Протоиерей Сергий Четвериков – Святые молитвенники и вожди русской земли (С 10-го по 20 век).

Церковный Собор 1917-18 года установил службу в память всех святых Российской Церкви и постановил совершать эту службу в первое воскресенье после недели всех святых Вселенской Церкви, т. е. во второе воскресенье после праздника Св. Троицы. В память святых Российской Церкви составлена особая служба, в которой в исторической последовательности и по отдельным русским областям вспоминаются и прославляются угодники Божии и молитвенники Российской земли. И когда читаешь или слушаешь эту службу, то воочию восстает перед тобою вся Святая Русь в лице ее молитвенников и подвижников от Владимира Святого до мучеников 20-го столетия, и в душе возникает непоколебимая уверенность, что никакие силы вражий не сокрушат и не разрушат то дело Божие, которое совершалось во имя Божие и под покровом Пресвятой Богородицы трудами, скорбями, добровольными лишениями, слезами и молитвами русских святых. Память о наших святых подвижниках поможет нам сохранить наше церковное единство, и укрепить в нас уверенность в несокрушимой силе и правде нашей Святой Православной Церкви. Опираясь на эту память и имея эту уверенность мы легче и безопаснее переживем настоящую тяжелую годину нашей истории, и не поколеблемся в нашей вере в Господа Иисуса Христа и в нашей верности его Святой Православной Церкви.

Настоящая статья имет целью сделать краткий обзор подвигов русских святых, упоминаемых в указанной службе, и показать их значение для нашей личной и духовной жизни.

Наилучшим способом познания христианской жизни является изучение жизни святых при свете Слова Божия.

Здесь христианство познается не теоретически и отвлеченно, а на живых конкретных примерах, на живых людях, веривших, молившихся, боровшихся, падавших и восстававших, любивших и жертвовавших собой, жизьню осуществлявших св. Евангелие.

Ничто не может так увлекать и одушевлять нас, как живой наглядный пример, и ни от кого нельзя так легко и так радостно научиться жить по христиански, как от того, кто сам искренно и радостно работает Христу.

Русские святые в этом отношении являются для нас особенно близкими, родными и понятными учителями.

Русские святые, в большинстве случаев, не стремились быть учеными богословами или философами, не потому, чтобы они были противниками этого рода занятий, но потому, что не в эту сторону была обращена их душа. Их душа всегда жаждала жизненной, а не теоретической только правды. Она искала видеть Христову правду прежде всего в себе самой, а вместе с тем и вне себя, в своих поступках, в своем отношении к людям. Русской душе вообще свойственна потребность конкретности, наглядности в духовной жизни. Для нее и сам Господь не является далеким и недоступным Существом. Она повсюду чувствует вокруг себя Его присутствие. Наша любовь к храмам, к богослужению, к иконам, наша привычка окружать себя священными изображениями, наполнять ими и наши церкви и наши жилища, свидетельствует о том, что мы понимаем религию не как отвлеченное богословствование, и не как правило нравственности, а как живое и реальное общение с небесным миром. И потому средоточием нашей религиозности является молитва, богослужение. Для русской верующей души и Бог, и Божия Матерь, н Ангелы, и Святые, – и рай, и ад – не отвлеченные понятия, а конкретная реальность, глубоко волнующая и умиляющая.

В этом чувстве умиления заключается сердцевина православного благочестия. Умиленная Евангельским повествованием и подвигами угодников Божиих, русская душа начинает ясно сознавать свою нечистоту, неправоту и недостоинство перед Богом. И от этого в ней рождается жажда спасения от греха, жажда жертвы, подвига, отречения от всех земных благ ради небесной славы.

При всем разнообразии своих индивидуальных свойств, русские святые всегда живут в стихии церковности, ею духовно питаются и насыщаются; они всегда носят в себе вековое, от Христа идущее и в Церкви пребывающее, самосознание и самочувствие. В указанные свойства русской религиозности ярко обнаруживаются в каждом из русских святых. Среди русских святых мы видим людей всякого звания и положения – князей, епископов, монахов, бояр, купцов, крестьян, мужчин и женщин, взрослых и детей – и все они напоены одним духом православного, церковного благочестия, являющегося необходимой стихией их духовной жизни. Живя в православной Церкви, русские святые не отдаляются и от повседневной действительности, и от ее забот. Им близко все человеческое – и горе, и радость. Но всеми этими житейскими заботами и нуждами они живут во свете и в духе Православия. Православием осмысливают действительность, ни сами до нее спускаются, а ее до себя возвышают. Исполнение благодати Св. Духа, ею одушевленные и окрыленные они и в повседневной жизни проявляют необычайную духовную энергию. Они укрепляют и облагораживают семейную жизнь (праведная Пулиания), покоряют и завоевывают природу (русские подвижники севера – Сергий и Герман Валаамские, Зосима и Савватий Соловецкие, Трифон Кольский и др.), устраивают государственную жизнь (св. Александр Невский, св. Алексий, митрополит Московский, святитель Гермоген, патриарх Всероссийский), привлекают к православной культуре инородцев (св. Леонтий Ростовский, св., Стефан Пермский), создают духовную литературу (св. Димитрий Ростовский и св. Тихон Задонский), руководят духовной и повседневной жизнью мирян (преп. Серафим Саровский, Оптинские Старцы). Одним словом, они стоят в самом центре жизни русского народа, духовной, государственной, общественной, семейной, хозяйственной, осмысливая ее и проникая духом Православия, духом Христовой правды. В этом и заключается огромное значение русских святых в жизни русского народа. Они соединяют в себе небо и землю, почему и называются «земными ангелами и небесными человеками».

***

Служба всем святым земли Русской начинается воспоминанием о «седмочисленных святителях, в Херсоне епископствовавших и землю нашу кровьми своими освятивших» и о первомученпках варягах Феодоре и юном Иоанне, во дни кннзн Владимира – язычника «идолам не поработавших и кровь свою за Христа отдавших». Затем она вспоминает Ольгу «богомудрую», и равноапостольного князя Владимира, «первейших наших ко Владыце ходатаев, и начальников православию, и наставников ко истинной вере», и первого митрополита Киевского Михаила «просветившего землю русскую светом познания Божественной веры и обновившего русский народ св. крещением».

Далее вспоминаются «блаженвни Страстотерпцы Христовы», благоверные князья – мученики Борис и Глеб.

«Проповедует православие и паче трубы вопиет священная и великая Лавра, от преподобного Антония начало приемшая». «Воспевается светло изрядный в чудесах и великий в добродетелях, монашеского общего жития в России начальник, славный угодник Христов и Пречистыя Богородицы, блаженный Феодосий, вместе с Нестором, списателем достопамятных деяний и Алексием, живописания в России начальником».

Вспоминаются Виленские мученики Антоний, Евстафий и Иоанн, «литовские земли украшение и гордыню Ольгердову низложившие».

Афанасий преподобномученик Брестский, и отрок Гавриил умоляются «научить и нас дерзновенно православие исповедать и страха вражня не боятися».

Прославляется Иов преподобный, «Лавры Почаевския украшение», вместе со всеми Волынскими угодниками и чудотворцами. Песньми священными восхваляется Афанасий, патриарх Цареградский, в Лубнах нетленно почивающий, «яко залог единения со вселенскою церковию».

Далее служба всем святым обращается к московской земле и прославляет московских чудотворцев: благоверного князя Даниила, «основателя и первоначальннка града Москвы», святителей Христовых – Петра, Алексия, Иону и Филиппа, великого Сергия и Никона «послушания рачителя», и с ними весь собор преподобных учеников и собеседников св. Сергия – Стефана, Савву, Андроника и др.; святых московских Христа ради юродивых – Василия, Максима и Иоанна, «чудных житием и разумом».

Затем следуют святые Великого Новгорода – архипастыри: Никита, Иоанн, Григорий, Феоктист, Евфимий, Иона и Серапион, «в дому премудрости Божия, яко финнксы процветшие»; благоверные князья Новгородские – Владимир, «святыя Софин пречудный устроитель», с матерью своею Анной, Мстислав и Феодор и др.; преподобный Варлаам, «всероссийский светильник», и Антоний «от Рима на камени по волнам морским приплывший»...

Далее вспоминаются Всеволод Кроткий и Довмонт, «Пскову стена необоримая», Никола блаженный и Корнилий, «Ливонскую Чудь святым крещением просветивый», Исидор пресвитер и с ним собор мучеников, «веру православную пред Латины проповедавшие», преп. Евфросиния, «радованне Полотское и девам сияние».

Затем служба обращается к далекому северу и прославляет Зосиму, Савватия и Германа, «в непроходимых пустых островах Соловецких подвизавшихся»; Трифона Кольского «просветителя», Сергия и Германа Валаамских, вкупе с Арсением Коновецким и Александром Свирским; преп. Кирилла Новоезерского, Иосифа, «Волоцкую похвалу», и Нила «нестяжателя».

Затем снова обращается к центру русской земли и вспоминает святых Ростовских, Суздальских, Владимирских и Муромских – Леонтия, Исаию, Игнатия, Иакова и Феодора, «Ростова честное украшение», Авраамия, «бесов лукавых мужественного томителя» и Иринарха, «самопроизвольного страдальца»; св. Александра Невского, и Георгия, «душу свою на брани за церковь Божию и за люди положившаго», Андрея, «русской земли устроителя», Иоанна и Феодора «суздальских светильников», и преп. Евфросинию, «пресветлую суздальскую звезду»; Никиту, «покаяния образ», и Андрея, «славу княжения оставившаго и в нищетнем образе житие скончавшаго»; Константина, «просветителя муромской земли» с благородною его супружницей Февронией, и праведною Иулианиею милостивой.

Далее прославляется Казанская земля, имеющая молитвенниками – Гурия, Варсонофия и Германа, «отгнавших от нас тьму неверия».

Прославляется св. Стефан, «ралом своих словес возделавший оледеневшия души Пермских людей»; приглашается к веселию страна Сибирская, имеющая своих угодников – Симеона Верхотурского, Иннокентия Иркутского, Софроння и Иоанна.

Восхваляются «богомудрый жития святых списатель» Митрофан, первый архипастырь Воронежский Тихон, «от тленнаго мира духовное сокровище собравший» и Феодосий, «красота града Чернигова»; «радость наша» – Серафим преподобный, Иоасаф Белгородский, «правило веры и образ милосердия», и Иосиф, «похвала града Астрахани и всея поволжский страны, за правду от безбожник лютых пострадавший»

И, наконец, прославляются мученики и исповедники 20-го века, от безбожников пострадавшие. «О, новых страстотерпцев! Подвига злобу убо претерпевша, веру Христову противу учений мира сего яко щит держаще, и нам образ терпения и злострадания достойно являющи!».

Превыше же всего сонма святых подвижников и молитвенников Русской Земли прославляется ее небесная заступница – Преблагословеиная Владычица Богородица. «Вострубим трубою песней, воспоим согласно Заступнице страны нашея, Царице Богородице: радуйся благословением Твоим отечество наше от лет древних венчавшая, и благодать Твою тому источающая. Тем же и пречестный Твой покров, и памяти тмами тем чудес Твоих Церковь наша Российская светло празднует. Не отыми убо от нас, Владычице, и ныне милости Твоя, призри на скорбь и теспоту нашу и воздвигни нас державным заступлением Твоим».

***

Из множества, прославляемых русской Церковью святых остановим внимание на подвигах некоторых, менее, может быть, известных, но не менее поразительных, и, рассмотрев их более подробно, запечатлеем их в нашем сердце, как указание и нам пути православно-христианской жизни.

В 11-м веке выходит из Печерского монастыря св. Леонтий, первый епископ из Киево-печерских иноков. Прибыв на свою епархию в г. Ростов Великий, он нашел там много язычников. Он стал проповедывать им веру Христову, но встретил упорное сопротивление и злобу. Тогда он обратил внимание на детей, стал собирать их в церковь, учил вере. Родители детей напали на него и подвергали мучениям и побоям. Однажды они с оружием и кольями собрались вокруг церкви, где он учил детей, и порешили между собой убить св. Леонтия. Леонтий, облекшись в святительские одежды, с крестом в руках и в сопровождении священников, вышел к язычникам. Пораженные его видом, язычники упали на землю и, тронутые его словом, уверовали во Христа и решили креститься. Так стало распространяться христианство в Ростове.

В том же Ростове и почти в то же время проповедывал христианство преп. Авраамий. Он был родом из Чухломы, Костромской области, сын богатых язычников. Случайно остановившийся в их доме купец из Новгорода познакомил его с христианством. Авраамий убежал из дому в Новгород, принял монашество, переселился в Ростов и поставил себе шалаш на окраине города. Его жизнь и проповедь многих привлекли в христианство.

Из русских святых 12-го века назовем преп. Евфросинию Полоцкую и преп. Никиту Переяславского. Церковная служба называет св. Евфросинию «радование Полотское» и «девам сияние». В мире она звалась Предслава. Она была дочь Полоцкого князя, с детства полюбила духовное чтение, и 12-ти лет, когда многие уже стали искать ее руки, тайно ушла в монастырь. Она всех удивляла подвигом поста и молитвы. Она любила заниматься списыванием книг и вырученные за них деньги раздавала бедным. Со временем она основала за городом монастырь во имя Всемилостивого Спаса. Устроив обитель и составив для ее устав, она отправилась па поклонение святым местам в Палестине, поставила на гробе Господнем золотую лампаду, и скончалась в Иерусалиме. Потом мощи св. Евфросинии были перевезены в Россию, долгое время находились в Киевских пещерах и, наконец, в царствование императора Николая II, перевезены на родину в Полоцк. Она дала пример тихой, чистой, трудолюбивой жизни, посвященной Богу и ближним. Иная была жизнь преп. Никиты Переяславского. Он был сборщиком податей, нажил неправедное богатство, был жесток и притеснял многих. Единственной целью его жизни была нажива. Но однажды он зашел в церковь и услышал слова пророка ІІсапи: «Измыйтеся и чисти будете, отымите лукавство от душ ваших. Взыщите суда, избавите обидимаго, судите сиру, оправдите вдовицу. Аще же не хощете, ниже послушаете мене, меч вы пояст». Эти слова поразили Никиту, он не спал всю ночь. Страшные видения стали преследовать его. Наконец, оп пошел в соседний монастырь и стал просить пострижения. Игумен отказал. Никита три дня стоял у ворот монастыря, оплакивая свое прошлое. Наконец, его приняли. Он наложил на себя суровый подвиг, надел тяжелые железные вериги; исполнял самые тяжелые работы, молился день и ночь; наконец, поставил каменный столп и на нем молился. Преп. Никита скончался страдальческою смертью – был убит родственниками, принявшими его железные вериги за серебряные и решившими завладеть ими.

13-й век – век монгольского разгрома русской земли – дает нам ряд мучеников за святую веру, ряд мудрых устроителей русской земли и св. молитвенников. В этом веке пострадали в Орде за св. веру князь Михаил Черниговский и его боярин Феодор. Отправляясь в Орду по вызову хана св. Михаил заявил своему духовнику о своей готовности принять смерть за Христа. Духовник сказал ему:«Многие, поехав, прельстились славою века сего, сотворили волю язычника; но ты, Михаил, не делай так, не ходи сквозь огонь, не кланяйся кусту и идолам, а исповедуй христианскую веру – христианам не подобает ничему поклоняться, как только Господу Иисусу Христу». Михаил ответил: «Как Бог даст, так и будет. Я хотел бы пролить кровь за Христа и за веру христианскую». Тоже повторил и боярин Феодор. Духовник дал им на путь св. Дары и сказал: «Да утвердит вас Бог, за которого вы желаете пострадать, и да пошлет вам помощь». Оба они были замучены в Орде.

Деятельность и нравственный образ св. Александра Невского, жившего в этом же веке, всем настолько известны, что об нем нет надобности говорить. Но хочется сказать несколько слов о св. Евфросинии Суздальской, дочери замученного в Орде Черниговского князя Михаила. Она была воспитана матерью в строгом благочестии. Боярин Феодор был ее наставником. Она отличалась разумом и красотой. Родители решили выдать ее замуж за Суздальского князя. По когда она ехала в Суздаль ее жених скончался. Она не хотела возвращаться домой и постриглась в Суздальском Ризоположенском монастыре. Здесь она проводила строгую иноческую жизнь. Кроме того, она читала и пела в церкви так, что приходили слушать жители Суздали. Игумения назначила ее читать в церкви поучения сестрам. С годами св. Евфросиния приобретала все большую славу и влияние. Многие вдовы к девушки принимали монашество, чтобы жить под ее руководством. При ее жизни Суздаль был разорен Батыем, но Ризоположенскнй монастыр, в котором жила св. Евфросиния, остался не тронутым. Святая пережила мученическую кончину своего отца и скончалась в 1250 году.

В 13-м же веке жил в Смоленске преп. Авраамий, житие которого поразительно резкими переходами от славы к безчестию, и к новому прославлению. Он происходил из богатой семьи. По смерти родителей он роздал свое имущество церквам и бедным, облекся в рубище, ходил, как нищий, или юродивый, моля Бога указать ему путь спасения. Потом он поселился в монастыре и занялся изучением Отцов церкви и житий святых. Рукоположенный во священника, Авраамий, по благословению игумена, стал принимать лиц, искавших его наставления. Его слава стала возростать, но вместе с тем его стали осыпать клеветами. Игумен запретил ему учить народ и выгнал из монастыря. Авраамий перешел в бедный и малолюдный монастырь св. Креста, куда еще в большем числе стали стекаться люди, искавшие его наставления и благословения. Тогда на Авраамия восстало все городское духовенство. Его обвиняли в еретичестве и в греховной жизни, прикрываемой лицемерным благочестием. Авраамия привлекли к церковному суду. С бесчестием водили его по городу. Но на суде обнаружилась его невинность. Авраамий был оправдан, получил разрешение совершать церковные службы и умер настоятелем монастыря.

14-й век явплся расцветом русской святости. В этом веке сияли святостью на разнообразных поприщах церковной и государственной деятельности – преп. Сергий Радонежский с сонмом своих учеников; святители московские – Петр и Алексий, св. Стефан, просветитель Пермской земли. Различны были жизненные пути этих святых, но во всех них жил один и тот же Дух Христов. У всех у них личный подвиг духовной борьбы и духовного возрастания тесно переплетался со служением церкви, родине и людям. Характер русского благочестия 14-го века очень ярко выразился в одном епископском послании того, времени, дышущем евангельской простотой: «Чады мои милые! Прежде всего имейте веру правую в Бога – Отца и Сына и Св. Духа. Затем пребывайте в послушании Святых Апостолов и св. Отцов, которые пострадали за Христа. Любовь имейте ко всем, к богатому и убогому, к нищим и бедным и в узах страждущим, как и Христос имел любовь ко всему миру, подавал нам пример Собою. Еще молю вас, чада, пост имейте чистый, когда следует поститься; нищим раздробляйте хлеб свой, убогих милуйте и немощных; посещайте находящихся в темницах и утешайте. Нагих одевайте, босых обувайте, правым помогайте, грешных милуйте. Странных вводите в дом свой, и напитайте их от своей трапезы. Ко святым местам приходите, у подвижников благословения просите, приводите к ним детей своих для благословения, вводите их в домы свои для благословения и поучения, как и Закхей принял Христа в дом свой для благословения».

Было бы очень долго перечислять примеры русской святости 15, 16 и 17 веков, когда процветали Кирилл Новоозерскнй, Зосима и Савватий Соловецкие, митрополит Иона, Нил Сорский и Иосиф Волоцкий, Максим Грек и митрополит Филипп, святейший патриарх Гермоген, преп. Трифон Печенгский и другие, и мы остановим наше внимание еще на нескольких примерах ближайшего к нам времени. Говорят, что русская православная Церковь синодального периода находилась в состоянии паралича. Внешним образом она несомненно, была связана и стеснена государством, но внутренно она сохранила в себе жизнь и благодать Св. Духа, и сияла святостью не менее, чем и в другие периоды своего жития. Достаточно вспомнить имена святых – Димитрия Ростовского Митрофана Воронежского, Феодосия Черниговского, Иннокентия Иркутского, Иоасафа Белогородского, Тихона Задонского, Серафима Саровского – эти имена сияют не меньшей славой, нежели имена подвижников древней Руси. И сколько, кроме того, в этот период было явных и тайных угодников Божиих, оставшихся непрославленными Церковью, но святость которых несомненна для всех знающих их, – например, еп. Феофан, затворник Вышинский, архим. Паисий Величковский, оптииские старцы – Леонид, Макарий, Амвросий, Моисей, Антоний и Анатолий и др., многие Саровские, Валаамские, Соловецкие, Глинские, Киево-Печерские и иные подвижники, в миру жившие и подвизавшиеся, как, например, протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадский), Петербургская странница, благочестивая Ксения, и другие, сведения о которых собраны в книге «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков», изданный Афонским Русским Пантелеймоновским монастырем в 12 томах.

Это показывает, что стихия церковности существует и духовно питает верующих независимо от внешнего положения Церкви. Церковь, гонимая или внешне связанная государственной властью, продолжает сохранять свою благодатную природу, свое единство со своим прошлым, с первыми временами христианства, со своим Главою – Господом Иисусом Христом.

Скажем хотя немного о святых этого последнего Синодального периода русской Церкви. Св. Димитрий Ростовский, уроженец Малороссии, учился в Киевской Академии, которая, при всей своей схоластичности, умела воспитывать молодежь, проникнутую духом искреннего и сердечного благочестия. Св. Димитрий отличался особенной нежностью и теплотой религиозного чувства, что и отпечаталось в его писаниях, гимнах и мистериях. Отличительными чертами его литературных произведений являются задушевность и простота. Его жития святых всегда были и будут усладительно-назидательным чтением для всех любителей святой жизни.

Иным складом души и жизни обладал другой уроженец Малороссии, епископ Белогородский Иоасаф (Горленко). Он не оставил после себя литературных произведений. В его благочестии мы видим сочетание строгой ревности о святыне веры, и любовной заботливости о нуждающихся и скорбящих. Мы знаем из его жизнеописания, как он, переодетый выходил по ночам из своего архиерейского дома для посещения бедных и оказания им необходимой помощи. В его жизни и облике чувствуется образ великого святителя Христова Николая.

Что можно сказать в кратких словах о святителе Воронежском Тихоне, о его глубоком благочестии и горячей ревности, о теплоте веры и молитвы, о сочувствии всем несчастным, бедным, обездоленным, в узах находящимся, о его любви к детям, о простоте, ясности и задушевности его слова, устного и письменного, о его незлобии и смирении, любви и снисходительности?!

Три названных святителя Христова – святые Димитрий, Иоасаф и Тихон – сиянием своей христианской жизни ярко освещают в 18-м веке русскую православную Церковь.

Таким же любимым святым русского народа, как и Тихон Задонский, был живший во второй половине 18-го и в первой половине 19-го века преп. Серафим Саровский. Он скончался менее ста лет тому назад. Еще недавно были живы люди, а, может быть, и теперь еще есть такие, которые видели преп. Серафима своими глазами, слушали его своими ушами. Преп. Серафим исполнен того же православного духа благочестия, какими сияли преп. Сергий Радонежский или преп. Феодосий Печерский и другие православные святые. Мы все слышали и знаем, как он совершал свой подвиг, как он молился на камне, как он жил в затворе, как он принимал тысячи приходящих к нему людей с неизменной любовью и радостью, приветствуя словами: «Христос Воскресе!». «О радосте наша, Серафиме преподобне, великия твоя пустынныя подвиги и труды, и, сладость учения твоего почитаем, ими же многия приходящия к тебе просветил еси и научил еси воспевати единосущную Троицу!». Так поет преп. Серафиму церковная служба.

20-ый век уже дал русской церкви ряд мучеников, пострадавших за веру Христову. Из них мы укажем одного, возглавляющего всех остальных, то – высокопреосвященный митрополит Петроградский Вениамин, расстрелянный большевиками. Его духовный образ ясно обрисовывается в его предсмертном письме Петроградскому духовенству. Мы видим в нем те черты святости, которыми во все времена сияли русские святые – детскую ясность и простоту веры, отсутствие всякой искуственности и, при всей скромности, удивительное величие духа, пламенную любовь ко Христу, радостную готовность умереть за Него, бесстрашие и спокойствие перед лицом смерти. В своем предсмертном письме митрополит пишет: «Я радостен и покоен, как всегда. Христос – наша жизнь, свет, покой. С Ним всегда и везде хорошо. За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше ее надо иметь нам, пастырям. Забыть свою самонадеянность, ум, ученость и дать место благодати Божией ... Не (люди) спасают Церковь, а Христос... Нам ли, христианам, да еще иереям, не проявить мужества даже до смерти, если есть сколько нибудь веры во Христа, в жизнь будущего века!».

Насколько мы знаем, таким же духом веры и упования исполнены были души и многих мучеников 20-го века. Их страданиями очищается и обновляется русская Церковь. В верующих сердцах русских людей воскресает Христос!

***

Обозревая длинный ряд русских святых на протяжении десяти столетий, мы созерцаем самую душу русского народа, созерцаем то, что всегда составляло его святыню!

Будем верить, что русский народ не утратит эту святыню и в будущем, что она сохранит и спасет его среди всех испытаний, скорбей и искушений переживаемого небывало трудного времени.

Вси святии эемли русской молите Бога о нас!

 

«Православный церковный календарь» на 1943 год, издание Псковской Духовной Миссии. С. 54-57.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: