Митрополитъ Антоній (Храповицкій) – Богослужебныя замѣтки.

Объ истовомъ совершеніи крестнаго знаменія и о поклонахъ[1].

Мною замѣчено неумѣніе нѣкоторыхъ клириковъ возлагать на себя крестное знаменіе. Посему долгомъ считаю сообщить къ ихъ свѣдѣнію, что православный крестъ совершается такъ: троеперстію сложенная десница возлагается первѣе на лобъ (а не на носъ, не на бороду и не на воздухъ), потомъ на чрево, потомъ на правое плечо и, наконецъ, на лѣвое плечо (а не подъ мышку). Старовѣры говорятъ, что діаволъ хватаетъ за локоть нерадиваго церковника, когда онъ хочетъ завершить крестъ и посему крестъ у него кривой: четвертое прикосновеніе попадаетъ не на плечо, а подъ мышку. Затѣмъ поклонъ поясной должно совершать уже по возложеніи четвертаго прикосновенія, а не во время знаменованія себя крестомъ, ибо о кланяющихся во время знаменованія говорятъ, что они ломаютъ крестъ головой. Во время чтенія: «Пріидите поклонимся, Святый Боже и аллилуія, аллилуія, аллилуіа, слава Тебѣ Боже», слѣдуетъ непремѣнно творить 3 поясныхъ поклона (исключая средины шестопсалмія и начала утрени), чего къ сожалѣнію, не знаютъ только нѣкоторые клирики, а знаютъ всѣ русскіе крестьяне. Стояніе на колѣнахъ во время всенощныхъ и литургій, да еще по воскреснымъ днямъ, когда колѣнопреклоненіе вовсе воспрещается каноническими правилами св. Василія Великаго и уставомъ (см. уставъ Всенощнаго Бдѣнія), не есть обычай православный[2] и не долженъ быть поддерживаемъ, исключая тѣхъ случаевъ, когда положено колѣнопреклоненіе, т. е. при возгласѣ: «паки и паки преклоньше колѣна» или на «да исправится» за Преждеосвященною Литургіею. Вообще убѣдительно прошу всѣхъ отцевъ іереевъ, діаконовъ, монаховъ, монахинь и псаломщиковъ взять на себя трудъ внимательно прочесть въ уставѣ «чинъ Всенощнаго Бдѣнія», ежедневныхъ службъ и главу о «поклонахъ», что займетъ для каждаго менѣе часа времени, въ продолженіе коего многіе изъ нихъ узнаютъ много новаго. Соблюдать церковное благочиніе увѣщеваютъ обыкновенно ссылками на раскольниковъ, насъ зазирающихъ, и на народъ, любящій церковный чинъ. Но такое побужденіе есть второстепенное и главное должно касаться нашего собственнаго преуспѣянія въ благоговѣйной и единодушной молитвѣ, чинъ которой установила боговдохновенная Христова непогрѣшимая церковь, расположивъ всѣ движенія молящагося братства такъ, чтобы все содѣйствовало возношенію духа нашего отъ земныхъ къ небеснымъ, къ умерщвленію страстей, къ одолѣнію разсѣянности, къ вниманію и умиленію. Клирики, и иноки, и инокини должны быть первыми въ ревностномъ послушаніи Духу Божію, научающему насъ молиться по чину церковному.

Наставленіе о кажденіи въ церкви[3].

Мѣстные священнослужители видимо мало справляются съ Типикономъ, потому что большинству ихъ неизвѣстна глава: «о кажденіи».

Должно кадить сперва св. престолъ съ четырехъ сторонъ, не поднимая кадила выше престола; затѣмъ горнее мѣсто и пр. иконы алтаря; если же на жертвенникѣ стоятъ св. дары, то непосредственно послѣ престола кадится жертвенникъ, потомъ горнее мѣсто и пр. Выходя изъ алтаря царскими дверями, священнослужитель кадитъ ту и другую дверь, затѣмъ, выйдя въ церковь, кадитъ прежде Тайную Вечерю, затѣмъ образъ Спасителя, затѣмъ икону, что рядомъ со Спасителемъ и пр. иконы правой стороны; послѣ сего онъ возвращается къ лѣвой сторонѣ, кадитъ Богородичный образъ и пр. иконы лѣвой стороны. Затѣмъ снова становится на амвонѣ и кадитъ лики пѣвцовъ и весь народъ, а послѣ этого спускается внизъ и кадить всѣ иконы въ храмѣ и возвратившись становится на амвонѣ, опять кадитъ иконы Тайной Вечери, Спаса и Пречистой и войдя въ алтарь, кадитъ престолъ спереди.

Ошибочно поступаетъ большинство здѣшнихъ іереевъ и діаконовъ, когда кадятъ сперва обѣ мѣстныя иконы, и потомъ уже прочія образа иконостаса. Нѣкоторые-же допускаютъ и др. ошибку: окадятъ сперва вокругъ всю церковь и потомъ уже, возвратившись на амвонъ, кадятъ народъ. Наконецъ, многіе не знаютъ, когда кажденіе бываетъ полное и когда неполное. У насъ на Волыни допускается чаще всего такой обычай кажденія: кадится алтарь, весь иконостасъ и народъ. Такого кажденія некогда не бываетъ по Уставу. Когда кадится весь иконостасъ, то кадится и весь храмъ, а если весь храмъ не кадится, то только алтарь, мѣстныя иконы и народъ. Если мы назовемъ первое кажденіе (всего храма) великимъ, а второе малымъ, то должно знать, что великое кажденіе бываетъ: въ началѣ всенощной (а если утреня служится отдѣльно, то въ началѣ утрени), на «Господи воззвахъ» (собств. на стихирахъ на «Господи воззвахъ»), на поліелеѣ, на девятой пѣсни канона и на часахъ предъ литургіей; малое кажденіе бываетъ за литургіей на чтеніи апостола (собств. на пѣніи «аллилуія») и на херувимской. На «Достойно» кадится только алтарь; также во время Преждеосвященной на «Нынѣ Силы Небесныя».

Кадить должно не отдѣляя локтя отъ поясницы и совершая по три взмаха кадиломъ: первый взмахъ – стоя прямо, второй взмахъ – наклоняя голову, а третій – поднимая.

Должно учить народъ кланяться, когда на него кадятъ, но не креститься при этомъ. Только на Святой Седьмицѣ, когда іерей кадить на народь съ крестомъ и привѣтствуетъ его, то народъ осѣняетъ себя крестнымъ знаменіемъ, отвѣчая: воистину воскресе!

Также слѣдуетъ учить народъ, что, при благословеніи его свѣчами или рукою іерея или архіерея, должно только кланяться, а при благословенія крестомъ, евангеліемъ или образомъ – креститься и кланяться; также и при окропленіи св. водою.

Противъ общаго гласа[4].

Божественные Апостолы и духоносные Отцы Церкви, единоправные Ученикамъ и Самовидцамъ Слова, преподали намъ ие только слова для собесѣдованія съ Небесными Отцомъ нашимъ и Его друзьями, но и созвучія, въ которыхъ они сами воспѣвали эти, внушенныя Святымъ Духомъ, молитвословія. Правда, подъ вліяніемь времени, нѣкоторыя изъ этихъ созвучій и напѣвовъ претерпѣли измѣненіе ради сокращенія времени, но все-таки основное сочетаніе звуковъ въ нихъ сохранилось.

Изъ всѣхъ священныхъ напѣвовъ всего болѣе дорожитъ Вселенская церковь охраненіемъ осьмогласія, преподаннаго намъ великимъ и наученнымъ отъ Ангеловъ Іоанномъ Дамаскиномъ. Внося разнообразіе въ исполненіе ежевоскресной и ежедневной службы, осьмогласіе есть лучшее пособіе и для запоминанія всѣхъ правилъ Устава, которыя подраздѣляются имъ и вводятся въ опредѣленное соотношеніе, какъ обращеніе съ числами четырьмя ариѳметическими дѣйствіями. Гдѣ строго хранится осьмогласіе, тамъ и пѣвцы одушевленнѣе и сознательнѣе относятся къ службѣ, и народъ не тяготится ея продолжительностью.

Вотъ почему мнѣ стоитъ большихъ усилій надъ собою, чтобы сохранять спокойствіе при упоминаніи о великомъ и непростительномъ безчинствѣ, допускаемомъ во многихъ церквахъ нашей Волыни въ видѣ какого-то, придуманнаго врагами церкви, общаго гласа для всѣхъ ирмосовъ. Этотъ общій гласъ представляетъ собою искаженіе шестаго гласа и своими безсмысленными завываніями совершенно лишаетъ духовной красоты священные ирмосы, сообщенные Духомъ Божіимъ Святымъ Отцамъ, а ими всей вѣрующей вселенной. Я проѣхалъ всю Россію отъ Бѣлозерска до Симферополя отъ Златоуста до Варшавы; много видѣлъ безчинствъ въ церковной службѣ, но такого безобразія, такого поруганія красоты церковной нигдѣ не встрѣчалъ. Въ благочестивыхъ приходахъ св. Руси всѣ міряне знаютъ наизусть ирмосы великихъ праздниковъ и ихъ напѣвы. Что могутъ они почувствовать, когда напр., величественный канонъ Пятидесятницы: «Божественнымъ покровенъ», или Богоявленія: «Глубины открылъ есть дно», коверкаются на этотъ отвратительный, нищенскій вой?

Еретику Павлу Самосатскому вмѣнялось Церковью въ вину и то, что онъ искажалъ церковные напѣвы на страстные, безчинные вопли, и теперь въ Типиконѣ и въ книгѣ правилъ соборныхъ на такіе вопли положено строгое прещеніе. Навѣрно, еще болѣе страшному осужденію предали бы Соборы Вселенскіе тѣхъ, кто дерзаетъ нарушать высшую красоту церковной службы, т. е. осьмогласіе Дамаскина. Въ утѣшеніе можно сказать, что и у насъ этотъ развратъ началъ появляться недавно, что осьмогласіе не забыто, а только оставлено многими въ небреженіи, – конечно – вмѣстѣ съ заботой о своемъ спасеніи. А потому прошу, молю и съ прещеніемъ увѣщеваю отцевъ іереевъ, діаконовъ, псаломщиковъ и пѣвцовъ церковныхъ: теперь-же навсегда бросьте этотъ нелѣпый общій гласъ. Да погибнетъ онъ вмѣстѣ съ душою Павла Самосатскаго и послѣдователей его ереси! Да будетъ онъ преданъ забвенію! Да заградятся навсегда уста, желающіе повторять его! Да утвердится незыблимо священное осьмогласіе! Да не постигнетъ насъ гнѣвъ св. Іоанна Дамаскина и всей Церкви Божіей! Да не будетъ земля Волынская оборышемъ среди помѣстныхъ церквей, украшающихся богопреданнымъ осьмогласіемъ!

А чтобы утвердить эту заповѣдь церкви, прошу на спѣвкахъ предъ службами исполнять правильно ирмосы, стихиры и прокимны, а не вымышлять разнообразія для херувимскихъ и прочихъ литургійныхъ пѣснопѣній, положенныхъ на ноты сочинителями, не знаемыми Церкви Божіей и не свидѣтельствованными въ своемъ житіи, ни въ чистотѣ помысловъ и дѣяній, безъ чего, какъ сказано, никто не узритъ Бога. Въ обителяхъ и храмахъ, гдѣ содержится образцовый чинъ священнослуженія, литургійныя пѣснопѣнія исполняются обыкновенно, а то и всегда, одни и тѣ-же, наизусть, а разнообразіе пѣнія прилагается именно къ напѣвамъ гласовымъ и къ подобнымъ. Все это начали оставлять въ пренебреженіи подъ вліяніемъ душепагубной и проклятой Святыми Отцами латинской уніи, дабы обезличить духовную жизнь и молитвенные подвиги народа Божія и клира, а затѣмь постепенно притупить ихъ въ такой степени, чтобы они остались лишь при немногихъ жалкихъ суевѣріяхъ и сдѣлались послушнымъ орудіемъ въ рукахъ еретиковъ. Напротивъ, твердое и сознательное охраненіе народомъ и клиромъ неискаженнаго евангельскаго благовѣствованія, т. е. православія, возможно лишь чрезъ одушевленное исполненіе православной службы Божіей безъ искаженій, безъ грубыхъ опущеній, но со смиреннымъ сознаніемъ, что мы стоимъ не выше, а гораздо ниже уровня духовной жизни Отцевъ и Учителей Церкви и должны со вниманіемъ и послушаніемъ слѣдовать ихъ богопросвѣщенному руководительству.

О ирмосахъ Пасхи на 3 недѣлѣ Четыредесятницы[5].

Ирмосовъ Пасхи въ тотъ день отнюдь не слѣдуетъ пѣть: въ октоихѣ и въ тріоди вторые ирмосы каноновъ печатаются вовсе не для пѣнія, а какъ образцы для пѣнія дальнѣйшихъ тропарей. Въ тѣхъ же случаяхъ, когда помянуты вторые ирмосы слѣдуетъ пѣть (т. е. въ дванадесятые праздники), то бываетъ оговорено: «и вторый канонъ со ирмосомъ», напр., въ Рождество Богородицы, Введеніе, Рождество Христово, Богоявленіе и т. п.

Касательно чина Св. Плащаницы[6].

Насъ спрашиваютъ, какъ должно дѣйствовать во дни Св. Страстей и Св. Пасхи съ плащаницею, такъ какъ всюду наблюдается различная практика.

Отвѣчаемъ: различiе это понятно, ибо въ Трiоди ничего не говорится о плащаницѣ, а въ Уставѣ только нѣсколько неясныхъ словъ въ концѣ утрени Великой Субботы[7]. И не мудрено: употребленiе св. плащаницы на страстныхъ службахъ установилось въ церкви совсѣмъ недавно – лѣтъ 300 тому назадъ, а прежде совершалось, по-видимому, только въ Iерусалимѣ на св. Голгоɵѣ.

Наиболѣе разумный и общеупотребительный чинъ плащаницы такой. Предъ вечерней Великаго Пятка плащаница полагается облаченнымъ iереемъ и дiакономъ на св. престолѣ, а повѣрхъ ея полагается евангелiе. При пѣнiи «Тебѣ одѣющагося», iерей кадитъ плащаницу окрестъ трижды и, поднявъ ее съ престола, возлагаетъ себѣ на главу евангелiе, а надъ евангелiемъ плащаницу, и выноситъ ее Царскими вратами на середину храма, гдѣ снова кадитъ трижды окрестъ ея и ожидаетъ конца стихиры. Затѣмъ конецъ вечерни бываетъ позади плащаницы, а по отпущенiи вечерни, сперва iерей съ диакономъ, а потомъ всѣ христiане совѣршаютъ поклоненiе ей и цѣлованiе язвъ Христовыхъ такъ: творимъ два земныхъ поклона и цѣлуемъ евангелiе, лежащее на груди Спасителя, затѣмъ цѣлуемъ обѣ язвы на Его рукахъ и третью на груди; затѣмъ обѣ язвы на ногахъ Его: предъ каждымъ изъ шести цѣлованiй осеняемъ себя крестнымъ знаменiемъ, а, совершивъ шестое цѣлованiе, творимъ земной поклонъ. Въ это время читается повечерiе малое. Вечерня Вел. Пятка знаменуетъ снятiе со креста тѣла Христова, а утреня Вел. Субботы – Его погребенiе. Неразумный обычай – закрывать лицо Спасителя воздухомъ не должно поддерживать: сiе дѣлается съ тѣлами умершихъ iереевъ, чтобы христiане не видѣли ихъ тлѣнiя, а Христосъ нетлѣненъ.

На утрени Вел. Субботы по пропѣтiи: «Богъ Господь», iереи и дiаконы исходятъ за плащаницу и кадятъ ее окрестъ, а затѣмъ алтарь и весь храмъ при пѣнiи каждой статiи, а при пѣнiи «Ангельскiй соборъ удивися» кадятъ такъ же въ четвертый разъ, и все это время стоятъ посреди храма. По начатiи преславнаго канона «Волною морскою» iереи уходятъ въ алтарь и затворяютъ царскiя двери, а при пѣнiи «Преблагословенна еси» снова исходятъ на средину храма и здѣсь подъ звуки Великаго славословiя кадятъ св. плащаницу окрестъ трижды и, поднявъ ее, идут прямо къ западнымъ (входнымъ) дверямъ церкви и обносятъ ее вокругъ храма единожды. Нелепый обычай вносить снова плащаницу въ алтарь не долженъ быть допускаемъ. Затѣмъ, войдя въ церковь подъ плащаницею съ евангелiемъ на главѣ, iереи и несущiе плащаницу доходятъ до царскихъ вратъ и здѣсь iерей возглашаетъ: «Премудрость, прости», а ликъ поетъ: «Благообразный Iосифъ» единожды. Плащаницу поворачиваютъ надъ головою iерея ногами Спасителя впередъ и опять полагаютъ на столъ посреди храма, а затѣмъ iереи и диаконъ (который во время всѣхъ шествiй долженъ идти впереди плащаницы съ кадиломъ и большой свѣчой) кадятъ ее окрестъ единожды; потомъ читаютъ св. Писанiе, ектенiи и отпустъ позади св. плащаницы, и по отпустѣ утрени при пѣнiи «Прiидите ублажимъ Iосифа» все совершаютъ поклоненiе и лобызанiе язвъ Христовыхъ вчерашнимъ чином. Изображенiе Спасителя должно полагаться главою къ сѣверу, а ногами къ югу.

На литургiи Великой Субботы входныя молитвы, ектенiи дiакона, чтенiе паремiи, Апостола и Евангелiя, какъ и молитвы надъ 5 хлѣбами, совершаются позади плащаницы, а входы малый и великiй – вокругъ плащаницы. На стихирахъ, на Апостолѣ и на Херувимской дiаконъ, окадивъ алтарь, кадитъ плащаницу, а затѣмъ уже св. иконы. Послѣ литургiи опять всѣ совершаютъ поклоненiе Христовымъ язвамъ, но съ замѣною земныхъ поклоновъ поясными, ибо послѣ субботняго входа, согласно 90-му правилу VI Собора, не творимъ никогда земныхъ поклоновъ до входа вечерни подъ понедѣльникъ, а въ настоящемъ случаѣ – до входа вечерни Св. Пятидесятницы, когда читаютъ колѣнопреклонныя молитвы.

На полунощницѣ Пасхи (которую должно начинать въ пасхальныхъ ризахъ, а не въ постныхъ), при пѣнiи перваго «Не рыдай Мене Мати», iереи и дiаконы, отворивъ Царскiя врата, исходятъ на средину храма, и покадивъ плащаницу окрестъ единожды, iереи поднимаютъ ее на главу при пѣнiи второмъ «Не рыдай Мене Мати» (катавасiи), именно при словахъ: «возстану бо», и относятъ ее въ алтарь на св. Престолъ, а затѣмъ затворяютъ Царскiя двери до конца полунощницы. При пасхальномъ крестномъ ходѣ выносить плащаницу нелѣпо: вмѣсто нея обносится и чествуется образ Воскресенiя Христова, а въ дальнѣйшiя дни Пасхи еще и св. артосъ. Плащаница остается лежать на св. престолѣ до дня отданiя Пасхи, когда въ концѣ литургiи, при пѣнiи пасхальнаго тропаря предъ отпустомъ, св. плащаница поднимается съ престола и полагается въ гробницѣ или въ рамѣ на стѣнѣ.

О коверканіи службы въ попразднество Пасхи[8].

Убѣдительно прошу отцевъ іереевъ, діаконовъ и пѣвцовъ вникать въ уставъ церковный, который никогда такъ грубо не нарушается, какъ во время пѣнія Цвѣтной Тріоди. Мнѣ извѣстно, напр., что во многихъ церквахъ поютъ канонъ Пасхи на всѣхъ утреняхъ отъ Ѳомина Воскресенья до Вознесенья, а между тѣмъ канонъ Пасхи поется только на 12 утреняхъ за цѣлый годъ: на семи утреняхъ Свѣтлой седьмицы, затѣмъ въ 4 воскресенья, начиная съ недѣли Мироносицъ и въ день Отданія Пасхи, а болѣе никогда, т. е. ни на одной утрени, не поется. Указаніе Типикона, Минеи или Тріоди на «канонъ праздника» разумѣетъ отнюдъ не канонъ Пасхи, который всегда называется канономъ Пасхи, а не праздника; канономъ же «праздника» именуется канонъ соотвѣтственной недѣли, т. е. отъ Антипасхи 7 дней – канонъ Ѳомы, затѣмъ 7 дней канонъ Мироносицъ, далѣе 3 дня канонъ Разслабленнаго, затѣмъ 8 дней каноны Преполовенія, далѣе 3 дня – канонъ Самарянки, еще 4 дня – канонъ Слѣпаго, далѣе 9 дней – каноны Вознесенья, затѣмъ одинъ день – заупокойной, затѣмъ 7 дней – каноны Пятидесятницы и наконецъ, канонъ Всѣхъ Святыхъ, поемый послѣ воскреснаго канона 8-го гласа. Тоже касается и выраженій – «тропарь», или «кондакъ праздника». Итакъ, когда въ семъ 1910 году будете видѣть на дни пр. Іова и Іоанна Богослова «канонъ праздника», то знайте, что это не канонъ Пасхи, а Мироносицъ; день Св. Кирилла и Меѳодія – канонъ Разслабленнаго, а въ коронацію – канонъ Преполовенія; въ день Св. Константина и Елены – канонъ Самарянки, а въ день Рожденія Государыни 25 мая – канонъ Слѣпаго.

Затѣмъ прошу знать, что литургію и прочія службы начинаемъ съ крестомъ только во дни Свѣтлой Седьмицы, да въ Отданіе Пасхи, а въ прочіе дни только поемъ трижды тропарь Пасхи послѣ начальнаго возгласа іерея. Предъ отпустомъ тропарь Пасхи поется только на литургіи, и при томъ трижды, а на проч. службахъ тропарь Пасхи отнюдь не поется предъ отпустомъ. Въ дни Свѣтлой Седьмицы послѣ словъ іерея: «благословеніе Господне на васъ» клиръ въ алтарѣ поетъ половину тропаря, а ликъ кончаетъ: «и сущимъ во гробѣхъ животъ даровавъ», затѣмъ говорится отпустъ пасхальный съ крестомъ и бываеть троекратное привѣтствіе: «Христосъ воскресе! Воистину Воскресе!». Въ дальнѣйшіе же дни Пятидесятницы только предъ отпустомъ литургіи тропарь Пасхи поется трижды (на Седьмицѣ пасхальной однажды – потому, что послѣ заамвонной молитвы его пропѣли 12 разъ), а отпустъ («воскресый изъ мертвыхъ, Христосъ, истинный Богъ нашъ» и пр.) безъ креста и безъ привѣтствій, каковое потомъ бываетъ, и съ крестомъ, только на литургіи дня Отданія Пасхи, когда и отпустъ произносится пасхальный.

Умножая пасхальные символы послѣ Антипасхи, многіе наши іереи уменьшаютъ ихъ тогда, когда ихъ должно соблюдать во всей полнотѣ, т. е. на Свѣтлой Седьмицѣ, и не умѣютъ кадить по пасхальному и мірянъ не учатъ, какъ отвѣтствовать на кажденіе предъ ними. Впрочемъ я уже писалъ нѣсколько лѣтъ тому назадъ, что у насъ на Волыни вообще не знаютъ порядка кажденія, но моего писанія большинство не удостоили прочитать, и кадятъ по прежнему нелѣпому порядку вопреки типикону. На Пасхѣ же, когда іерей кадитъ съ крестомъ, то долженъ, кадя на народъ, каждое наклоненіе своей головы сопровождать возгласомъ: «Христосъ воскресе», причемъ міряне, не кланяются только, но и осѣняютъ крестомъ (взирая на крестъ въ рукѣ священника) и отвѣчаютъ: «Воистину Воскресе». Кадить же мірянъ слѣдуетъ такъ: 1) обкадивъ иконы иконостаса, – съ амвона кадить сперва лики поющихъ, а потомъ всѣхъ предстоящихъ, и затѣмъ 2) спустившись внизъ и покадивъ каждый образъ на анологіяхъ и въ кіотахъ, затѣмъ всякій разъ кадить на предстоящихъ образу людей, причемъ во дни Св. Пасхи привѣтствовать ихъ словами: «Христосъ воскресе».

Богослужебная замѣтка о попразднествѣ Пасхи[9].

До нашего свѣдѣнія дошло, что по многимъ селамъ, несмотря на прошлогоднее предупрежденіе, продолжаютъ коверкать службу попразднества Пасхи, именно, поютъ канонъ Пасхи во всѣ дни до Вознесенія. Итакъ напоминаемъ принтамъ епархіи, что пасхальный канонъ поется только на 12 заутреняхъ въ году: въ 7 дней свѣтлой седьмицы и въ воскресенія: Мироносицъ, Разслабленнаго, Самаряныни, Слѣпого и, наконецъ, въ день отданія Пасхи.

Въ прочіе дни слѣдуетъ пѣть канонъ предыдущей недѣли: Антипасхи, Мироносицъ и проч. Такъ въ праздникъ св. Георгія слѣдовало пѣть канонъ Антипасхи и Георгія (катавасія «Воскресенія день»); день ап. Марка (25 апрѣля) и ап. Іакова (30 апрѣля) канонъ Мироносицъ (гл. 2) и апостола, катавасія Пасхи. Во дни св. Бориса и Глѣба (2 мая) и преп. Ѳеодосія печерскаго (3 мая) канонъ Разслабленнаго (гл. 3) и святымъ, катавасія Пасхи; 4 и 11 мая канонъ и катавасія Преполовенія (во второмъ случаѣ также канонъ св. Кириллу и Меѳодію ; 6 мая (преп. Іова) и 9 (святителя Николая) канонъ Преполовенія и святому, катавасія Пасхи; въ день коронаціи (14 мая) канонъ Самаряныни (гл. 4) и святому, катавасія Пасхи; 21 мая въ день св. Константина и Елены канонъ Вознесенія и святымъ, катавасія Вознесенія; 25 мая (обрѣтеніе главы Предтечевой) канонъ Вознесенія и Предтечи.

Таковъ порядокъ каноновъ во дни поліелейные и Преполовенія, когда полагается катавасія на каждой пѣснѣ, а въ будни, когда нѣтъ поліелея, то 3, 6, 8 и 9 пѣсни покрываются (вмѣсто катавасіи) ирмосомъ минеи воспоминаемаго святого, а отнюдь не ирмосами Пасхи.

Сверхъ того еще нужно имѣть въ виду, что тройное Христосъ воскресе, съ коего начинается каждая служба, замѣняетъ собою отъ недѣли Ѳоминой до отданія Пасхи отнюдь не трисвятое, а только молитву Царю небесный, такъ что на 3 часѣ, на 9 часѣ должно послѣ Христосъ воскресе читать трисвятое. Сей же пасхальный тропарь замѣняетъ собою Пріидите поклонимся на тѣхъ службахъ, которыя начинаются съ этого троекратнаго поклоненія Царю и Богу послѣ возгласа священника «Благословенъ Богъ нашъ»: ясно, что здѣсь разумѣется вечерня, повечеріе (если оно слѣдуетъ непосредственно за вечерней), и утреня; на часахъ же 3, 6 и 9 и даже на первомъ часѣ должно читать Пріидите поклонимся, какъ въ обыкновенное время.

Предъ отпустомъ тропарь св. Пасхи поется въ эти 32 дня только на литургіяхъ (и притомъ трижды), но отнюдь ни на вечерняхъ, ни на утреняхъ, ни на молебнахъ, ни на панихидахъ, ни на прочихъ службахъ, которыя заканчиваются такимъ же порядкомъ, какъ во все время церковнаго года.

 

Сост. Ред.

 

[1] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1902. № 23. Ч. Оффиц. С. 584-585.

[2] Владыка поясняетъ: «Много разъ я говорилъ вамъ о поклонахъ земныхъ и отвращалъ васъ отъ еретическаго обычая стоять на колѣняхъ, какъ сидятъ кошки. Въ основѣ правила стоять передъ Богомъ на молитвѣ или падать ницъ въ земномъ поклонѣ лежитъ то, что мы призваны ко спасенію. Господь сказалъ Апостоламъ «други моя», и потому мы стоимъ передъ Нимъ. Но мы помнимъ нашу грѣховность и Божіе величіе, передъ которымъ мы падаемъ ницъ, какъ бы молясь: прости и возстаю, и вотъ мы снова выпрямились и стали. Такъ молимся мы «возстави» на вечерни Пятидесятницы. Поэтому еще разъ: не становитесь на колѣна, происхожденіе этого обычая неблагодатно, создали его еретики. Въ православной молитвѣ нѣтъ правильнаго соотвѣтствующаго ему настроенія. Надо различать: покаяніе и паденіе ницъ передъ величіемъ Божіимъ – въ православномъ земномъ поклонѣ; рабское, теплохладное поклоненіе – стояніе на колѣнахъ и, наконецъ, полное надежды предстояніе. Мы осуждаемъ не жестъ, а непослушаніе Церкви, руководимой Святымъ Духомъ. И мы даже не осуждаемъ, но просимъ понять и напоминать себѣ, какъ далекъ этотъ обычай отъ православнаго духа и церковнаго пониманія предстоянія передъ Богомъ, православнаго покаянія и поклоненія Богу». (Мысли блаж. митр. Антонія, высказанныя имъ въ проповѣдяхъ 1935/1936 гг. Нью-Іоркъ 1961. C. 22.). Ред.

[3] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1903. № 25. Ч. Оффиц. С. 719-720.

[4] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1903. № 30. Ч. Оффиц. С. 791-793.

[5] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1913. № 11. Ч. Неофф. С. 204.

[6] «Вѣра и Разумъ». 1915. Томъ 1. С. 548-550.

[7] Относительно времи вынося плащаницы, если въ Великій пятокъ случится праздникъ Влаговѣщенія, свт. Филареъ, Митр. Московскій поясняетъ: «Уставъ полагаете литургію съ вечернею: и ничего не говорить о плащаницѣ; потому, думаю, что ношеніе плащаницы первоначально было положено только во время утрени; а потомъ на вечерню перенесено только для архіерейскихъ соборныхъ служеній, чтобы духовенство всего города могло совершить сей чивъ съ архіереемъ на вечернѣ, а потомъ въ своихъ мѣстахъ на утрени. Теперь ношеніе плащаницы на вечернѣ распространено, и совершается по преданію: а какъ оному быть при литургіи, не разрѣшаетъ ни уставъ, ни преданіе. Примѣръ для примѣненія можно найти въ навечеріи Богоявленія. Тогда по заамвонной молитвѣ поются стихиры на стиховнѣ и слѣдуетъ освященіе воды. По сему примѣру нынѣ въ великій пятокъ, по заамвонной молитвѣ прилично пѣть стихиры на стиховнѣ изъ вечерни великаго пятка, потомъ трисвятое, тропарь, благообразный Іосифъ, и во время пѣнія сего тропаря, ношеніе плащаницы, по пренесеніи кажденіе ея, поклоненіе, цѣлованіе и отпустъ. А малое повечеріе, какъ никогда не соединяемое съ литургіею, особо, по времени. Такъ мы положили быть здѣсь: такъ предлагаю быть и у васъ». (Письма Митр. Московского Филарета къ Намѣстнику Свято-Троицкія Сергіевы Лавры Архим. Антонію 1831-1867 гг. Ч. 3. М. 1883. № 1027. С. 322-323.). Ред.

[8] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1910. № 18. Ч. Неофф. С. 341.

[9] «Волынскія Епарх. Вѣдом.». 1911. № 18. Ч. Неофф. С. 370-371.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: