Пресвитеръ – Наше пребываніе въ тѣхъ, яже Отца нашего небеснаго.

«Не вѣсте ли яко въ тѣхъ, яже Отца Моего, достоитъ быти Ми» (Лук. 2, 49)? Эти слова Господа нашего Іисуса Христа первыя изъ всѣхъ словъ Его, записанныхъ евангелистазиц и единственныя дошедшія до насъ изъ времени Его дѣтства и пророчества. Онъ произнесъ ихъ на двѣнадцатомъ году Своей земной жизни въ отвѣтъ на слова Пречистыя Своея Матери, которая послѣ долгихъ поисковъ нашла Его въ храмѣ сѣдящаго среди учителей, слушающаго и спрашивающаго ихъ. Увидѣвъ Его, Пресвятая Дѣва удивилась, что нашла Его среди ученыхъ мужей, и съ недоумѣніемъ спросила: «Чадо! что Ты сдѣлалъ съ нами?» – «Не должно ли Мнѣ быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу Моему?» сказалъ Онъ; и эти слова были пророческими для всей послѣдующей земной Его жизни. Исполнялись они, когда Онъ, проходя грады и веси, проповѣдывалъ евангеліе царствія Божія, исцѣлялъ больныхъ и одержимыхъ нечистыми духами. Исполнялись они и во всю земную Его жизнь до дня, когда Онъ сказалъ въ молитвѣ Своему небесному Отцу: «дѣло совершихъ, еже далъ еси Мнѣ, да совершу». Не переставали они исполняться и до той минуты, когда Онъ на крестѣ сказалъ: «совершишася!» По вознесеніи Своемъ на небо, Онъ не перестаетъ быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу Его, и творитъ дѣло Отца, установивши въ св. Церкви продолжателей Своего дѣла, пастырей и учителей Церкви, призванныхъ Св. Духомъ «на совершеніе святыхъ, на дѣло служенія, въ созиданіе Тѣла Христова». Такимъ образомъ и мы, братія, какъ соработники Христовы, призваны быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу нашему небесному, въ Его великомъ и священномъ дѣлѣ, и поэтому преднаписанное о нашемъ Господѣ и Спасителѣ, относится въ примѣнительномъ смыслѣ и къ намъ, Его служителямъ. И хотя дѣло Божіе, дѣло Отца совершается вездѣ, гдѣ совершается воля Божія; но въ особенномъ смыслѣ дѣло Отца совершается въ св. Церкви, совершается преимущественно въ той области ея, гдѣ пріобрѣтаются и спасаются души для вѣчной жизни.

Развѣ не должно намъ всѣмъ быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу нашему? На это должно особенно слѣдуетъ намъ обратить свое вниманіе. Когда двѣнадцатилѣтній Іисусъ Христосъ въ ясномъ сознаніи предстоявшаго Ему дѣла произнесъ эти слова: «въ тѣхъ, яже Отца Моего, достоитъ Ми быти!» то этимъ выразилъ Онъ, что въ храмъ привела Его высшая необходимость. Онъ внялъ въ сердцѣ Своемъ гласу небеснаго Отца, и вмѣстѣ внутреннему побужденію, внутреннему влеченію, которое отвлекло Его отъ общества спутниковъ, изъ мірскаго шума и привело въ домъ небеснаго Отца, къ размышленію о предметахъ небесныхъ. И эта нераздѣльность того, что требовалъ отъ Него Отецъ, и того, что составляло глубочайшее влеченіе собственнаго Его богочеловѣческаго существа, внутреннюю потребность и желаніе, какъ видимъ уже это въ Его отрочествѣ, – это единство послушанія и любви составляло характеръ всей Его жизни, всего того, что дѣлалъ, и что претерпѣлъ Онъ за дѣло Божіе. А чтобы и намъ, братія, исполнить свое служеніе по тому образцу, который Онъ оставилъ для насъ, намъ необходимо стараться повторять въ своей жизни, что Онъ говорилъ, чему училъ и что заповѣдалъ дѣлать. Слѣдовательно и насъ должна влечь ко храму Божію внутренняя необходимость, а не внѣшняя только обязанность, слѣдовательно и мы въ глубинѣ сердца должны чувствовать, что здѣсь, въ святомъ храмѣ, мѣсто, гдѣ главнымъ образомъ должна совершаться наша дѣятельность; что сюда во святилище Божіе, куда вѣрующіе собираются на молитву и за полученіемъ благодатныхъ даровъ, должны быть обращены вся наша мысль, все наше сердце, вся душа наша; что наше мѣсто, здѣсь, во храмѣ и во дворахъ его, а не на путяхъ и стезяхъ міра, гдѣ прочіе земные путники совершаютъ свое странствованіе, не на шумномъ рынкѣ жизни, гдѣ совершаются всѣ мірскія дѣла, временныя заботы и земныя наслажденія. И мы должны говорить, что къ принятію священнаго сана привело насъ не исканіе земныхъ выгодъ, нѣкоторыхъ удобствъ и спокойствія жизни, но непреодолимое влеченіе сердца, священное желаніе души служить Богу и Спасителю въ Церкви Его, что въ совѣсти своей мы внимали гласу, который вѣщалъ намъ: этому желанію долженъ слѣдовать; это Отецъ влечетъ тебя къ Сыну.

Возлюбленные братія! Что пользы намъ, если мы исполнительны только по внѣшности, если никто не можетъ упрекнуть насъ въ неисправности, но если мы совершаемъ свое дѣло безъ всякаго душевнаго участія, если мы не можемъ сказать по чистой совѣсти: моя пища, радость и веселіе моего сердца творить волю Пославшаго меня, совершать Его дѣло? Пусть мы и проповѣдуемъ, пусть и безукоризненно по внѣшности исполняемъ свое служеніе, – это непремѣнно требуется: но можемъ ли мы надѣяться надлежащаго успѣха отъ такой своей дѣятельности? Можетъ ли она для насъ самихъ быть благоплодною, если она не истекаетъ изъ сердца, если мы не можемъ сказать, что «любовь Христова обдержитъ насъ», если мы не можемъ повторить за Апостоломъ: я не могу молчать, я долженъ проповѣдывать евангеліе, возвѣщать добродѣтели (совершенства) Призвавшаго насъ изъ тьмы въ Свой чудный свѣтъ? «Онъ говоритъ со властію!» и отзывались о нашемъ Господѣ и Учителѣ, по поводу одной Его проповѣди; а при другомъ случаѣ, замѣчается у евангелиста, что люди дивились словамъ благодати, исходящимъ изъ устъ Его. И конечно, властная рѣчь и благодатное слово будутъ и намъ даны въ потребный часъ, если только насъ обдержитъ любовь Христова. Совершаемое нами богослуженіе и таинства должны быть исполняемы точно по установленію Христову и по уставу св. Церкви. И хотя сила и дѣйственность таинствъ и священнодѣйствій церковныхъ не условливается достоинствомъ или недостоннствомъ нашимъ, тѣмъ не менѣе какой страшный грѣхъ беремъ мы на душу, совершая ихъ, какъ внѣшнее мертвое дѣло, безъ всякаго участія души! Правда, повтореніе одного и того же изъ года въ годъ, изъ недѣли въ недѣлю можетъ въ иномъ совершителѣ производить своимъ однообразіемъ утомленіе и пріучить къ холодному, равнодушному совершенію священнодѣйствій и таинствъ. Но если ты проникнутъ любовію Христовою, для Котораго дорого не только стадо въ цѣломъ, но и каждая овца въ стадѣ и Который въ Своихъ таинствахъ обращается къ каждому въ отдѣльности и каждаго дѣлаетъ участникомъ Своей освящающей и спасающей благодати: тогда ты не будешь уставать при раздавши благодати таинствъ, совершеніи священнодѣйствій и въ дѣлѣ пастырскаго попеченія о душахъ. При крещеніи всякаго младенца во имя Отца и Сына и Св. Духа, ты возчувствуешь въ сердцѣ, что и этотъ младенецъ дорогъ въ очахъ Божіихъ и находится на пути къ Его царству; и сколько бы ты ни крестилъ дѣтей, эта мысль всегда будетъ вновь освѣжать тебя. При чтеніи разрѣшительной молитвы надъ всякимъ исповѣдующимся предъ тобою въ своихъ грѣхахъ, ты будешь ощущать каждый разъ, что ты спасаешь отъ вѣчной смерти погибающую душу, что самъ Богъ устами твоими и данною тебѣ властію разрѣшаетъ отъ грѣховъ, за которые пострадалъ Сынъ Божій, и твоя усталость пройдетъ, какъ бы много ни было исповѣдующихся. Когда же со страхомъ Божіимъ и вѣрою станутъ говѣющіе приступать къ чашѣ Господней, и причащаясь Тѣлу и Крови Христовой, будутъ изъ рукъ твоихъ получать залогъ жизни вѣчной, можетъ ли ощутиться въ тебѣ усталость при такомъ дѣлѣ, если ты его совершаешь въ сознаніи его безпредѣльной важности и значенія? Хотя бы и онемощнѣло твое тѣло, но бодрость духа, подкрѣпляемая благодатію Божіею, подастъ оживленіе и тѣлу. Если ты будешь обдержимъ любовію Христовою, то позовутъ ли тебя къ больному или умирающему, будешь ли совершать какое-либо дѣло пастырскаго попеченія о душахъ твоей паствы, ты не по оффиціи только будешь являться къ исполненію своей должности, не по заказу только будешь творить повелѣнное тебѣ, но съ проявленіемъ душевнаго участія, недопускагощаго и тѣни равнодушія, холодности и усталости.

Высказывая эти требованія, я знаю, конечно, что такое соединеніе того, что требуетъ нашъ долгъ, и того, что составляетъ личное влеченіе нашего грѣховнаго сердца, что такое соединеніе послушанія и любви находилось вполнѣ только у Того, Кто служитъ образцомъ для всѣхъ насъ. Относительно же себя каждый изъ насъ знаетъ всю тяжесть борьбы между долгомъ и влеченіемъ сердца, каждый чувствуетъ и сознаетъ, что въ душѣ нашей часто господствуетъ иная любовь, а не любовь Христова. Но возблагодаримъ Бога, что Христосъ для насъ не только нашъ образецъ, но Спаситель нашъ, подающій намъ жизнь изъ Своей жизни, духъ отъ Своего духа, дабы нашу слабость восполнить Своею силою. Предадимся Ему всецѣло и Онъ, дающій еже хотѣти и еже дѣяти, подастъ намъ силу, радостно, отъ сердца и съ любовію совершать наше служеніе, такъ что и въ тѣ часы, когда будетъ особенно тяготить насъ бремя нашего служенія, у насъ легко будете на душѣ, и мы не забудемъ словъ: «мнѣ должно быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу Моему». Эти слова мы должны каждый разъ вновь повторять себѣ, когда начнутъ овладѣвать нами равнодушіе, холодность къ дѣлу Божію. Съ этими же словами мы должны обращаться и къ окружающему насъ міру, когда онъ своими влеченіями, своими притязаніями и пожалуй иногда по-видимому законными требованіями будетъ отвлекать насъ отъ дѣла Отца нашего. «Чадо! что Ты сдѣлалъ съ нами?» сказала Богоматерь двѣнадцатилѣтнему Іисусу. «Вотъ отецъ Твой и Я съ великою скорбію искали Тебя». Она нѣжно матерински какъ бы упрекаетъ Его въ нарушеніи дѣтской обязанности; Она и при другихъ случаяхъ, по человѣческой слабости, думала, что божественный Сынъ Ея долженъ бы больше оказывать вниманія требованіямъ родственныхъ связей, быть внимательнѣе къ Ней и тѣмъ, которыхъ называли Его братьями. Онъ же отвѣчалъ: «или вы не знали, что Мнѣ должно быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу Моему?» Этимъ должно Онъ показалъ, что низшія обязанности, вытекавшія изъ земныхъ Его отношеній, должны быть въ зависимости отъ высшаго Его небеснаго призванія. И если мы хотимъ быть учениками Его въ духѣ и истинѣ, то и намъ необходимо такъ устроятъ свою жизнь, чтобы низшія наши обязанности уступали высшимъ, и чтобы, когда и насъ разныя мірскія и общественныя требованія будутъ отвлекать отъ нашего священнаго призванія, мы могли также отвѣчать: «или вы не знаете, что намъ должно быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу нашему?» Многіе изъ насъ, часто бываетъ, весьма усердны и заботливы къ исполненію второстепенныхъ и третьестепенныхъ своихъ обязанностей и забываютъ объ одной, небесной своей обязанности, требуемой нашимъ званіемъ и служеніемъ. Сколько между нами такихъ, которые свои семейныя, хозяйственныя и общественныя обязанности ставятъ иногда выше своихъ обязанностей къ храму, къ приходу! Знаю я конечно, что «ничто человѣческое намъ не должно быть чуждо»; принимаю во вниманіе, что православные пастыри не исключены отъ участія въ семейной жизни и что напротивъ въ семьѣ своей они могутъ находить освѣженіе для свой служебной дѣятельности. Знаю я, конечно, что семейство и государство божественныя учрежденія; знаю я, что обязанности нашего божественнаго служенія многочастно связываются съ разнаго рода низшими обязанностями, отъ которыхъ мы не можемъ, не должны уклоняться. Но я также знаю, что «едино есть на потребу!» Поэтому скажу: «и то нужно дѣлать, но и этого не оставлять». Дѣло небеснаго Отца, вѣчное спасеніе пасомыхъ должно быть у насъ въ виду при всѣхъ разнообразныхъ нашихъ дѣлахъ и житейскихъ отношеніяхъ. И если бы кто обратился къ намъ съ притязаніями, идущими въ разрѣзъ съ лежащими на насъ обязанностями нашего званія, мы должны кратко отвѣчать: «или вы не знаете, что намъ должно быть въ томъ, что принадлежитъ Отцу нашему?» Развѣ вы не знаете, что мы исполняемъ ученіе своего Господа и Спасителя, Который говоритъ: «кто любитъ отца или матерь больше Мене, тотъ не достоинъ Мене?» Развѣ вы не знаете, что мы должны слѣдовать и слѣдуемъ своему Спасителю, Который, хотя родился подъ закономъ, хотя подчинялся всѣмъ человѣческимъ порядкамъ, хотя платилъ, гдѣ слѣдовало, подать, и кесарево воздавалъ кесарю, однако рѣшительно отстранялся всего, что препятствовало Ему въ исполненіи Его служенія, и всегда имѣлъ предъ глазами данное Ему Отцомъ дѣло, которое Онъ принялъ на Себя, чтобы всецѣло исполнить оное. «Кто поставилъ Меня дѣлителемъ надъ вами?» сказалъ Онъ. Развѣ вы не знаете, что мы имѣемъ Спасителя, Который не закрывалъ очей отъ красотъ природы, смотрѣлъ на лиліи полевыя и птицъ небесныхъ, на сѣятву и жатву, на разнообразныя явленія человѣческой жизни съ ея радостями, заботами и трудами, но для Котораго все это, и природа и человѣческая жизнь, преображалось въ образы и притчи царства небеснаго, для насажденія и распространенія коего Онъ пришелъ въ міръ, и у Котораго все сводилось къ одному тому, ради чего Онъ сталъ человѣкомъ и Спасителемъ человѣковъ. Такъ подобаетъ и служителямъ Его все сводить къ одному, все примѣнять и прилагать къ священному призванію, которое они совершаютъ во имя Господне, и которое для нихъ самихъ есть условіе вѣчнаго спасенія. Но Онъ единъ совершенный; мы же всѣ, самые ревностные, самые вѣрные служители Его, несовершенныя и слабыя созданія: помолимся же Ему, да подастъ Онъ и намъ Свою силу, Свою любовь и благодать къ безпреткновенному исполненію нашего служенія, на которое Онъ призвалъ насъ въ Своей св. Церкви!

 

Пресвитеръ.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1888. Т. 1. № 4. С. 101-108.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: