Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – О духовномъ воскресеніи человѣка (Слово въ недѣлю Новую, или Ѳомину).

Послеши Духа Твоего, и обновиши лице земли.

(Пс. 103, 30).

 

Когда мы, братіе, торжествуемъ здѣсь, въ храмѣ Божіемъ, великія благодѣянія Божіи падшему роду человѣческому, – какое дивное, великое торжество совершается въ нерукотворенномъ храмѣ природы, которому покровомъ служитъ неизмѣримый сводъ небесный, освѣщаемый богозданными свѣтилами дня и ночи, у котораго подножіе земля, украшаемая теперь такъ роскошно и великолѣпно, какъ не одѣвался Соломонъ во всей славѣ своей! Когда здѣсь мы продолжаемъ радоваться и торжествовать славное и свѣтоносное Воскресеніе изъ мертвыхъ Господа Іисуса Христа, а съ Нимъ совоскресеніе и обновленіе всего рода человѣческаго, – какое свѣтлое и радостнѣйшее торжество воскресенія и обновленія послѣ зимней мертвенности и оцѣпенѣнія къ новой многоплодной жизни совершается тамъ, внѣ жилищъ нашихъ, гдѣ самые холмы и горы, по слову Пророка, препоясуются радостію! Когда здѣсь мы возносимъ пѣснь хвалы и благодаренія Господу, бдагодѣявшему намъ, – какая живая, восторженная пѣснь, полная жизни и радости, чувства вседовольства и блаженства, возносится миріадами голосовъ среди полей и луговъ, среди дебрей и лѣсовъ, среди горъ и удолій! Кажется, всѣ созданія Божіи и одушевленныя и неодушевленныя, повинуясь гласу пророческому, призывающему всю тварь къ хваленію Господа, вознесли едиными усты и единымъ сердцемъ одну чудную и таинственную, радостную и восторженную, неумолкающую пѣснь хвалы и благодаренія своему Творцу и Зиждителю, своему Владыкѣ и Промыслителю. Поистинѣ дивное, вселенское торжество совершается теперь въ окружающемъ насъ мірѣ. И нѣтъ сердца, которое не проникнулось бы живымъ сочувствіемъ къ сему всемірному торжеству, которое не билось бы особенно радостно при одномъ взглядѣ на то, что совершается теперь въ такъ называемой неодушевленной природѣ. Нѣтъ нужды, что это чудное торжество природы повторяется каждогодно. Каждый разъ оно ново для сердца, способнаго чувствовать близость къ себѣ Творца своего, наслаждаться чистою радостію, которая разливается во вселенной тѣмъ же животворящимъ Духомъ Божіимъ, который исполняетъ сердца избранныхъ Своихъ радостію неизглаголанною и прославленною. Каждый разъ оно поучительно для разума, способнаго созерцать сквозь видимое – невидимое, самую присносущную силу Божію, въ зерцалѣ творенія видѣть самый пречистый образъ Творца.

И для чего иначе обновлялась бы ежегодно предъ очами нашими эта великолѣпнѣйшая картина, если не для того, чтобы зрѣлище щедродательной любви Божіей, которая отверзетъ только руку свою, и всяческая исполняются благости, все оживаетъ и воскресаетъ, все радуется и веселится, все блаженствуетъ и торжествуетъ, – чтобы это умилительное и утѣшительное зрѣлище питало сердце наше любовію къ Богу и предощущеніемъ блаженства нашего въ Богѣ, укрѣпляло духъ нашъ упованіемъ на благость и милосердіе Отца небеснаго; чтобъ созерцаніе тварей возводило умъ нашъ къ познанію тайнъ премудрости, благости, всемогущества и правосудія Божественнаго; чтобы, видя этотъ благоукрашенный, нерукотворенный домъ Божій, мы сами могли благоустроить себя въ жилище Божіе духомъ, научались бы тому, како подобаетъ и намъ въ дому Божіемъ жити, какъ чадамъ Отца небеснаго, а не какъ наемникамъ и пришельцамъ?

И нѣтъ ничего, братіе, мои, пріятнѣе для сердца, утѣшительнѣе для духа, поучительнѣе для разума, какъ подобное созерцаніе окружающей насъ природы, особенно въ настоящіе дни обновленія и возрожденія ея къ новой жизни, когда все окружающее насъ невольно останавливаетъ на себѣ наши взоры, невольно привлекаетъ къ себѣ наше вниманіе. Такимъ именно созерцаніемъ твореній Божіихъ питали свою душу, возвышали и освящали свое воображеніе, услаждали свое сердце, просвѣщали свой разумъ святые Божіи человѣки. Читайте божественную, вдохновенную книгу Псалмовъ, и увидите, какъ святая душа Давидова любила услаждаться, возносясь отъ красоты видимыхъ твореній Божіихъ къ неизреченной красотѣ Божества, лобызая во всѣхъ явленіяхъ міра видимаго слѣды премудрости и благости Божіей. Для нѣкоторыхъ изъ величайшихъ подвижниковъ христіанскихъ книга природы служила единственною книгою, по которой они научались и истинному богопознанію и истинно богоугодной жизни. «Откуда ты научился всему, что знаешь, въ пустынѣ, въ удаленіи отъ людей, не учившись никакимъ наукамъ?» спрашивали преподобнаго Антонія Великаго нѣкіе пытливые посѣтители. «Предо мною двѣ отверстыя книги, отвѣчалъ имъ старецъ: написанныя не человѣками, а Богомъ, – небо и земля. Ихъ я читаю, изъ нихъ поучаюсь, ими умудряюсь во спасеніе». Самъ Господь Іисусъ Христосъ указалъ намъ, какъ созерцаніемъ видимыхъ твореній самыя таинственныя дѣйствія благодати Божіей содѣлывать для себя какъ бы видимыми и осязаемыми. Хочетъ ли Онъ изъяснить, напримѣръ, тайну единенія вѣрующихъ съ Нимъ Самимъ, какъ Главою? Онъ уподобляетъ Себя виноградной лозѣ, а насъ вѣтвямъ, которыя и существуютъ, и держатся, и питаются только лозою. Хочетъ ли показать намъ дѣйствіе слова Божія въ сердцахъ человѣческихъ? Онъ уподобляетъ его сѣмени, которое, смотря по свойству земли, то вовсе не даетъ ростка, то, и прозябши, погибаетъ, то выростаетъ совершенно и приноситъ обильный плодъ. Желая открыть намъ тайну вселенія и возрастанія внутрь насъ царствія Божія, Онъ уподобляетъ его квасу, скрытому въ сатѣхъ трехъ муки и проницающему и претворяющему все смѣшеніе. Хочетъ ли изобразить свойство души, уповающей на Бога? Онъ уподобляетъ ее птицамъ небеснымъ, которыя ни сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, но Отецъ небесный питаетъ ихъ.

Чему же, спросите, можно научиться намъ изъ богописанной книги природы въ настоящее время, когда она такъ, привлекательно раскрывается предъ нами? Мы могли бы, братіе, прочитать въ ней всѣ главнѣйшіе члены нашей вѣры, всѣ существенные предметы нашего вѣдѣнія. Здѣсь, является намъ картина самаго сотворенія всѣхъ видимыхъ, тварей. Мы становимся какъ бы очевидными зрителями; того, какъ отдѣляются воды и является суша, какъ по глаголу Творческому земля произращаетъ быліе травное, сѣющее сѣмя по роду своему, и древо плодовитое, какъ населяется и земля, и воздухъ, и воды миріадами новыхъ живыхъ существъ. Здѣсь, видимо и осязаемо является намъ та присносущная сила Божія, которая все содержитъ, всѣмъ управляетъ, все возсозидаетъ и обновляетъ, всему даетъ жизнь и дыханіе и подаетъ пищу всему живущему. Здѣсь мы можемъ видѣть и образъ нашего первобытнаго блаженства и слѣды горькаго паденія нашего. Ибо отчего такъ весело, такъ беззаботно, съ такою полнотою счастья и блаженства торжествуютъ нынѣ такъ называемыя неразумныя твари? Оттого, что онѣ не согрѣшили предъ Господомъ, и если страждутъ иногда, воздыхаютъ и болѣзнуютъ, то страждутъ за человѣка и отъ человѣка. Отчего, напротивъ, самъ человѣкъ угрюмъ и печаленъ и среди самаго торжества природы? Отчего онъ такъ согбенъ надъ плугомъ, и крупный потъ падаетъ съ чела его? Оттого, что преступленіемъ заповѣди Господней онъ заслужилъ наказаніе правды Божіей, осудившей его на труды и печали, на болѣзни и смерть. Здѣсь, увидѣли бы мы предъизображеніе и будущаго обновленія всей твари, будущаго воскресенія нашего изъ мертвыхъ, будущей новой жизни нашей во царствіи Божіемъ. Но яснѣе, живѣе и поучительнѣе всего въ весеннемъ обновленіи природы изображается намъ, братіе, наше внутреннее обновленіе, наше духовное воскресеніе отъ смерти грѣховной къ новой благодатной жизни во Христѣ Іисусѣ. Въ этомъ юнѣющемъ видѣ природы внѣшней представляется намъ образъ той обновляющейся, яко орля, юности избранныхъ Божіихъ, кои возрастаютъ, процвѣтаютъ и плодоносятъ въ духовномъ вертоградѣ Церкви Божіей. Это, братіе, мои, такой важный и поучительный для насъ предметъ, который преимущественно достоинъ занять все вниманіе наше и которому мы намѣрены посвятить не одно настоящее, но и будущія неоднократныя собесѣдованія наши съ вами. Чему жe лучше и посвятить время продолжающагося празднованія Воскресенія Христова, какъ не размышленію о нашемъ духовномъ совоскресеніи съ Нимъ, о нашемъ обновленіи и возвращеніи въ свободу славы чадъ Божіихъ?

Итакъ, отчего не всегда весна въ природѣ видимой и отчего бываетъ зима? Не оттого, чтобы солнце удалялось отъ насъ зимою и приближалось къ намъ весною и лѣтомъ, – зимою, какъ замѣтили астрономы, мы еще ближе бываемъ къ солнцу, нежели лѣтомъ; но оттого, что обитаемая нами часть земли на нѣкоторое время отвращается отъ солнца. Отъ этого происходитъ, что тотъ же лучъ солнца, который не только освѣщаетъ но и согрѣваетъ насъ весною, въ зимнее время только скользитъ по земной поверхности, не проникая въ глубь земли, не производя въ ней благотворной и живительной теплоты. Тогда все предается на ней мертвенному оцѣпенѣнію, покрывается снѣгомъ, какъ бы нѣкіимъ гробовымъ покровомъ. Когда же страна наша опять обращается прямо къ солнцу, тогда лучи его, проникая глубже, кроизводятъ животворную теплоту, разрушаютъ зимній покровъ и оцѣпенѣніе земли и возбуждаютъ таившуюся въ ней жизнь. То же бываетъ, братіе, мои, и съ душею грѣшника. Отчего она такъ холодна и равнодушна ко всѣмъ обѣтованіямъ и угрозамъ Божіимъ, такъ мертва и безчувственна ко всему доброму и святому, такъ слѣпа и невнимательна къ собственной злой участи? Не оттого, чтобы вѣчное Солнце правды – Господь Богъ нашъ удалился отъ нея и оставилъ ее. Къ грѣшникамъ Онъ, можно сказать, еще ближе, нежели къ праведникамъ: се стою при дверехъ и толку, говоритъ Онъ всякой грѣшной душѣ: аще кто услышитъ гласъ Мой, и отверзетъ двери, вииду къ нему, и вечеряю съ нимъ (Апок. 3, 20). На сына заблудшаго и обращающагося Отецъ небесный взираетъ съ большею радостію, нежели на сына, заповѣди Его не преступившаго. О единомъ грѣшникѣ кающемся все небо болѣе веселится и радуется, нежели о девятидесяти и девяти праведникахъ, не имѣющихъ нужды въ покаяніи. Но оттого мертва духовно, безжизненна въ вѣрѣ и благочестіи душа грѣшная, что, возлюбивши грѣхъ, она отвратилась отъ лица Божія, удалилась отъ Него на страну далече, предалась влеченію страстей и похотей, огрубѣла и обезчувствѣла въ злыхъ навыкахъ. Оттого всѣ дѣйствія благодати Божіей, которыя такъ свѣтло и живоносно, такъ благотворно и спасительно дѣйствуютъ на душу, живущую вѣрою, въ душѣ грѣшника не производятъ никакого дѣйствія, скользятъ по ея поверхности, какъ зимній лучъ солнца по поверхности земной. Слушаетъ ли она Слово Божіе, которое, по опыту душъ чистыхъ и святыхъ, такъ живо и дѣйственно, что острѣе меча обоюду остра, проходитъ до раздѣленія души же и духа, членовъ же и мозговъ? Она слушаетъ его равнодушно, какъ всякое слово человѣческое, такъ что оно падаетъ на нее, какъ на землю убитую и утоптанную, какъ на землю каменистую и безплодную. Присутствуетъ ли она въ храмѣ Божіемъ, гдѣ души благочестивыя находятъ свой покой и отраду, свое утѣшеніе и радость, все свое счастіе и блаженство? Она присутствуетъ, равнодушно, какъ въ обыкновенныхъ мѣстахъ собраній, смотритъ на совершающіяся таинства, какъ на зрѣлище, блуждаетъ мыслями своими внѣ храма, а взорами по лицамъ, предстоящихъ здѣсь, наблюдаетъ не то, что совершается, а кто и какъ предстоитъ здѣсь, не страшится предъ взоромъ Самого Судіи міра стать судіею своихъ ближнихъ. Пріемлетъ ли самыя таинства святыя, въ которыхъ души благочестивыя обрѣтаютъ жизнь и радость, оправданіе и освященіе? Душа грѣшная пріемлетъ ихъ безъ вѣры и любви, безъ страха Божія и благоговѣнія, почему пріемлетъ въ осужденіе и въ смерть. Получаетъ ли благодѣянія Божіи, въ которыхъ души вѣрующія видятъ незаслуженный даръ любви Божіей, и тѣмъ живѣе возносятся къ Богу въ благодареніяхъ, и славословіяхъ? Душа грѣшная получаетъ ихъ, какъ подобающую себѣ дань, съ холодностію и небреженіемъ, не помня благодѣющаго Бога. Встрѣчаетъ ли скорби и бѣдствія, въ которыхъ души благоговѣйныя видятъ заслуженную себѣ казнь, и тѣмъ паче смиряются подъ крѣпкую руку Божію, тѣмъ паче стараются объ очищеніи себя отъ всякія скверны? Она встрѣчаетъ ихъ съ негодованіемъ на все и на всѣхъ, съ ропотомъ на самую правду Божію, съ хулою на самое милосердіе Господне; готова обвинять всѣхъ, кромѣ себя самой. Такъ бездѣйственны бываютъ всѣ дѣйствія благодати Божіей, когда душа человѣческая отвращаетъ лице свое отъ Бога, уклоняется въ страну мрака и грѣха. Это истинная зима духовная!

Отчего земля наша обращается къ солнцу и бываетъ на ней весна? Отъ внутренняго дѣйствія на нее самого солнца, которое естествоиспытатели назвали тяготѣніемъ. Такъ и душа грѣшная не могла бы обратиться къ Богу, если бы не привлекалъ ее Самъ Господь силою вседѣйствующей благодати Своей: никтоже можетъ прыти ко Мнѣ, говоритъ Господь, аще не Отецъ, пославый Мя, привлечетъ его. Но здѣсь нужно замѣтить, братіе, что душа человѣческая одарена отъ Господа высочайшимъ даромъ свободнаго произволенія, такъ что можетъ и повиноваться влеченію благодати Божіей, покоряться Духу Святому и свободно обращаться къ Богу, а можетъ, на погибель себѣ, упорствовать во злѣ, противиться Самому Духу Божію. Такъ Слово Божіе упрекаетъ нѣкіихъ людей: жестоковыйніи и необрѣзанніи сердцемъ и ушесы, вы присно Духу Святому противитеся. Посему Господь Богъ, привлекая насъ къ Себѣ всею силою благодати Своей, долготерпѣливо ожидаетъ нашего свободнаго обращенія къ Нему: обратитеся ко Мнѣ, и обращуся къ вамъ, глаголетъ Господь Вседержитель. Посему-то и убѣждаетъ всѣхъ Слово Божіе: днесь аще гласъ Его услышите, не ожесточите сердецъ вашихъ.

Итакъ, возлюбленный собратъ мой, гдѣ и чрезъ кого ты ни услышалъ бы сей гласъ Господень, гласъ обличающій и увѣщевающій, гласъ убѣждающій и влекущій къ покаянію, не отвращай слуха твоего, не ожесточай сердца твоего, не противься Духу Божію, зовущему тебя ко спасенію. Услышишь ли его въ храмѣ или на торжищѣ, отъ великаго праведника или отъ подобнаго тебѣ грѣшника, изъ устъ друга или врага твоего, въ неожиданной радости иди печали, въ событіяхъ благотворныхъ или грозныхъ; какъ скоро пробудится отъ него совѣсть твоя, очнется отъ сна грѣховнаго душа твоя, умилится имъ сердце твое, возбудится сознаніе исправленія и обращенія къ Богу: блюди сію драгоцѣнную минуту, не давай сна очамъ твоимъ, ни вѣждамъ твоимъ дреманія, не медли обратитися ко Господу. Послѣ каждаго новаго противленія Духу Божію усиливается ожесточеніе и хладъ духовный, подобно какъ, по наступленіи зимы, со дня на день усиливается холодъ. Послѣ каждаго отверженія благодати Божіей усиливается власть діавола надъ нами. Послѣ каждаго пробужденія и опять усыпленія отягчается сонъ грѣховный и дѣлается безпробуднымъ. Днесь, аще гласъ Его услышите, не ожесточите сердецъ вашихъ; обратитеся ко Мнѣ, и обращуся къ вамъ, глаголетъ Господь Вседержитель. Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Томъ III. М. 1890. С. 1-8.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: