Священникъ Николай Кулаковъ – Лугъ благоухающій.

Случилось ли тебѣ, возлюбленный, въ ясный лѣтній день бывать на широкомъ прекрасномъ лугу, усѣянномъ множествомъ разнообразныхъ цвѣтовъ? Твое зрѣніе навѣрно любовалось привлекательными красотами нѣжно распускающихся цвѣтовъ, а чувство обонянія, безъ сомнѣнія, наслаждалось ароматическими благоуханіями воздуха. Созерцая предъ собою какъ бы море цвѣтущей растительности и вдыхая струи напоеннаго ароматами воздуха, ты, можетъ быть, возносился въ это время умомъ и сердцемъ къ Виновнику такой дивной красоты и прославлялъ Его Творческую премудрость словами пророка: дивна дѣла Твоя, Господи, вся премудростію сотворилъ еси!... А можетъ быть при этомъ тебѣ восходило на сердце и такое помышленіе: «прекрасенъ этотъ лугъ, испещренный разнообразными красотами; привлекательны виды нѣжно распускающихся цвѣтовъ, и пріятное чувствуется отъ нихъ благоуханіе, – но не еще ли прекраснѣе, несравненно лучше и вождедѣннѣе есть, лугъ духовный – посреди рая Христова, сіяющій многочисленными ликами святыхъ и преподобныхъ мужей и благоухающій дивными ароматами ихъ добродѣтелей! Какое, чудное представляетъ онъ зрѣлище для мысленныхъ очей, для духопааго созерцанія! Какими небесными, привлекательными красотами онъ украшенъ! Сколько неувядаемыхъ, духовно-сіяющихъ и прекрасныхъ цвѣтовъ видится на немъ: тамъ патріархи и пророки, тамъ апостолы и святители, тамъ мученики и страстотерпцы, тамъ преподобные и праведные, тамъ всѣ святые!.. И хотя всѣ они одинаково любезны и привлекательны, но каждый изъ нихъ въ отдѣльности сіяетъ какою-либо отличною красотою, благоухаетъ особенною добродѣтелью. Одинъ – глубокимъ смиреніемъ, другой – дивнымъ терпѣніемъ; иной – необыкновеннымъ милосердіемъ, а иной – великою любовію; тотъ – крѣпкимъ мужествомъ, а сей – голубиною кротостію и незлобіемъ; этотъ – обиліемъ премудрости, а сей – даромъ чудотворенія... Но всѣ они святы, небесны, божественны! Всѣ живутъ теперь уже одною присноблаженною, жизнію, всѣ просвѣщаются единымъ свѣтомъ – истиннымъ, незаходимымъ! «Отбѣже отъ нихъ болѣзнь, печаль и воздыханіе». Одна только любовь царствуетъ среди нихъ. Утѣшитель Духъ Святый, подобно тихому дыханію вѣтра, утучняющему плоды, оживотворяетъ ихъ и, сообщая имъ жизнь, доставляетъ отраду, веселіе, приснобытіе!... ».

Отъ такихъ помышленій и созерцаній, можетъ быть, и у тебя, возлюбленный, возбуждались въ сердцѣ добрыя желанія и умиленныя чувства: «что, если бы и тебѣ самому сдѣлаться цвѣтомъ благоухающимъ въ мірѣ, возсіять чистотою живни и украситься Евангельскими добродѣтелями? Что, если бы и тебѣ послѣдовать стопамъ святыхъ, благоугодившпхъ Богу, а хотя бы въ малой мѣрѣ быть причастникомъ тѣхъ совершенствъ духовныхъ и благодатныхъ даровъ Духа Святаго, какими она обильно сіяютъ? Тогда бы и ты могъ воскликнуть съ пророкомъ такія слова: Господь пасетъ мя, и ничтоже мя лишитъ. На мѣстѣ злачнѣ, тамо всели мя, на водѣ покойнѣ воспита мя. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имени ради своего. Аще бо и пойду посредѣ сѣни смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси; жезлъ Твой и палица Твоя, та мя утѣшиста. Уготовахъ еси предо мною трапезу сопротивъ стужающимъ мнѣ: умастилъ еси елеомъ главу мою, и чаша Твоя упоявающи мя, яко державна. И милостъ Твоя поженеть мя вся дни живота моего, еже вселитимися въ домъ Господень въ долготу дній (Псал. 22). – Могъ бы и ты имѣть сладкую надежду быть записаннымъ въ книгу жизни и вчиненнымъ въ чертогъ царствія Христова... Велика и неизреченна была твоя радость тогда, когда ты увидѣлъ бы себя на лонѣ райской жизни, въ сообществѣ святыхъ Божіихъ!.. Но между тѣмъ ты живешь такъ нерадиво, безпечно, грѣховно, забывая о Богѣ и не помышляя о нравственномъ преуспѣяніи... А вѣдь жизнь твоя здѣсь не долговѣчна, – она подобна цвѣту сельному, который сегодня цвѣтетъ, а завтра завялъ. Человѣкъ, – сказано, – яко трава, дніе его яко цвѣтъ сельный, тако отцвѣтетъ, яко духъ пройде въ немъ и не будетъ и не познаетъ къ тому мѣста своего. Милость же Господня отъ вѣка и до вѣка (бываетъ только) на боящихся Его и правда Его на сынѣхъ сыновъ, хранящихъ завѣтъ Его и помнящихъ заповѣди Его творити я... (Псал. 102, 16-18). Почему, пока не ушло время благопріятное къ дѣланію, пока не пробилъ грозный часъ смерти и пока не затворились предъ тобою двери покаянія, – позаботься о душѣ своей, потрудись, въ дѣлѣ своего спасенія, подъими хотя малый трудъ ради заповѣди Христовой и Господь не лишитъ тебя благихъ Своихъ!..». – Помышляя такъ, ты, можетъ быть, въ сіе время полагалъ въ себѣ самомъ и доброе намѣреніе, чтобы прочее время жизни своей проводить тебѣ въ мирѣ, покаяніи и добрыхъ дѣлахъ по заповѣдямъ Христовымъ. И вотъ, уходя съ луга видимаго и чувственнаго, сталъ возноситься умомъ къ лугу невидимому и къ предметамъ духовнымъ, размышляя о нихъ въ глубинѣ души.

Хорошо это и прекрасно, другъ мой, – отъ чувственнаго восходить къ духовному и отъ видимаго къ умосозерцаемому. Не малая отъ сего получается для души польза. Но, правду сказать, очень рѣдко возбуждаются въ сердцѣ подобныя помышленія при взглядѣ на видимую природу. Они должны считаться великою милостью Господнею. Но такъ какъ подобныя мысли для насъ очень полезны и необходимы, видимая же природа не всегда располагаетъ къ духовному созерцанію, то я хочу указать тебѣ, возлюбленный, на иной еще прекрасный лугъ, несравненно лучшій видимаго, никогда неувядающій, всегда цвѣтущій и благоухающій, восходить на который ты возможешь не только въ лѣтнее, но во всякое время, и отъ взгляда на который большая еще ощущается для души польза.

Какой же зто лугъ? – спросишь ты. Отвѣчу: – Это книга житія святыхъ, называемыя Четьи Минеями, которыя по богатству духовныхъ красотъ, въ нихъ заключающихся, по разнообразію и привлекательности нравственныхъ совершенствъ, всюду въ нихъ сіяющихъ и по дивному аромату ощущаемыхъ благоуханій, превосходятъ всякій видимый лугъ!

Когда ты, возлюбленный, будешь восходить на этотъ прекрасный лугъ, т. е. когда умомъ и сердцемъ будешь углубляться въ чтеніе этихъ книгъ и внимательно всматриваться въ святую жизнь мужей, благоугодившихъ Господу, то незамѣтно будешь переноситься въ это время какъ бы въ иной чудный міръ, – въ міръ святыхъ созерцаній, небесныхъ чувствъ и благихъ желаній. Ты будешь переживать въ это время тѣ самыя состоянія души, тѣ настроенія сердца, какія переживали святые, и будешь пріобщаться тому духу благодати Божіей, который воодушевлялъ ихъ сердца. Ты позабудешь въ это время всѣ житейскія невзгоды, волнующія твое сердце, и освободишься отъ брани грѣховныхъ страстей. Чудное почувствуешь ты въ душѣ своей утѣшеніе. Живые примѣры и прекрасные образы дѣятельнаго исполненія въ жизни Христовыхъ заповѣдей будутъ украшать внутреннюю храмину твою и возбуждать тебя къ добрымъ дѣламъ во славу Божію. Отъ пристальнаго взора на ихъ духовныя совершенства будетъ измѣняться нравственное состояніе твоего сердца и умиляться духъ въ теплотѣ чувствъ. Напечатлѣвая въ умѣ и сердцѣ трогательные образы ихъ богоугодной дѣятельности, ты и самъ въ иное время послѣдуешь ихъ доброму примѣру и сотворишь плодъ жизни. Ибо овцы Іакова, – какъ повѣствуется въ Писаніи, – смотря постоянно на опущенные въ воду жезлы, зачинаху и рождаху по жезломъ (Быт. 30, 39). Внимательное чтеніе доставить тебѣ самые вѣрные взгляды на жизнь и обогатитъ тебя добрыми чувствами. Мы такъ бѣдны душою, слабы духомъ, холодны любовію къ Богу и усердіемъ къ добру, но черезъ близкое знакомство со святыми, чрезъ частое съ ними общеніе посредствомъ чтенія повѣствованій о ихъ жизни будемъ, при Божіей помощи, богатѣть духовно, утверждаться въ добрѣ и возбуждаться къ любви Божіей. Однимъ словомъ, чтеніе этихъ книга доставитъ тебѣ неизъяснимую пользу, великое благо. Съ душою умиленною, исполненною чудныхъ созерцаній духовныхъ, ты будешь уходить съ этого луга и прославлять Господа, дивнаго во святыхъ Сноихъ.

Сіе на память себѣ записалъ я въ минуты свободнаго отъ дѣлъ досуга, а можетъ быть это доставитъ и тебѣ нѣкую пользу, Воголюбивый читатель!

 

Священникъ Н. Кулаковъ.

«Приходское чтеніе». 1914. № 4. С. 141-143.

Об авторе. Священник Николай Константинович Кулаков. Родился в 1876 г. в городе Вельске Вологодской губернии в семье крестьянина. По окончании вельского двухклассного городского училища служил помощником бухгалтера в вологодском губернском земстве, а затем писарем. В 1912 г. рукоположен во священника епископом Вельским Антонием (Быстровым), определен к одному из вологодских храмов. В 1913 г. переведен в храм Митрофановского подворья в Санкт-Петербурге, одновременно исполняя обязанности секретаря архиепископа Вологодского Никона (Рождественского), члена Государственного совета и Святейшего Синода, жившего постоянно в Санкт-Петербурге. На подворье отец Николай служил до его закрытия во время гонений; затем перешел во Владимирский собор, а после его закрытия, с 1932 г. стал служить в Покровской церкви на Боровой улице. О. Николай вел активную церковную деятельность, совершал истово богослужения и воспитывал прихожан в духе Евангелия и трудов святых отцов. 22 декабря 1933 г. был арестован и заключен в одну из ленинградских тюрем. По делу в качестве обвиняемых привлекается сто семьдесят пять человек». На допросе отец Николай открыто изложил суть своих убеждений: «По своим политическим убеждениям, я считаю себя монархистом. В вопросах религиозных я считаю себя идейным христианином, отдающим себя всецело делу единой Православной Церкви, вплоть до мученичества, когда это будет от меня требоваться. Мой долг – воспитать окружающих меня в вере, благочестии и нравственности в соответствии со священными канонами Российской Православной Церкви. В отношении моем к духовничеству я могу сказать, что этот момент я считаю для себя одним из серьезных... Всякая власть является законной, поскольку на ее стороне сила; в случае прихода белых и свержения советской власти сила очутится на стороне белых, и власть их, как более сильная, будет законной». 25 февраля 1934 г. тройкой ОГПУ приговорен к пяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Наказание отбывал Дальлаге НКВД (по др. данным – в Севвостоклаге). В феврале 1938 г. был арестован в лагере, вместе с другими арестованными фигурантами этого дела был перевезен из лагеря в благовещенскую тюрьму. 17 марта тройкой при УНКВД по Хабаровскому краю был приговорен к расстрелу. Расстрелян 1 июля 1938 г. в городе Благовещенске Амурской области вместе с другими осужденными по этому делу. Погребен в общей безвестной могиле.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: