Крестъ Христовъ – споспѣшникъ постящимся (Къ недѣли Крестопоклонной).

Въ третье воскресенье Великаго поста св. Церковь празднуетъ поклонепіе честному и животворящему Кресту Христову, почему въ ряду другихъ эта недѣля и называется крестопоклонною. Не ограничиваясь однимъ воскреснымъ днемъ, Церковь установила творить поклоненіе святому Кресту на богослуженіи понедѣльника, среды и пятницы седмицы, слѣдующей за третьимъ воскресеньемъ. И въ богослужебныхъ пѣснопѣніяхъ каждаго дня этой седмицы (кончая пятницей) прославляется Крестъ Христовъ, воспѣваются плоды его; вѣрные приглашаются къ достойному чествованію, поклоненію и лобызанію животворящаго Креста. Вникнемъ въ тѣ побужденія, которыми руководилась Церковь въ установленіи нарочитаго почитанія Креста Господня во святую четыредесятницу и именно въ срединную недѣлю ея (отчего седмица эта называется еще «средокрестною»). Безъ сомнѣнія, побужденія эти исключительно человѣколюбивыя, преслѣдуютъ одну цѣль – духовную пользу для вѣрныхъ чадъ Церкви.

Для чего установленъ постъ святой четыредесятницы? Прежде всего для того, чтобы содѣйствовать христіанамъ въ ихъ духовномъ совершенствованіи. Это цѣль общая, свойственная и другимъ постамъ въ Православной Церкви. Среди обычной житейской суеты со всѣми мелочами, изъ которыхъ слагается жизнь, человѣку такъ легко стать рабомъ всякихъ привычекъ, страстей и пороковъ, все дальше и дальше влекущихъ его по пути служенія плоти и грѣху. Постъ – одно изъ тѣхъ учрежденій Церкви, которыя направлены къ возбужденію въ человѣкѣ духовнаго начала, къ возвышенію его надъ тѣлеснымъ. Чрезъ упражненіе въ постѣ человѣкъ стремится къ освобожденію отъ грѣховъ, созидаетъ вѣрный путь къ исправленію себя и къ приближенію къ Богу. Чтобы исправить себя, необходимо человѣку начинать съ тѣлеснаго воздержанія, умѣрять свой аппетитъ, ограничивать свои потребности. Но это лишь постъ внѣшній, тѣлесный, для христіанина недостаточный; онъ не долженъ быть цѣлію самъ по себѣ, но средствомъ къ посту духовному, т. е. къ воздержанію отъ злыхъ дѣлъ, пороковъ и страстей, въ которыхъ жилъ человѣкъ доселѣ. «Постимся постомъ пріятнымъ, благоугоднымъ Господеви, – воспѣваетъ Церковь слонами св. Василія Великаго[1]; истинный постъ есть злыхъ отчужденіе, воздержаніе языка, ярости отложеніе, похотей отлученіе, оглаголанія (т. е. злословія), лжи и клятвопреступленія«. «День поста отложеніе грѣха да будетъ ти, душе», обращается къ душѣ постящагося Церковь. Но и этого мало для христіанина. Вмѣсто пороковъ и недостатковъ онъ долженъ чрезъ постъ пріобрѣсти и положительныя достоинства, долженъ приносить «Богу дары добродѣтелей», «облещися во оружіе свѣта», «сіять лучами святыхъ заповѣдей Христа, любве свѣтлостію, молитвы блистаніемъ, чистоты очищеніемъ». «Постящеся тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ, – взываетъ Церковь; разрѣшимъ всякій союзъ неправды,... дадимъ алчущимъ хлѣбъ, и нищія безкровныя введемъ въ домы». Таковъ высокій смыслъ христіанскаго поста; таковы качества и цѣль его, указываемыя Церковію; таковы ступени этого подвига, возводящія идущихъ по нимъ на высоту христіанской жизни или, по выраженію Церкви, «на колесницу божественныхъ добродѣтелей».

И въ исходномъ началѣ и въ послѣдующихъ стадіяхъ постъ сопряженъ по необходимости съ подвигомъ борьбы христіанина съ грѣхомъ, съ діаволомъ, первымъ врагомъ человѣка на пути къ спасенію. Постъ – первый и главный товарищъ въ этой борьбѣ. «Кто упражняется въ военномъ дѣлѣ, – говоритъ св. Василій Великій (Бесѣда 2 о постѣ), – кто занимается тѣлесными упражненіями, тѣмъ свойственно укрѣплять свою плоть обиліемъ пищи, чтобъ съ большими силами приниматься за труды; но у кого нѣсть брань къ крови и плоти, но къ началомъ, ко властемъ, къ міродержителемъ тмы сея къ духовомъ злобы (Ефес. VI, 12), тѣмъ необходимо приготовляться къ подвигу воздержаніемъ и постомъ. Ибо елей умащаетъ борца, а постъ укрѣпляетъ подвижника благочестія... Когда предписанъ дальній походъ, воины запасаются необходимымъ, а не тѣмъ, что служитъ къ роскоши: и намъ, которые выходимъ противъ невидимыхъ враговъ и послѣ побѣды надъ ними поспѣшаемъ къ горнему отечеству, не гораздо ли болѣе прилично, какъ живущимъ въ воинскомъ станѣ, также довольствоваться необходимымъ? Злопостражди, яко добръ воинъ (2 Тим. II, 3), и подвизайся законно, чтобъ тобѣ быть увѣнчаннымъ, зная, что всякъ подвизаяйся отъ всѣхъ воздержится (1 Кор. IX, 25)». Но не легко человѣку дается это воздержаніе; оно соединено съ печалями и скорбями, съ трудомъ и страданіемъ. Ограничивая свои желанія, отрѣшаясь отъ многихъ привычекъ, человѣкъ борется съ самимъ собою, отвергается себя. На языкѣ Священнаго Писанія скорби и страданія христіанина называются крестомъ, перенесеніе ихъ – несеніемъ креста (Мрк. VIII, 34), распятіемъ плоти съ страстями и похотями (Гал. V, 24). И по воззрѣнію св. Церкви подвигъ поста совпадаетъ съ подвигомъ христіанскаго крестоношенія. По словамъ синаксаря 3-й недѣли Великаго Поста: «четыредесятодневнымъ постомъ образомъ нѣкимъ и мы распинаемся, умерщвляеми отъ страстей, горести же чувство имамы, унывающе и ниспадающе»...

Тѣсная связь поста съ подвигомъ несенія креста и лежитъ въ основѣ установленія Церковію празднованія и поклоненія Кресту Христову въ срединѣ великаго поста. Въ первыя седмицы четыредесятницы Церковь возбуждаетъ чадъ своихъ къ подвигамъ поста и покаянія главнымъ образомъ чрезъ раскрытіе и восхваленіе высокаго достоинства подвига. Съ одушевленіемъ, подъ вліяніемъ этихъ внушеній Матери-Церкви, вѣрныя чада ея вступили на путь поста, борьбы съ своею плотію, несенія креста своего; но по немощи человѣческой многіе изъ нихъ уже утомились въ теченіе трехъ седмицъ, у иныхъ ослабѣла ревность, иные уже предаются унынію. И вотъ, во вниманіе къ этой немощи, для поддержанія и укрѣпленія въ подвигѣ однихъ и для утѣшенія другихъ, Церковь въ третье воскресенье поста прославляетъ честный и животворящій Крестъ Христовъ и предлагаетъ его для поклоненія и лобызанія вѣрующимъ.

Въ торжественныхъ пѣснопѣніяхъ, сопровождающихъ обрядъ поклоненія Кресту, Церковь воспроизводитъ въ сознаніи христіанъ картину крестныхъ страданій Христовыхъ. Вдохновеннымъ языкомъ пѣснописца она такъ воспѣваетъ отъ лица каждаго вѣрующаго: «днесь Владыка твари и Господь славы на крестѣ пригвождается и въ ребра прободается; желчи и отца вкушаетъ – Сладость церковная; вѣнцемъ отъ тернія облагается. – Покрываяй небо облаки, одеждою облачится поруганія; и заушается бренною рукою – рукою Созданый человѣка; по плещема біенъ бываетъ – Одѣваяй небо облаки, заплеванія и раны пріемлетъ, поношенія и заушенія; и вся терпитъ мене ради осужденнаго – Избавитель мой и Богъ, да спасетъ міръ отъ прелести, яко благоутробенъ». А вмѣстѣ съ этой картиной невольно проходитъ предъ умственными взорами вѣрныхъ и вся жизнь Его на землѣ, исполненная скорбей, озлобленій и гоненій, страданій отъ неблагодарныхъ людей, представляющая единый подвигъ самоотверженія, высочайшаго смиренія, словомъ – подвигъ креста.

Съ благоговѣніемъ взирая на Крестъ и на изображеннаго на немъ Великаго Крестоносца, не должны ли вѣрующіе естественно придти къ сравненію каждый своего креста съ Его крестомъ и спросить себя: возможно ли кому изъ людей понести таковой? Чья скорбь можетъ сравниться съ скорбію страждущаго за грѣшный міръ Господа?... Взирая на Крестъ Христовъ и слыша въ литургійномъ евангеліи заповѣдь Спасителя, приглашающую послѣдователей Его нести крестъ свой, не долженъ ли каждый побудить себя къ болѣе мужественному и безропотному несенію даннаго ему креста, т. е. всякихъ испытаній и страданій, а также и лишеній, соединенныхъ съ подвигомъ поста и проистекающихъ отсюда неудовольствій и скорбей? Если Богъ нашъ ради насъ пострадалъ и распятъ, то не должны ли мы всо сдѣлать, все перенести, чтобы быть достойными Его искупленія? «Онъ пострадалъ за насъ, оставивъ намъ примѣръ, дабы мы шли по слѣдамъ Его» (1 Петр. II, 21).

Итакъ, вѣрный послѣдователь Христовъ будетъ распинать себя, свою плоть, будетъ возносить на крестъ, т. е. отвергать, воздерживаться, не приводить въ исполненіе, гнать даже изъ мыслей – обуревающія его грѣховныя влеченія и страсти, плотскія и духовныя, каковы: невоздержаніе, пьянство, блудъ, прелюбодѣяніе, вражда, зависть, гнѣвъ, любостяжаніе, честолюбіе и многія др. Что болѣе всего привлекаетъ его къ себѣ, то прежде всего онъ и будетъ поборать. Не легкое это дѣло, сопряженное съ трудомъ и страданіями, – но онъ не станетъ унывать и падать духомъ, Если же ослабѣетъ въ несеніи своего креста, онъ обратится къ Кресту Христову, припадетъ къ нему, облобызаетъ язвы Распятаго, – вѣруя, что Самъ Онъ, искушенный во всѣхъ злостраданіяхъ, можетъ сострадать и послѣдователямъ Его нъ немощахъ ихъ (Евр. IV, 15). Въ Крестѣ Христовомъ онъ найдетъ освѣженіе ослабѣвшимъ силамъ своимъ, почерпнетъ мужество безропотно, терпѣливо и благодушно нести крестъ свой. Ибо по мѣрѣ умноженія въ немъ страданій въ послѣдованіи Христу, умножается Христомъ и утѣшеніе его (2 Кор. I, 5).

Не одни только страданія и скорби соединяются въ представленіи христіанина съ Крестомъ Христовымъ. Крестныя страданія Іисуса Христа были путемъ и къ славѣ Его, какъ Онъ Самъ говорилъ: «надлежало пострадать Христу и войти въ славу Свою» (Лк. XXIV, 26); или какъ говоритъ о Немъ апостолъ: Христосъ «смирилъ Себя, бывъ послушнымъ даже до смерти и смерти крестной. Посему и Богъ превознесъ Его и далъ Ему имя выше всякаго имени, дабы предъ именемъ Іисуса преклонилось всякое колѣно небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ, и всякій языкъ исповѣдалъ, что Господь Іисусъ Христосъ въ славу Бога Отца» (Филип. II, 8-11). И для вѣрующихъ дается надежда, что и ихъ скорбный путь ведетъ къ радости, что и они по мѣрѣ участія въ страданіяхъ Христовыхъ будутъ участвовать въ Его славѣ (1 Петр. IV, 13); если терпятъ со Христомъ, то будутъ и царствовать съ Нимъ (2 Тим. II, 12). И Церковь словами синаксаря увѣщеваетъ проходящихъ подвигъ святой чстыредесятницы: «яко бо Спасъ нашъ, возшедъ на крестъ, прославися безчестнымъ жительствомъ и огорченіемъ, сице подобаетъ и намъ дѣяти, да и спрославимся Ему, аще и нѣчто нѣкогда страждемъ печальное». Значеніе Креста Христова, какъ вдохновляющаго христіанъ къ мужественному и бодрому прохожденію поста и какъ источника духовной радости и утѣшенія для нихъ въ этомъ подвигѣ, тотъ же синаксарь разъясняетъ слѣдующимъ сравненіемъ. Подобно тому какъ путники, утомленные длиннымъ и знойнымъ путемъ, встрѣтивъ большое вѣтвистое дерево, отдыхаютъ подъ тѣныо его и затѣмъ съ свѣжими силами продолжаютъ свой путь, такъ и на «прискорбномъ» пути поста «насадися отъ святыхъ отецъ живоносный Крестъ, ослабу (т. е. отдыхъ) и прохлажденіе намъ подающій», дѣлая насъ мужественными, легкими и способными къ продолженію подвига поста.

Другая цѣль поста святой четыредесятницы состоитъ въ приготовленіи вѣрующихъ къ достойному срѣтенію седмицы страстей Христовыхъ и славнаго Его Воскресенія. И для этой цѣли Крестъ имѣетъ важное значеніе. Возношеніе Креста, по разуму св. Церкви, служитъ «предсрѣтеніемъ» всесвятыя страсти и воскресенія Господа. Она приглашаетъ вѣрныхъ (въ пѣснопѣніяхъ крестопоклонной недѣли) идти «съ любовію со Христомъ къ божественпой страсти, да сраспеншеся Ему, общницы Его воскресенію» будутъ. «Постъ преполовивше, дерзаимъ духомъ на грядущее юношески, благотекуще съ Богомъ, братіе, яко да и Пасху радостно узримъ, Христу воскресшу», воспѣваетъ Церковь (канонъ утрени понедѣльника 4-й седмицы, троп. 8-й пѣсни). Подавая силу къ дальнѣйшему подвигу поста, Крестъ является въ тоже время видимымъ знакомъ приближенія церковнаго времени страстей и Воскресенія Христова. Для нагляднаго поясненія этой мысли синаксарь пользуется такимъ сравненіемъ. Какъ при возвращеніи царя съ побѣды надъ врагами предходятъ этому побѣдныя знамена и знаки царскаго достоинства, затѣмъ приходить и самъ побѣдитель и съ радостію встрѣчаемъ бываетъ своими подданными, торжествующими его побѣду, – такъ и Господь нашъ Іисусъ Христосъ, въ знакъ побѣды надъ смертію и славнаго воскресенія Своего, предпосылаетъ скипетръ Свой и царское знаменіе – животворящій Крестъ, исполняющій вѣрующихъ радости и приготовляющій ихъ къ встрѣчѣ Самого Царя – Христа въ день славнаго Его Воскресенія.

Влаговременно, какъ мудрая и попечительная мать, предлагаетъ Церковь для поклоненія и прославленія вѣрующимъ Крестъ Христовъ – среди святой четыредесятницы, въ преполовеніе ея, въ недѣлю «средокрестную». Чтобы Крестъ былъ для постящихся именно тѣмъ, чѣмъ онъ долженъ быть по разуму Церкви, т. е. облегчать ихъ, помогать и быть споснѣшнпкомъ имъ въ добромъ, истинно-христіанскомъ прохожденіи подвига поста, для этого нужно со стороны самихъ подвижниковъ необходимое условіе – быть способными воспринять благодатную силу Креста Христова. Предшествующій недѣлѣ Крестопоклонной постъ и содѣйствуетъ пріобрѣтенію христіаниномъ этого условія. Кто лучше и яснѣе уразумѣетъ тайну Креста Христова, сильнѣе почувствуетъ силу любви къ людямъ Распятаго Господа, предавшаго Себя на крестный подвигъ ради нашего спасенія, какъ не тотъ, кто, по выраженію Церкви, «просвѣтленъ постомъ и молитвами, воздержаніемъ и благотвореніемъ»? Только на опытѣ извѣдавъ тяжесть борьбы съ искушеніями, страстями и похотями плоти, вступивъ на путь несенія креста своего, христіанинъ скорѣе можетъ приблизиться къ Кресту Христову, чтобы чрезъ сравненіе судить о его тяжести; только чрезъ свой крестъ онъ послѣдуетъ за Христомъ, въ Его Крестѣ найдетъ силы для того, чтобы возлюбить нелегкій путь покаяннаго подвига, а также – чтобы подкрѣпиться на продолженіе поста во вторую половину св. четыредесятницы,

Синаксарь объясняетъ установленіе празднованія Кресту «посредѣ» четыредесятницы указаніемъ на два ветхозавѣтные прообраза Креста Христова. Уподобля четыредесятницу горькому источнику Мерры, «сокрушенія ради и сущія вамъ отъ поста горести и печали», сииаксарь продолжаетъ: какъ нѣкогда древо, вложенное Моисеемъ въ средину того источника, усладило и сдѣлало годною для питья горькую воду его для страдавшихъ отъ жажды въ пустынѣ израильтянъ, такъ животворящее древо Креста Господня услаждаетъ горесть для находящихся въ подвигѣ поста четыредесятницы, какъ бы среди безводной пустыни. Прообразомъ Креста было и райское древо жизни, насажденное «посредѣ рая»; поэтому, говоритъ синаксарь, прилично божественные отцы насадили крестное древо посреди святой четыредесятницы, съ одной стороны указывая тѣмъ на погибельное невоздержаніе Адама, чрезъ вкушеніе отпавшаго отъ древа жизни о подпавшаго смерти, и съ другой – заповѣдуя христіанамъ спасительный подвигъ воздержанія, приводящій къ живоносному древу Креста, источающему всѣмъ безсмертіе и жизнь вѣчную. – «Древомъ умеръ я, и древо жизни обрѣлъ въ тебѣ, Христоносный Кресте мой»! – взываетъ пѣснописецъ (троп. 9-й песни канона недѣли Крестопоклонной).

 

А. Е.

«Архангельскія Епархіальныя Вѣдомости». 1901. № 4. Ч. Неофф. С. 104-112.

 

[1] Эта стихира (на стиховнѣ вечерни въ понедѣльникъ 1-й седмицы Великаго Поста) составляетъ буквальное извлеченіе изъ 2 бесѣды Василія Великаго о постѣ.

 

***

Поклоненіе Честнаго Креста на недѣлѣ 3-я Великаго поста.

Творимъ въ понедѣльникъ и среду на 1-мъ часѣ. Отверстымъ царскимъ вратомъ, исходитъ iерей изъ алтаря и бываетъ кажденіе Креста; вмѣсто же: «Стопы моя» поемъ: «Кресту Твоему» 3-жды и «Пріидите, вѣрніи» и прочая. Въ пятокъ же бываетъ сіе поклоненіе не на 1-мъ часѣ, но по отпустѣ часовъ (на изобразительныхъ послѣ молитвы «Всесвятая Троице» или послѣ отпуста изобразительныхъ, на выборъ настоятеля), послѣ чего Крестъ относится въ алтарь. Въ сіи три дня поклоненія Кресту: въ понедѣльникъ, въ среду и въ пятокъ на всѣхъ часахъ и на изобразительныхъ кондакъ Кресту: «Не ктому пламенное оружіе». Такъ же и на повечеріи (въ недѣлю на маломъ, а во вторникъ и въ четвертокъ на великомъ предъ «Господи силъ»).


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: