Мученичество Св. Апостола Петра.

Пepвoвepxoвный апостолъ Петръ наряду съ другими апостолами много потрудился въ дѣлѣ распространенія и утвержденія Церкви Христовой въ мірѣ. Первый распространивъ Церковь Іерусалимскую своими вдохновенными рѣчами (Дѣян. II, 41; IV, 4) и первый же отверзши двери вѣры язычникамъ въ Кесаріи (XI, 1-18), св. Петръ проповѣдывалъ Евангеліе царствія Божія въ Антіохіи (XI, 26; Гад. II, 11), въ Понтѣ, Галатіи, Каппадокіи, Асіи и Виѳиніи (1 Петр. I, 1), затѣмъ – въ Вавилонѣ на Ефратѣ (V, 13), даже, по преданію, въ Греціи (ср. 1 Кор. I, 12) и, наконецъ, незадолго до кончины своей, перенесъ апостольское свое служеніе въ Римъ. Послѣдній знаменитый городъ, по единогласному церковному преданію, былъ мѣстомъ мученической кончины первоверховнаго апостола Петра, память которой святая Церковь совершаетъ ежегодно 29 іюня.

Что апостолъ Петръ запечатлѣлъ свои апостольскіе подвиги мученичествомъ, свидѣтельство объ этомъ имѣется древнѣйшее, еще отъ Римскаго епископа Климента, ученика этого апостола. Въ 5 главѣ своего посланія къ Коринѳской Церкви, написаннаго, еще до 70 года по Р. Хр., епископъ Климентъ, желая привести «достойные» примѣры такихъ величайшихъ лицъ, которыя по ревности и зависти подверглись гоненію и мученической смерти, говоритъ: «Петръ по несправедливой зависти понесъ не одно, не, два, но много бѣдствій и такимъ образомъ, претерпѣвши мученичество, отошелъ въ подобающее мѣсто славы». Что смерть апостола Петра случилась именно въ Римѣ, о томъ прямо свидѣтельствуетъ Коринѳскій епископъ Діонисій († 178 г.) въ своемъ посланіи къ римлянамъ. Называя Римскую и Коринѳскую церкви родными другъ другу насажденіями апостоловъ Петра и Павла, овъ говоритъ: «оба они насадили насъ, коринѳянъ, и оба учили, равно какъ и въ Италіи оба они учили и оба въ одно время пострадали» (Евсев., церк. истор. XI, 25). Нѣсколько позже Римскій пресвитеръ Кай (въ 200 г.) въ своемъ сочиненіи противъ монтаниста Прокла свидѣтельствуетъ о томъ же, говоря: «я могу показать тебѣ трофеи апостоловъ Петра и Павла; если ты пойдешь въ Ватиканъ или по дорогѣ въ Остію, то тамъ найдешь памятники (т. е. надгробные) тѣхъ мужей, которые основали эту Церковь» (тамъ же). Тертулліанъ (въ 3 в.) ублажаетъ Церковь въ Римѣ, гдѣ св. Петръ апостолъ претерпѣлъ мученическую смерть. Къ этимъ древнимъ и важнымъ свидѣтельствамъ, объясняемымъ только историческою дѣйствительностію событія, присовокупимъ и то, что ни одинъ отецъ Церкви не сомвѣвался въ этой истинѣ и никакой другой городъ, кромѣ Рима, не обнаружилъ притязанія считаться мѣстомъ смерти первоверховнаго апостола Петра.

При какихъ, же обстоятельствахъ и когда св. Петръ претерпѣлъ въ Римѣ мученическую смерть? Оригенъ говоритъ, что апостолъ Петръ прибылъ въ Римъ подъ конецъ своей жизни, а Лактанцій прямо свидѣтельствуетъ, что это было тогда, когда царствовалъ Неронъ; по свидѣтельству историка Евсевія, апостолъ Петръ скончался мученически въ послѣднія годъ жизни Нерона (въ 68 году). Извѣстно, что этотъ тиранъ первый изъ язическихъ царей поднялъ убійственную свою руку на Церковь Христову, и юнымъ чадамъ ея предстояла великая опасность; потребна было при глубокой вѣрѣ необыкновенное мужество для того, чтобы не поколебаться въ борьбѣ съ самыми ужасными мученіями, какимъ вѣрующіе были подвергаемы отъ безчеловѣчнаго тирана. Услышавши объ опасномъ состояніи Церкви въ Римѣ, гдѣ апостолъ Петръ, по указанію того же Евсевія, имѣлъ свое пребываніе еще ранѣе, отъ 43 до 49 года, во время изгнанія императоромъ Клавдіемъ іудеевъ изъ Рима, апостолъ первоверховиый поспѣшилъ сюда для подкрѣпленія вѣрныхъ и, «совершивши нѣсколько чудесъ, по дарованной ему отъ Бога власти, обратилъ къ истинѣ великое множество людей» (Лактанцій). Вѣроятно, теперь въ теченіи отъ двухъ до четырехъ лѣтъ св. апостолъ Петръ пребывалъ въ Римѣ, и вмѣстѣ съ апостоломъ Павломъ стоялъ во главѣ Римскаго христіанскаго общества, занинаясь здѣсь внутреннимъ и окончательнымъ устройствомъ Церкви. Римское правительство, издавна заботившееся о неприкосновенности старой государственной религіи, конечно, не могло равнодушно смотрѣть на чрезвычайные успѣхи новой религіи, и быстрая успѣшная дѣятельность первоверховныхъ апостоловъ въ Римѣ естественно возбудила въ язычникахъ сильную ненависть къ новой такъ называемой сектѣ и особенно съ тѣхъ поръ, когда въ огромномъ числѣ обратившихся ко Христу оказались придворныя лица и даже двѣ жены императора Нерона, особенпо имъ любимыя. И вотъ ужасными жестокостями отъ 64 года по Р. Хр. и до самой смерти своей этотъ «гнусный и кровожадный тиранъ разрушалъ небесный храмъ и уничтожалъ истину» и прежде всего погубилъ св. апостоловъ Петра и Пама, какъ виновниковъ распространенія Церкви Христовой въ Римѣ.

Сначала апостолъ Петръ былъ заключенъ въ темницу, находившуюся у подножія холма Капитолійскаго. Вѣрные, какъ гласить древнее церковное преданіе, узнавши объ угрожавшей апостолу явной опасности, въ видѣ великой пользы для церкви Христовой просили его и дали ему возможность удалиться изъ Рима. Но разсказу св. Амвросія, Петръ апостолъ не задолго до своей смерти, побѣжденный прежнею своею любовью къ жизни, или, точнѣе, общимъ желаніемъ вѣрующихъ, самъ убѣжалъ изъ тюрьмы и при выходѣ изъ Рима вдругъ увидѣлъ Іисуса Христа, шедшаго къ нему на встрѣчу съ крестомъ на раменахъ. Съ простодушнымъ любопытствомъ апостолъ Петръ спросилъ Его: «Господи, куда идешь?» – «Я иду въ Римъ для того, чтобы еще разъ быть распятымъ!» – отвѣтилъ Спаситель, и затѣмъ сталъ Одъ невидимъ. Тогда апостолъ Петръ уразумѣть, что въ этихъ словахъ божественный Учитель его объявилъ Свою волю – пострадать ему, апостолу, – что Господу не угодно укрывательство или уклоненіе отъ страданій, и потому Петръ поспѣшно возвратился въ городъ Римъ и съ радостію ожидалъ своего мученическаго вѣнца. Это преданіе доселѣ живетъ въ устахъ жителей Рима и олицетворено въ устроеніи одной церкви съ именемъ Domine, quo vadis? (Господи, куда идешь?), стоящей на Анпіевой улицѣ у Севастійскихъ воротъ. Нужно замѣтить, что означенное сказаніе не стоитъ въ противорѣчіи съ личностію Петра или, точнѣе, естественнаго Симона, въ которомъ боязнь страданій была характеристическою чертою (Матѳ. XVI, 22-24; XXVI, 69-75); но оно не совсѣмъ мирится съ личностью того аностола Петра, какимъ онъ сталъ по сошествіи Св. Духа въ праздникъ Пятидесятницы и притомъ въ преклонныхъ лѣтахъ. Исторія намъ показываетъ, съ какою самоотверженною любовію и твердою вѣрою, съ какимъ постояннымъ и великимъ мужествомъ апостолъ Петръ слѣдовалъ за воскресшимъ Господомъ Іпсусомъ въ страданіяхъ и смерти, какъ терпѣднвъ былъ въ страданіи, къ которому былъ призванъ (1 Петр. II, 20-21), и, безъ сомнѣнія, св. Петръ радостно ожидалъ наступленія того часа, когда удостоится свою любовь ко Христу запечатлѣть своею кровью (2 Петр. I, 14; ср. 1 Петр. I, 4). Такое именно представленіе о личности и характерѣ апостола Петра вполнѣ подтверждается и тѣмъ замѣчательнымъ мужествомъ, съ какимъ онъ незадолго до собственнаго послѣдняго страданія отнесся къ мученичеству своей жены, конечно, также не мало потрудившейся въ евангельскомъ служенія. Жену свою онъ укрѣплялъ среди мученическихъ подвиговъ напоминаніемъ имени Господа. Такъ Климентъ Римскій повѣствуетъ: «говорятъ, блаженный Петръ, видя, что его жену ведутъ на смерть, весьма обрадованъ былъ ея призваніемъ; тогда, назвавъ ее по имени, онъ тономъ сильнаго убѣжденія и увѣщанія воскликнулъ къ ней: «жена, помнн Господа!» (Евсев. III, 20). Такое преданіе простое, по замѣчанію Неандера, мы не имѣемъ никакого основанія считать сомнительнымъ.

Единогласное свидѣтельство древнихъ у твверждаеть, что апостолъ Петръ, какъ іудей, иноземецъ и потому причисленный въ низкому народу, былъ осужденъ на распятіе, на казнь позорнѣйшую у язычниковъ, между тѣмъ съ апостоломъ Павломъ, какъ римскимъ гражданиномъ, поступлено съ уваженіемъ: онъ не долженъ былъ сдѣлаться предметомъ забавнаго зрѣлища народа, но прямо обезглавленъ мечомъ. Мученическая, притомъ крестная смерть апостола Петра, какъ и время ея, именно въ старости, были предвозвѣщены Спасителемъ еще въ знаменательномъ изреченіи апостолу: «истинно, истинно говорю тебѣ: когда ты былъ молодъ, то препоясывался самъ и ходилъ куда хотѣлъ; а когда состарѣешься, то прострешь руки свои и другой препояшетъ тебя и поведетъ, куда не хочешь» (Іоан. XXI, 18-19). Замѣчательно, что когда апостолъ Петръ узналъ, что его осудили на крестную смерть, то просилъ мучителей своихъ, чтобы они распяли его на крестѣ внизъ головою, потому что въ глубокомъ смиреніи своемъ считалъ себя недостойнымъ быть распятымъ такимъ образомъ, какъ распятъ былъ Учитель Іисусъ Христосъ. Извѣстіе о такой именно мученической – крестной смерти первоверховнаго апостола Петра встрѣчается впервые у Оригена, затѣмъ у Руфина и довольно укоренялось въ общецерковномъ преданіи.

Мѣстомъ погребенія св. апостола Петра признается ватиканскій холмъ по ту сторону рѣки Тибра, гдѣ былъ циркъ и Нероновы сады, въ которыхъ тогда обычно совершались мученія и пытки христіанъ. На зтомъ мѣстѣ въ настоящее время въ честь этого апостола возвышается одинъ изъ великолѣпнѣйшихъ храмовъ въ мірѣ. О годѣ и днѣ кончины св. апостола Петра существуютъ разныя мнѣнія. Въ нашемъ Прологѣ и Четь-Минеѣ пишется, что смерть св. Петра послѣдовала за годъ до кончины св. апостола Павла, – а Павелъ, по свидѣтельству Климента, епископа римскаго, пострадалъ отъ правителей Гелія и Поликлета, любимцевъ императора Нерона, которымъ онъ, отправляясь въ 66 году въ Грецію, поручилъ верховное управленіе въ Римѣ. По другому мнѣнію, очень древнему и вѣроятнѣйшему, оба первоверховные апостола пострадали въ одинъ годъ послѣ 64 года, т. е. въ 65-67 годахъ, между извѣстнымъ въ исторіи іюльскимъ (въ 64 г.) пожаромъ и смертью Нерона (9 іюня 68 г.), при чемъ мученическая кончина ихъ послѣдовала 29 іюня. По древнѣйшимъ западнымъ календарямъ: римскому IV вѣка, по карѳагенскому V вѣка, по мартирологамъ Іеронима и Рабана, по сакраментарію папы Григорія, память первоверховныхъ апостоловъ издревле чтилась въ одинъ и тогъ же день 29 іюня, и этотъ день, безъ сомнѣнія, есть день смерти апостола Петра. По римскому преданію, честныя главы апостоловъ Петра и Павла хранятся въ Латеранскомъ соборѣ въ Римѣ. Тѣло св. Петра почиваетъ въ Ватиканскомъ соборѣ, а тѣло св. апостола Павла – въ загородной церкви его имени по Остійской дорогѣ. Благоговѣйное почитаніе этихъ св. апостоловъ-мучениковъ началось уже непосредственно по кончинѣ ихъ; ко времени же IV вѣка праздникъ въ честь ихъ былъ уже повсемѣстнымъ въ Церкви христіанской[1]. И нѣтъ ни одного календаря изъ самыхъ древнихъ на Востокѣ и Западѣ, въ которомъ бы не значилось праздника въ честь первоверховныхъ апостоловъ Петра и Павла.

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 40. С. 1161-1164.

 

[1] Въ IV в. равноап. имп. Константиномъ Великимъ былъ созданъ въ Константинополѣ храмъ во имя св. Ап. Петра и Павла и торжественно освященъ 29 іюня. Приготовленіе благочестивыхъ христіанъ къ празднику первоверховныхъ Апостоловъ послѣ сего могло стать болѣе общимъ и важнымъ, что, по всей вѣроятности, не мало способствовало распространенію и утвержденію поста въ Церкви Греческой. Впервые совместная память Первоверховныхъ Апостоловъ отмечена въ константинопольскомъ литургическомъ календарѣ VI в. (V. Grumel, La Chronologie byzantine. Paris, 1958, p. 326.). По Типикону Великой Константинопольской церкви IX-XI в., въ этотъ день богослуженія совершались въ храмѣ свв. Петра и Павла при Орфанотрофіи (основаномъ въ 70-х гг. VI в. имп. Юстиномъ II-м) и в церкви ап. Петра находящейся недалеко отъ Св. Софіи. (J. Mateos, La typicon de Grande Eglise. Roma 1976, p. 323.). – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: