Проф. Иванъ Игнатьевичъ Малышевскій – Св. Самсонъ страннопріимецъ и врачъ.

Для просмотра изображения кликните по нему.

Между пресвитерами древней Церкви видимъ такихъ избранниковъ Божіихъ, для которыхъ дѣло милосердія и благотворенія составляло особенное духовное дарованіе, особенное жизненное призваніе ихъ. Чувство милосердія, состраданія, будучи особеннымъ даромъ самой духовной природы сихъ избранниковъ, достигало необыкновенной живости и силы подъ наитіемъ благодати Христовой, освящавшей природныя влеченія души ихъ. Къ такимъ избранникамъ принадлежалъ св. Сампсонъ{1}.

Родился онъ въ Римѣ, гдѣ во второй половинѣ V в. жили родители его, люди знатные и весьма богатые, ведшіе свой родъ отъ царской крови{2}. Выростая въ богатой обстановкѣ родительскаго дома, въ виду выгодъ и преимуществъ своего общественнаго положенія, Сампсонъ не остался не внимателенъ къ внутреннимъ влеченіямъ своей души, стремившейся къ добродѣтели и въ ней искавшей удовлетворенія себѣ. Какъ бы для уясненія этихъ врожденныхъ влеченій души Сампсонъ сталъ прилежно читать Слово Божіе; чтеніе это было пищею и усладою души его, такъ что онъ достигъ полнаго знанія всего круга священныхъ книгъ, съ глубокимъ усвоеніемъ сердцу ученія и духа ихъ. Особенно живо и глубоко усвоилъ онъ евангельское ученіе о любви и милосердіи, согласовавшееся съ преобладающимъ настроеніемъ духовной природы его. Изъ «внѣшнихъ» или свѣтскихъ наукъ, знаніе которыхъ также старался пріобрѣсть Сампсонъ, наиболѣе полюбилъ онъ врачебную науку и изучилъ ее весьма основательно. Изучалъ онъ эту науку не съ тѣмъ, чтобы найти въ ней источникъ дохода, наживы, ибо самъ былъ очень богатъ, а съ тѣмъ, чтобы своимъ врачевствомъ помогать бѣднымъ больнымъ, побуждаемый къ тому своимъ необыкновеннымъ человѣколюбіемъ и смиреніемъ. Родители Сампсона не мѣшали сыну въ его благочестивыхъ и человѣколюбивыхъ стремленіяхъ, въ которыхъ однако же онъ долженъ былъ сдерживаться, пока живы были родители, привыкшіе жить въ достаткѣ и въ обстановкѣ, подобающихъ знатности ихъ.

По кончинѣ родителей, Сампсонъ, ничѣмъ болѣе не сдерживаемый, всецѣло отдался благодатнымъ внушеніямъ своего сердца. Оставшееся ему въ наслѣдство громадное имущество онъ частію раздалъ бѣднымъ, нищимъ, страждущимъ, частію продалъ, чтобы полученное отъ продажи также обратить на благотворительность. Всѣхъ рабовъ отпустилъ на волю, давъ каждому средства для самостоятельной жизни. Удержалъ при себѣ лишь одного слугу для нѣкоторой помощи себѣ въ новой жизни и въ дѣлахъ благотворенія. Теперь зажилъ онъ просто, довольствуясь одною одеждою въ видѣ грубой туники и веревкою вмѣсто пояса, а также – самою простою пищею. Оставивъ многолюдный Римъ, онъ, въ видѣ странника, удалился въ нѣкую пустыню, но только для того, чтобы съ укрѣпленнымъ духомъ выступить на тѣ подвиги служенія ближнимъ, къ которымъ стремилась душа его.

Чрезъ нѣкоторое время Сампсонъ перешелъ въ Царьградъ. Здѣсь на оставшіяся у него небольшія средства онъ пріобрѣлъ храмину, поселился въ ней и сталъ принимать къ себѣ нищихъ и больныхъ изъ бѣдняковъ, давалъ имъ пищу и постель, лечилъ ихъ и вообще ухаживалъ за ними съ необыкновеннымъ усердіемъ и милосердіемъ. Храмина Сампсона стала страннопріимницею и лечебницею, гдѣ онъ неутомимо и долго подвизался въ дѣлахъ милосердія, которое, какъ выражается «Житіе» его, было такъ свойственно Сампсону, какъ свойственно солнцу свѣтить и огню грѣть. Врачевалъ онъ счастливо, исцѣлялъ и такихъ, принимаемыхъ имъ въ свою лечебницу, больныхъ, которые считались неизлечимыми. Это успѣшное врачевство было плодомъ какъ обширныхъ познаній и великой опытности его въ своемъ дѣлѣ, такъ и благодатной помощи небеснаго Врача душъ и тѣлесъ, даруемой Сампсону по его вѣрѣ и за его любовь и милосердіе. Храмина Сампсона, обратившаяся теперь въ общую страннопріимницу и лечебницу, находилась недалеко отъ храма «пророчества»{3}. Сюда ходилъ онъ молиться, здѣсь же продолжалъ просвѣщать и утѣшать себя чтеніемъ Слова Божія.

Между тѣмъ дивный врачъ-страннопріимецъ сталъ извѣстенъ и въ высшихъ классахъ общества. Свѣдалъ о немъ и патріархъ, призвалъ его къ себѣ и убѣждалъ его принять званіе пресвитера. По смиренію, Сампсонъ отказывался отъ сего, но уступилъ волѣ патріарха, рукоположенъ во пресвитера, причисленъ къ клиру Великой, т. е. соборной патріаршей церкви и оставленъ по прежнему завѣдывать своею страннопріимною лечебницею, принятою теперь подъ покровительство Церкви{4}. Древняя христіанская Церковь сильно покровительствовала учрежденію страннопріимницъ, богадѣленъ, больницъ, имѣла собственныя учрежденія этого рода, поручаемыя ближайшему завѣдыванію пресвитеровъ, между которыми нерѣдко встрѣчаемъ и врачей; ибо Церковь старалась привлекать ихъ въ клиръ, или, если они сами того желали, охотно принимала ихъ въ клиръ, чтобы ввѣрять имъ завѣдываніе своими больницами и леченіе больныхъ, призрѣваемыхъ въ этихъ больницахъ{5}.

Въ санѣ пресвитера и въ должности врача и страннопріимника св. Сампсонъ служилъ много лѣтъ и достигъ глубокой старости, послѣдніе годы которой относятся къ первымъ годамъ царствованія императора Іустиніана I (527-565). Теперь Сампсонъ былъ уже извѣстенъ при дворѣ. Онъ приглашенъ былъ къ заболѣвшему императору, которому не могли помочь искуснѣйшіе изъ столичныхъ врачей. Мучимый жестокими болями, Іустиніанъ цѣловалъ руки старца и слезно просилъ о помощи. Съ своей стороны кроткій старецъ просилъ царя не понижать себя такими знаками смиренія предъ нимъ, нищимъ и грѣшнымъ старцемъ, а вмѣстѣ съ нимъ уповать на Божію помощь. Съ сильною вѣрою въ эту помощь Сампсонъ скоро излечилъ царя. Вдвойнѣ обрадованный и тѣмъ, что выздоровѣлъ, и тѣмъ, что свидѣлся съ такимъ св. старцемъ, царь предлагалъ ему большіе дары въ серебрѣ и золотѣ. Старецъ отклонилъ эти дары, сказавъ: «Царь! если соизволишь явить благость мнѣ, то, ради Бога и собственнаго спасенія, сдѣлай такъ: построй мнѣ при моей храминѣ большой домъ, чтобы въ немъ я могъ помѣщать странныхъ и больныхъ, которымъ привыкъ служить. Этимъ ты исходатайствуешь себѣ воздаяніе отъ Бога и утѣшишь мою старость». Царь съ радостію исполнилъ просьбу старца, велѣлъ построить страннопріимницу и больницу и опредѣлилъ средства на содержаніе призрѣваемыхъ въ нихъ странниковъ и больныхъ. Радовался и св. старецъ такому разширенію и благоустройству своего учрежденія. Но уже недолго трудился онъ въ немъ. Благоугодивъ Богу, благословляемый народомъ, онъ мирно почилъ о Господѣ 27 іюня въ 580 или 581 г. и погребенъ въ церкви пресвитера и священномученика Мокія.

Въ возданіе за подвигъ милосердаго врачеванія, которому св. Сампсонъ посвятилъ всю жизнь свою, Господь даровалъ ему благодать исцѣленій и по его переселеніи въ жизнь вѣчную. «Житіе» сообщаетъ о многихъ примѣрахъ чудесныхъ исцѣленій, совершавшихся у гроба св. Сампсона и вообще по молитвѣ и вѣрѣ тѣхъ, которые призывали въ помощь св. врача. Созданныя имъ благотворительныя учрежденія въ Царьградѣ существовали въ теченіе ряда вѣковъ, поддерживаемыя и благоустрояемыя почитателями памяти его и преемниками служенія его. Подъ общимъ названіемъ Ксенодохія или великаго Ксенодохія св. Сампсона, эти учрежденія упоминаются у писателей отъ VI до XIII в.{6}. Скоро по кончинѣ Сампсона, а именно въ 532 г., Ксенодохій много пострадалъ во время большаго пожара, случившагося въ Царьградѣ, но охраненъ отъ истребленія заступничествомъ св. основателя и патрона своего{7}. Въ слѣдъ затѣмъ онъ вновь возстановленъ и благоустроенъ. Необходимо думать, что въ это именно время навѣдывалъ Ксенодохіемъ пресвитеръ Мина, близкій къ св. Сампсону еще при жизни его, а потому и ставшій непосредственнымъ преемникомъ его по управленію Ксонодохіемъ, и что онъ-то особенно содѣйствовалъ возстановленію и новому благоустройству Ксенодохія, продолжая заботиться о немъ и тогда, когда съ 536 г. сталъ патріархомъ{8}. Спустя нѣкоторое время, по просьбѣ благочестивыхъ людей, домъ Ксенодохія освященъ патріархомъ въ церковь, а для пріюта странниковъ и больныхъ построенъ близъ этой же церкви новый домъ{9}. Въ 554 г. Ксенодохій Сампсона вновь пострадалъ отъ пожара, но опять возстановленъ и притомъ въ болѣе обширныхъ размѣрахъ самимъ императоромъ Іустиніаномъ, благоговѣвшимъ къ памяти св. Сампсона. Имя св. основателя Ксенодохія служило ему покровомъ и охраною и въ послѣдующіе вѣка, привлекая новыхъ благотворителей ему. Въ «Житіи» Сампсона сообщается еще о другихъ, особенно назидательныхъ, знаменіяхъ покровительства его своему учрежденію. Между начальниками или «строителями» Ксенодохія попадались люди нерадивые, не заботившіеся о призрѣваемыхъ въ немъ бѣдныхъ и больныхъ, или даже люди скупые и корыстолюбивые, допускавшіе уменьшать содержаніе ихъ. Такіе строители сами подпадали тяжкимъ недугамъ и другимъ карамъ и избавлялись отъ нихъ не прежде, какъ прибѣгнувъ съ раскаяніемъ и молитвою къ св. Сампсону и давая обѣты – впредь вѣрно и добросовѣстно исполнять свою обязанность. Наконецъ, по тому же «Житію» св. Сампсона, небесными пособниками его въ покровѣ надъ Ксенодохіемъ и въ дѣлахъ милосердаго врачеванія были св. врачи – безсребренники Косма и Даміанъ.

Немногіе изъ христіанъ и самыхъ пастырей могутъ такъ глубоко и всецѣло проникнуться чувствомъ христіанскаго милосердія, чтобы пожертвовать на дѣла милосердія и все свое, достояніе и личный трудъ всей жизни, какъ то сдѣлалъ св. Сампсонъ. Но каждый призванъ воспитывать въ себѣ естественное чувство человѣколюбія, возгрѣвать благодатный даръ христіанскаго милосердія, чтобы быть готовымъ, въ мѣру своихъ средствъ и силъ, на доброе дѣло въ помощь меньшимъ братіямъ, бѣдствующимъ и страждущимъ. Христіанскій пастырь призванъ воспитывать это чувство, возгрѣвать этотъ даръ не только въ себѣ, но и въ другихъ. Все, что есть лучшаго въ благотворительныхъ учрежденіяхъ современнаго общества, есть въ сущности плодъ многовѣковаго христіанско-воспитательнаго вліянія Церкви, давшей и лучшіе образцы благотворительныхъ учрежденій и лучшіе примѣры самоотверженныхъ благотворителей. Это спасительное вліяніе Церкви должно продолжаться, проявляясь въ словѣ, въ ученіи и дѣятельности пастырей Церкви. Ближайшая среда для такого вліянія – приходъ. Въ наше время приходскимъ пастырямъ открыты особые способы для руководительнаго вліянія на мѣстныя общества въ дѣлахъ благотворительности. Существуютъ церковно-приходскія попечительства, которымъ, между прочимъ, предоставлено учреждать богадѣльни, больницы, вообще развивать и поддерживать общественную благотворительность въ приходѣ. Сколько добра можетъ сдѣлать приходскій пастырь, руководя въ этомъ дѣлѣ, силою слова, совѣта, примѣра, своихъ прихожанъ, особенно въ сельскихъ приходахъ.Между пресвитерами древней Церкви видимъ такихъ избранниковъ Божіихъ, для которыхъ дѣло милосердія и благотворенія составляло особенное духовное дарованіе, особенное жизненное призваніе ихъ. Чувство милосердія, состраданія, будучи особеннымъ даромъ самой духовной природы сихъ избранниковъ, достигало необыкновенной живости и силы подъ наитіемъ благодати Христовой, освящавшей природныя влеченія души ихъ. Къ такимъ избранникамъ принадлежалъ св. Сампсонъ{1}.

Родился онъ въ Римѣ, гдѣ во второй половинѣ V в. жили родители его, люди знатные и весьма богатые, ведшіе свой родъ отъ царской крови{2}. Выростая въ богатой обстановкѣ родительскаго дома, въ виду выгодъ и преимуществъ своего общественнаго положенія, Сампсонъ не остался не внимателенъ къ внутреннимъ влеченіямъ своей души, стремившейся къ добродѣтели и въ ней искавшей удовлетворенія себѣ. Какъ бы для уясненія этихъ врожденныхъ влеченій души Сампсонъ сталъ прилежно читать Слово Божіе; чтеніе это было пищею и усладою души его, такъ что онъ достигъ полнаго знанія всего круга священныхъ книгъ, съ глубокимъ усвоеніемъ сердцу ученія и духа ихъ. Особенно живо и глубоко усвоилъ онъ евангельское ученіе о любви и милосердіи, согласовавшееся съ преобладающимъ настроеніемъ духовной природы его. Изъ «внѣшнихъ» или свѣтскихъ наукъ, знаніе которыхъ также старался пріобрѣсть Сампсонъ, наиболѣе полюбилъ онъ врачебную науку и изучилъ ее весьма основательно. Изучалъ онъ эту науку не съ тѣмъ, чтобы найти въ ней источникъ дохода, наживы, ибо самъ былъ очень богатъ, а съ тѣмъ, чтобы своимъ врачевствомъ помогать бѣднымъ больнымъ, побуждаемый къ тому своимъ необыкновеннымъ человѣколюбіемъ и смиреніемъ. Родители Сампсона не мѣшали сыну въ его благочестивыхъ и человѣколюбивыхъ стремленіяхъ, въ которыхъ однако же онъ долженъ былъ сдерживаться, пока живы были родители, привыкшіе жить въ достаткѣ и въ обстановкѣ, подобающихъ знатности ихъ.

По кончинѣ родителей, Сампсонъ, ничѣмъ болѣе не сдерживаемый, всецѣло отдался благодатнымъ внушеніямъ своего сердца. Оставшееся ему въ наслѣдство громадное имущество онъ частію раздалъ бѣднымъ, нищимъ, страждущимъ, частію продалъ, чтобы полученное отъ продажи также обратить на благотворительность. Всѣхъ рабовъ отпустилъ на волю, давъ каждому средства для самостоятельной жизни. Удержалъ при себѣ лишь одного слугу для нѣкоторой помощи себѣ въ новой жизни и въ дѣлахъ благотворенія. Теперь зажилъ онъ просто, довольствуясь одною одеждою въ видѣ грубой туники и веревкою вмѣсто пояса, а также – самою простою пищею. Оставивъ многолюдный Римъ, онъ, въ видѣ странника, удалился въ нѣкую пустыню, но только для того, чтобы съ укрѣпленнымъ духомъ выступить на тѣ подвиги служенія ближнимъ, къ которымъ стремилась душа его.

Чрезъ нѣкоторое время Сампсонъ перешелъ въ Царьградъ. Здѣсь на оставшіяся у него небольшія средства онъ пріобрѣлъ храмину, поселился въ ней и сталъ принимать къ себѣ нищихъ и больныхъ изъ бѣдняковъ, давалъ имъ пищу и постель, лечилъ ихъ и вообще ухаживалъ за ними съ необыкновеннымъ усердіемъ и милосердіемъ. Храмина Сампсона стала страннопріимницею и лечебницею, гдѣ онъ неутомимо и долго подвизался въ дѣлахъ милосердія, которое, какъ выражается «Житіе» его, было такъ свойственно Сампсону, какъ свойственно солнцу свѣтить и огню грѣть. Врачевалъ онъ счастливо, исцѣлялъ и такихъ, принимаемыхъ имъ въ свою лечебницу, больныхъ, которые считались неизлечимыми. Это успѣшное врачевство было плодомъ какъ обширныхъ познаній и великой опытности его въ своемъ дѣлѣ, такъ и благодатной помощи небеснаго Врача душъ и тѣлесъ, даруемой Сампсону по его вѣрѣ и за его любовь и милосердіе. Храмина Сампсона, обратившаяся теперь въ общую страннопріимницу и лечебницу, находилась недалеко отъ храма «пророчества»{3}. Сюда ходилъ онъ молиться, здѣсь же продолжалъ просвѣщать и утѣшать себя чтеніемъ Слова Божія.

Между тѣмъ дивный врачъ-страннопріимецъ сталъ извѣстенъ и въ высшихъ классахъ общества. Свѣдалъ о немъ и патріархъ, призвалъ его къ себѣ и убѣждалъ его принять званіе пресвитера. По смиренію, Сампсонъ отказывался отъ сего, но уступилъ волѣ патріарха, рукоположенъ во пресвитера, причисленъ къ клиру Великой, т. е. соборной патріаршей церкви и оставленъ по прежнему завѣдывать своею страннопріимною лечебницею, принятою теперь подъ покровительство Церкви{4}. Древняя христіанская Церковь сильно покровительствовала учрежденію страннопріимницъ, богадѣленъ, больницъ, имѣла собственныя учрежденія этого рода, поручаемыя ближайшему завѣдыванію пресвитеровъ, между которыми нерѣдко встрѣчаемъ и врачей; ибо Церковь старалась привлекать ихъ въ клиръ, или, если они сами того желали, охотно принимала ихъ въ клиръ, чтобы ввѣрять имъ завѣдываніе своими больницами и леченіе больныхъ, призрѣваемыхъ въ этихъ больницахъ{5}.

Въ санѣ пресвитера и въ должности врача и страннопріимника св. Сампсонъ служилъ много лѣтъ и достигъ глубокой старости, послѣдніе годы которой относятся къ первымъ годамъ царствованія императора Іустиніана I (527-565). Теперь Сампсонъ былъ уже извѣстенъ при дворѣ. Онъ приглашенъ былъ къ заболѣвшему императору, которому не могли помочь искуснѣйшіе изъ столичныхъ врачей. Мучимый жестокими болями, Іустиніанъ цѣловалъ руки старца и слезно просилъ о помощи. Съ своей стороны кроткій старецъ просилъ царя не понижать себя такими знаками смиренія предъ нимъ, нищимъ и грѣшнымъ старцемъ, а вмѣстѣ съ нимъ уповать на Божію помощь. Съ сильною вѣрою въ эту помощь Сампсонъ скоро излечилъ царя. Вдвойнѣ обрадованный и тѣмъ, что выздоровѣлъ, и тѣмъ, что свидѣлся съ такимъ св. старцемъ, царь предлагалъ ему большіе дары въ серебрѣ и золотѣ. Старецъ отклонилъ эти дары, сказавъ: «Царь! если соизволишь явить благость мнѣ, то, ради Бога и собственнаго спасенія, сдѣлай такъ: построй мнѣ при моей храминѣ большой домъ, чтобы въ немъ я могъ помѣщать странныхъ и больныхъ, которымъ привыкъ служить. Этимъ ты исходатайствуешь себѣ воздаяніе отъ Бога и утѣшишь мою старость». Царь съ радостію исполнилъ просьбу старца, велѣлъ построить страннопріимницу и больницу и опредѣлилъ средства на содержаніе призрѣваемыхъ въ нихъ странниковъ и больныхъ. Радовался и св. старецъ такому разширенію и благоустройству своего учрежденія. Но уже недолго трудился онъ въ немъ. Благоугодивъ Богу, благословляемый народомъ, онъ мирно почилъ о Господѣ 27 іюня въ 580 или 581 г. и погребенъ въ церкви пресвитера и священномученика Мокія.

Въ возданіе за подвигъ милосердаго врачеванія, которому св. Сампсонъ посвятилъ всю жизнь свою, Господь даровалъ ему благодать исцѣленій и по его переселеніи въ жизнь вѣчную. «Житіе» сообщаетъ о многихъ примѣрахъ чудесныхъ исцѣленій, совершавшихся у гроба св. Сампсона и вообще по молитвѣ и вѣрѣ тѣхъ, которые призывали въ помощь св. врача. Созданныя имъ благотворительныя учрежденія въ Царьградѣ существовали въ теченіе ряда вѣковъ, поддерживаемыя и благоустрояемыя почитателями памяти его и преемниками служенія его. Подъ общимъ названіемъ Ксенодохія или великаго Ксенодохія св. Сампсона, эти учрежденія упоминаются у писателей отъ VI до XIII в.{6}. Скоро по кончинѣ Сампсона, а именно въ 532 г., Ксенодохій много пострадалъ во время большаго пожара, случившагося въ Царьградѣ, но охраненъ отъ истребленія заступничествомъ св. основателя и патрона своего{7}. Въ слѣдъ затѣмъ онъ вновь возстановленъ и благоустроенъ. Необходимо думать, что въ это именно время навѣдывалъ Ксенодохіемъ пресвитеръ Мина, близкій къ св. Сампсону еще при жизни его, а потому и ставшій непосредственнымъ преемникомъ его по управленію Ксонодохіемъ, и что онъ-то особенно содѣйствовалъ возстановленію и новому благоустройству Ксенодохія, продолжая заботиться о немъ и тогда, когда съ 536 г. сталъ патріархомъ{8}. Спустя нѣкоторое время, по просьбѣ благочестивыхъ людей, домъ Ксенодохія освященъ патріархомъ въ церковь, а для пріюта странниковъ и больныхъ построенъ близъ этой же церкви новый домъ{9}. Въ 554 г. Ксенодохій Сампсона вновь пострадалъ отъ пожара, но опять возстановленъ и притомъ въ болѣе обширныхъ размѣрахъ самимъ императоромъ Іустиніаномъ, благоговѣвшимъ къ памяти св. Сампсона. Имя св. основателя Ксенодохія служило ему покровомъ и охраною и въ послѣдующіе вѣка, привлекая новыхъ благотворителей ему. Въ «Житіи» Сампсона сообщается еще о другихъ, особенно назидательныхъ, знаменіяхъ покровительства его своему учрежденію. Между начальниками или «строителями» Ксенодохія попадались люди нерадивые, не заботившіеся о призрѣваемыхъ въ немъ бѣдныхъ и больныхъ, или даже люди скупые и корыстолюбивые, допускавшіе уменьшать содержаніе ихъ. Такіе строители сами подпадали тяжкимъ недугамъ и другимъ карамъ и избавлялись отъ нихъ не прежде, какъ прибѣгнувъ съ раскаяніемъ и молитвою къ св. Сампсону и давая обѣты – впредь вѣрно и добросовѣстно исполнять свою обязанность. Наконецъ, по тому же «Житію» св. Сампсона, небесными пособниками его въ покровѣ надъ Ксенодохіемъ и въ дѣлахъ милосердаго врачеванія были св. врачи – безсребренники Косма и Даміанъ.

Немногіе изъ христіанъ и самыхъ пастырей могутъ такъ глубоко и всецѣло проникнуться чувствомъ христіанскаго милосердія, чтобы пожертвовать на дѣла милосердія и все свое, достояніе и личный трудъ всей жизни, какъ то сдѣлалъ св. Сампсонъ. Но каждый призванъ воспитывать въ себѣ естественное чувство человѣколюбія, возгрѣвать благодатный даръ христіанскаго милосердія, чтобы быть готовымъ, въ мѣру своихъ средствъ и силъ, на доброе дѣло въ помощь меньшимъ братіямъ, бѣдствующимъ и страждущимъ. Христіанскій пастырь призванъ воспитывать это чувство, возгрѣвать этотъ даръ не только въ себѣ, но и въ другихъ. Все, что есть лучшаго въ благотворительныхъ учрежденіяхъ современнаго общества, есть въ сущности плодъ многовѣковаго христіанско-воспитательнаго вліянія Церкви, давшей и лучшіе образцы благотворительныхъ учрежденій и лучшіе примѣры самоотверженныхъ благотворителей. Это спасительное вліяніе Церкви должно продолжаться, проявляясь въ словѣ, въ ученіи и дѣятельности пастырей Церкви. Ближайшая среда для такого вліянія – приходъ. Въ наше время приходскимъ пастырямъ открыты особые способы для руководительнаго вліянія на мѣстныя общества въ дѣлахъ благотворительности. Существуютъ церковно-приходскія попечительства, которымъ, между прочимъ, предоставлено учреждать богадѣльни, больницы, вообще развивать и поддерживать общественную благотворительность въ приходѣ. Сколько добра можетъ сдѣлать приходскій пастырь, руководя въ этомъ дѣлѣ, силою слова, совѣта, примѣра, своихъ прихожанъ, особенно въ сельскихъ приходахъ.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1887. Т. 2. № 23. С. 195-202.

 

{1} Извѣстны два житія Сампсона: пространное и краткое. Первое принадлежитъ Симеону Метафрасту, который въ предисловіи къ нему говоритъ, что имѣлъ въ виду похвальное слово (ἐγκώμιον) Сампсону, писанное однимъ благочестивымъ епископомъ въ болѣе давнее время, и краткое житіе Сампсона, писанное какимъ-то клирикомъ. Пользуясь этими источниками, а также преданіями, Метафрастъ пространно обработалъ свое житіе, въ которомъ о нѣкоторыхъ чудесахъ Сампсона говоритъ, какъ современникъ. Житіе Метафраста помѣщено въ Patr. Graec. t. 115 подъ 27 іюня. Краткое житіе – въ Менологіѣ импер. Василія (ib. t. 117, р. 513). При житія Метафраста въ Patr. Graec. помѣщено (изъ Acta Sanctorum) и изслѣдованіе о св. Сампсонѣ. Наша Четьи-Минея слѣдуетъ Метафрасту, хотя и не вездѣ точно.

{2} У Метафраста говорится вообще, что родители Сампсона вели родъ отъ царской крови; а въ Менологіѣ Василія поясняется, что предки были именно изъ рода царя Константина Великаго. Въ другихъ извѣстіяхъ о Сампсонѣ (цитуемыхъ въ указанномъ выше изслѣдованіи) нѣтъ упоминаній о такомъ родствѣ родителей его или предковъ ихъ.

{3} Объ этомъ упоминается въ Менологіѣ импер. Василія. Храмы въ честь пророковъ назывались «пророчествомъ» (προφήτειον).

{4} У Метафраста и Василія говорится, что Сампсона рукоположилъ во пресвитера патр. Мина (536-552). Въ Четьи-Минеѣ имя патріарха опущено, – и это не случайно и не напрасно. Надо полагать, что св. Димитрій Ростовскій, излагая житіе Сампсона по Метафрасту, провѣрялъ его и усумнился относительно имени патріарха. И по изслѣдованію о св. Сампсонѣ, помѣщенному въ Acta Sanctorum и перепечатанному въ Patr. Graecae t. 115, р. 267-278, оказывается, что св. Сампсонъ не могь быть рукоположенъ Миною, – что онъ былъ рукоположенъ гораздо ранѣе патріаршества Мины кѣмъ-либо изъ его предмѣстниковъ. О причисленіи Сампсона къ соборному клиру, съ оставленіемъ въ его вѣдѣніи страннопріимной больницы упоминается въ Менологіѣ Василія.

{5} Между пресвитерами-врачами извѣстны лица, пользовавшіеся большою славою, какъ напр. св. Зиновій, пресвитеръ и врачъ синондскій, упомпнаемый Евсевіемъ въ 906 г. (Цер. Исторіи кн. VIII, гл. 13), св. Ермолай, учитель св. Пантелеимона Цѣлителя и др.

{6} Современники, упоминающіе о Ксенодохіѣ св. Сампсона: африканскій діаконъ Либератъ († 560) и извѣстный писатель вѣка Іустиніана Прокопій († послѣ 562 г.). Позднѣе упоминаютъ о немъ византійскіе и западные писатели IX-XIII в. Указанія на эти свидѣтельства собраны въ Patrol. Graecae t. 115, частію въ изслѣдованіи, предпосланномъ здѣсь къ житію св. Сампсона, частію въ примѣчаніяхъ къ тексту житія.

{7} Объ этомъ пожарѣ говорятъ, кромѣ Метафраста, еще хронисты: Георгій александрійскій и Ѳеофанъ сигріанскій, по которымъ опредѣляется годъ пожара, не означенный у перваго. По извѣстіямъ хронистовъ, Ксенодохій совершенно истребленъ былъ пожаромъ, а по Метафрасту, онъ уцѣлѣлъ, спасенный заступничествомъ небеснаго покровителя своего св. Сампсона. Примирить это противорѣчіе въ извѣстіяхъ можно только предположеніемъ, что Ксенодохій пострадалъ отъ пожара, но не истребленъ имъ, такъ что могъ быть обновленъ въ томъ видѣ, въ какомъ существовалъ при Сампсонѣ.

{8} Что Мина до патріаршества завѣдывалъ Ксенодохіемъ Сампсона, о томъ говорятъ современникъ діаконъ Либератъ и патр. Никифоръ (806-815). А такъ какъ Мина сталъ патріархомъ съ 536 г., то его завѣдываніе Ксенодохіемъ необходимо должно быть отнесено ко времени отъ кончины Сампсона († 531 г.) до 536 г.

{9} Объ этомъ говоритъ Метафрастъ, не обозначая времени событія, но давая понять, что оно послѣдовало спустя не долгое время по кончинѣ Сампсона.

 

Чудотворная икона преп. Самасона странноприимца из иконостаса одноименной церкви в деревни Пиргос на греческом острове Санторини (тут).

⸭    ⸭    ⸭

Тропарь, гласъ 8-й:

Въ терпѣ́ніи твое́мъ стяжа́лъ еси́ мзду́ твою́, о́тче преподо́бне,/ въ моли́твахъ непреста́нно терпѣ́вый,/ ни́щія возлюби́вый и сія́ удовли́вый./ Но моли́ся Христу́ Бо́гу, Сампсо́не ми́лостиве блаже́нне,// спасти́ся душа́мъ на́шимъ.

Инъ тропарь, гласъ 4-й:

Нося́й подо́біе Бо́жіихъ щедро́тъ,/ боже́ственныя благосты́ни, источа́еши то́ки,/ Сампсо́не свяще́ннѣйшій,/ ты бо богоподража́тельнымъ состра́стіемъ просія́въ,/ яви́лся еси́ скорбя́щимъ и стра́ждущимъ врачъ,/ подава́я чту́щимъ тя// крѣ́пость неизсяка́емую.

Кондакъ, гласъ 8-й:

Яко врача́ всеизря́дна и моли́твенника благопрія́тна,/ къ ра́цѣ твое́й боже́ственнѣй притека́юще, Сампсо́не богому́дре преподо́бне,/ соше́дшеся любо́вію, псалмы́ и пѣ́сньми, ра́дующеся, Христа́ прославля́емъ,// такову́ю тебѣ́ благода́ть подава́юща исцѣле́ній.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: