеса цѣла и нетлѣнію не отъ святости, но яко отлученію и подъ клятвою архіерейскою и іерейскою суще умроша, или за преступленіе божественныхъ и священныхъ правилъ и закона цѣли и не разрѣшимы бываютъ; а кого во святыхъ хощете почитати, о таковыхъ обрѣтающихся тѣлесѣхъ достоитъ всячески испытывати и свидѣтельствовати достовѣрньми свидѣтельствы предъ великимъ и совершеннымъ соборомъ архіерейскимъ». Дополн. къ Акт. Истор. т. V, стр. 488. Духов. Регламентъ, п. 6, стр. 19 и п. 4, стр. 82.

[8] Странникъ 1865 г. августъ стр. 60. Курскія Губернскія Вѣдомости 1893 г. № 331, стр. 4. Православ. Богослов. энциклопед. т. VII, стр. 181.

Дошедшія до насъ записи клириковъ Троицкаго каѳедральнаго собора въ Бѣлгородѣ содержать въ себѣ знаменія чудотворца Іоасафа, по началу своему восходящія къ 80 годамъ XVIII вѣка. Но не подлежитъ сомнѣнію достовѣрность чудесъ и болѣе ранняго времени. Они своевременно также вносимы были въ списокъ, къ сожалѣнію, не сохранившійся до нашихъ дней или, по крайней мѣрѣ, остающійся пока въ неизвѣстности. Въ 40 годахъ прошлаго столѣтія онъ еще существовалъ и имъ пользовался настоятель Бѣлгородскаго Троицкаго монастыря, архимандритъ Варлаамъ, при составленіи пространнаго жизнеописанія преосвященнаго Іоасафа, въ каковое имъ были внесены и болѣe раннія чудотворенія, послѣдовавшія при погребеніи святителя. По недостаточно выясненнымъ причинамъ, и самое жизнеописаніе, одобренное духовною цензурою къ напечатанію въ сокращенномъ видѣ, не выпущено въ свѣтъ. Представленіе въ Св. Синодъ архіепископа Варлаама отъ 6 апрѣля 1874 г. № 86.

[9] Святитель, Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій, почивающій въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Бѣлгородѣ, Курск, губ. Изд. Свято-Троицкой обители, 1896 г., стр. 35-36.

[10] Курскія Епарх. Вѣдомости 1905 г. № 9, стр. 147.

[11] Рукописное «житіе преосв. Іоасафа Горленко, епископа Бѣлгородскаго», 1791 г.

[12] Курскія Епарх. Вѣдомости 1904 г. № 33, стр. 628-29. 1908 г. № 46. стр. 858-62. 1909 г. № 11, стр. 259. Матеріалы кн. Жевахова, т. 2, ч. 2, стр. 278 и №№ 30, 35-36.

[13] Русскій Паломникъ 1892 г. № 20.

[14] Указъ Курск. дух. консисторіи отъ 12 марта 1791 г.

[15] Бѣлгородскіе архіереи и среда ихъ архипастырский дѣятельности, стр. 80.

[16] Преданія о святителѣ Іоасафѣ, князя Н. Д. Жевахова, стр. 301.

[17] 11 января 1816 г. за № 8.

[18] Въ своемъ отношеніи поименованному владыкѣ, сообщивъ ему о поступленіи къ нему петиціи бѣлгородскихъ гражданъ, между прочимъ писалъ: «Будучи и симъ и въ извѣстности, что во многихъ жителяхъ не одной здѣшней, но и другихъ губерній, есть вѣра къ святость епископа Бѣлгородскаго Іоасафа Горленко, и что вѣра сія укрѣпляясь преданіемъ о благочестивой жизни святителя и нетлѣніемъ его мощей, въ каковомъ оныя доселѣ пребываютъ, распространяется и между отдаленнѣйшими отъ здѣшняго края жителями, призывая ихъ къ его гробу, дабы изліявъ чувства благоговѣнія своего отправленіемъ панихидъ о упокоеніи души его, имѣть надежду получить себѣ чрезъ ходатайство его благость отъ милосердаго Бога, я не могу оставить себя безъ того, чтобы не сдѣлать по означенному прошенію производства, кое-бы могло имѣть послѣдствіе удовлетворительное желанію значущихоя въ ономъ.

А посему нужнымъ нахожу покорнѣйше просить Васъ, Μ. Г. сообщить мнѣ такія но предмету тому свѣдѣнія, кои-бы содержа обстоятельства, относительныя до жизни и нетлѣнія мощей святителя Іоасафа, равно и о степени вѣры, коею преисполнены къ святости его, заключали ваше мнѣніе, не будеть-ли что препятствовать, ежели дать ходъ по означенной просьбѣ». 21 января 1816 г. № 479.

[19] Указъ Курской духовной Консисторіи отъ 30 января 1816 г. за № 196.

[20] Чудесныхъ случаевъ милости Божіей (исцѣленій), явленныхъ по молитвенному ходатайству святителя Іоасафа, въ реэстрѣ отмѣчено, какъ болѣе выдающихся, семнадцать.

Исцѣлены: 1) Сынъ Рыльской дворянки Натальи Левшиной отъ мучительной грыжи. 2) Ѳедоръ Григорьевъ, дворовый человѣкъ тимского помѣщика князя Друцкого-Сокольницкаго – отъ поврежденія въ умѣ. 3 и 4) Того-же князя крѣпостной Андрей Родіоновъ – отъ поврежденія правой ноги, которой не владѣлъ, и дворовый человѣкъ – отъ отчаянной (?) болѣзни. 5) Княгиня Екатерина Друцкая-Сокольницквя (жена вышепоименованнаго князя) – огь крайняго разслабленія по всемъ тѣлѣ, послѣдовавшаго отъ преждевременныхъ родовъ. 6) Крѣпостная женщина Суджанской помѣщины Елизаветы Воропановой – отъ поврежденія въ умѣ. 7) Бѣлгородской помѣщицы, полковницы Анны Озеровой сынъ Алексѣй отъ жестокой оспенной болѣзни. 8) Надворный совѣтникъ Маркъ Логофетъ – отъ отчаянной (?) болѣзни. 9) Рыльской помѣщицы Маріи Дурновой сынъ Яковъ – отъ грыжи. 10) Дворовый человѣкъ князя Друцкого-Сокольницкого Димитрій Степановъ – отъ тяжкой слеглой болѣзни. 11) Его же дворовая жеищина Ксенія Басильева – отъ головной болѣзни и крайняго разслабленія. 12) Помѣщицы Варвары Васильевой (урожденной Тихоцкой) малолѣтняя дочь – огь дѣтскаго припадка. 13) Екатеринославскій помѣщикъ Иванъ Ѳедоровъ Фурсовъ – отъ «всекрайнѣйшаго» разслабленія, вслѣдствіе долговременной лихорадки. 14) Обоянскаго помѣщика Никанора Ильинскаго сынъ – отъ долговременной болѣзни. 15) Житель г. Оболян, капитанъ Ананьинъ – отъ разслабленія долговременною болѣзнію. 16) Курская помѣщица Анна Медвѣдева – отъ ломоты въ ногахъ и 17) Дмитріевскаго помѣщика Стрекалова жена Варвара – отъ паралича.

Частнѣйшія обстоятельства сихъ исцѣленій прекрасно изложены въ 1 ч. 2 тома «Матеріаловъ для біографіи Бѣлгородскаго епископа, Іоасафа Горленко», подъ №№ 4, 7, 9, 12, 14, 21-27, стр. 8-28. Неизвѣстно только, почему въ ней измѣнена фамилія: Логофелъ на Лагенфетъ.

Нельзя не обратить особаго вниманія на тотъ характерный фактъ, что иногда самъ святитель-чудотворецъ во снѣ указывалъ нѣкоторымъ лицамъ на ихъ долгъ заявить объ исцѣленіяхъ. Такъ, капитану Никанору Сергіев. Ильинскому, явившись въ сновидѣніи, онъ сказалъ: «За необълвленіе кому должно судиться буду съ тѣмъ на второмъ пришествіи». Ibid., стр. 23.

[21] Рапортъ въ Курск. дух. Консисторію огь 7 февраля № 1816.

Докуменіалышя свѣдѣнія о построеніи поименованной церкви изложены въ нашей брошюрѣ: Троицкій, мужской, второго класса, необщежительный монастырь въ г. Бѣлгородѣ, Курской губерніи, стр. 14-15.

[22] Отъ 29 декабря 1817 г. за № 298 и 1 ноября того же года за № 304.

[23] Секретный указъ Св. Синода отъ 31 января 1818 г. за № 259.

[24] Указъ Курской дух. конисторіи отъ 15 февраля 1818 г. № 431.

[25] Исцѣленіе получили: 1) Коллежская ассесорша Марья Яковлевна Будимличева – отъ крайняго разслабленія ногъ. 2) Тимского помѣщика, штабсъ-капитана Андрея Михайловича Мамкина сынъ Іоасафъ – отъ огневицы и опухоли во всемъ тѣлѣ. 3) Бѣлгородской купчихи Екатерины Третьяковой – сынъ Павелъ – отъ параличнаго припадка. 4) Слободско-украинская помѣщица Екатерина Карпинская – отъ сильной грудной боли и 5) жена тайнаго совѣтника Анна Андреевна Сабурова – отъ продолжительнаго сильнаго кровотеченія. Рапортъ отъ 19 февраля 1818 г. № 107. Срав. вышецитированнаго труда кн. Жевахова №№ 29, 32, 34, 35 и 30.

[26] Рапортъ отъ 21 февраля 1818 г. № 515.

[27] Указъ Св. Синода отъ 10 іюля 1819 г. № 4169.

[28] Представ. въ Св. Синодъ архіепископа Варлаама отъ 4 апрѣля 1874 г. № 86.

[29] Въ объясненіе сего ходатайства замѣтимъ, что высокопреосвященный Варлаамъ (въ мірѣ Василій Успенскій) дважды настоятельствовалъ въ Троицкомъ Бѣлгородскомъ монастырѣ. Первый разъ съ 4 мая 1837 г. до хиротоніи своей въ епископа 31 января 1843 г. (викарія Кіевскаго), вторично по увольненіи изъ Тобольска на покой 12 апрѣля 1872 г. до смерти, послѣдовавшей 31 марта 1876 г.

Въ долговременный періодъ отсутствія Варлаама изъ Бѣлгорода произошли тѣ внѣшнія перемѣны въ положеніи мощей преосвященнаго Іоасафа, на какія въ своемъ донесеніи Синоду указывалъ тотъ же Варлаамъ. Въ частности, преосвященный Сергій распорядился поверхъ архіерейскаго облаченія святителя Іоасафа надѣть бѣлый плащъ. Имъ покрыты были глава и ноги. Плащъ или саванъ зашить и внизу приложена большая сургучная печать. Привыкши видѣть ликъ святителя открытымъ и не зная дѣйствительныхъ побужденій къ закрытію его, богомольцы, естественно, могли приходить въ недоумѣніе, роптать и частно выражать неудовольствіе. Благоразумно сдерживаемый откликъ такого настроенія нашелъ себѣ мѣсто даже въ печати.

Такъ, авторъ небольшой брошюрки, посвященной памяти святителя Іоасафа, послѣ замѣчанія, что въ теченіе 110 лѣтъ молящіеся могли видѣть нетлѣніеего мощей и сходство лица его съ портретами, снятыми при жизни его, пишетъ: «Въ настоящее же время зтого видѣть нельзя: не такъ давно, въ тысяча восемьсотъ шестидесятыхъ годахъ, сдѣлано было распоряженіе надѣть на мощи святителя Іоасафа чехолъ. И вотъ каково послѣдовало исполненіе по сему распоряженію. Приготовили чехолъ, въ формѣ мѣшка, у гроба на полу былъ разосланъ коверъ, и... что мы скажемъ: святителя вынимали изъ гроба, это черезъ сто десять лѣтъ, – ставили на коверъ и надѣли на него чехолъ, и такъ снова уложили святителя въ гробъ... голову покрыли архіерейской митрой, а поверхъ нетлѣннаго тѣла, для прикрытія чехла, разложили выкройки изъ парчи въ формѣ изъ архіерейскаго облаченія... и съ тѣхъ поръ мы уже не видимъ мощей святителя Іоасафа». Чаплыгинъ. Святитель Іоасафъ, епископъ Бѣлгородскій, стр. 37.

Огорченный неуспѣхомъ своего ходатайства, престарѣлый архіепископъ Варлаамъ выразилъ волновавшія его чувства въ резолюціи, положенной 8 іюня на синодскомъ указѣ. «По сему важнѣйшему указу учинить: 1) принять какъ и 1 главный въ неупустительное руководство по отношенію къ останкамъ святителя Іоасафа Горленко. Вѣрно, не у пріиде часъ для него и чрезъ 120-ть почти лѣтъ по святой кончинѣ Его и мои двукратные труды по сему истинно секретному дѣлу не достигли своего конца. Дѣло сокрыто въ судьбахъ Божіихъ!!

2) За симъ все дѣло о чудесахъ и знаменіяхъ отъ останковъ святителя настоящій дѣлопроизводитель Правленія іером. Венедиктъ форменно перенумеруетъ по листамъ и донесетъ Правленію сколько № 1-го листа до послѣдняго, а въ общемъ заключеніи, сколько окажется въ ономъ листовъ или хотя бы полулистовъ, подпишутся всѣ члены Правленія, не исключая іеромонаховъ Иринарха и бывшаго духовника Паисія и первѣе всѣхъ намѣстника игумена Иринея, какъ 20 лѣтъ бывшаго при монастырѣ въ первыхь должностяхъ по оному.

3) Послѣ сего все собранное дѣло это внести тотчасъ ко мнѣ для дальнѣйшаго съ моей стороны распоряженія».

Изъ postscriptum’а видно, что владычняя резолюція, несмотря на серьезный ея практическій смыслъ и юридическое значеніе ея для вопроса о канонизаціи Бѣлгородскаго святителя въ давнѣйшемъ фазисѣ его развитія, не была исполнена. «Резолюцію мою, на семъ указѣ данную, замѣтилъ архіеп. Варлаамъ, ни дѣлопроизводитель іером. Венедиктъ, ни игуменъ Ириней и прочіе, не собрались исполнить 7 дней, да и не хотятъ исполнять оную и впереди, боясь чего-то и страшась... Посему указъ сей и съ копіями только чудесныхъ знаменій отъ св. Іоасафа отъ сего же числа запечатывается и будегь храниться уже у меня, а все прочее дѣло по 1-му указу Св. Правит. Синода и со всѣми чудесными знаменіями по прежнему будетъ храниться въ Архивѣ и у дѣлопроизводителя».

Преемникъ Варлаама по управленію Троицкимъ монастыремъ, архимандр. Евгеній (1880-1888), былъ независимъ въ своихъ дѣйствіяхъ. Онъ, напр., снялъ съ святителя митру, возложенную на него послѣ кончины, и надѣлъ свою. Первая хранится въ ризницѣ.

[30] Указъ Св. Синода управляющему Бѣлг. Троицкимъ монастыремъ архіеп. Варлааму отъ 3 іюня 1874 г. № 1673.

[31] Курск. Епарх. Вѣдом. за 1908 г. № 40, стр. 740, и 1909 г. № 12 г., стр. 284. Протоіер. Маляревскій. Іоасафъ, епископъ Бѣлгородскій, стр. 55-56.

[32] 17 іюня 1904 года.

[33] 7 декабря 1904 г. № 7136.

[34] Курскія Епарх. Вѣл. 1908 г. № 34, стр. 641-642.

[35] Предложенія архіеп. Питирима: Совѣту Курск. мис. просвит. братства отъ 28 апрѣля 1909 г. № 3674, и предсѣдателю ист. археолог. комиссіи отъ 16 іюня того же года, № 4449.

[36] Изъ нихъ преимущественно имѣемъ въ виду:

Серафима Булгакова, Святитель Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій. (Къ обстоятельно, полно и съ умѣньемъ составленному очерку жизни идѣятельности святителя авторомъ приложены портретъ и факсимиле святительскіе, его резолюціи, указы, изображеніе Бѣлгородскаго Троицкаго монастыря и объяснительный параграфъ «къ уясненію вопроса о томъ, кто, именно, изъ архипастырей первенствовалъ при хиротоніи благоговѣйнаго архимандрита Свято-Троицкой Сергіевой лавры намѣстника (Іоасафа Горленко) во епископа Богоспасаемыхъ градовъ Бѣлгорода и Обояни»).

Протоіерея А. И. Маляревскаго. Іоасафъ, епископъ Бѣлгородскій. Чтеніе съ свѣтовыми картинами для школъ и народа, съ 32 рисунками и нотами. (Изданіе С.-Петербургскаго кружка почитателей святителя).

Проф. Ѳ. И. Титова, Святитель Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій (1704-1754 г.), бывшій учитель Кіевской академіи.

Д. Туткевича, Памяти святителя Іоасафа Горленко, епископа Бѣлгородскаго и Обоянскаго.

Свящ. Іакова Тимоѳеева, Краткое сказаніе о жизни и духовныхъ подвигахъ святителя Іоасафа, епископа Бѣлгородскаго и Обоянскаго.

Ев. Поселянина, Іоасафъ, епископъ Бѣлгородскій. (Изд. С.-Петербургскимъ кружкомъ его почитателей).

Протоіерея П. Ѳомина. Святитель Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій (1705-1754 г), (по матеріаламъ, изданнымъ кн. Н. Д. Жеваховымъ).

Памяти святителя подвижника. (Іоасафа Бѣлгородскаго). (Изд. отдѣла общества любителей духов. просвѣщенія въ Москвѣ по устройству публичныхъ богословскихъ чтеній).

Протоіерея Іоанна Каплинскаго. Обслѣдованіе чудесныхъ знаменій молитвеннаго предстательства святителя Іоасафа (Горленко), епископа Бѣлгородскаго и Обоянскаго.

Святитель Іоасафъ Бѣлгородскій. (Листокъ, отпечатанный по благословенію Іоанникія, епископа Бѣлгородскаго).

Святитель Божій Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій. (Изд. типографіей Е. И. Фесенко въ Одессѣ). Послѣдняя брошюра, впрочемъ, вслѣдствіе ея малосодержательности и значительныхъ разнаго рода въ ней погрѣшностей, не представляетъ собою вклада въ литературу о святителѣ Іоасафѣ и упоминаемъ о ней только по цѣлямъ библіографическимъ. (Компетентный въ научнымъ отношеніи и безпристрастный отзывъ о ней см. въ № 7 Курск. Епар. Вѣдомостей за 1910 годъ).

Свящ. П. Никитина, Статьи и замѣтки о святителѣ Іоасафѣ Горленко, печатавшіяся въ Курскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостяхъ. Тотъ трудъ исполненъ отцемъ Никитинымъ по идейному замыслу архипастыря Курскаго Питирима).

[37] Для примѣра укажемъ на рѣчь князя Н. Д. Жевахова, произнесенную въ епархіальномъ домѣ въ Москвѣ на торжественномъ собраніи въ память св. Іоасафа 30 декабря 1908 г. Церков. Вѣдомости 1909 г. № 5, стр. 223-225. (Редакціей Курскихъ Епарх. Вѣдомостей издана въ отдѣльной брошюрѣ).

См. также «рефератъ Е. Поселянина о св. Іоасафѣ Горленкѣ, прочитанный 16 февраля 1909 г. въ домѣ Е. Г. Швартцъ, въ С.-І1етербургѣ». Вѣстникъ Русскаго Собранія № 10 и Курск. Епарх. Вѣдом. № 12 за 1909 г., стр. 286-287.

[38] Первичною задачею сего кружка, по словамъ воззванія «къ почитателямъ святителя Бѣлгородскаго Іоасафа» было составленіе и изданіе болѣе или менѣе полнаго его жизнеописанія. Ibid., № 26, 1907 г.

[39] Въ составъ его входятъ: сѣверо-американскій архіепископъ Платонъ, члены Государственнаго Совѣта, варшавскій архіепископъ Николай, протоіерей Буткевичъ, члены Госуд Думы – проф. Вязигинъ, протоіерей В. Рождественскій, редакторъ Миссіонерскаго Обозрѣнія Н. М. Гринякинъ, протоіереи – Станиславскій, А. Маляревекій, князь Путятинъ и др. Родная Страна, № 268, 1909 г. Курскія Епарх. Вѣдомости 1908 г. № 40, стр. 740.

[40] Полное названіе труда такое: Святитель Іоасафъ Горленко, епископъ Бѣлгородскій и Обоянскій (1705-1754). Матеріалы для біографіи, собранные и изданные княземъ Н. Д. Жеваховымъ. Т. I, ч. I. Предки святителя Іоасафа. Т. 1, ч. II. Святитель Іоасафъ и его сочиненія. Т. I, ч. III. Жизнь и дѣятельность святителя Іоасафа. Т. II, ч. 1. Письменныя донесенія оть разныхъ мѣстъ и лицъ въ разныя времена о чудесныхъ исцѣленіяхъ, совершаемыхъ въ Бозѣ почивающимъ Преосвященнымъ Іоасафомъ, епископомъ Бѣлоградскимъ. Т. II, ч. II. Преданія о святителѣ Іоасафѣ.

[41] Современная лѣтопись 1908 г. № 42.

[42] Курскія Епархіальныя Вѣдомости 1908 г. № 46, стр. 570.

[43] Ibid., 1909 г. № 4, стр. 90.

[44] Памятная книжка Курской губерніи на 1860 годъ, стр. 108. Князь Н. Д. Жеваховъ. Матеріалы. Т. II, ч. II. Преданія о святителѣ Іоасафѣ, стр. 302.

[45] Курскія Епархіальныя Вѣдомости 1907 г. № 34, стр. 614-618.

[46] Курск. Епархіальныя Вѣдомости 1909 г. № 20, стр. 446.

[47] Представленіе Си. Синоду отъ 1 декабря 1908 г. № 2944.

[48] Указъ Св. Синода отъ 21 марта 1909 г. № 3947.

[49] Всѣхъ чудесныхъ случаевъ въ этомъ томѣ описано 227.

[50] Представленіе въ Св. Синодъ отъ 11 ноября 1909 г. № 8204.

[51] Исторія канонизаціи святыхъ въ Русской церкви, стр. 301.

Подлежитъ исправленію въ этомъ сочиненіи неточное сообщеніе о погребеніи святителя Іоасафа въ Николаевскомъ соборѣ Троицкаго монастыря, «въ которомъ тѣло его почиваетъ нетлѣннымъ и открытымъ», стр. 328.

Погребенъ святитель къ склепѣ, надъ которомъ находится придѣльная церковь Страшнаго Суда. Нетлѣнное тѣло его почиваетъ закрытымъ въ деревянной гробницѣ. Для болѣе прочнаго сохраненія, она вмѣстѣ съ возвышеніемъ, на которомъ установлена, въ 1908 году обложена съ трехъ сторонъ мѣдью посеребренною и инкрустированною. Размѣръ гробницы (емкость безъ досокъ) слѣдующій: длина 3 арш. 2 верш.; ширина: въ головѣ 1 арш., средина 14 вер., въ ногахъ 12 верш.; высота до крышки: въ плечахъ 10 вер., въ ногахъ 9 верш.; крышка – въ бокахъ 6 верш., въ головахъ – 7½ верш., въ ногахъ 5 вершковъ. На гробницѣ вырѣзаны слова: Святителю отче Іоасафе, моли Бога о насъ!

[52] По порученію Св. Синода, 27 сего апрѣля осматривала нетлѣнныя мощи святителя Іоасафа Комиссія, состоявшая изъ Кіевскаго митрополита Флавіана, Курскаго архіепископа Питирима, викарныхъ епископовъ бѣлгородскаго Іоанникія, Рыльскаго Іоасафа, намѣстника Kіево-Печерской лавры, архимандрита Амвросія, профессора Кіевской духовной академіи, протоіерея Ѳеодора Титова и наблюдателя церковно-приходскихъ школъ Курской епархіи, протоіерея Іоанна Каплинскаго. Но результатъ осмотра оффиціально еще не извѣстенъ.

 

4-го Мая 1904 г. Е. И. В. Государь Императоръ Николай Александровичъ прибылъ въ Бѣлгородъ и при посѣщеніи Св. Троицкаго Собора склонилъ чело предъ ракой святителя Іоасафа.

 

Святитель Іоасафъ Белгородскій былъ причисленъ къ лику святыхъ въ 1911 г. Торжественное прославленіе Святителя, проходившее 4 сентября 1911 г., стало одной изъ заметныхъ страницъ русской исторіи.

4-го Сентября 1911 г. Ихъ И. В. Великая Княгиня Елисавета Ѳеодоровна и Великій Князь Константинъ Константиновичъ на празднованіи прославленія мощей свт. Іоасафа.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: